Мудрый Юрист

Порядок заключения, исполнения и прекращения договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств

Ишо Константин Даниелевич - аспирант кафедры гражданского права и процесса Российского государственного торгово-экономического университета.

Создавая обязанность автовладельцев страховать свою гражданскую ответственность перед третьими лицами за вред, причиненный их жизни, здоровью или имуществу, законодатель преследовал определенные цели по защите прав потерпевших в результате дорожно-транспортных происшествий. Такой механизм правовой защиты создается с помощью специально разработанной им договорной конструкции, которая призвана обеспечить соблюдение интересов всех субъектов рассматриваемых правоотношений.

Приведение в действие указанного механизма законодатель непосредственно возлагает на потенциального причинителя вреда, каковым он рассматривает любого владельца транспортного средства, участвующего в дорожном движении на территории Российской Федерации. Последний, во исполнение данной обязанности, должен застраховать свою гражданскую ответственность за причиненный вред путем заключения специально разработанного договора страхования, получившего название "договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - договор ОСАГО).

Заключение договора ОСАГО, как и любого другого гражданско-правового договора, осуществляется только после взаимного выражения воли на совершение данной сделки обеими сторонами. При этом одного достижения соглашения по всем существенным условиям недостаточно, ибо договор ОСАГО, по нашему мнению, в силу абз. 1 п. 12 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 <1>, является реальным договором, что влечет за собой необходимость передачи определенного имущества, а именно уплаты страховой премии.

<1> Российская газета. N 87. 13 мая 2003 г.

Если для большинства гражданско-правовых договоров к числу существенных условий относится только условие о его предмете, то для договора страхования, и в том числе ОСАГО, помимо предмета договора законом (ст. 942 ГК РФ) определены и иные условия, по которым между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение, в том числе: об объекте страхования, о страховом случае, о размере страховой суммы, о сроке действия договора.

Условия договора ОСАГО содержатся в издаваемых согласно ст. 426 ГК РФ Правилах ОСАГО, от которых при заключении договора стороны не вправе отступать. Однако даже при такой ситуации роль оферты, которую страхователь направляет страховщику, остается довольно-таки существенной, поскольку благодаря ей страховщик не только узнает о намерении заключить с ним договор, но также и о некоторых условиях, которые закон позволяет сторонам определять самостоятельно.

Для того чтобы заключить договор ОСАГО, страхователь должен заполнить заявление по форме, установленной Правительством РФ. Именно это заявление будет рассматриваться страховщиком как оферта, поскольку оно достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего ее, заключить договор именно с данным адресатом. В заявлении страхователь указывает основные данные о себе, о собственнике транспортного средства, о самом транспортном средстве, об иных застрахованных лицах, а также определяет некоторые условия, влияющие на расчет страхового риска и соответственно размер страховой премии. При заключении договора ОСАГО страхователь также обязан представить страховщику ряд документов, исчерпывающий перечень которых определен п. 3 ст. 15 Закона об ОСАГО.

Необходимо отметить, что владелец транспортного средства, зарегистрированного в иностранном государстве и временно используемого на территории Российской Федерации, не заполняет заявление на заключение договора ОСАГО. Однако этот факт не позволяет говорить о том, что указанное лицо перестало рассматриваться как оферент, поскольку законом предусмотрена возможность вручения страхователю страхового полиса на основании его устного заявления.

Прежде чем страховщик выдаст страхователю страховой полис, последний, как указано выше, должен будет уплатить ему страховую премию, которая по своей правовой природе является не чем иным, как платой за страхование. В договоре ОСАГО в отличие от других договоров страхования стороны не вправе разбивать ее на несколько страховых взносов и предусматривать какие-либо рассрочки платежа, поскольку страховая премия согласно п. 12 Правил ОСАГО уплачивается страхователем страховщику непосредственно при заключении договора ОСАГО наличными деньгами либо перечисляется на его расчетный счет. В последнем случае страховщик в силу п. 24 Правил ОСАГО обязан выдать страхователю страховой полис не позднее рабочего дня, следующего за днем перечисления на расчетный счет страховщика страховой премии.

Как уже было указано выше, сразу же после оплаты страховой премии договор ОСАГО считается заключенным и соответственно вступает в силу. Именно с этого момента страховщик начинает оказывать страхователю специфическую услугу, суть которой состоит в несении риска его гражданской ответственности перед третьими лицами за вред, который он может им причинить в результате использования транспортного средства.

Однако необходимо отметить, что не каждый причиненный страхователем (застрахованным лицом) вред будет возмещен страховщиком, поскольку такая его обязанность возникнет только в том случае, если этот вред будет являться следствием страхового случая, то есть предусмотренного в договоре события.

