Мудрый Юрист

Кража или мелкое хищение? (некоторые проблемы обратной силы уголовного закона)

Непринцев А., мировой судья судебного участка N 2 Поворинского района Воронежской области.

Органами уголовного преследования гражданин Т. обвинялся по ч. 1 ст. 158 УК РФ в совершении в мае 2007 г. кражи чужого имущества стоимостью 1143 руб.

Дело поступило мировому судье в октябре 2007 г. с заявлением потерпевшего П. о прекращении дела на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон. Защитник ходатайствовал о прекращении уголовного дела за отсутствием в действиях Т. состава преступления в связи с необходимостью применения положений об обратной силе уголовного закона. Какое решение должен принять мировой судья?

Судьи судов разных уровней, у которых автор настоящей статьи выяснял мнение по данному вопросу, высказали противоположные точки зрения. При этом коллеги, считавшие, что дело должно быть прекращено по нереабилитирующему основанию (ст. 25 УПК РФ), мотивировали свою позицию тем, что хищение имущества стоимостью 1143 руб., согласно примечанию к ст. 7.27 КоАП РФ, являлось преступным и уголовно наказуемым как в момент совершения Т. общественно опасных действий, так и при рассмотрении дела в суде.

Представляется, однако, что уголовное дело подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в действиях Т. состава преступления в связи со следующими обстоятельствами.

Статьей 9 УК РФ установлено, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 N 4-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других, суд обязан на любой стадии уголовного судопроизводства применить новый закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность за деяние, совершенное до принятия этого закона.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 10.07.2003 N 270-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Курганского городского суда Курганской области о проверке конституционности части первой статьи 3, статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" установлено, что декриминализация тех или иных деяний может осуществляться не только путем внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство, но и путем отмены нормативных предписаний иной отраслевой принадлежности, к которым отсылают бланкетные нормы уголовного закона, либо ограничения объема уголовно-правового регулирования в результате законодательного признания какого-либо деяния не представляющим общественной опасности, свойственной именно преступлениям, и влекущим на данном основании административную или иную более мягкую ответственность.

Приведенные Постановление и Определение Конституционного Суда Российской Федерации фактически дезавуировали применяемые на практике положения п. 4 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.01.2001 N 1-О по делу о проверке конституционности примечания 2 к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Скородумова Дмитрия Анатольевича, согласно которому Закон о минимальном размере оплаты труда не рассматривался в качестве составляющей части уголовного закона.

Надзорным Определением Верховного Суда Российской Федерации от 14.03.2007 по уголовному делу N 36-Д06-35 в отношении Ш. также подчеркивается, что юридическим основанием уголовной ответственности за кражу является неразрывная совокупность норм бланкетной ч. 1 ст. 158 УК РФ и раскрывающих ее содержание примечания к ст. 7.27 КоАП РФ и Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда".

В силу ст. 9 УК РФ совокупность тех же, а не других, правовых норм должна применяться как в досудебном производстве, так и при рассмотрении уголовных дел в суде.

Согласно ч. 1 ст. 158 УК РФ, уголовной ответственности подлежат лица, совершившие кражу, не являющуюся мелким хищением чужого имущества.

В соответствии с примечанием к ст. 7.27 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 31.10.2002 N 133-ФЗ), действовавшим в момент совершения Т. общественно опасного деяния, хищение чужого имущества признавалось мелким, если стоимость похищенного имущества не превышала одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации.

Федеральным законом "О минимальном размере оплаты труда" от 19.06.2000 (в редакции от 29.12.2004 N 198-ФЗ) минимальный размер оплаты труда в России был установлен с 1 мая 2006 г. в сумме 1100 рублей. В этой связи в действиях Т., похитившего имущество стоимостью 1143 руб., в момент совершения общественно опасного деяния содержался состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Однако в момент рассмотрения дела в суде, когда вступившим в законную силу с 1 сентября 2007 г. Федеральным законом от 20.04.2007 N 54-ФЗ минимальный размер оплаты труда был установлен в размере 2300 руб., действия Т. фактически были декриминализированы.

