Мудрый Юрист

Нравственно-психологические проблемы осуществления правосудия

Бражникова А., доцент кафедры психологии Брянского государственного университета, кандидат психологических наук.

Бражников С., аспирант юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета.

Проблема нравственности остается одной из самых сложных в современной науке и практике. Несмотря на всеобщий характер моральных требований и наличие единых, выработанных обществом нравственных представлений и этических норм поведения, существуют и специальные нормы поведения для некоторых видов профессий: врачей, психологов, педагогов, юристов и т.д. Особого внимания к нравственной стороне выполняемых функций и личности профессионала требуют юридические профессии, поскольку от нравственного уровня представителей данной профессии зависит не только психическое и физическое здоровье личности, жизнь и судьба человека, но и психологическая безопасность, социально-экономическое и политическое благополучие общества.

Нравственно-психологическим проблемам юридической деятельности уделялось внимание в работах П.А. Александрова, Д.П. Батмана, В.Л. Васильева, А.Ф. Кони, А.С. Кобликова, Л.Д. Кокорева, Е.А. Лукашевой, С.Г. Любичева, В.Д. Спасовича, М.С. Строговича и др., которые в своих исследованиях указывают на "неразрывное единство законности и нравственности в правосудии" <1>.

<1> См.: Кобликов А.С. Юридическая этика. М., 2003. С. 32.

Правосудие как вид государственной деятельности, призванной обеспечивать справедливость в отношении тех, чьи права и интересы оно затрагивает, базируется на правовых и нравственных началах. Правосудие - суд по праву, справедливости, а все законодательство о суде и судопроизводстве наполнено нравственным содержанием, служит защите нравственных ценностей.

Процессуальное законодательство признано также создавать такой порядок судопроизводства, который обеспечивал бы защиту человека как от правонарушений, в том числе от преступлений, так и восстановление нарушенных прав, охрану чести, репутации честных людей. Но как бы хороши ни были правила осуществления правосудия, они могут потерять свою силу и значение в грубых, недобропорядочных, безнравственных руках, и самый обдуманный и справедливый закон обращается в ничто при неправильном и несправедливом отправлении правосудия. Поэтому нравственные требования к поведению, деятельности и личности "служителей Фемиды" имеют особую значимость.

Основатель судебной этики А.Ф. Кони центральное место отводил личности судьи, указывая на то, что он не должен быть в плену "мимолетного мнения, внушенного порывом чувства или предвзятым взглядом" <2>. Современные авторы В.Л. Васильев, А.С. Кобликов, Е.А. Лукашева, Б.З. Зельдович и др. акцентируют внимание на том, что те, кто вершит правосудие или содействует суду в силу профессионального долга, должны обладать высокими нравственными качествами.

<2> См.: Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собр. соч.: В 8 т. М., 1966.

В юридической литературе представлено значительное количество исследований нравственных качеств судьи, следователя, прокурора, адвоката и нравственных начал осуществления правосудия в уголовном процессе <3>, однако исследованию нравственно-психологических проблем осуществления правосудия гражданского судопроизводства уделяется незначительное внимание.

<3> Среди многих источников по этому вопросу см., в частности: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975; Бойко А.Д. Уголовное судопроизводство и судебная этика // Курс советского уголовного процесса: Общая часть. М., 1989; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса: Учебное пособие. Воронеж, 1993; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985; Проблемы судебной этики / Под ред. М.С. Строговича. М., 1974.

В суд мы обращаемся за правовой помощью, за защитой нарушенных прав, и недостойное или недобросовестное поведение судьи, прокурора, адвоката становится предметом обсуждения между друзьями, родственниками, сослуживцами. Подрывается престиж профессии и уважение к закону вообще. Человек перестает уважать и почитать право, так как он не видит в нем надлежащего гаранта и опоры. Следовательно, нравственно-психологические качества представителей закона при осуществлении гражданского судопроизводства должны также занять достойное место в исследованиях условий и обстановки судебного процесса.

Целью статьи является исследование нравственно-психологических аспектов осуществления правосудия на примере конкретного судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве.

Рабочей гипотезой выступает предположение о том, что нравственный характер осуществления правосудия, а также законность и справедливость судебного постановления зависят, прежде всего, от нравственно-психологических характеристик лиц, осуществляющих правосудие.

Ситуация довольно распространенная: умирает собственник и оставляет наследство детям. Один из них живет далеко от места нахождения собственности, второй страдает алкоголизмом. Находятся недобропорядочные люди, которые, воспользовавшись случаем, продают собственный дом и, договорившись за символическую цену со страдающим алкоголизмом вторым наследником, поспешно вселяются в домовладение умершей, не имея на это законного права. Дело рассматривалось в одном из районных судов Ставропольского края и находилось в производстве более четырех месяцев.

Как по содержанию, так и по форме действия осуществление правосудия должно соответствовать процессуальным и нравственным нормам. Разбирательство дела по иску Р.Р. о выселении С. из жилого помещения началось в порядке, предусмотренном ГПК РФ. Совершив процессуальные действия, предусмотренные законом в подготовительной части судебного разбирательства, судья X перешел к рассмотрению дела по существу.