Условие о страховом случае для любого договора страхования согласно ст. 942 ГК РФ носит характер существенного, что соответственно обязывает стороны перед заключением такого договора прийти по нему к соглашению. Для договора ОСАГО проблема определения страхового случая решена законодателем самостоятельно путем закрепления его как в Законе об ОСАГО, так и соответственно в Правилах ОСАГО.

Общее понятие страхового случая, выражающее основную суть данного страхового термина, содержится в ч. 2 ст. 9 Закона об организации страхового дела в РФ, согласно которому под ним подразумевается совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Законодатель в качестве страхового случая по договору ОСАГО понимает наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату (абз. 11 ст. 1 Закона об ОСАГО).

Гражданская ответственность является разновидностью юридической ответственности, определяемой в общем смысле как возникшее из правонарушения правовое отношение между государством в лице его специальных органов и правонарушителем, на которого возлагается обязанность претерпеть соответствующие лишения и неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение, за нарушение требований, которые содержатся в норме права. Из данного определения сразу становится очевидным, что основная суть любой ответственности - это наложение на нарушителя определенных санкций, с целью его наказания и предотвращения аналогичных нарушений в будущем.

Между тем для гражданской ответственности, возникающей из факта причинения вреда, цель наказания лица не является главной. Данный вывод подтверждается установленной в законе возможностью, а в отношении вреда, причиненного при использовании транспортного средства, обязанностью страховать риск возникновения своей гражданской ответственности. Такое положение дел имеет место, поскольку при причинении вреда субъект гражданских правоотношений нарушает одну из самых существенных ценностей, охраняемых правом, а именно право на жизнь, здоровье, собственность. Несомненно, основная цель законодателя в данном случае не наказать, а обеспечить скорейшее восстановление нарушенных прав. Поэтому по своей юридической природе гражданская ответственность представляет собой еще и обязательство причинителя вреда возместить потерпевшему причиненный вред.

Данный институт гражданского права играет двоякую роль и соответственно несет на себе двойную нагрузку. С одной стороны, он рассматривается как ответственность, а с другой - самостоятельное обязательство, за нарушение которого также возможно применение определенных неблагоприятных последствий, предусмотренных законом, в частности взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ <2>.

<2> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Российская газета. 27 октября 1998 г.

Таким образом, гражданская ответственность за причиненный вред наступает не в результате нарушения какого-либо обязательства, а за нарушение абсолютного права субъекта. Ответственность и обязательство в данном конгломерате служат единой цели, позволяющей одновременно восстановить нарушенное право потерпевшего и привлечь к наказанию причинителя вреда.

Между тем для наступления гражданской ответственности лица и соответственно его обязательства возместить причиненный вред необходимо наличие одновременно определенных условий, которые в совокупности представляют собой юридический состав гражданского правонарушения. К числу таковых относятся:

наличие вреда. Данное условие является основополагающим, поскольку, если отсутствует вред, то не может идти и речи о возникновении какой-либо ответственности за него. Вред может быть причинен как имуществу, так и жизни и здоровью лица. Также в качестве вреда в деликтных правоотношениях может возмещаться и моральный вред;

противоправное действие или бездействие причинителя вреда. Данное условие означает, что действия (бездействие) того или иного лица идут вразрез с правилами, содержащимися в той или иной норме права, и направлены на нарушение абсолютных прав, принадлежащих другому лицу, а именно права на жизнь, здоровье и собственность. Между тем противоправность не является обязательным признаком, поскольку п. 3 ст. 1064 ГК РФ предусмотрена возможность возложения ответственности и на лицо, действующее правомерно. Такая ситуация может возникнуть, например, в результате причинения вреда в состоянии крайней необходимости;

вина в причинении вреда. Указанное условие тесно связано с субъектом гражданского правонарушения, ибо отражает его психическое отношение к своему поведению. Гражданское право в отличие от уголовного не знает столь развернутого и проработанного понятия вины. Между тем из содержания различных норм ГК РФ можно прийти к выводу, что вина в гражданском праве также имеет определенную градацию и может выступать в форме умысла и неосторожности. Однако в отличие от Уголовного кодекса РФ <3> точного определения каждой из форм вины ГК РФ не содержит и не разделяет умысел на прямой и косвенный.

<3> Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. N 25. Ст. 2954.

Не выработала каких-либо четких границ между различными формами вины и судебная практика. Образовавшийся пробел попыталась восполнить наука гражданского права, которая, опираясь на фундаментальные исследования ученых в области уголовного права, сделала определенные выводы относительно каждой из форм вины. Не вдаваясь в существующие по этому вопросу правовые дискуссии, можно констатировать, что большинство из специалистов сходятся в единстве научного подхода к данному вопросу и рассматривают ту или иную форму вины под одним и тем же углом.

Так, например, говоря об умысле, зачастую отмечают, что в случае его наличия у лица оно осознает противоправный характер своих действий и желает наступления связанных с этими действиями отрицательных последствий или сознательно допускает возможность их наступления.

