Мудрый Юрист

Актуальные проблемы исполнения имущественных взысканий, установленных судебным приговором

Грицай О.В., доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права СамГУ.

Согласно данным статистики менее 20% от общего количества исполнительных производств исполняются должниками в добровольном порядке <1>. Поэтому государство обязано предусматривать в российском законодательстве эффективный механизм реализации судебных актов, наделив органы или должностных лиц, обязанных осуществлять такую публичную функцию, определенными адекватными полномочиями (мерами) принудительного характера.

<1> См.: Гражданское исполнительное право: Учебник / Под ред. А.А. Власова. М.: Экзамен, 2004. С. 142.

О крайней неэффективности современных мер принудительного исполнения свидетельствуют следующие данные: процент реального исполнения имущественных требований по исполнительным документам по Российской Федерации за 2005 год составил всего 18,7%, за 2006 год - 20,5% <2>. За 6 месяцев 2007 года судебными приставами-исполнителями Самарской области реально взыскано 2497116 руб., что составило 21% от суммы, подлежащей взысканию <3>.

<2> Данные статистического отчета о работе ФССП России за 2006 год // www.fssprus.ru.
<3> Сведения по исполнению судебных решений и актов специально уполномоченных органов за I полугодие и задачах на II полугодие отдела организации исполнительного производства Управления ФССП по Самарской области. С. 2.

Как отмечено коллегией Министерства юстиции РФ, основными проблемами, оказывающими значительное влияние на эффективность работы судебных приставов-исполнителей и сроки исполнения, продолжают оставаться: несовершенство законодательной базы, конкуренция отдельных норм федеральных законов, отсутствие механизма исполнения отдельных норм, а также отсутствие единообразия судебной и правоприменительной практики <4>. Поэтому совершенствование законодательства, регламентирующего процессуальный порядок исполнения судебных актов путем применения мер государственного принуждения, является главным условием повышения результативности деятельности в исполнительном производстве.

<4> Решение коллегии Минюста России от 14 июня 2006 г. "О состоянии работы в сфере исполнительного производства по обеспечению конституционных прав граждан и юридических лиц, существующих проблемах и мерах по их разрешению". Утв. Приказом Минюста России от 22 июня 2006 г. N 240.

Вступивший в силу с 1 февраля 2008 года новый Федеральный закон "Об исполнительном производстве" стал новым решительным шагом законодателя в этом направлении, но, на наш взгляд, так и не разрешил актуальных проблем процедуры принудительного исполнения юрисдикционных актов <5>.

<5> Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ (принят ГД РФ 14 сентября 2007 г.) // Российская газета. 2007. 6 окт.

Федеральный закон "Об исполнительном производстве" устанавливает, что постановления судебного пристава-исполнителя обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. В качестве мер ответственности, применяемых за неисполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение норм законодательства об исполнительном производстве, следует выделить:

  1. Временное ограничение на выезд должника из РФ (ст. 67 Федерального закона "Об исполнительном производстве").
  2. Привлечение к административной ответственности (ст. ст. 17.3, 17.8, 17.14, 17.15, 19.4, 19.5, 19.7, 20.25, 23.68 КоАП РФ).
  3. Привлечение к уголовной ответственности (ст. ст. 157, 177, 312, 315 УК РФ).

Однако эти законоположения не обеспечивают неукоснительного исполнения требований судебных приставов-исполнителей. Опрос судебных приставов Краснодарского края показал, что 85% опрошенных считают причиной низкого качества принудительного исполнения судебных актов несовершенство действующего исполнительного законодательства и отсутствие у судебных приставов-исполнителей эффективных мер воздействия на неисправных должников, понуждающих последних к надлежащему исполнению требований исполнительных документов <6>.

<6> См.: Улетова Г.Д., Рысинов М.И. Некоторые итоги результатов анкетирования судебных приставов-исполнителей Краснодарского края за 2005 год // Исполнительное право. 2006. N 1. С. 38. Аналогичные претензии к законодателю высказываются и практическими работниками Самарской области: Гозданкер А. Я не сторонник "масок-шоу" // Самарские известия. 2005. 9 нояб.

