Мудрый Юрист

Механизм разрешения споров в рамках всемирной организации интеллектуальной собственности

Талимончик В.П., кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Санкт-Петербургского государственного университета.

С 90-х гг. XX в. в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) стал создаваться уникальный механизм разрешения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности. На то обстоятельство, что формируется именно определенный механизм, взаимосвязанная система, указывает ряд признаков. Во-первых, система разрешения споров с рамках ВОИС организационно и функционально обособлена от иных направлений деятельности ВОИС. В 1994 г. ВОИС создала Центр по арбитражу и посредничеству, который, в свою очередь, принял ряд процессуальных Правил:

Правила посредничества <1>;

<1> Тексты Правил посредничества и Правил ускоренного арбитража размещены на сайте: <www.wipo.org>.

Арбитражные правила <1>;

<1> Арбитражные правила ВОИС // Журнал международного частного права. 2004. N 2(44). С. 32 - 56.

Правила ускоренного арбитража.

Во-вторых, предлагается разнообразие способов мирного разрешения споров: арбитраж, ускоренный арбитраж, посредничество. При этом все способы разрешения споров объединяет сходное основание их применения: в основе применения всех способов лежит соглашение сторон.

В-третьих, существуют определенные взаимосвязи между применением способов разрешения споров в рамках ВОИС. В частности, стороны могут применять такую процедуру, как "посредничество - арбитраж".

В чем состоит уникальность механизма разрешения споров, созданного в рамках ВОИС? При ответе на этот вопрос следует учесть, что разрешение споров в рамках международных организаций известно международному праву достаточно давно. Действие принципа мирного разрешения споров как в сфере международного публичного, так и в сфере международного частного права обеспечивается широким выбором средств, используемых как для урегулирования, так и для разрешения споров. Часть этих средств формируется в рамках международных организаций: межгосударственных и неправительственных.

Межгосударственные организации всегда предлагали средства мирного разрешения споров для государств. В рамках ООН мирное разрешение споров между государствами достигалось как в деятельности Международного суда ООН, так и посредством применения ООН иных средств мирного разрешения споров, включая посредничество, установление фактов <1>.

<1> Декларация об установлении фактов Организацией Объединенных Наций в области поддержания международного мира и безопасности. Принята 9 декабря 1991 г. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 46/59 // Сборник важнейших документов по международному праву. Ч. 1. М., 1996. С. 25 - 30.

Постепенно межгосударственные организации стали применять процедуры разрешения споров между государствами и невластными субъектами <1>.

<1> Такая процедура применяется в деятельности Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, созданного в соответствии с Вашингтонской конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств от 18 марта 1965 г. // Международное публичное право: Сб. документов. Т. 1. М., 1996. С. 431 - 445.

В настоящее время в рамках межгосударственных организаций начинают развиваться процедуры для разрешения споров между невластными субъектами. В развитии таких процедур особая роль принадлежит ВОИС. Всемирная организация интеллектуальной собственности стала первой международной организацией системы ООН, которая предложила систему взаимосвязанных процедур для разрешения споров между невластными субъектами.

Формирование процедуры разрешения споров в рамках ВОИС было обусловлено объективными сложностями урегулирования споров в области интеллектуальной собственности. Развитие научно-технического прогресса обусловило новые проблемы правоприменения. С появлением новых объектов интеллектуальной собственности - компьютерных программ и баз данных - их регулирование стало осуществляться традиционными правовыми средствами, а именно авторским правом <1>. Однако применение традиционных категорий авторского права к новым объектам вызывало значительные затруднения <2>. Совершенно очевидно, например, что публикация и копирование компьютерной программы существенным образом отличается от публикации и копирования книг, и категория оригинальности должна применяться к компьютерным программам по-иному. Учитывая содержание Договора ВОИС об авторском праве 1996 г. и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам <3>, основанных на применении традиционных категорий охраны к новым объектам, толкование норм законодательства об интеллектуальной собственности требует высокой квалификации арбитров.