Что же касается неосторожности, то в общем смысле эту форму вины понимают как отсутствие в поведении лица требуемой при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости <4>, то есть распространяют на нее положения абз. 2 ст. 401 ГК РФ. При этом в силу ст. 1083 ГК РФ неосторожность подразделяют на два вида: грубую и простую. Под грубой неосторожностью большинство авторов понимают "непроявление должником той минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно было бы ожидать от всякого участника имущественного оборота, окажись он на месте должника, и непринятие должником очевидных (хотя бы элементарных) мер в целях исполнения обязательств" <5>.

<4> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н Садикова. М., 2006. С. 587.
<5> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 2001. С. 759.

Между тем представляется все-таки, что приведенный выше подход в определении форм вины в деликтных правоотношениях, существующих в современном российском праве, не совсем отвечает действительности и не основан на законе. Так, бесспорно, в силу положений п. 1 ст. 401 ГК РФ вина может существовать в виде умысла и неосторожности. Последняя в свою очередь в обязательствах из причинения вреда подразделяется на грубую и простую.

Говоря об определении любой из форм вины, необходимо обратить внимание на тот факт, что закон содержит понятие невиновного поведения лица, которое почему-то многими специалистами необоснованно воспринимается как определение, данное по неосторожности. Речь идет о положении абз. 2 ст. 401 ГК РФ, предусматривающего, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. При этом необходимо отметить, что закон говорит об общей невиновности лица, а не сужает ее до понятия неосторожности.

Все вышеприведенное позволяет однозначно сделать вывод, что вина в гражданском праве для деликтных правоотношений - это всегда непринятие каких-либо мер и непроявление той степени заботливости и осмотрительности, какая требуется от лица в конкретной ситуации. Если причинитель вреда это делает сознательно, имея такое желание, то его действия необходимо квалифицировать как умышленные. Если же он не осознает и не желает, но при этом не проявляет определенную степень заботливости и осмотрительности, какая от него требуется в конкретной ситуации, в зависимости от ее характера и от сложности применения каких-либо необходимых мер, его действия должны рассматриваться как совершенные в результате простой или грубой неосторожности. При этом право определения этой тонкой грани между двумя степенями неосторожности в каждом конкретном случае предоставлено только суду.

Для деликтных правоотношений, возникающих в результате использования транспортного средства, вина не всегда будет являться необходимым условием наступления гражданской ответственности его владельца, поскольку в силу прямого указания закона (ст. 1079 ГК РФ) транспортное средство признается источником повышенной опасности, что влечет за собой безвинную ответственность его владельца.

Между тем не стоит забывать, что согласно абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, то есть с обязательным учетом вины причинителя вреда. Необходимо добавить, что транспортное средство будет признаваться источником повышенной опасности только в том случае, если оно используется. Иными словами, если, например, с припаркованным автомобилем сталкивается другой, любой законный владелец последнего будет отвечать за причиненный им или третьим лицом вред независимо от вины;

причинно-следственная связь. Данное условие наступления гражданской ответственности вытекает из п. 1 ст. 1064 ГК РФ, в котором прямо предусмотрено, что вред подлежит возмещению лицом, его причинившим. Рассматриваемая категория является философской и отражает связь между причиной и следствием, то есть действием лица и результатом этого действия. Иными словами, она играет роль цемента, связывающего воедино состав гражданского правонарушения. Существуя независимо от вины и являясь категорией объективной, причинно-следственная связь подлежит судом непосредственному установлению в каждом конкретном случае, при рассмотрении того или иного спора.

Когда то или иное событие будет отвечать всем признакам страхового случая, предусмотренным законом или договором, у страховщика возникнет обязанность в силу ст. 929 ГК РФ, абз. 8 ст. 1 Закона об ОСАГО произвести страховую выплату, то есть возместить потерпевшему причиненный ему вред в пределах определенной договором суммы, именуемой страховой суммой.

Понятие страховой суммы содержится в п. 1 ст. 10 Закона об организации страхового дела, который ее определяет как денежную сумму, установленную федеральным законом и (или) договором страхования и выплачиваемую страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю при наступлении страхового случая.

Поскольку условие о размере страховой суммы для любого договора имущественного страхования в силу ст. 942 ГК РФ является существенным, законодатель императивно определил ее размер в ст. 7 Закона об ОСАГО: как в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей; в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей; в части причинения вреда имуществу одного потерпевшего не более 120 тысяч рублей.

