Мудрый Юрист

Проблемы освобождения от уголовной ответственности за преступления против свободы личности е. Вельмезева-марахтанова

Екатерина Вельмезева-Марахтанова, старший преподаватель Тольяттинского филиала Самарского государственного университета, кандидат юридических наук.

В соответствии с действующим уголовным законодательством специальный вид освобождения от уголовной ответственности за преступления против свободы личности предусмотрен лишь в ст. 126 "Похищение человека" и ст. 127.1 "Торговля людьми" Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК). Целесообразность внесения в уголовный закон таких примечаний, их законодательная конструкция являются предметом научной дискуссии. Большинство российских ученых положительно оценивают решение законодателя о введении в УК этих примечаний <1>. Однако в учебной литературе по уголовному праву встречается и иное мнение по данному вопросу.

<1> См., например, Волков К.А. Освобождение от уголовной ответственности за торговлю людьми: вопросы законодательной техники и правоприменения // Актуальные проблемы юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения: Сб. материал. междунар. науч.-практ. конф. / Отв. ред. В.В. Кулыгин. Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2007. С. 227 - 230; Кругликов Л.Л. Уголовно-правовые средства противодействия работорговле и смежным с ней формам // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. С. 397; Скобликов П. Незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника в новом уголовном законодательстве // Законность. 1997. N 9. С. 53.

По мнению В.В. Мальцева, наличие примечания к ст. 126 УК противоречит положениям Конституции Российской Федерации, а также принципам уголовного права. Автор отмечает, что, поскольку право на свободу относится к категории естественных прав, то проблема выбора способов его защиты и восстановления не должна решаться исключительно по воле законодателя. Кроме того, принцип равенства предполагает единство уголовно-правового способа защиты одинаковых по ценности интересов личности, а соответственно, и оснований освобождения от уголовной ответственности лиц, их нарушивших. Но поскольку специальный вид освобождения от уголовной ответственности предусмотрен лишь к ст. 126 и ст. 127.1 УК, то одинаковые и менее значимые интересы личности обладают в разделе VII УК большей степенью защищенности, нежели право на свободу <2>.

<2> См.: Мальцев В. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности // Уголовное право. 2005. N 3. С. 51 - 52.

Как представляется, с данной позицией согласиться сложно. Думается, что отсутствие в разделе VII УК норм, предусматривающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности, не снижает степени защищенности права на свободу по сравнению с другими объектами преступных посягательств. Освобождение от уголовной ответственности за те виды деяний, которые относятся к категории преступлений небольшой или средней тяжести, возможно на основании положений Общей части УК. Кроме того, особенностью объективной стороны состава похищения человека является длящийся характер данного деяния. Соответственно, использование возможности прерывания преступной деятельности в такой ситуации наиболее оправданно. Представляется, что проблема практики применения примечаний, содержащих специальные условия освобождения от уголовной ответственности за преступления против свободы, должна решаться не посредством отказа от них в УК, а посредством совершенствования их редакции.

Так, формулировка примечания к ст. 126 УК не лишена недостатков. В ней чрезмерно широко представлены возможности освобождения виновного от ответственности. Для применения данного примечания необходимо, чтобы существовали два условия: 1) добровольное освобождение потерпевшего; 2) отсутствие в действиях виновного иного состава преступления. Понятие добровольного освобождения похищенного разъяснил Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке казуального толкования уголовного закона: "Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона (примечание к ст. 126 УК) понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения" <3>. Речь, таким образом, идет об освобождении похищенного человека в ситуации, когда виновный мог продолжать незаконно его удерживать, однако предоставил ему свободу. Что касается условия об отсутствии в действиях виновного иного состава преступления, то здесь возникают следующие вопросы: 1) о каком ином преступлении идет речь; 2) лицо, добровольно освободившее похищенного, но совершившее другое преступление, вообще не освобождается от ответственности или освобождается от ответственности по ст. 126 УК, но привлекается за другое совершенное им преступление.

<3> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 3. С. 21.