Как показывает практика, основными мерами ответственности должников-граждан, не исполняющих надлежащим образом судебные акты, являются налагаемые постановлениями судебных приставов запреты на выезд за пределы РФ и административные штрафы. Однако эти меры понуждения к исполнению судебного акта следует признать неэффективными, потому что в случае отсутствия у должника имущества, достаточного для уплаты имущественных требований, установленных исполнительным документом, по которому возбуждено исполнительное производство, появление еще одного денежного требования в виде административного штрафа ничего не меняет для должника, но может существенно затруднить получение взыскателем присужденных средств, т.к. штраф является взысканием более высокой очереди и подлежит уплате в первую очередь, нежели, например, взыскание по гражданскому иску. В отсутствие имущества у должника штраф остается неоплаченным, а цели такого наказания остаются нереализованными.

Практика показывает, что в случае отсутствия у должника имущества, достаточного для удовлетворения требований исполнительного документа, приставы составляют акты о невозможности взыскания и возвращают исполнительные документы о возмещении ущерба, причиненного преступлением, взыскателю-потерпевшему, а по взысканию уголовных штрафов, назначенных судом в качестве дополнительного наказания, - в суд, постановивший приговор. Получается, что судебные приставы-исполнители в настоящее время работают по принципу, установленному народной мудростью "На нет и суда нет".

Иных мер ответственности неисправного должника, эффективно стимулирующих его к должному исполнению имущественных требований, законодательство России не предусматривает, поскольку совершение исполнительных действий осуществляется в соответствии с принципом личной неприкосновенности должника <7>. В связи с этим, на наш взгляд, заслуживают одобрения попытки некоторых авторов аргументировать необходимость интеграции в российское исполнительное законодательство позитивного зарубежного опыта в вопросах применения ответственности за действия органа принудительного исполнения. Уральские процессуалисты предлагают ужесточить меры ответственности за неисполнение законных требований судебного пристава-исполнителя в исполнительном производстве путем включения в российское законодательство норм о применении лишения свободы, общественных работ, принудительного трудоустройства должника <8>.

<7> См. более подробно: Грицай О.В. Принципы современного исполнительного производства // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 6. С. 42.
<8> См.: Бернам У., Решетникова И.В., Ярков В.В. Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции. Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 1996. С. 142; Решетникова И.В. Исполнительное производство за рубежом // Право и экономика. 2001. N 3. С. 38 - 43.

Члены Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса в Российской Федерации <9> уверены в необходимости реанимации практики проставления соответствующего штампа в паспорте нерадивым должникам <10>. На наш взгляд, реализация данной меры в настоящее время невозможна, поскольку организации по месту работы или получения иного дохода должника действующим законодательством не наделены правом производить удержания каких-либо сумм в пользу взыскателя из дохода должника по своей инициативе без исполнительного документа или собственного заявления лица, обязанного к выплате.

<9> Коллекторские агентства - агентства по истребованию долгов - начали свою деятельность в России с 2005 года. На территории Самарской области создано несколько таких агентств, работающих в основном с банками по истребованию невозвращенных кредитов.
<10> См.: Акимова Е. Позорное клеймо // Самарские известия. 2006. 5 окт.

Исследуя процедуру обращения взыскания на имущество, отметим, что для обращения взыскания на имущество должника установления одного факта регистрации имущества на имя должника недостаточно. Судебный пристав-исполнитель должен еще установить место нахождения данного имущества. В тех случаях, когда стандартная процедура выявления имущества должника не дала необходимых результатов, ст. 65 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предписывает органу принудительного исполнения производить по заявлению взыскателя розыск должника и его имущества. Деятельность подразделения ФССП по розыску на территории Самарской области регламентирована Инструкцией по розыскной работе в Управлении Федеральной службы судебных приставов Самарской области, утвержденной Приказом руководителя территориального управления от 5 июля 2007 г. N 363 <11>. Сотрудники подразделения не наделены полномочиями по ведению оперативно-розыскной деятельности, поэтому имеют право проводить гласные мероприятия по розыску имущества: опрос граждан; наведение справок; исследование предметов и документов; наблюдение; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Вероятно, этим объясняются низкие показатели работы розыскных подразделений. В частности, за 6 месяцев 2006 года сумма разысканного имущества составила 5,4% от общей суммы долга по исполнительным документам на начало розыскной деятельности, аналогичный показатель за 6 месяцев 2007 года - 11% <12>.