При этом необходимо отметить, что судебная практика исходит из того, что если вред причинен имуществу нескольких потерпевших, а к страховщику обращается только один, то это не влечет ограничения его права на получение страхового возмещения, но не более чем 120 тысяч рублей <6>. Такая позиция арбитражных судов представляется оправданной, поскольку исходя из принципа равенства каждое лицо имеет право на получение страхового возмещения. Так, например, было бы несправедливо, если бы потерпевший в ДТП с участием нескольких лиц мог бы получить страховую выплату в размере 160 тысяч рублей только лишь потому, что он обратился ранее, чем другие потерпевшие. Таким образом, судебная практика, ограничивая права потерпевшего на получение страхового возмещения размером 120 тысяч рублей, защищает права других потерпевших, гарантируя им возможность получить возмещение причиненных им убытков.

<6> Постановление ФАС Московского округа от 26.02.2007, 05.03.2007 N КГ-А40/830-07. Текст Постановления официально опубликован не был.

Стоит подчеркнуть, что возмещению по договору ОСАГО подлежит только реальный ущерб. Моральный вред, равно как и упущенная выгода, возмещается непосредственно причинителем вреда по правилам, установленным главой 59 ГК РФ.

Под реальным ущербом ст. 15 ГК РФ понимает расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества. При этом согласно п. 63 Правил ОСАГО при определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. Такая позиция законодателя основывается на буквальном толковании ст. 15 ГК РФ, из которой видно, что причинитель вреда должен за свой счет восстановить нарушенное право потерпевшего до того состояния, в котором оно находилось до момента ДТП. Поскольку у потерпевшего было право собственности на имущество, которое уже имело определенный износ, установка на него новых деталей, узлов и агрегатов повлечет за собой неосновательное обогащение на стороне потерпевшего, ибо он получит обновленную вещь.

Необходимо отметить, что до принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 20.02.2007 N 13377/06 <7> суды общей юрисдикции и арбитражные суды при рассмотрении дел всегда применяли процент износа, оперируя ст. 15 ГК РФ и п. 63 Правил ОСАГО. После принятия соответствующего Постановления арбитражные суды, в отличие от судов общей юрисдикции, начали взыскивать стоимость полного ремонта транспортного средства, не учитывая снижения на износ и признавая указанный выше пункт правил противоречащим закону.

<7> Постановление Президиума ВАС РФ от 20.02.2007 N 13377/06 по делу N А03-11471/05-19. Текст Постановления официально опубликован не был.

Такой вывод, по мнению Президиума ВАС РФ, вытекает непосредственно из самого Закона об ОСАГО, который не предусматривает никаких ограничений страховой выплаты в связи с состоянием имущества в момент причинения вреда и общих принципов гражданского законодательства о полном возмещении убытков, ибо расходы, которые потерпевший должен произвести для восстановления имущества, вызваны причинением вреда.

Указанная позиция ВАС РФ является вполне оправданной и соответствует целям и принципам института ОСАГО в целом. Действительно, потерпевший, которому причинен вред, находится в невыгодном положении, ибо он должен нести определенные затраты на восстановление поврежденного имущества в размере, эквивалентом денежному выражению износа, поскольку представляется практически невозможным найти на российском рынке запасные части, узлы, агрегаты с той же степенью износа, что и поврежденное имущество. Эти затраты, на наш взгляд, также включаются в содержание понятия "расходы" по смыслу ст. 15 ГК РФ, поскольку без них нельзя восстановить нарушенное право. Установка новых деталей, узлов, агрегатов не повлечет за собой неосновательное обогащение на стороне потерпевшего, ибо у него имеются законные основания приобретения такого имущества, установленные ст. 1064 ГК РФ.

Для того чтобы потерпевшему получить страховую выплату, он должен обратиться к страховщику или его представителю с соответствующим заявлением с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению ущерба либо воспользоваться предоставленным ему Законом с 1 июля 2008 г. правом прямого обращения к своему страховщику по ОСАГО.

Интересно заметить, что необходимость такого прямого обращения давно уже назрела в российском обществе, поэтому законодатель, преследуя цели защиты прав потерпевших от ДТП и обеспечения скорейшего восстановления их нарушенного права, принимает ФЗ N 306-ФЗ от 1 декабря 2007 г., которым вносит изменения в Закон об ОСАГО, и с 1 июля 2008 г. в России устанавливается институт прямого возмещения убытков, определяемого абз. 15 ст. 1 Закона об ОСАГО как возмещение вреда имуществу потерпевшего, осуществляемое в соответствии с Законом об ОСАГО страховщиком, заключившим с потерпевшим - владельцем транспортного средства договор обязательного страхования.

Интересным моментом, на который стоит обратить внимание, является способ, к которому законодатель прибег для создания такого механизма в Российской Федерации. Если обратиться к п. 1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО, гласящему, что потерпевший имеет право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, то становится очевидным, что законодатель устанавливает такое право непосредственно в законе, обязывая страховщика потерпевшего провести оценку обстоятельств ДТП, изложенных в извещении о ДТП, и возместить в соответствии с Правилами ОСАГО причиненный вред от имени страховщика причинителя вреда в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков.