Согласно ст. 174 ГПК РФ представитель истца пояснил суду основания и мотивы исковых требований к ответчикам и тут же был подвергнут перекрестному допросу. Вопросы ставились более чем некорректно, ответы до конца не выслушивались и сопровождались словами прокурора Y "нам некогда, мы торопимся". Допрос представителя истца некоторым образом соответствовал тактике и этике судебного допроса, описанного в книге Л.Е. Ароцкера <4>. Здесь и всем известные приемы хитростей, "ловушек", и парализация мыслительных процессов, и доведение до состояния рассеянности, ошеломление допрашиваемого неожиданными вопросами и выводами.

<4> См.: Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. М., 1969. С. 42 - 44.

Например, получив ответ на вопрос о том, что представитель истца после очередного выдворения ответчиками из спорного домовладения не был в доме свой бабушки, судья X и прокурор Y не могли скрыть улыбки и стали убеждать его, будто бы семья из семи человек занимает лишь одну комнату в спорном домовладении. Истец свободно может проживать в другой комнате, и они уверены, что ответчики не будут ему в этом препятствовать.

Нравственная обязанность судьи состоит в отсутствии как приверженности к какой-либо из сторон, так и навязывания своего мнения участникам процесса. Вся ответственность за непредвзятое ведение судебного разбирательства лежит на судье. Именно судья обязан обеспечивать как строгое соблюдение закона, так и высоконравственный ход и результат разбирательства. Приступив к заслушиванию объяснений третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, участвующего в процессе на стороне ответчика, суд уже никуда не спешил. Судья X с интересом выслушал рассказы третьей стороны и о бутылке самогона, и о шманделке сала, и о других вещах, не имеющих никакого отношения к делу.

Судья должен также принимать меры к тому, чтобы в судебном процессе соблюдались этические нормы поведения, а грубость, нетактичность, попытки унизить чье-либо достоинство должны немедленно пресекаться. Ложь, оскорбления, клевета, унижающие честь и достоинство истца и его представителя, третьей стороной не только не пресекались судьей X, но на просьбу представителя истца занести в протокол судебного заседания оскорбления в суде он никак не отреагировал. Прокурор Y лишь с улыбкой повторял: "Мы должны вас оштрафовать", что еще больше подзадоривало неадекватного человека, поведение которого можно объяснить длительным злоупотреблением спиртных напитков.

Судья обязан создавать атмосферу процессуального равенства сторон, очевидную для всех присутствующих. От него ждут всестороннего и добросовестного исследования дела и его справедливого разрешения. Объяснения ответчика в исследуемом судебном заседании суду почему-то не понадобились, вопросы представителя истца, которые были направлены на уяснение существенных обстоятельств дела, грубо снимались судьей X, а попытки высказать свое мнение прерывались предупреждением.

В исследуемом судебном заседании, как было сказано выше, участвовал прокурор. Поведение прокурора, его позиция в целом должны соответствовать как правовым, так и нравственным нормам. Позиция прокурора Y ярко выразилась в судебных прениях. Давая заключение по делу, он представлял ответчиков, которые проживали в чужом домовладении без правоустанавливающих документов, как добропорядочных и законопослушных граждан. Ответственность за их пользование и распоряжение чужой собственностью, по мнению прокурора Y, должна нести третья сторона.

Судебное заседание завершается вынесением судом решения. Судебное решение - акт правосудия, что качественно выделяет его среди других процессуальных актов. Он должен отвечать высоким правовым и нравственным требованиям. Способность исследовать обстоятельства дела и принять справедливое решение, равно относясь к сторонам, не привнося каких-либо личных мотивов, - не только предписание закона, но и личное нравственное качество судьи как человека. В вынесении решения должны аккумулироваться его лучшие нравственно-психологические качества: повышенное чувство долга, объективность, беспристрастность, справедливость, честность, гуманность, человечность и т.д. Решение должно основываться лишь на тех доказательствах, которые рассмотрены в судебном заседании (ст. 195 ГПК РФ). Судебное решение, вынесенное судьей X, на 0% не соответствует реальным фактам, рассмотренным в судебном заседании. Выводы суда построены на лжи и противоречиях.

Например, по непонятным и неизвестно где установленным фактам суд пришел к выводу, что между собственниками достигнуто соглашение на вселение в дом ответчиков. И якобы между собственниками было достигнуто согласие о порядке пользования, владения домом, что с "ведома и согласия истца" между ответчиками и собственниками заключен договор найма жилого помещения.

Однако договор найма в деле отсутствовал. И если согласиться с выводами суда, то почему же тогда истец обратился в суд за защитой нарушенных прав собственника?

Безусловно, в большинстве случаев осуществление правосудия соответствует нравственно-правовым нормам, а представители закона обладают развитыми нравственно-психологическими качествами. Однако в исследуемом судебном заседании у представителей правосудия наблюдалось совершенно противоположное. Трудно говорить о нравственности судьи X и прокурора Y, если они творят несправедливость и направляют свой профессионализм на то, чтобы узаконить беззаконные действия недобропорядочных граждан. Поэтому в юридической науке и практике особое внимание должно уделяться нравственному уровню представителей правосудия.

Нравственное развитие личности представляет собой сложный динамический процесс, воздействующий на все виды отражения нравственных явлений в психике человека, и преодоление недостатков в нравственной сфере представителей закона будет более эффективным при взаимодействии с психологической наукой и практикой. И прокурор, и адвокат, и судья должны быть справедливы, гуманны, честны, обладать развитым чувством долга, добросовестно исполнять свои обязанности. Это крайне необходимое условие и предпосылки доверия общества к судебной власти, веры в ее справедливость.