<1> Договор ВОИС об авторском праве от 20 декабря 1996 г. // Журнал международного частного права. 1998. N 4(22). С. 55 - 62.
<2> О сложностях, возникающих в практике отдельных государств при применении авторского права к компьютерным программам, см., напр.: Lee Oler H.L. Statutory copyright protection for electronic digital computer programs: administrative considerations // Law and computer technology. 1974. V. 7. N 4. P. 96 - 116, N 5. P. 118 - 121; Bierce W. New strategies for legal protection of computer software // Law technology. 1993. V. 26. N 1. P. 1 - 27.
<3> Договор от 20 декабря 1996 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, уникальность механизма разрешения споров в рамках ВОИС определяется двумя чертами:

впервые в рамках межгосударственной организации рассматриваются споры невластных субъектов между собой;

впервые в рамках межгосударственной организации создан специализированный механизм разрешения споров именно в сфере интеллектуальной собственности.

Организационной составляющей механизма разрешения споров в рамках ВОИС является Центр по арбитражу и посредничеству, созданный как структурное подразделение Международного бюро ВОИС. Однако процедуры, в соответствии с которыми Центр осуществляет свою деятельность, указывают на отсутствие прямого административного подчинения Центра Международному бюро ВОИС. Все процессуальные вопросы Центр решает независимо и самостоятельно. Процессуальные Правила, регламентирующие деятельность Центра, не предусматривают необходимости учета мнения Международного бюро ВОИС при принятии решений Центром. Таким образом, Центр обладает особым правовым положением в рамках структуры ВОИС.

Процессуальной составляющей механизма разрешения споров в рамках ВОИС является ряд процессуальных правил:

Правила посредничества;

Арбитражные правила;

Правила ускоренного арбитража.

Процедуры, применяемые в рамках ВОИС, отличаются своеобразием, что может быть установлено путем сопоставления соответствующих процедур с процедурами, принятыми в правовой системе Российской Федерации. При этом они имеют ряд общих черт, характерных для международного коммерческого арбитража.

Для сравнения можно взять Арбитражные правила ВОИС и Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС), вступивший в силу с 1 марта 2006 г.

Арбитражные правила ВОИС применяются, если стороны заключат письменное соглашение о применении таких правил. Рекомендуемые тексты соглашений даны на сайте ВОИС. Для обращения во МКАС также необходимо соглашение сторон (§ 2 Регламента МКАС).

Согласно ст. 2 Арбитражных правил ВОИС подлежит применению редакция Правил, действующая на дату начала арбитражного производства, если стороны не придут к иному соглашению. Такое же правило установлено в отношении Регламента МКАС в § 48 указанного Регламента.

Действие Арбитражных правил ВОИС ограничено применением императивных норм права, применяемого к арбитражу. В соответствии со ст. 59 (б) Правил правом, применяемым к арбитражу, должно быть третейское право места проведения арбитража, если стороны прямо не договорились о применении иного третейского права и такое соглашение допускается местом проведения арбитража. Под третейским правом места проведения арбитража следует понимать право государства места проведения арбитража, регулирующее деятельность международного коммерческого арбитража, в том числе международные договоры по вопросам арбитражного разбирательства, в которых соответствующее государство участвует. Стороны могут согласовать в контракте применение третейского права государства иного, чем государство, в котором имеет место арбитражное разбирательство. Подобное правило характерно для арбитража в рамках международной организации. В отношении МКАС процессуальные основы его деятельности установлены законодательством РФ о третейских судах и международном коммерческом арбитраже. Таким образом, вопрос о выборе применимого процессуального права во МКАС не возникает.

Арбитражное производство по Арбитражным правилам ВОИС начинается с получения Центром ВОИС по арбитражу и посредничеству просьбы истца об арбитражном производстве, которая может сопровождаться исковым заявлением. В течение 30 дней с даты получения ответчиком просьбы об арбитражном производстве ответчик направляет свой ответ в Центр. Для МКАС характерна подача искового заявления в соответствии с установленными требованиями.

По Арбитражным правилам ВОИС арбитр должен быть один, но стороны могут согласовать любое количество арбитров, а Центр при отсутствии соглашения сторон о количестве арбитров может с учетом обстоятельств дела решить, что состав в количестве трех арбитров является более предпочтительным. Для Регламента МКАС характерно общее правило о назначении трех арбитров, если с учетом сложности дела, цены иска и других обстоятельств Президиум МКАС не решит по своему усмотрению, что дело подлежит рассмотрению единоличным арбитром.

