Мудрый Юрист

Руководящее начало как проблема процессуальной активности суда в доказывании при рассмотрении уголовного дела по первой инстанции

Васин В., доцент кафедры правоведения Северо-Восточного госуниверситета (г. Магадан), кандидат юридических наук.

Одним из аспектов участия суда в доказывании при рассмотрении уголовного дела является реализация им руководящего начала в ходе судебного разбирательства. Руководящее начало основано на том, что суд является единственным субъектом в процессе, отвечающим за приговор. Как хозяин процесса суд должен одновременно выполнить организационно-распорядительные полномочия: обеспечение порядка в зале судебного заседания, реализация всеми участниками процесса предусмотренных законом прав; а также, являясь активным субъектом доказывания, обязан обеспечить в полном объеме процесс получения знаний об обстоятельствах дела. При этом его активность должна проявляться и в воздействии на стороны в деле предоставления необходимых суду сведений.

Процессуальное положение суда при рассмотрении уголовного дела однозначно определено ч. 3 ст. 15 УПК РФ, в соответствии с которой суд не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При осуществлении своих прав стороны пользуются равными перед судом возможностями.

Анализ норм, регулирующих порядок судебного следствия, показывает, что, по замыслу законодателя, суд максимально лишен возможности активного поведения в ходе рассмотрения уголовного дела и может непосредственно (лично) исследовать доказательства только тогда, когда исчерпана активность сторон.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения обвинения, предъявленного подсудимому обвинителем, а на основании ч. 2 ст. 274 УПК РФ сторона обвинения первой представляет суду доказательства. Подсудимого, потерпевшего, свидетелей сначала допрашивают стороны, и только после этого вопросы может задавать суд (ст. ст. 275, 277, 278 УПК РФ).

Положение "хозяина" процесса и руководство судом ходом судебного следствия предусматривают обязанность суда обеспечить сторонам такие условия в судебном заседании, чтобы стороны могли в полном объеме реализовать свои процессуальные права по отстаиванию позиций всеми предусмотренными законом способами.

Такое обеспечение условий для сторон самому суду позволит выполнить главную "стратегическую" задачу - на основе всестороннего, полного и объективного исследования представленных сведений принять единственно правильное решение по делу.

Мы разделяем позиции авторов, которые рассматривают судебную активность при рассмотрении уголовного дела, по существу, с двух сторон: с одной стороны - направленную на формирование доказательств и с другой стороны - организацию процесса познания <1>.

<1> Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного типов уголовного процесса: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск: ТГУ, 2002. С. 54; Свиридов М.К. Установление истины и активность суда в состязательном уголовном процессе // Материалы научно-практической конференции / Под ред. док. юрид. наук, проф. М.К. Свиридова. Томск: Изд-во НТЛ, 2004. С. 184; Пиюк А.В. Роль суда в собирании доказательств по уголовному делу на стадии предварительного расследования и при рассмотрении дела в суде первой инстанции: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск: ТГУ, 2004.

Одно только дополнение в эту позицию мы полагаем возможным внести. Наши представления по данному вопросу основаны на том, что, как мы уже отмечали ранее, начинается судебное познание с исследования уже представленных в суд материалов уголовного дела, а не с формирования доказательств как таковых.

В то же время в процессе такого познания мы вполне признаем необходимость такой активности суда, при которой он мог бы в определенных случаях самостоятельно дополнять доказательственную базу.

Полномочия суда по действующему УПК РФ представляются нам дискреционными, в то время как по УУС 1864 г. и особенно по УПК РСФСР суд самостоятельно определял и направлял ход исследования обстоятельств дела. Правильно было замечено, что "до введения в действие УПК РФ у нас вообще не было уголовного суда в прямом понимании этого слова. Был не суд, а судебный следователь... Квалифицированному и добросовестному судье не нужны были по большому счету ни адвокат, ни прокурор" <2>.

<2> Якимович Ю.К. От обвинительного к инквизиционному досудебному уголовному процессу // Уголовная юстиция: состояние и пути развития. Тюменский госуниверситет. Институт государства и права: Изд-во "Экспресс", 2003. С. 11, 12.

Проект УПК РФ, принятый во втором чтении, предусматривал, что председательствующий руководит судебным заседанием, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования материалов дела (ст. 283 проекта УПК РФ).

