Мудрый Юрист

Деятельность органов юстиции союзных республик по судебному управлению в середине 30-х годов XX века

Кодинцев А.Я., зав. кафедрой теории и истории государства и права Сургутского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент.

В первые десятилетия советской власти судебная система неизменно становилась жертвой конъюнктурного подхода со стороны большевистского руководства. Бесконечные переделки и весьма специфический поход к сущности суда приводили, с одной стороны, к крайне низкой, если не сказать нулевой, эффективности работы судов, а с другой стороны - к особой деятельности судов, которую П. Соломон определил как "кампанейское правосудие". Во главе республиканских органов юстиции зачастую стояли политиканы - Крыленко, Булат, Янсон, Вышинский, Антонов-Овсеенко, Радченко и другие не способные создать эффективную систему, но склонные к бурным политическим кампаниям, после которых юстиция выглядела как искореженная машина, нуждающаяся в срочном ремонте.

В годы культурной революции и большого перелома, в 1928 - 1933 гг., Янсон и Крыленко многое сделали для разрушения той системы советской юстиции, которая складывалась в 20-е годы в РСФСР. Наркомы юстиции других союзных республик подражали им. В РСФСР наркомы юстиции почти уничтожили нотариат, чистили адвокатуру и коллективизировали коллегии защитников. Были ликвидированы гражданские коллегии областных и верховных судов, нормальное судопроизводство исчезло, часть судебных функций была передана различным общественным судам <1>.

<1> Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998. С. 81 - 97, 121 - 127.

Несмотря на политику упрощения, НКЮ РСФСР оставался главным органом управления юстиции в республике. Согласно ст. 4 Положения о Народном комиссариате юстиции РСФСР (утверждено Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 июня 1929 г.) (далее - Положение 1929 г.) к общей компетенции НКЮ относились: проведение единой судебной политики на территории РСФСР; надзор за законностью действий органов власти, хозяйственных органов и общественных организаций; общее руководство деятельностью органов юстиции; руководство деятельностью всех органов расследования; надзор за исправительно-трудовыми учреждениями; надзор за ОГПУ и за специальными судебными учреждениями; дача заключений по всем актам законодательного характера; разъяснение действующих законов и их истолкование; систематизация, кодификация и опубликование законов; участие в работе юридических учебных заведений; организация юридической помощи населению и наблюдение за деятельностью коллегий защитников; сношения с иностранными учреждениями.

Прокурор республики и Председатель Верховного Суда (далее - ВС) РСФСР являлись заместителями наркома юстиции (такая же модель действовала в Таджикской ССР, в остальных республиках посты наркома и прокурора республики были совмещены). В составе наркомата существовало оргинструкторское управление, поставленное как бы над судом и прокуратурой. Оргинстр и занимался упрощением, а также проводил ревизии, решал кадровые вопросы и т.д. В 1930 г. в составе наркомата были созданы орггруппы, в 1932 г. бригады. Их работа заключалась в ликвидации залежей просроченных дел, от которых задыхались все звенья советской юстиции. В 1936 г. в НКЮ РСФСР существовала группа ответственных исполнителей (4 человека), которая проводила "расчистку". В 1930 г. в ведение НКЮ РСФСР передали исправительно-трудовые учреждения, и в 1930 - 1933 гг. наркомюст достиг максимального влияния. Все правоохранительные органы в РСФСР были разделены между двумя суперведомствами - НКЮ РСФСР и ОГПУ СССР. Получив в 1930 г. Институт уголовной и исправительно-трудовой политики, Крыленко Н.В. претендовал на ведущую роль в определении правовой политики в РСФСР <2>.

<2> Вышинский А.Я. Судоустройство в СССР. М., 1936. С. 204; История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 1917 - 1954 гг.: Сб. док. М., 1955. С. 484 - 486; Казаков А.И. Органы судебного управления в РСФСР в 1930 - 1970 гг.: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск, 1984. Л. 50 - 57; Кожевников М.В. История советского суда. М., 1957. С. 260, 261; Министерство юстиции России за 200 лет (1802 - 2002). Историко-правовой очерк. М., 2002. С. 179; Смыкалин А.С. Органы судебного управления РСФСР в период с 1922 по 1929 год: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск, 1981. Л. 94 - 100; ГАРФ. А-323. Оп. 10. Д. 87. Л. 1.