Арбитражные правила ВОИС предусматривают, что стороны могут сами определить процедуру назначения арбитров, иную, чем предусмотрена Правилами. Но если эта процедура не будет применена в течение согласованного сторонами срока, а при отсутствии такого срока - в течение 45 дней, арбитры назначаются в соответствии с Арбитражными правилами.

Сама процедура арбитражного производства, предусмотренная Арбитражными правилами ВОИС, не обладает существенными отличиями от процедур, применяемых МКАС.

Вместе с тем отдельные положения связаны со спецификой рассмотрения споров в сфере интеллектуальной собственности. Так, например, имеются определенные особенности доказывания. В качестве доказательств сторонами могут быть представлены результаты экспериментов, проведенных сторонами (ст. 49 Арбитражных правил ВОИС). При этом сторона, которая проводила эксперименты, должна направить письменное уведомление другой стороне, включающее цель эксперимента, применяемые методы, результаты и экспертное заключение. Другая сторона вправе направить арбитражу просьбу о проведении повторного эксперимента. Повторный эксперимент назначается арбитражем и проводится с участием другой стороны.

Статья 51 Правил предусматривает совместное представление сторонами технического базового руководства, содержащего основы научной, технической и иной специализированной информации, необходимой для полного понимания существа дела, а также образцов, рисунков и иных материалов, необходимых арбитражу или сторонам, чтобы сослаться на них при рассмотрении дела.

Особенностью Арбитражных правил ВОИС является также то, что они содержат подробные положения о конфиденциальности.

Центр сохраняет конфиденциальность в соответствии с Правилами и может включать информацию, касающуюся арбитража, только в статистические данные о своей деятельности.

В феврале 2008 г. на сайте ВОИС <1> было указано, что в Центр поступило 99 просьб об арбитраже, а также характер дел: лицензии на передачу патентов, уступка программного обеспечения, дистрибьюторский контракт на фармацевтическую продукцию, научно-исследовательские соглашения, соглашения о товарных знаках. При этом в наиболее общем виде указано, из каких государств происходят стороны, а также языки арбитражного производства.

<1> <http://www.wipo.int/amc/en/center/caseload.html> (2008 г. 5 февр.).

Таким образом, при сравнении Регламента МКАС и Арбитражных правил ВОИС можно выявить целый ряд сходных черт, наличие которых определяется самой природой арбитражной процедуры: необходимость арбитражного соглашения, участие сторон в назначении арбитров и т.п. Вместе с тем в Арбитражных правилах ВОИС учтена существенная специфика споров, связанных с защитой интеллектуальной собственности. Особенности процедуры ВОИС, приспособленной именно для данной категории споров, делают предпочтительным обращение в арбитраж специальной компетенции в сравнении с обращением в арбитраж общей компетенции.

Следует отметить, что стороны не всегда заинтересованы в применении Арбитражных правил ВОИС, поскольку применение данных Правил может привести к длительным арбитражным разбирательствам.

Для того чтобы стороны могли урегулировать спор более быстро, приняты Правила ускоренного арбитража ВОИС. Данные Правила отличаются от общих Правил.

Существенные различия заключаются в следующем:

если в соответствии с общими Правилами арбитраж состоит из такого количества арбитров, которое согласовали стороны, то в соответствии с Правилами ускоренного арбитража должен быть один арбитр;

исковое заявление в соответствии с Правилами ускоренного арбитража должно быть подано одновременно с просьбой об арбитраже, равно как отзыв на просьбу об арбитраже должен также включать отзыв на иск, а по общим Правилам истец только вправе сразу же направить исковое заявление, но не обязан;

непосредственные арбитражные слушания по Правилам ускоренного арбитража не могут продолжаться более трех дней, в то время как в общих Правилах этот срок не определен;

существенно сокращены все процессуальные сроки с тем, чтобы ускоренное арбитражное производство было проведено в течение трех месяцев, в то время как срок арбитражного производства по общим Правилам может достигать девяти месяцев.