Однако действующая редакция УПК РФ содержит указание только на то, что председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные Кодексом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

По существу, руководящее начало председательствующего, предусмотренное действующим законом, выражается в том, что суд может разрешить подсудимому и потерпевшему давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 3 ст. 274 и ч. 2 ст. 277 УПК РФ). Кроме того, он также может отклонить наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к делу, заданные подсудимому (ч. 1 ст. 275 УПК РФ).

Закон не предоставляет суду право вмешаться в допрос свидетеля, остановить его даже в том случае, если показания последнего не имеют никакого отношения к делу, однако в реальной жизни судьи фактически игнорируют это требование закона и очень часто отводят вопросы свидетелю, прерывают его показания и т.п.

Данное обстоятельство говорит не только о проявлении судьями некоего "инерционного" поведения, но и указывает на определенный недостаток уголовно-процессуального закона в части полномочий судьи в судебном заседании.

Признать удовлетворительным такое положение суда мы не можем и полагаем, что суд, во всяком случае в любой момент судебного следствия, должен иметь возможность непосредственно влиять на поведение сторон, связанное с представлением ими доказательств, в том числе и при допросе свидетеля.

Уместно будет обратить внимание на то, что в подавляющем большинстве уголовных дел показания свидетелей представляют значительный, если не основной, объем доказательств по делу.

Путем анализа этих показаний суд проверяет иные доказательства, формирует собственное убеждение по главному вопросу процесса.

Попытка законодателя активизировать поведение сторон путем лишения определенной самостоятельности суда в ходе судебного следствия не решает проблемы обеспечения подлинного режима состязательности, сущность которой состоит в обеспечении судом реальной возможности сторонам реализовать свое право на представление доказательств и участие в исследовании доказательств, представленных противной стороной.

В этой связи мы не можем согласиться с удовлетворительной оценкой, которая дается специалистами по вопросу участия суда в проверке и исследовании доказательств по делу только после того, как будет исчерпана активность сторон <3>.

<3> Пиюк А.В. Роль суда в собирании доказательств по уголовному делу на стадии предварительного расследования и при рассмотрении дела в суде первой инстанции: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2004. С. 176.

Руководящая роль суда в доказывании при рассмотрении уголовного дела по существу обвинения не может быть ограничена и поставлена в зависимость от желания стороны проявить или не проявить определенную активность при исследовании и представлении доказательств по делу.

Поскольку активность стороны всегда основана на ее процессуальных целях и связана с собственным интересом стороны, суд не может оставаться безучастным, когда сторона не проявляет активности только потому, что такая активность не будет отвечать процессуальным целям этой стороны.

Именно в такое опасное положение суд становится в соответствии с правилами о том, что только с согласия сторон в судебном следствии могут быть оглашены показания потерпевшего и свидетеля, данные на предварительном следствии, и исследованы иные доказательства, добытые при этом (ч. 1 ст. 281 УПК РФ).

Из данного положения закона следует, что, если показания свидетеля или потерпевшего, данные на предварительном следствии, не соответствуют показаниям, данным в судебном следствии, выяснить причины такого несоответствия или устранить это несоответствие суд может только тогда, когда стороны не возражают против этого. При этом возражений не должно поступить от всех участников процесса, которых закон относит к сторонам, в том числе и подсудимого.

Таким образом, если свидетель или потерпевший не явился в судебное заседание, то огласить его показания, данные на предварительном следствии, суд не может без соответствующего согласия сторон. Полагаем, что в данном случае суд поставлен в прямую зависимость от поведения сторон и уже не может быть процессуальным руководителем, поскольку решение не может принять самостоятельно. Это уже не руководство при исследовании доказательств по делу, а подчиненное и зависимое положение.

Кроме того, зависимость процессуального поведения суда, в данном случае от согласия сторон, приводит к ничтожности правила об уголовной ответственности как свидетеля, так и потерпевшего за дачу заведомо ложных показаний, поскольку эту заведомость можно установить только путем выяснения причины противоречий в показаниях, данных на предварительном и в судебном следствии.

Представляется, что вполне обоснованным будет предложение об изменении правила, установленного ч. 1 ст. 281 УПК РФ, и изложение его в следующей редакции: "Оглашение судом показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства... допускается вне зависимости от мнения сторон в любой момент судебного следствия в случаях..." и далее по тексту.