В связи с приведенными обстоятельствами по делу Т. подлежат применению положения ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона.

Действующий на момент рассмотрения дела Т. Федеральный закон от 22.06.2007 N 116-ФЗ, которым были внесены изменения в примечание к ст. 7.27 КоАП РФ и уголовная ответственность по ч. 1 ст. 158 УК РФ установлена за кражу имущества стоимостью от 100 руб., не может, по нашему мнению, являться препятствием для исполнения требований ст. 10 УК РФ.

Во-первых, данный Закон вступил в законную силу с 06.07.2007, распространил свое действие на преступления, совершенные после этой даты, увеличил объем уголовно-правового регулирования и не может иметь обратной силы, поскольку ухудшил положение Т.

Во-вторых, до 06.07.2007 уголовная ответственность за кражу ставилась в зависимость от достаточно высокого и регулярно увеличивающегося минимального размера оплаты труда, создававшего предпосылки для периодической декриминализации преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Закон N 116-ФЗ установил новый критерий уголовной ответственности за кражу - стоимость имущества в твердой, крайне низкой денежной сумме, никак не зависящей от изменения минимального размера оплаты труда.

Этот Закон хотя и сохранил после 06.07.2007 уголовную ответственность за кражу имущества стоимостью 1143 руб., однако существенно ухудшил положение Т., поскольку фактически отменил действие как примечания к ст. 7.27 КоАП РФ в редакции от 31.10.2002 N 133-ФЗ, так и Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда", определявших преступность и наказуемость деяния Т. на момент возбуждения уголовного дела. Если бы Закон N 116-ФЗ не был принят, обязательность придания обратной силы уголовному закону в деле Т. являлась бы абсолютно очевидной.

Представляется, что 1143 руб. до 06.07.2007 и после этой даты, применительно к ч. 1 ст. 158 УК РФ, - абсолютно разные единицы измерения, производные от различных величин (соответственно от 1 МРОТ и от 100 руб.), находящиеся в разных "системах координат" и являющиеся самостоятельными основаниями уголовной ответственности до вступления в силу Закона N 116-ФЗ и после этого.

Неприменение в деле Т. положений об обратной силе уголовного закона означает, что уголовное дело было возбуждено с учетом совокупности ч. 1 ст. 158 УК РФ, примечания к ст. 7.27 КоАП РФ и Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда", а разрешено в суде на основании только одной правовой нормы - примечания к ст. 7.27 КоАП РФ в редакции более строгого Закона N 116-ФЗ, что противоречит не только требованиям ст. 9 и ст. 10 УК РФ, но и самому элементарному здравому смыслу.

В соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 этой статьи, в случае когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым уголовным законом.

Крайне важно, чтобы Верховный Суд Российской Федерации выразил свою официальную позицию по рассмотренному вопросу, поскольку в органах следствия и дознания имеется множество приостановленных уголовных дел о нераскрытых кражах имущества стоимостью от 1100 до 2300 руб., совершенных в период с 01.05.2006 до 06.07.2007.

В этой связи перед судьями в любой момент может возникнуть вопрос не о том, по какому основанию прекратить уголовное дело, а о сроке реального лишения свободы, который необходимо назначить подсудимым. Согласитесь, очень серьезная дилемма.

Литература

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. Отдельное издание. М., 2008.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Отдельное издание. М., 2008.
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Отдельное издание. М., 2008.
  4. Федеральный закон "О минимальном размере оплаты труда" от 19.06.2000 (в редакции от 20.04.2007) // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Федеральный закон от 22.06.2007 N 116-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части изменения способа выражения денежного взыскания, налагаемого за административное правонарушение" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 26. Ст. 3089.
  6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 N 4-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. N 3.
  7. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.01.2001 N 1-О по делу о проверке конституционности примечания 2 к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Скородумова Дмитрия Анатольевича // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. N 3.
  8. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 10.07.2003 N 270-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Курганского городского суда Курганской области о проверке конституционности части первой статьи 3, статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 5.
  9. Надзорное Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.03.2007 по уголовному делу N 36-Д06-35 // СПС "КонсультантПлюс".