Кроме того, расходы на ускоренное арбитражное производство почти вдвое меньше расходов на арбитражное производство по общим Правилам ВОИС.

При ускоренной процедуре сохраняются все преимущества общей процедуры, в том числе положения о конфиденциальности в Правилах ускоренного арбитража изложены так же, как в общих Правилах.

Необходимо отметить, что дела, рассмотренные по ускоренной процедуре, общее содержание которых было раскрыто Центром, не отличаются сложностью.

Например, в одном деле исполнитель потребовал от страховой компании оплаты своих процессуальных издержек, которые он застраховал в связи с арбитражным разбирательством в Сингапуре. Арбитр провел слушания в течение одного дня и вынес решение.

Регламент МКАС допускает определенное упрощение процедуры, предусмотрев назначение одного арбитра. Но при этом упрощается только процедура назначения арбитров. Каких-либо ускоренных правил производства в рамках МКАС не применяется.

ВОИС в своих исследованиях неоднократно указывала на то, что решения арбитража ВОИС исполняются по правилам Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. <1>. С данным мнением следует согласиться, поскольку Центр ВОИС имеет все признаки международного коммерческого арбитража, имеется должным образом заключенное арбитражное соглашение, процедура арбитража устанавливается вследствие соглашения сторон.

<1> Журнал международного частного права. 1995. N 2. С. 45 - 50.

Вместе с тем отдельного рассмотрения заслуживает вопрос, является ли необходимым условием для исполнения арбитражного решения одновременное участие государств - сторон Нью-Йоркской конвенции и Стокгольмской конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г. <1>. Иначе говоря, могут ли стороны из государств, не являющихся участниками ВОИС, обратиться в Центр ВОИС за разрешением спора. Следует отметить, что ни Арбитражные правила ВОИС, ни рекомендуемые арбитражные соглашения не связывают компетенцию Центра с участием государств гражданства или места жительства (нахождения) сторон в ВОИС. Представляется, что любые лица могут разрешить свой частноправовой спор по Арбитражным правилам ВОИС.

<1> Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности. Публикация N 250(R). Женева, 1974.

Правила посредничества состоят из 27 статей, в которых содержатся правила назначения посредника, проведения процедуры посредничества, условия о конфиденциальности, а также основания для прекращения процедуры посредничества. По характеру решаемых в них вопросов они имеют определенное сходство с Согласительным регламентом МКАС <1>.

<1> Текст см.: <http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_94036.html>.

По сравнению с Правилами ВОИС согласительная процедура во МКАС более формализована. МКАС обладает рядом полномочий в согласительной процедуре. Он принимает просьбу о посредничестве, назначает посредника, при необходимости отстраняет посредника, а также оказывает организационное содействие согласительной процедуре, включая выполнение следующих функций:

направление документов сторонам и посреднику;

содействие посреднику в определении даты, времени и места встречи со сторонами и направление заблаговременного уведомления сторонам о встрече;

предоставление помещений для встреч посредника со сторонами;

осуществление машинописных работ и т.п.

Центр ВОИС не играет столь активной роли в посредничестве. Посредничество осуществляется в соответствии с процедурой, согласованной сторонами. Если такая процедура не согласована, то посредник определяется в соответствии с Правилами. Посредник может проводить встречи как с каждой стороной в отдельности, так и с обеими сторонами. Сразу после своего назначения он предлагает каждой из сторон представить свою позицию в письменном виде. Далее он вправе требовать от сторон любую информацию, которая необходима для посредничества.

Согласительный регламент МКАС и Правила ВОИС устанавливают сходные основания для прекращения процедуры посредничества. Посредничество прекращается как при заключении мирового соглашения, так и при решении посредника о том, что дальнейшие усилия в рамках согласительной процедуры не приведут к разрешению спора. Кроме того, посредничество прекращается по заявлению одной из сторон, но такое заявление она вправе сделать только после первой встречи сторон с посредником и до заключения мирового соглашения.