С другой стороны, руководящее процессуальное положение суда в полной мере будет отвечать целям и задачам судебного познания по делу, если суд не сможет оставить без внимания активности стороны, выраженной заявленным ходатайством об исследовании или предоставлении какого-либо доказательства.

Конечно, вариант, когда стороны в полном объеме и качественно выполнили свои процессуальные функции, активно участвовали в исследовании представленных доказательств и у суда не возникло потребности самостоятельно выяснять какие-либо обстоятельства по делу, можно представить как идеальный. В практической жизни такой вариант встречается крайне редко. Зачастую у суда остаются сомнения, в то время как стороны могут полагать, что доказательства исследованы достаточно полно и обстоятельства дела установлены правильно.

Можно ли в таком случае суду как руководителю процесса ограничиться деятельностью сторон и может ли он принять решение только на основе этой деятельности?

Некоторые авторы полагают, что действия суда, направленные на проверку представленных ему доказательств, являются собиранием доказательств самим судом <4>, при этом высказаны мнения, что "активность суда и активность сторон при исследовании доказательств - это взаимно исключающие друг друга правовые явления" <5>.

<4> Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М., 2000. С. 78.
<5> Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства // Государство и право. 1998. N 3. С. 60.

Мы полагаем, что инициативные действия суда, направленные на проверку уже представленных в суд доказательств, не тождественны в полном смысле получению новых, не представленных в суд доказательств.

Отсутствие в законе указания на обязанность суда истребовать по своей инициативе доказательства, выполнять активные действия по выявлению и устранению противоречий по делу не означает, что суд может оставаться пассивным наблюдателем в процессе судебного следствия.

В соответствии с ч. 1 ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. При этом обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

В соответствии с требованиями закона (п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 305, п. 2 ст. 307 УПК РФ) приговоры должны содержать доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности или невиновности, а также мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Принимая во внимание, что суд является единственным субъектом процесса, отвечающим за приговор, следует отметить, что действия суда, направленные на проверку представленных доказательств, не только являются вполне обоснованными, но и обеспечивают суду саму возможность принятия решения по делу.

В этой связи мы вполне разделяем мнение о том, что суд должен влиять на формирование необходимой для вынесения приговора доказательственной базы, а не быть почти полностью зависим в этом важном деле от сторон <6>.

<6> Свиридов М.К. Установление истины и активность суда в состязательном уголовном процессе. С. 186.

Неприятие руководящего процессуального поведения суда при исследовании представленных сторонами доказательств основано на опасности утраты судом беспристрастности и объективности, но, как справедливо было отмечено, в этом случае должно ставить вопрос об ограничении активности суда, когда суд начинает работать за одну из сторон <7>.

<7> Пиюк А.В. Указ. соч. С. 180.

Представляется, что примером решения этой проблемы могут стать Федеральные правила представления доказательств в США, ст. 614 которых устанавливает, что суд по своей инициативе может вызвать и допросить дополнительных свидетелей, назначить экспертизу, допросить эксперта. При этом суд обязан делать это взвешенно и обоснованно, а вызывать свидетеля только для "уточнения или разъяснения доказательств, представленных сторонами" <8>.

<8> Federal Criminal Code and Rules. Federal Rules of Criminal Procedure. West Group. St. Paul, Minn. 1997. P. 257, 342, 379.

Такие полномочия и руководящие начала в процессуальном поведении суда не могут привести к утрате незаинтересованности и беспристрастности суда, а также к выводу о том, что суд, таким образом, по своей инициативе собирает доказательства по делу.

Таким образом, мы полагаем, что руководящее начало суда в ходе судебного следствия должно в первую очередь обеспечить возможность сторонам использовать все предоставленные законом средства для выполнения своих задач.

С другой стороны - обеспечить возможность для самого суда не оставаться безучастным наблюдателем, если стороны активности для проверки представленных в суд доказательств не проявляют. Суд должен располагать возможностью в любой момент судебного следствия выполнить любое следственное действие, направленное на проверку представленных ему доказательств. Выполняя такие действия, суд сможет составить свое убеждение по делу на основе всестороннего и объективного исследования доказательств, т.е. установить объективную истину по делу и принять единственно правильное решение.