При этом в силу п. 1 ст. 26.1 Закона об ОСАГО такое соглашение, заключенное в рамках профессионального объединения страховщиков, направлено только на регулирование порядка и условий расчетов между страховщиком, осуществившим прямое возмещение убытков, и страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред, а не на определение условий такого прямого урегулирования. Иными словами, законодатель создает конструкцию, при которой он одновременно законом возлагает обязанность на страховщика потерпевшего возместить причиненный вред от имени страховщика причинителя вреда и обязывает их заключить соглашение между собой, предметом регулирования которого делает не отношения по представительству друг друга, а вопросы взаиморасчетов после предстоящих выплат.

Такой выбранный законодателем способ установления прямого обращения потерпевшего к своему страховщику по ОСАГО не может рассматриваться допустимым с точки зрения гражданского права, поскольку само по себе возложение в Законе обязанности страховщика потерпевшего осуществлять выплату за страховщика причинителя вреда, тем более от его имени, не соответствует ГК РФ и нарушает основной принцип обязательственного права, изложенный в п. 3 ст. 308 ГК РФ, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Отступление от приведенной императивной нормы не представляется возможным даже в случае внесения в нее соответствующего изменения, заключающегося в дополнении текста выражением "если иное не предусмотрено законом", поскольку абз. 2 п. 3 ст. 308 ГК РФ гласит, что в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении обеих или одной сторон обязательства.

Иными словами, потерпевший как третье лицо может обладать правами только по отношению к сторонам в обязательстве, а не к другим третьим лицам. Изменить указанное положение просто не представляется возможным, поскольку тогда нарушается сама правовая природа обязательства, определенная в п. 1 ст. 307 ГК РФ как обязанность одного лица (должника) совершить в пользу другого лица (кредитора) определенные действия, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Однако представляется необходимым вернуться все-таки к вопросу прямого возмещения убытков и попытаться найти законный способ его установления на территории Российской Федерации, ибо наличие такого института в российском праве является потребностью общества, поскольку предоставляет дополнительную гарантию прав потерпевших.

Для поиска наилучшего варианта решения данной проблемы стоит обратиться к международному опыту, и в частности к опыту Франции как государства, имеющего один из самых стабильных и доходных рынков автомобильного страхования.

Так, в этой стране настоящая правовая дилемма решается только силами страховщиков, которые, как было указано выше, заключили между собой два соглашения, играющих важную роль в решении рассматриваемого вопроса. Речь, в частности, идет о договоре IRSA (Indemnisation reglement des sinistres automobiles) <8> и договоре IRCA (Convention d'indemnisation des prejudice corporels) <9>. Оба указанных договора лежат в сфере частного права, а это значит, что в соответствии со ст. 1134 ФГК занимают место закона для тех, кто их заключил. Указанные договоры действуют во Франции, ее метрополиях и в Монако и применяются ко всем страховым случаям, произошедшим на территории данных государств, а также во всем мире, но с участием автомобилей, зарегистрированных во Франции и Монако.

<8> Правила возмещения ущерба по автомобильным страховым случаям.
<9> Договор о возмещении телесного вреда.

Основным принципом договора IRSA, как его определяет Джеймс Ландел и Лионел Намэн <10>, является то, что именно страховщик гражданской ответственности потерпевшего, называемый прямым страховщиком, обязуется рассмотреть материальный ущерб за счет страховщика причинителя вреда. Правила, предусмотренные указанным договором, действуют только в отношении имущественного вреда, к случаям же причинения вреда жизни или здоровью применяется договор IRCA, действие которого ограничивается всеми случаями телесного вреда по степени тяжести ниже или равной 5-ти процентам. За этим пределом прямой страховщик не имеет полномочий по осуществлению выплаты страхового возмещения.

Несомненно, для того чтобы данные договоры подлежали применению, два автомобиля должны быть застрахованы в страховых компаниях - их участницах. Подписание указанных соглашений открыто для всех страховщиков, практикующих страхование автомобильных рисков во Франции. Необходимо отметить, что для подписания, например, договора IRSA сторона должна присоединиться и к договору IRCA, а также к согласительному протоколу страховых обществ, предприятий (PAOS).

<10> См.: James Landel, Lionel Namin. Manuel de l'assurance automobile, 3e edition. Paris, 2003. P. 309.

Немаловажным фактом является еще и то, что существование во Франции двух указанных договоров не обязывает потерпевшего действовать в соответствии с правилами, содержащимися в них, поскольку они могут требовать возмещения причиненного им вреда и на основании общих норм, предусмотренных как ФГК, так и ФСК, ибо согласно ст. 1165 ФГК договоры имеют силу только для договаривающихся сторон; они не мешают третьему лицу и приносят ему пользу только в случаях, предусмотренных ст. 1121 ФГК <11>.