Вместе с тем в Правилах ВОИС имеется условие об урегулировании спора вне рамок посредничества. Если посредник полагает, что какие-либо вопросы между сторонами неразрешимы через процедуру посредничества, посредник вправе предложить процедуры и средства более подходящие с учетом обстоятельств спора и деловых отношений между сторонами, которые ведут к более эффективному, менее дорогостоящему и более продуктивному разрешению спора. Он может предложить экспертную оценку отдельных вопросов, а также арбитраж, в котором посредник, с разрешения сторон, действует как единоличный арбитр и использует в процессе арбитража информацию, полученную в процессе посредничества.

Правила посредничества ВОИС предусматривают специальные положения о конфиденциальности:

на встречах сторон с посредником не допускаются какие-либо записи любым способом (ст. 14);

все лица, вовлеченные в посредничество, включая, в частности, посредника сторон, их представителей и советников, независимых экспертов, а также иных лиц, присутствующих на встречах сторон с посредником, должны соблюдать конфиденциальность посредничества; до того, как принять участие в посредничестве, эти лица обязаны подписать письменное обязательство о конфиденциальности (ст. 15);

после окончания посредничества все материалы, используемые в процессе посредничества, должны быть возвращены стороне, их предоставившей, без права копирования материалов, а все заметки сторон должны быть уничтожены (ст. 16).

Таким образом, процедура посредничества в рамках ВОИС имеет определенные преимущества для споров об интеллектуальной собственности, если стороны намерены сохранить в тайне какую-либо научно-техническую информацию. Если информация об объектах интеллектуальной собственности уже раскрыта, то вряд ли процедура ВОИС обладает преимуществом перед согласительной процедурой МКАС. Представляется, что согласительная процедура МКАС может быть более успешной, поскольку за МКАС закреплена активная роль в такой процедуре.

По данным, указанным на сайте ВОИС, Центром в феврале 2008 г. было получено 69 просьб о посредничестве. Просьбы касались споров, связанных с доменными именами, патентных прав, прав на программное обеспечение в связи с применением информационных технологий, авторских прав, трудового договора, условия которого затрагивали проблемы интеллектуальной собственности. Процедура посредничества проводилась с участием сторон из различных государств: Франции, Германии, Ирландии, Израиля, Японии, Нидерландов, Швейцарии, Великобритании и др.

При этом в большинстве случаев стороны достигли соглашения, некоторые споры по предложению посредника были переданы сторонами для разрешения по Правилам ускоренного арбитража.

Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству применяет особую процедуру по спорам, связанным с доменными именами.

Данная процедура применяется более широко по сравнению с посредничеством и арбитражем. Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству рассматривает споры, связанные с доменными именами, с 1999 г. В настоящее время уже рассмотрено свыше 10000 дел.

Процессуальные особенности рассмотрения Центром ВОИС по арбитражу и посредничеству дел по спорам, связанным с доменными именами, уже были предметом рассмотрения в российской правовой доктрине <1>. Так, например, Единообразная политика по разрешению споров в области доменных имен от 26 августа 1999 г., принятая Корпорацией по распределению сетевого пространства в Интернет (ICANN), была рассмотрена А. Минковым с точки зрения проблем, возникающих при ее практическом применении, и предлагаемых процедур <2>. За рамками исследования остался вопрос о правовой природе указанного акта.

<1> См., напр.: Райкин В., Серго А. Споры о доменных именах: отечественный и зарубежный опыт // Хозяйство и право. 2003. N 6. Приложение. С. 26 - 52; Минков А. Рассмотрение споров о доменных именах в соответствии с процедурой UDRP. М., 2004.
<2> См.: Минков А. Указ. соч. С. 21 - 38.

Единообразная политика принята неправительственной организацией, что предопределяет ее рекомендательный характер. Как следствие, стороны по своему соглашению могут избрать данный акт для регулирования их отношений, могут изменить любое из указанных положений или отступить от него. Однако практика показывает, что Единообразная политика целиком имплементируется в соглашения, заключаемые при регистрации доменных имен.