Думается, что, исходя из смысла примечания к ст. 126 УК, если лицо выполнило указанные в нем условия, но помимо похищения человека совершило какое-либо деяние, содержащее иной состав преступления, то оно освобождается от уголовной ответственности по ст. 126 УК, но должно быть привлечено к ответственности за другое преступление. Аналогично следует толковать и примечание к ст. 127.1 УК. Такой подход широко применяется в судебной практике. Приведу пример.

Верховным Судом Республики Башкортостан Ф. и Ш. осуждены по ч. 2 ст. 125.1 УК РСФСР за похищение человека, а Ч. - по ст. 17 и ч. 2 ст. 125.1 УК РСФСР, т.е. за пособничество этому преступлению. Как установлено судом, Ф. и Ш. при пособничестве Ч., действуя с целью установления виновных в покушении на убийство Н., похитили Т., который, по их мнению, был причастен к данному покушению и мог сообщить необходимую информацию о его обстоятельствах. Потерпевшего захватили на улице, привезли в подвал дома, где в течение длительного времени избивали его, причинив менее тяжкие телесные повреждения, после чего он был отпущен на свободу. Президиум Верховного Суда РФ протест заместителя Председателя Верховного Суда об изменении переквалификации действий осужденных Ш. и Ф. с ч. 2 ст. 125.1 УК РСФСР на ч. 2 ст. 109 УК РСФСР, а также об отмене приговора и прекращении дела в отношении Ч. за отсутствием в его действиях состава преступления удовлетворил. В постановлении об этом указано следующее. Согласно примечанию к ст. 126 УК, введенному в действие с 1 января 1997 г., лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Материалами дела установлено, что осужденные Ф. и Ш., имея реальную возможность незаконно удерживать потерпевшего, отпустили его, т.е. добровольно освободили. Никаких требований, служащих условием освобождения Т. не предъявляли. При таких обстоятельствах Ф. и Ш. должны нести ответственность за преступления, сопряженные с похищением, а не за похищение. На этом основании их действия с ч. 2 ст. 125.1 УК РСФСР переквалифицированы на ч. 2 ст. 109 УК РСФСР (причинение путем истязания менее тяжких телесных повреждений). В отношении Ч., который не принимал участия в избиении Т., производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления <4>.

<4> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 7. С. 11 - 12.

Как представляется, включение в текст примечаний к ст. 126 УК указанного выше условия, порождает отсутствие его единообразного толкования. Соответственно, это осложняет правоприменительную практику. Поэтому представляется целесообразным исключить из текста этих примечаний оговорку "если в его действиях не содержится иного состава преступления" и уточнить правило об освобождении от уголовной ответственности, добавив слова "за данное преступление".

Как уже отмечалось, специальный случай освобождения лица от уголовной ответственности предусмотрен и в примечании к ст. 127.1 УК "Торговля людьми". Согласно п. 1 данного примечания, лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно впервые совершило деяние, предусмотренное ч. 1 или п. "а" ч. 2 ст. 127.1 УК, добровольно освободило потерпевшего и способствовало раскрытию совершенного преступления. Ограничение сферы действия примечания 1 к ст. 127.1 УК лишь на простой и один квалифицированный составы торговли людьми, а не на весь состав преступления в целом, совершенно справедливо оценивается исследователями как нелогичное <5>. При этом они исходят из того, что главной целью введения подобных примечаний к статьям Особенной части УК является стимулирование отказа со стороны субъекта преступления от дальнейшего осуществления преступного замысла и превенция возможности наступления вредных последствий. Отсюда делается вывод о целесообразности распространения примечания к ст. 127.1 УК на основной и квалифицированный состав преступления в целом.

<5> См., например, Волков К.А. Указ. соч. С. 227 - 230; Иванчин А.В. Составы торговли людьми и использования рабского труда (ст. ст. 1271, 1272 УК): проблемы совершенствования // Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия: Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. С. 158 - 161.

Что касается содержания примечания 1 к ст. 127.1 УК, то в отличие от примечания к ст. 126 УК оно дополнено такими условиями освобождения лица от уголовной ответственности, как совершение преступления впервые, а также способствование раскрытию совершенного преступления. Думается, что такое дополнение не лишает примечание 1 к ст. 127.1 УК тех недостатков, которые свойственны примечанию к ст. 126 УК.