Система судебного управления в РСФСР в первой половине 30-х годов подробно описана в диссертации А.И. Казакова. Автор, в частности, отмечал, что Крыленко принимал активное участие в сложившейся управленческой системе: подписывал приказы, инструкции, циркуляры. Он и его заместители участвовали в серии совещаний работников юстиции. Многие приказы наркома принимались в широковещательной форме. Их подписывали и его заместители: Антонов-Овсеенко и Булат. Отдельные циркуляры Крыленко фактически являлись источниками права, так как, разъясняя нормативно-правовые акты, они создавали новые. Например, циркуляр N 59 1931 г. "Об условно-досрочном освобождении по болезни"; N 71 1933 г. "Применение исправительно-трудовых работ"; N 17 1934 г. "Сроки рассмотрения дел в суде"; N 87 1935 г. "Ответственность за уклонение от выполнения плана по выращиванию скота"; N 40 1936 г. "Порядок выплаты зарплаты учителям" и другие. Многие вопросы рассматривала коллегия наркомата, принимавшая специальные постановления, ряд из которых вводили новые нормы. Например, Постановление НКЮ РСФСР от 27 мая 1936 г. "О судебной практике по ст. 111 УК" и другие. В том числе коллегия заслушивала результаты проверок, ревизий и обследований органов юстиции, рассматривала вопросы о работе с кадрами, планирование, заслушивала отчеты отделов и управлений наркомата. Раз в 2 месяца при наркоме проводились оперативные совещания с участием работников юстиции. Как правило, на них рассматривали предварительные вопросы перед внесением их в коллегию НКЮ. Например, в I полугодии 1936 г. на оперативных совещаниях при НКЮ РСФСР рассматривались вопросы о работе прокуратуры по отдельным делам, о работе местных органов юстиции, отдела жалоб, о структуре Прокуратуры РСФСР и т.д. <3>.

<3> Казаков А.И. Указ. соч. Л. 35 - 41; Перечень циркуляров, приказов и инструкций НКЮ РСФСР, действующих на 1 августа 1937 г. // СЮ. 1937. N 19. С. 52 - 53; Постановление НКЮ РСФСР от 27 мая 1936 г. "О судебной практике по ст. 111 УК // СЮ. 1936. N 18. С. 24 - 25; ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 10. Д. 76. Л. 1 - 160.

Определяющую роль в системе управления играли Управление прокуратуры республики и Верховный Суд РСФСР. По данным А.И. Казакова, ни Положение 1929 г., ни Положение о судоустройстве РСФСР 1926 г. не возлагали на Верховный Суд РСФСР функции судебного управления. Но в реальности по поручениям наркома он эту функцию выполнял, особенно активно в 1929 - 1930 и в 1934 - 1936 гг., то есть до и после работы оргинстра. Президиум ВС РСФСР рассматривал большое количество управленческих вопросов по судебной деятельности. Бригады ВС РСФСР проводили обследования и ревизии, заслушивали отчеты, участвовали в "оказании конкретной помощи" судам (т.е. в ускоренной расчистке залежей дел). ВС РСФСР проводил выборы народных заседателей, определял структуру судебных органов, руководил адвокатурой и нотариатом и т.д. Президиум ВС РСФСР принимал постановления, а председатель директивные письма. Например, 21.09.1935 вышло Постановление Президиума ВС РСФСР "О методах руководства народными судьями со стороны областных судов". Согласно Постановлению народный судья должен был вызываться на 2-недельную практику в областной суд. Были введены кассационные составы облсуда, за которыми закреплялись отдельные районы области. В 1935 - 1936 гг. Верхсуд предпринимал отчаянные меры по восстановлению нормального судопроизводства в республике. Особое внимание ВС РСФСР уделял восстановлению подготовительных заседаний судов, а также боролся с фальсификацией статистики, с бюрократизмом и волокитой, с извращением законов. В 1935 г. на заседания Президиума было вызвано 150 работников областных и нарсудов. Состоялось 60 выездов работников ВС для обследования и оказания практической помощи. В том числе были обследованы: Казахстан, Киргизия, Башкирия, Дальневосточный, Северный и Сталинградский края, Ивановская и Челябинская области. Отдельно обследовались коллегии облсудов. Бригада ВС РСФСР участвовала в работе группы ВС СССР, которая обследовала Саратовский крайсуд и спецколлегию Ленинградского облсуда. Многие ревизоры давали положительные заключения, несмотря на плохую работу судов. В 1935 г. ВС РСФСР издал 168 общих директив и разъяснений законов, 46 директив по организационным вопросам, 36 по работе ВС, 13 по контролю исполнения, 86 по незаконным приговорам, 32 по волоките, 29 по результатам обследований местных органов. Всего 455 актов. В 1936 г. ВС РСФСР насчитывал 180 оперативных работников, в том числе группу ответственных исполнителей по оргвопросам (8 человек). Такая же группа была в Управлении прокуратуры республики (9 человек). В 1935 - 1936 гг. именно Президиум ВС РСФСР принимал важные кадровые решения по судам 2-го звена. Например, 26.10.1936 было принято жесткое постановление по результатам обследования судебных органов Мордовской АССР. Председатель Главного суда МАССР был снят со своего поста. После этого ЦИК МАССР 16 ноября рассмотрел вопрос о председателе Главного суда республики (он же нарком юстиции) Буртаеве. "За политическую слепоту, за отсутствие оперативного руководства народными судьями и за притупление классовой бдительности" Буртаев был снят со своих постов. Также были сняты четверо судей Главного суда и двое народных судей. Иногда Президиум с подачи Крыленко заходил очень далеко. Так, по его почину в республике были созданы спецкамеры народных судов по лагерным делам. Была введена мера наказания, не предусмотренная в законодательстве, - заключение в штрафной изолятор до 2 лет. Определенное влияние на политику оказывали коллегии суда, выносившие частные определения на решения нижестоящих судов. Например, спецколлегия ВС РСФСР вынесла в 1935 г. 990 определений, а в 1936 г. - 1272. Также на коллегиях заслушивались доклады председателей судов, вызывались практиканты, изучалась практика по отдельным категориям дел <4>.