Единообразная политика применяется иначе, чем, например, Инкотермс. Если ссылку на Инкотермс включают стороны правоотношения (контракта), то Единообразная политика включается в соглашения между регистратором и обладателем прав на доменное имя. При этом лицо, чьи права могут быть нарушены регистрацией доменного имени, в таком соглашении не участвует. По существу, Единообразная политика является рекомендательным актом как для контрактных, так и для внедоговорных отношений.

В силу приведенных выше особенностей Единообразной политики при обращении в Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству отсутствует арбитражная оговорка между сторонами.

Такая процедура обращения не соответствует существу арбитражного производства.

В случае возникновения споров о регистрации доменных имен спор касается зарегистрированного доменного имени. При его регистрации потенциальный ответчик соглашается на рассмотрение споров в соответствии с Единообразной политикой, а регистратор принимает на себя обязательство исполнить решение, принятое в соответствии с Единообразной политикой.

В своих решениях, касающихся доменных имен, Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству при описании процессуальной истории делает выводы о том, что заявление истца соответствует Единообразной политике и в связи с этим принимает заявление.

Таким образом, существуют обособленные процедуры выражения согласия на разрешение споров в соответствии с Единообразной политикой: потенциальный ответчик выражает свое согласие на разрешение спора в соглашении с регистратором, а истец - путем подачи искового заявления. В этой процедуре нельзя найти сходство с обменом исковым заявлением и отзывом на иск, в результате которого подтверждается компетенция международного коммерческого арбитража.

В качестве применимого права Центр применяет рекомендательные акты - Единообразную политику по разрешению споров в области доменных имен от 26 августа 1999 г. и процедурные Правила для Единообразной политики по разрешению споров в области доменных имен от 24 октября 1999 г. Оба документа приняты ICANN. Соответствующие рекомендательные акты не обеспечивают полную и адекватную охрану доменных имен.

Прежде всего, в указанных рекомендательных актах недостаточно материальных предписаний.

Имеющиеся материальные предписания сводятся в основном к тому, что согласно Единообразной политике лицо, которое регистрирует доменное имя, гарантирует, что:

все заявления, сделанные им в регистрационном соглашении, являются полными и точными;

оно знает, что регистрация доменного имени не нарушает прав третьих лиц;

данное лицо не регистрирует доменное имя для незаконных целей;

лицо, регистрирующее доменное имя, не будет заведомо использовать доменное имя для нарушения любых применимых законов или правил.

В дополнение к ранее указанным рекомендательным актам ВОИС приняла Дополнительные правила ВОИС для Единообразной политики рассмотрения споров о доменных именах (дата вступления в силу 1 декабря 1999 г.) <1>. Что касается применения Дополнительных правил, то указано, что они должны толковаться и использоваться в связи с Правилами для Единообразной политики рассмотрения споров о доменных именах, одобренными ICANN 24 октября 1999 г. Таким образом, они представляют собой дополнение к процедуре, принятой для рассмотрения споров о доменных именах. В них решаются отдельные процедурные вопросы: подача иска, проверка соответствия искового заявления по формальным требованиям, назначение администратора по делу и т.п. Дополнительные правила оставляют открытым вопрос о наличии арбитражного соглашения между сторонами спорного правоотношения, они не предусматривают их согласования сторонами. В целом они никак не затрагивают вопрос их применения сторонами: должно ли быть соглашение, включаются ли они в соглашение о регистрации доменного имени? Как следствие, Дополнительные правила устанавливают сугубо внутреннюю процедуру для ВОИС. Они не преодолели недостатков ранее принятых ICANN рекомендательных актов.

<1> Текст см.: Минков А. Указ. соч. С. 259 - 265.

На практике вопросы, разрешаемые Центром в спорах по доменным именам, сводятся к одному - не нарушаются ли права истца на товарный знак?

Так, например, в деле D2000-1015 истцом выступила американская корпорация Locheed Martin Corporation и речь шла о регистрации ответчиком доменных имен locheedsucks.com, locheedmartinsucks.com. В данном деле трибунал пришел к выводу, что доменное имя не сходно до степени смешения с товарным знаком истца. При этом, как и в иных решениях, трибунал исследовал следующие вопросы:

Проблемы Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству проявляются также при исполнении арбитражных решений. ВОИС не публикует какую-либо практику исполнения судебных решений в отношении доменных имен, но ряд проблем вытекает из отсутствия арбитражного соглашения, а также формулировки самих решений.