<11> Ст. 1121 ФГК РФ посвящена договорам в пользу третьего лица.

Таким образом, Франция отдала на усмотрение страховщиков урегулирование вопроса обращения потерпевшего в свою страховую компанию для получения страхового возмещения, что все-таки представляется не совсем приемлемым для России, поскольку ее страховой рынок не столь развитый как французский и страховщики еще не имеют между собой таких тесных связей и порой ведут недобросовестную конкуренцию, которая в рассматриваемых обстоятельствах могла бы выразиться в создании условий, препятствующих вновь получившим лицензию ОСАГО страховщикам присоединиться к такому договору.

На наш взгляд, единственно возможным путем решения данной проблемы является понуждение на уровне закона всех страховщиков, занимающихся ОСАГО, к заключению единого договора о взаимном определении размера страховой выплаты и об ее осуществлении или отказе в ее осуществлении. При этом данный договор должен быть открытым к подписанию для любого вновь пришедшего на рынок ОСАГО страховщика.

Законодателю не нужно в законе устанавливать никакое право потерпевшего на обращение к его страховщику по ОСАГО, поскольку это противоречит ГК РФ, и обязывать последнего выплачивать страховое возмещение от имени страховщика причинителя вреда на основании соглашения, основным предметом которого являются расчеты по произошедшим выплатам, поскольку даже если в этих соглашениях и будет юридическое оформление представительских отношений, а именно о них говорит законодатель, поскольку указывает на обязанность выплаты от имени должника, то все равно право прямого обращения представляется законом и потерпевший действует не в силу заключенных соглашений, а потому, что закон предоставляет ему такое право и обязывает страховщика это право удовлетворить.

Только указанным способом представляется возможным создание в России института ОСАГО, соответствующего ГК РФ и основным началам гражданского права.

Стоит отметить, что установленное законодателем в ст. 14.1 Закона об ОСАГО право прямого обращения к страховщику потерпевшего распространяется не на все случаи причинения вреда, а лишь тогда, когда ДТП произошло с участием двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с Законом об ОСАГО, и вред причинен имуществу, а не жизни и здоровью потерпевшего. При этом если первое условие, установленное законом, подлежит еще объяснению, поскольку в случае, если ответственность причинителя вреда не застрахована, потерпевший, обращающийся в профессиональное объединение страховщиков, получает не страховую, а компенсационную выплату, имеющую самостоятельную правовую природу, то ограничение в зависимости от характера вреда представляется странным, ибо право прямого обращения служит для защиты прав потерпевших и облегчения им возмещения вреда.

Здоровье, а тем более жизнь человека, представляет собой одну из самых важных конституционных ценностей, подлежащих защите со стороны государства. На наш взгляд, именно права потерпевших, восстанавливающих свое поврежденное здоровье или, например, требующих компенсацию на погребение родственников, должны защищаться в первую очередь и обеспечиваться механизмами, позволяющими в кратчайшие сроки и без особых усилий получить возмещение причиненных им убытков.

Стоит отметить, что независимо от выбранного пути получения страхового возмещения (обращения потерпевшего к страховщику причинителя вреда или к своему страховщику) потерпевший имеет одинаковые права и обязанности, которые он должен выполнять в целях возмещения причиненных ему убытков в рамках заключенного договора страхования.

Так, независимо от вида вреда, потерпевший в любом случае согласно п. 44 Правил ОСАГО прилагает к заявлению: справку о дорожно-транспортном происшествии, выданную органом милиции, отвечающим за безопасность дорожного движения, по форме, утверждаемой Министерством внутренних дел Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации, и извещение о дорожно-транспортном происшествии (далее - извещение о ДТП) (если оно заполнялось потерпевшим).

Копию протокола и постановления по делу об административном правонарушении или определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении представляют только в том случае, если составление таких документов предусмотрено законодательством Российской Федерации. Остальные документы передаются потерпевшим страховщику в зависимости от вида причиненного ему вреда в соответствии с главой VIII или IX Правил ОСАГО.

Указанные документы потерпевший не представляет только в том случае, если он вместе с причинителем вреда воспользуется своим правом и не оформит ДТП с участием сотрудников милиции. Стоит отметить, что такое право у участников дорожного движения появится только лишь с 1 декабря 2008 г., когда вступят в силу п. п. 8 - 11 ст. 11 Закона об ОСАГО, предусматривающие, что оформление документов о дорожно-транспортном происшествии без уполномоченных сотрудников милиции может осуществляться в порядке, определенном Правительством Российской Федерации, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств:

а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только имуществу;

б) дорожно-транспортное происшествие произошло с участием двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом;

в) обстоятельства причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия, характер и перечень видимых повреждений транспортных средств не вызывают разногласий участников дорожно-транспортного происшествия и зафиксированы в извещениях о дорожно-транспортном происшествии, бланки которых заполнены водителями причастных к дорожно-транспортному происшествию транспортных средств в соответствии с правилами обязательного страхования.