<4> Казаков А.И. Указ. соч. Л. 41 - 50; Названова Л.Н. Верховный суд Республики Мордовия. Саранск, 2003. С. 28 - 29; Постановление Президиума ВС РСФСР от 26 и 27.01.1936 "О работе подготовительных заседаний" // СЮ. 1936. N 9. С. 23; Работа Президиума Верхсуда РСФСР за 1935 г. и I квартал 1936 г. // СЮ. 1936. N 14. С. 20 - 24; ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 10. Д. 87. Л. 1 - 3; Ф. А-428. Оп. 3. Д. 15. Л. 42 - 45; Д. 23. Л. 1 - 2; Д. 24. Л. 20 - 21.

Управление в сфере юстиции в других союзных республиках в целом походила на российскую модель, но были и свои отличия. В Грузии, Армении и Азербайджане в 1930 г. были ликвидированы наркоматы юстиции. Их функции были переданы верховным судам и прокуратурам республик. В 1931 г. были созданы ВС ЗСФСР и прокуратура ВС ЗСФСР, которые стали осуществлять функции управления. В 1933 г. был восстановлен НКЮ Азербайджанской ССР, а затем и другие наркоматы. Их функции почти полностью совпадали с функциями НКЮ РСФСР. На Украине в марте 1934 г. по постановлению ВУЦИК и СНК УССР были расширены права ВС УССР и областных судов (см. выше). ВС УССР стал органом непосредственного руководства судами и толкования судебной практики, т.е. было нормативно закреплено положение, которое в РСФСР существовало фактически. НКЮ УССР управлял судами через ВС УССР. С июня 1935 г. расширяются права Президиума ВС УССР, который получил право пересматривать, изменять и отменять приговоры и постановления коллегий облсудов. Его решения мог опротестовать только Генеральный прокурор УССР в президиум ВУЦИК.

Интересно отметить, что ВС УССР, получивший дополнительные полномочия при помощи ВС СССР, делиться ими не захотел. Несмотря на неоднократные предложения ВС СССР и постановления оперативного совещания ВС СССР (декабрь 1935 г.), Железногорский (председатель ВС УССР) фактически не восстановил нормальное гражданское судопроизводство. Тогда ГСК ВС СССР стала заслушивать доклады украинских областных судов напрямую. В итоге возник конфликт между двумя судами. Он продолжался в течение всего 1936 года <5>.

<5> История государства и права УССР. Киев, 1976. С. 407 - 409; Кожевников М.В. Указ. соч. С. 258; Мироненко А.Н., Бенько А.П. Карательные органы на Украине в сер. 30-х годов XX столетия. Киев, 1993. С. 1; Мовсумов Д.Г. Советская судебная система в Азербайджане (1917 - 1936 гг.). Баку, 1970. С. 157, 179 - 187; ГАРФ. Ф. Р-9474. Оп. 1. Д. 103. Л. 54.