В силу ст. II Нью-Йоркской конвенции под арбитражным соглашением понимается письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства. Термин "письменное соглашение" включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами.

Следовательно, признанию и приведению в исполнение решения Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству может препятствовать отсутствие арбитражного соглашения, заключенного в должной форме.

Даже если национальные органы будут применять Нью-Йоркскую конвенцию в отношении решений Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству, его решения сложно исполнить исходя из содержания самих решений.

В резолютивной части своих решений Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству указывает на то, кто обладает правом на регистрацию доменного имени - истец или ответчик. Таким образом, решается спор о праве без указания тех действий, которые следует произвести для восстановления нарушенного права.

Кроме того, процедура, предусмотренная Единообразной политикой, не исключает возможность для стороны прибегнуть к судебному разбирательству. Таким образом, данную процедуру нельзя отнести к внесудебным средствам разрешения споров.

Однако эта процедура близка к арбитражному производству. Итогом процедуры является именно решение, а не мировое соглашение сторон. Цель же всех досудебных средств (переговоров, посредничества, согласительной процедуры) - урегулировать спор посредством заключения сторонами мирового соглашения. Следовательно, в связи с необходимостью разрешения споров, связанных с доменными именами, появилось новое средство урегулирования споров, которое можно именовать квазиарбитражным производством.

Единообразную политику и Правила по ее применению применяют не только Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству, но и другие арбитражи: Национальный арбитражный форум (США, штат Миннесота), Институт CPR по разрешению споров (США, г. Нью-Йорк), Азиатский центр по разрешению доменных споров <1>.

<1> См.: Райкин В., Серго А. Указ. соч. С. 28.

Таким образом, процедура разрешения споров, связанных с доменными именами, является особым средством мирного разрешения споров. Применение данной процедуры полностью соответствует принципу мирного разрешения споров, так как стороны не ограничены в выборе средств мирного разрешения споров.

В связи с принятием части четвертой ГК РФ представляет интерес рассмотрение положений о доменных именах в части четвертой ГК РФ. При обсуждении проекта части четвертой ГК РФ планировалось, что она будет содержать раздел о доменных именах. Но в принятом документе такого раздела нет.

Поскольку Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству рассматривает споры о доменных именах в связи с правами на товарный знак, необходимо рассмотреть соотношение прав на товарный знак и доменное имя. Согласно пп. 3 п. 9 ст. 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные доменному имени, права на которое возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. При этом права на доменное имя имеют договорное происхождение, законом они не устанавливаются. Таким образом, если договор на регистрацию доменного имени заключен ранее, чем подана заявка на регистрацию товарного знака, приоритет прав на доменное имя должен быть соблюден.

В силу ст. 1484 ГК РФ лицо, на имя которого зарегистрирован товарный знак, обладает исключительным правом на использование его в доменном имени.

Следует отметить, что законодатель недостаточно последователен в определении механизмов защиты прав на товарный знак при его использовании в доменном имени. Статья 1515 ГК РФ упоминает случаи незаконного использования товарного знака на товарах, этикетках, упаковке, в рекламе, вывесках. Ничего не говорится о запрете на использование товарного знака в доменных именах. Как следствие, это может вызвать сложности правоприменения.

Рассмотрев механизм разрешения споров в рамках ВОИС, можно сделать следующие выводы.

  1. Основные черты механизма разрешения споров в рамках ВОИС: споры невластных субъектов разрешаются в рамках межгосударственной организации, а также специализированность механизма на разрешении споров в сфере интеллектуальной собственности.
  2. Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству применяет особую процедуру разрешения споров, связанных с доменными именами (квазиарбитражную), и решения, принятые в соответствии с указанной процедурой, не подлежат признанию и приведению в исполнение в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.
  3. В части четвертой ГК РФ недостаточно последовательно отражены положения о защите прав на товарный знак при его использовании в доменных именах, что обусловливает большее предпочтение для данной категории дел механизма, принятого в рамках ВОИС.