Стоит отметить, что без оформления ДТП сотрудниками милиции страховщик не вправе осуществлять страховую выплату более чем 25 тысяч рублей, при этом потерпевший, получивший возмещение, не может предъявлять страховщику дополнительные требования о возмещении вреда, причиненного его имуществу в результате такого дорожно-транспортного происшествия.

Между тем если обратиться к действующей редакции Закона об ОСАГО, то на сегодняшний момент любое ДТП должно быть оформлено документально сотрудниками милиции. Непредставление потерпевшим каких-либо документов, за исключением предусмотренных в п. 44 Правил ОСАГО, не препятствует страховщику осуществить страховую выплату, поскольку в силу п. 67 Правил ОСАГО он может самостоятельно запрашивать их у компетентных органов и организаций в пределах, необходимых ему для определения страхового случая и размера вреда, подлежащего возмещению.

Однако представляется необходимым вернуться к вопросу предъявления требования потерпевшего непосредственно к страховщику и отметить, что правовым основанием такого прямого обращения являются положения как п. 4 ст. 931 ГК РФ, так и п. 1 ст. 13 ФЗ об ОСАГО, согласно которым потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда.

Между тем страховщик, по сути, лицом, ответственным за ущерб, не является, он непосредственно его никому не причинял и соответственно не может рассматриваться в данных правоотношениях в качестве причинителя вреда. Его обязанность по возмещению ущерба основывается только на заключенном договоре страхования. Иными словами, выплачивая страховое возмещение, страховщик исполняет взятое на себя обязательство по договору ОСАГО и одновременно возмещает вред, ибо страховое возмещение представляет собой один из способов его возмещения, выраженный в денежной форме.

Такое, на первый взгляд спорное, положение закона с точки зрения логики возникших правоотношений оправдывается установленной в ст. 313 ГК РФ возможностью должника возложить исполнение своего обязательства на третье лицо. Так, потенциальный причинитель вреда, заключая договор ОСАГО, обязывает страховщика осуществить страховую выплату потерпевшему, то есть возместить ему причиненный страхователем (застрахованным лицом) вред и тем самым надлежащим образом исполнить его деликтное обязательство. Таким образом, правовая роль договора ОСАГО в отношениях по возмещению вреда сводится к тому, что он представляет собой юридическое основание возложения должником на третье лицо исполнения своего обязательства, ответственным за которое становится последнее в силу положений ст. 403 ГК РФ, ибо законом, а именно п. 4 ст. 931 ГК РФ, предусмотрено право потерпевшего на предъявление страховщику прямого требования о возмещении вреда.

Если потерпевший изъявляет желание получить возмещение вреда от страховщика, то он обязан соблюдать все требования, установленные договором ОСАГО, поскольку только при их надлежащем исполнении последний может возместить причиненный ущерб, ибо он действует в рамках заключенного со страхователем договора, стороны которого определили круг условий, обязательных для исполнения в целях возложения на третье лицо обязанности должника по возмещению вреда.

Доказательством вышеуказанной позиции является также и положения Закона об ОСАГО, в которых законодателем не делается никаких различий между понятием "страховая выплата" и "возмещение вреда". Так, в частности, в определении самого предмета договора, содержащегося в абз. 8 ст. 1 Закона, подчеркивается, что страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

С момента выражения страхователем воли на получение страховой выплаты страховщик в соответствии со ст. 13 Закона об ОСАГО обязан в течение тридцати дней рассмотреть представленные документы и определить размер убытков, а также осуществить страховую выплату или направить потерпевшему мотивированный отказ в ее осуществлении.

За нарушение указанных сроков последний вправе потребовать у страховщика уплатить ему неустойку за каждый день просрочки в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить обязанность в осуществлении страховой выплаты, но не более чем размер страховой суммы по виду возмещения вреда. Такая мера была введена законодателем в целях побуждения страховщиков к соблюдению установленных законом сроков осуществления страховых выплат и соответственно скорейшего восстановления потерпевшими своих нарушенных прав.

Поскольку в силу п. 2 ст. 6 Закона об организации страхового дела в РФ обязанность по определению размера убытка, подлежащего возмещению по договору страхования, возложена на страховщика, законодатель в Законе об ОСАГО, в ст. 12, установил, что потерпевший обязан передать ему все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего. При этом размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, определяется страховщиком в соответствии с главой 59 ГК РФ.