Решения Комиссии советского контроля и давление со стороны ВС СССР заставили ВС РСФСР развернуть массовую проверку и чистку судебных органов. 11 августа 1935 г. было принято директивное письмо ВС РСФСР, обязывающее председателей облсудов активизировать управление нарсудами. В том числе предлагалось обобщать судебную практику, делать ежемесячные выводы по отдельным делам, ввести ежемесячный отчет кассационных составов на производственном совещании, провести проверку самых слабых судов, организовать контроль исполнения решений облсудов.

21 сентября 1935 г. на расширенном заседании Президиума ВС РСФСР Булат подверг работу областных судов жесткой критике. Работа статистиков этих судов была признана в существенной степени фальсифицированной, часть дел не регистрировалась. Зачастую приговоры не подписывались нарзаседателями. Суды были завалены делами. Отмечалось низкое качество работы судей и следователей. По постановлению Президиума Верховного Суда РСФСР каждого нового народного судью должен был заслушивать председатель облсуда. При сдаче дел должен был составляться акт. Предлагалось прекратить легкий переход судей с работы на работу. Было необходимо ввести нормальный учет судебных работников. Ограничивалось количество заседаний суда и т.д. В реальности провести большинство из этих предложений было невозможно <6>.

<6> Лицом к народному суду // СЮ. 1935. N 30. С. 2 - 4; О методах руководства народными судьями со стороны краевых, областных и главных судов // СЮ. 1935. N 31. С. 2; О постановке на обсуждение в президиумах крайсудов постановления КСК о Северокавказском суде // СЮ. 1935. N 25. С. 3; ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 16. Д. 18. Л. 17 - 18; Ф. Р-9474. Оп. 1. Д. 103. Л. 88.

В 1935 - 1936 гг. бригады ВС РСФСР проводили ревизии и чистки областных судов. Результаты ревизий обсуждали на Президиумах ВС РСФСР, и отчеты о них регулярно печатала "Советская юстиция". Материалы повторных проверок, проведенных ВС РСФСР на Северном Кавказе (первые проверки провело КСК СССР летом 1935 г.) в августе и сентябре 1935 г., показывали незначительные изменения в работе судов, что могло квалифицироваться как саботаж, но на самом деле отражало нереалистичность исполнения постановлений КСК.

Осенью 1935 г. А.А. Лисицын (председатель Гражданской коллегии Верхсуда РСФСР) обследовал Башкирию, в апреле 1936 г. Свердловскую область, Н.А. Торская (член того же суда) - Челябинскую область. По постановлению Президиума ВС работа нарсудов Челябинской области была признана неудовлетворительной. Кроме общих для судебной системы хронических пороков Президиум отмечал, что процент прекращенных и отмененных дел народных судей в кассационных инстанциях составлял 25% всех уголовных и 50% гражданских. Отдельные судьи присуждали к лишению свободы до 70% обвиняемых, иные по 5%. Архивы были в хаосе. Челябинский облсуд заслушивал отчеты судей, но общие указания не давал. Было допущено множество организационных и кадровых нарушений. Председатель суда Башкарев был снят со своего поста. Во время ревизии работа суда обсуждалась на партсобрании, которое давало председателю суда прямые указания по управлению судьями. Из облсуда было исключено 4 судьи, из числа народных судей - 14. В 1936 г. было выведено еще несколько судей и несколько арестовано <7>.

<7> О результатах обследования работы судебных органов Челябинской области // СЮ. 1935. N 29. С. 23 - 24; Попов. Судебные органы Северного Кавказа после решения комиссии советского контроля // СЮ. 1935. N 31. С. 6; ОГАЧО. Ф. 2022. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 - 136.

Во время проверки работы Свердловского облсуда Лисицын выявил массу грубейших нарушений. Карательная политика извращалась. В судах царил обвинительный уклон. Ходатайства обвиняемых почти никогда не удовлетворялись. Заключенным не вручали копии обвинительных заключений. Отдельные жалобы лежали без движения до 15 месяцев. Определения ВС РСФСР по освобождению из-под стражи неправильно осужденных не выполнялись "за невозможностью выяснить их местонахождение". Решения обкома (в т.ч. Постановление обкома 07.09.1935 по обследованию КСК) суд не выполнял. Было потеряно много дел. В большинстве судов не было совещательных комнат, комнат для свидетелей, для вещественных доказательств, для архива. Свидетели сидели на улице, дела валялись в разных местах. В народном суде Березовского завода была только одна комната (25 квадратных метров). Помещение для совещательной комнаты было отгорожено фанерой. Совещания проходили шепотом. Докладная записка ревизора была составлена с жесткими формулировками. По записке было принято постановление Президиума ВС РСФСР. Председатель суда Сундуков и председатель уголовно-кассационной коллегии Корешков были сняты со своих постов. Одновременно проверку суда провел обком партии. Многие судьи были отчислены из органов юстиции. В области в 1934 - 1936 гг. выбыло 115 судей всех судов, прибыло 129. По распоряжению обкома с апреля 1936 г. началась проверка работы народных судей райкомами и горкомами. Она сопровождалась новой чисткой. В 1935 г. на каждого второго народного судью было наложено дисциплинарное или партийное взыскание <8>.