В юридической литературе авторами даются рекомендации о совершенствовании примечаний к ст. ст. 126, 127.1 УК посредством указания в них таких условий, при наличии которых возможно освобождение виновного (срок содержания потерпевшего в условиях неволи, отсутствие достижения преступных целей, а также определенных вредных последствий для потерпевшего) <6>. Думается, что подобные предложения заслуживают поддержки.

<6> См., напр., Нуркаева Т.Н. Преступления против свободы и неприкосновенности личности // Российская юстиция. 2002. N 8. С. 38.

Возможность освобождения от уголовной ответственности за преступления против свободы личности должна быть ограничена предъявлением к посткриминальному поведению субъекта такого дополнительного условия, как, например, удержание потерпевшего в условиях неволи не более определенного срока. Статистика совершения таких преступлений, как незаконное лишение свободы, похищение человека свидетельствует о том, что если освобождение не произошло в первые сутки, то либо оно не состоится вообще, либо состоится значительно позже, а к потерпевшему в период его удержания применяется насилие. Чем больше времени прошло с момента похищения, тем менее вероятно освобождение потерпевшего, но более вероятно причинение ему вреда, в том числе морального. Соответственно, эффективность действия данной поощрительной нормы является достаточно высокой в течение первых суток после похищения. По этому представляется, что ограничение срока удержания 48 часами достаточно для того, чтобы субъект преступления одумался и принял решение об освобождении потерпевшего. Кроме того, в случае добровольного освобождения по истечении данного срока ответственность может смягчаться, например, посредством применения судом ст. 64 УК и назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Следует отметить, что в уголовном законодательстве зарубежных стран вопрос об освобождении виновного в преступном посягательстве на свободу личности решается по-разному. В некоторых государствах бывших союзных республик примечания к соответствующим статьям Особенной части УК также содержат условия освобождения от уголовной ответственности, не связанные с отказом виновного от достижения преступных целей либо сроком длительности преступления (например, ст. 130 УК Республики Таджикистан <7>, ст. 144 Азербайджанской Республики <8>). В уголовном законодательстве стран дальнего зарубежья, как правило, отсутствуют подобные основания для полного освобождения лица от уголовной ответственности за преступления против свободы личности. Законодатель решает вопрос мотивации положительных действий виновного путем дифференциации уголовной ответственности за указанные деяния в зависимости от срока удержания потерпевшего в условиях неволи, а также условий его содержания, наличия либо отсутствия вредных последствий. Так, например, в Уголовных кодексах Болгарии (ст. 142) <9>, Испании (ст. 163, ст. 164) <10>, ФРГ (ч. 1, ч. 3 ст. 239) <11>, Швейцарии (ст. 184) <12> наказание за похищение человека, незаконное лишение свободы зависит от срока удержания жертвы в неволе. В Уголовном кодексе Франции наказание за незаконное лишение свободы и незаконное задержание дифференцировано не только в зависимости от срока длительности преступной деятельности, но и условий содержания заключенного (ст. 224-2 УК) <13>.

<7> Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Принят Законом Республики Таджикистан от 21 мая 1998 г. "О принятии Уголовного кодекса Республики Таджикистан". Введен в действие 1 сентября 1998 г. Постановлением Парламента Таджикистана / Предисловие - А.В. Федоров. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
<8> См.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Науч. ред., предисловие - И.М. Рагимов. Пер. с азерб. Б.Э. Аббасов. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. 325 с.
<9> См.: Уголовный кодекс Республики Болгария / Науч. ред. А.И. Лукашова. Пер. с болг. Д.В. Милушев, А.И. Лукашов; вступ. статья Й.И. Айдаров. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
<10> См.: Уголовный кодекс Испании / Под ред. и с предисловием Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова. М.: Зерцало, 1998.
<11> См.: Уголовный кодекс Федеративной Республики Германия / Науч. ред. и вступ. статья Д.А. Шестакова; предисловие - Г.-Г. Йешек. Пер. с нем. Н.С. Рачковой. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
<12> См.: Уголовный кодекс Швейцарии / Пер. с нем. М.: Изд-во "Зерцало", 2000.
<13> См.: Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Л.В. Головко, Н.Е. Крыловой. Пер. с франц. и предисловие Н.Е. Крыловой. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2002.