В случае, когда возмещению подлежит вред, причиненный какому-либо имуществу, страховщик должен в течение 5-ти рабочих дней со дня соответствующего обращения потерпевшего, если ими не согласован иной срок, осмотреть поврежденное имущество и организовать его независимую экспертизу (оценку) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков. Стоимость такой экспертизы в силу п. 5 ст. 12 Закона об ОСАГО включается в состав убытков и соответственно уменьшает в этой части размер страховой выплаты, направленной непосредственно на возмещение расходов по восстановлению поврежденного имущества.

Организация независимой экспертизы осуществляется только в том случае, если после осмотра поврежденного имущества страховщик и страхователь не пришли к соглашению о размере причиненных убытков. Если же потерпевший согласен с рассчитанной страховщиком суммой страхового возмещения, то проведения экспертизы соответственно не требуется и потерпевший вправе получить выплату на основании калькуляции, составленной страховщиком. Как представляется, потерпевший, согласившийся с размером убытков, подсчитанных страховщиком, не лишается возможности впоследствии оспаривать их размер в судебном порядке путем представления различных доказательств, в частности, подтверждающих фактические расходы на ремонт имущества, или заключения независимой экспертизы.

Если страховщик не осмотрел имущество и не организовал проведение независимой экспертизы в установленный срок, то потерпевший вправе сам обратиться за такой экспертизой, не представляя поврежденное имущество страховщику для осмотра. В таком случае страховщик обязан принять результаты этой экспертизы и при определении размера страховой выплаты опираться непосредственно на нее.

Договор ОСАГО относится к срочным договорам и заключается на один год, за исключением предусмотренных в законе случаях. В пределах срока страхования, согласованного сторонами в договоре, страховщик обязуется возмещать потерпевшему причиненный страхователем (застрахованным лицом) вред. По истечении срока его действия договор ОСАГО автоматически прекращается в силу положений ст. 408 ГК РФ как надлежаще исполненный.



В процессе реализации любого гражданско-правового договора, в том числе и ОСАГО, могут возникнуть такие обстоятельства, когда дальнейшее его исполнение будет невозможно либо не желательно для той или иной стороны. В таких случаях страховщик или страхователь вправе обратиться к другой стороне с просьбой расторгнуть заключенный договор. Указанное право вытекает из положений ст. 450 ГК РФ, предусматривающей, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом или договором.

Для договора ОСАГО закон предусматривает и возможность одностороннего прекращения его действия по инициативе одной стороны. Так, например, страхователь вправе на основании п. 2 ст. 958 ГК РФ в любое время отказаться от договора страхования, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала. При этом уплаченная страховая премия в силу ст. 958 ГК РФ возврату не подлежит.

Кроме того, страховщик при любых обстоятельствах согласно п. 33.1 Правил ОСАГО должен расторгнуть договор по инициативе страхователя, если он обратился с таким требованием, в случаях, когда произошел отзыв лицензии страховщика либо сменился собственник транспортного средства.

Но не только страхователь может требовать расторжения договора в одностороннем порядке. Такое право предоставлено страховщику, если страхователь, например, сообщил ему ложные или неполные сведения при заключении договора обязательного страхования, имеющие существенное значение для определения степени страхового риска, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

Датой прекращения договора в приведенных выше ситуациях считается дата получения страховщиком или страхователем соответственно письменного заявления о досрочном расторжении договора страхования.

Между тем необходимо отметить, что Правилами ОСАГО предусмотрены и ситуации, при которых договор ОСАГО подлежит прекращению независимо от воли сторон. К таковым, в частности, относятся любые обстоятельства, иные, чем страховой случай, при которых возможность его наступления отпала и существование страхового риска прекратилось. Закон не перечисляет такие обстоятельства, однако для договора ОСАГО, на наш взгляд, к ним можно отнести такое содержащееся в п. 33 Правил ОСАГО основание, как гибель (утрата) транспортного средства, указанного в полисе обязательного страхования.

В Правилах ОСАГО, в п. 33, содержатся и иные случаи прекращения договора независимо от желания сторон. К таковым относятся: смерть гражданина страхователя или собственника; ликвидация юридического лица - страхователя, ликвидация страховщика. Датой прекращения договора ОСАГО при наступлении указанных выше обстоятельств считается дата события, которое явилось основанием для его досрочного прекращения и возникновение которого подтверждено документами соответствующих государственных и иных органов.



Таким образом, в заключение необходимо отметить, что договор ОСАГО является довольно-таки сложным правовым механизмом, с помощью которого обеспечивается защита прав не только потерпевших в результате ДТП, но и причинителей вреда. Между тем практика применения ОСАГО в России показывает, что данный институт гражданского права не лишен недостатков и требует определенных корректив. Несомненно, Россия в вопросе построения всей системы ОСАГО должна в первую очередь опираться на опыт иностранных государств, в которых данный вид страхования существует длительное время, дабы избежать многих ошибок и упущений, и создать действенную защиту граждан от использования такого источника повышенной опасности, как автомобиль.