<8> ГАСО. Ф. Р-148. Оп. 2. Д. 16. Л. 80 - 161; ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 14. Д. 46. Л. 1 - 23; Д. 507. Л. 1 - 72; Д. 508. Л. 1 - 10; Оп. 15. Д. 103. Л. 139 - 159; Д. 562. Л. 140 - 154.

В проверках активно участвовал ВС СССР. На 52-м Пленуме ВС СССР было принято решение об искоренении волокиты и бюрократизма в судебных органах. Во исполнение этого решения бригада ВС РСФСР производила проверки в Москве, Ленинграде, Московской и Западной областях. Оказалось, что при рассмотрении жалоб и исковых заявлений народными судьями допускается масса грубых выходок. Часы приема не устанавливались, выстраивались огромные очереди. В Челябинской области свыше месяца рассматривалось 78% жалоб, в других судах едва ли меньше. Принятое по этому вопросу Постановление Президиума ВС РСФСР от 25.12.1935 обязывало судей искоренить недостатки, несколько судей было снято с работы. Проблема плохой работы с жалобами обсуждалась в течение полугода. К этой же теме ВС СССР еще раз вернулся в июле 1936 г. на 55-м Пленуме ВС СССР. Отмечалось, что проверки дали результат, работа с жалобами и порядок проведения процессов улучшились. Однако коренного перелома достигнуто не было. Борьба с бюрократизмом проводилась формально. Например, Черниговский облсуд и Верховный суд БССР установили прием посетителей в течение всего рабочего дня. Народные суды Татарской АССР проводили "процессы-молнии" с грубым нарушением правил <9>.

<9> Веденяпина. Изгнать волокиту и бюрократизм из судебных органов // СЮ. 1936. N 6. С. 8 - 9; Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 03.02.1936 // СЮ. N 8. С. 15; Постановления 55-го Пленума Верховного Суда СССР // СЮ. 1936. N 28. С. 20.

После принятия Положения о НКЮ СССР в 1936 г. роль высших судов в судебном управлении уменьшается. Вновь вырастает значение наркоматов юстиции. Основное бремя руководства судами несли отделы судебного управления. Формально наркомом юстиции РСФСР оставался Крыленко. Временно исполняющим должность он назначил Булата И.Л., а Минкин А.Е. стал заместителем Булата и в какой-то степени возглавил ВС РСФСР. Из НКЮ РСФСР в НКЮ СССР перешло 67 человек. Четкого разделения двух ведомств не было. Фактически они работали вместе. Они даже имели объединенные структурные подразделения. В 1937 г. Крыленко и Булат издали значительное количество актов по деятельности судов в РСФСР. Так, из 101 приказа наркома 23 были посвящены ревизиям и обследованиям судов (по Челябинской, Московской областям), 16 относились к процессуальному праву, 27 по деятельности судов (в т.ч. 15 по подготовке к выборам народных судей). Отдельные приказы устанавливали квалификацию преступлений. В 1938 г. из 65 приказов наркома Дмитриева 6 относились к судебному процессу, 14 к деятельности судов и 6 разбирали результаты ревизий судов. По результатам ревизий в первом полугодии 1938 г. Дмитриев выпустил серию секретных приказов, определявших деятельность судов. В том числе он активно налагал дисциплинарные взыскания вплоть до увольнения, давал директивы по применению УК и т.д. Например, в декабре 1937 г. по приказу Дмитриева была проведена проверка спецколлегии ВС РСФСР <10>.

<10> О работе судов Челябинской области // СЮ. 1937. N 16. С. 51 - 52; О результатах обследования Московского областного суда // СЮ. 1937. N 17. С. 54 - 55; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 8. Л. 63, 92; Оп. 2. Д. 4. Л. 1 - 13; Ф. А-353. Оп. 10. Д. 79. Л. 59, 110 - 112, 152, 168; Оп. 13. Д. 1. Л. 1 - 200; Д. 13. Л. 1 - 150; Оп. 16. Д. 25. Л. 3 - 48; Ф. А-428. Оп. 3. Д. 28. Л. 1 - 10.