Подобный подход известен и российскому уголовному праву. Так, в период действия Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. <14>, Уголовного Уложения 1903 г. <15> ответственность за определенные виды преступлений против свободы дифференцировалась не только в зависимости от срока удержания потерпевшего, но и с учетом условий его содержания, характера учиненного в отношении его насилия, наличия особых отношений между похитителем и похищенным к моменту совершения преступления.

<14> См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. 14-е изд. СПб.: Американская скоропечатная, 1990. С. 881 - 882.
<15> См.: Российское законодательство X - XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. Т. 9. М., 1994. С. 315.

Представляется, что опыт зарубежных государств, а также традиции отечественного законодательства в целом являются положительными и подлежащими учету российским законодателем при обсуждении вопроса о совершенствовании примечаний, содержащих условия освобождения лица от уголовной ответственности за преступления против свободы личности.

Положительная оценка действий законодателя относительно введения в УК примечаний к ст. ст. 126, 127.1 тем не менее не позволяет не озвучить правомерный вопрос: почему законодатель не предусмотрел соответствующее примечание к иным статьям главы 17 УК, предусматривающим ответственность за менее тяжкие преступления, например незаконное лишение свободы? Вероятно, причина кроется в решении вопроса о категоризации преступлений против свободы личности.

На основе анализа санкций ч. 1 ст. 126, ч. 1 ст. 127, ч. 1 ст. 127.1, ч. 1 ст. 127.2, ч. 1 ст. 128 УК можно сделать вывод о признании законодателем наиболее общественно опасным преступлением против свободы личности похищение человека, за которое предусматривается максимальное наказание в виде лишения свободы на срок от четырех до восьми лет. Соответственно, оно отнесено к категории тяжких преступлений. Торговля людьми, использование рабского труда хотя и предполагают не менее циничное обращение с человеком, его свободой, чем похищение, отнесены законодателем к категории преступлений средней тяжести: по ч. 1 ст. 127.1, ч. 1 ст. 127.2 УК максимальным наказанием является лишение свободы на срок до пяти лет. Незаконное лишение свободы является преступлением небольшой тяжести, так как за его совершение по ч. 1 ст. 127 УК самым строгим может быть наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Незаконное помещение лица в психиатрический стационар является преступлением средней тяжести, так как ч. 1 ст. 128 УК предусматривает лишение свободы на срок до трех лет.

Представляется, такое решение законодателя нельзя признать правильным. И при похищении человека, и при незаконном лишении свободы происходит удержание лица в условиях неволи с той лишь разницей, что при похищении человека удержанию предшествуют захват и перемещение лица в место удержания. Торговля людьми предполагает совершение действий, составляющих объективную сторону похищения человека либо незаконного лишения свободы. При незаконном помещении лица в психиатрический стационар также могут осуществляться захват и перемещение лица. Соответственно, при приблизительно равной степени общественной опасности рассматриваемых деяний имеется диспропорция в санкциях, предусмотренных за их совершение.

Поскольку предусмотренные в гл. 17 УК преступления против свободы личности в целом схожи по характеру и степени общественной опасности, необходимо, на наш взгляд, использование специального вида освобождения от уголовной ответственности при совершении любого преступления против свободы личности. В целях усиления гарантий охраны права человека на свободу, представляется возможным предусмотреть общее примечание для всех норм Особенной части УК, устанавливающих уголовную ответственность за преступления указанной группы. Предлагается следующая его редакция: "Лицо, добровольно освободившее потерпевшего, освобождается от уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьями настоящей главы Кодекса, если оно удерживало потерпевшего в условиях неволи не более 48 часов, отказалось от достижения своих целей и возместило причиненный ему ущерб".