На деятельность наркомата большое влияние оказывали оперативные совещания. Их функции не изменились с середины 30-х годов. Например, 9 января 1937 г. совещание приняло Постановление "О практике судов по делам частного обвинения", которое содержало прямые указания судам по квалификации преступлений.

В НКЮ РСФСР было создано 4 отдела по судебному управлению (первоначально предполагали создать судебно-организационное управление, в 1938 г. было введено управление судебных учреждений, объединившее 4 отдела). Отделы строились по территориальному принципу и включали по штату 18 человек. Ревизоры отделов активно обревизовывали и обследовали региональные суды. Схожие функции имели отделы других республиканских НКЮ. Так, НКЮ УзбССР провел в 1937 г. 62 ревизии, в 1938 г. - 42. В директивных письмах нарком предписывал судам, как проводить правильную карательную политику по отдельным категориям дел. Наркомат включал управление судебных учреждений, которое делилось на сектора. По Положению о НКЮ Киргизской ССР местный отдел включал в себя сектора - судебно-организационный, ревизионно-инструкторский и судебной статистики. В большинстве аналогичных отделов и управлений ощущалась постоянная нехватка штатных сотрудников. Так, в отделе судебных учреждений НКЮ УССР в 1937 г. вместо 17 единиц было всего лишь 3 работника. Тем не менее этот наркомат пытался организовать обеспечение деятельности судов в республике. Например, на совещании в НКЮ УССР 14 ноября 1937 г. была принята резолюция, вводившая обязательное участие народного судьи при кассационном рассмотрении его решения/приговора <11>.

<11> Дужанский. Из практики отдела судебных учреждений НКЮ УССР // СЮ. 1938. N 2 - 3. С. 57 - 58; Из деятельности НКЮ РСФСР // СЮ. 1937. N 7. С. 5; История государства и права Узбекистана. Т. 3 (1937 - 1958 гг.). Ташкент, 1968. С. 49 - 51; О практике судов по делам частного обвинения // СЮ. 1937. N 5. С. 55 - 56; Олейник О.Ю. Организационно-правовые основы функционирования системы Наркомюста РСФСР в 1929 - 1936 гг. Владимир, 2006. Л. 87; Супатаев А., Тайгин Ф. Создание и развитие советского суда в Киргизии. Фрунзе, 1991. С. 135; Шкрыль Е.О. Становление и организационно-правовое развитие судебного управления и судебного надзора в РСФСР (1917 - 1940 гг.): историко-правовое исследование: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов н/Д, 2005. Л. 69 - 70; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 8. Л. 63; Оп. 1а. Д. 3. Л. 80.

Отдельные управленческие функции сохранял ВС РСФСР, тем более что полномочия НКЮ и суда фактически не были разделены до осени 1937 г. Президиум ВС РСФСР принимал постановления, а утверждал их Крыленко. Например, 1 ноября 1936 г. было принято Постановление Президиума ВС РСФСР "О работе Северокавказского краевого суда". Анализ ревизии этого многострадального суда показал, что положение после проверки КСК в 1935 г. ...ухудшилось. Председатель суда Ермаков был снят со своего поста. Отдельные управленческие функции осуществляли коллегии. В течение 9 месяцев спецколлегия ВС РСФСР вынесла 563 частных определения, обследовала 9 СК, заслушивала доклады председателей коллегий судов 2-го звена. С перерывом, но коллегии проводили производственные совещания, на которых разрешали и управленческие вопросы <12>.

<12> Кожевников М. Суды Северокавказского края // СЮ. 1937. N 2. С. 24 - 25; Постановления Президиума Верховного Суда РСФСР // СЮ. 1937. N 1. С. 50; ГАРФ. Ф. А-428. Оп. 3. Д. 28. Л. 1 - 21; Д. 31. Л. 1 - 2.

В середине 30-х годов XX в. шел поиск модели судебного управления в СССР. В 1933 - 1936 гг. основные функции по управлению осуществляли верховные и областные суды, в 1936 - 1938 гг. наркоматы юстиции союзных республик. И те и другие не смогли в полной мере осуществить это управление. Причины заключались в недостатке кадров, отсутствии опыта у работников юстиции. Значительное время уходило на проведение шумных политических кампаний. Плохое управление негативно влияло на эффективность работы судебной системы в СССР.