<11> Опубликована не была.
<12> Раздел 5. Результаты работы по розыску должников и их имущества: Информационно-аналитический обзор о деятельности Управления ФССП по Самарской области за I полугодие 2007 года. С. 7.

В исполнительной практике есть случаи, когда в процессе поиска имущества должника судебными приставами-исполнителями выявляются факты фиктивных сделок, заключенных до наложения ареста на имущество между должником и третьими лицами с целью сокрытия имущества от взыскания. Согласно действующему законодательству ни судебный пристав-исполнитель, ни взыскатель не имеют правомочия на обращение в суд с исками о признании таких сделок недействительными, поскольку в соответствии с гражданским законодательством такие дела возбуждаются только по заявлению стороны сделки либо прокурора. В связи с этим необходимо закрепить в Федеральном законе "О судебных приставах" норму, обязывающую судебного пристава обращаться с соответствующим представлением к прокурору, который, реализуя функции надзора за законностью в исполнительном производстве <13>, должен активно включиться в деятельность по защите прав взыскателей и возбудить дело о признании ничтожности фиктивной сделки.

<13> Закреплены в указании Генерального прокурора РФ от 6 января 1999 г. N 1/7 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами" // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генпрокуратуры РФ. Т. 1. М., 2004.

Заключительным этапом обращения взыскания на имущество должника является его реализация. Имущество передается Российскому федеральному фонду имущества для принудительной его реализации <14>. В процессе реализации арестованного и конфискованного имущества также существует ряд проблем, связанных с длительным отсутствием надлежащего законодательного урегулирования процедуры проведения реализации, которое было осуществлено только в новом Федеральном законе "Об исполнительном производстве". В связи с этим процент фактической реализации имущества, переданного РФФИ в Самарской области, остается довольно низким и составляет 27,5% (в РФ - 26,5% за 2006 год) <15>. Одной из проблем являются злоупотребления работников органов принудительного исполнения, связанные с приобретением арестованного имущества по заниженной цене в свою собственность, а также необоснованно низкая оценка ими имущества, передаваемого на реализацию, что существенно нарушает права не только должников, но и взыскателей, рассчитывающих на полное удовлетворение их требований <16>. Для устранения этих недостатков территориальным управлением ФССП по Самарской области создана группа по контролю за арестом, оценкой и реализацией имущества, на которую возложены полномочия по организации процесса продажи такого имущества. Разработаны методические рекомендации о порядке передачи судебными приставами-исполнителями подразделений Самарской области арестованного, конфискованного, бесхозного имущества на реализацию в специализированные организации, а также методические рекомендации по определению рыночной стоимости арестованного имущества с целью установления начальной цены продажи судебными приставами-исполнителями <17>.

<14> См.: Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 (ред. от 20 декабря 2006 г.) "О реализации арестованного имущества, реализации, переработке (утилизации), уничтожении конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 17. Ст. 1677.
<15> Раздел 3. Сведения о результатах работы УФССП по Самарской области по линии реализации имущества должников за 6 месяцев 2007 года: Информационно-аналитический обзор о деятельности Управления ФССП по Самарской области за I полугодие 2007 года. С. 6.
<16> О случаях приобретения арестованного имущества по заниженным ценам самими работниками ФССП см.: Перова Н. Оборотная сторона исполнения // ЭЖ-Юрист. 2005. N 47. С. 5.
<17> Информационный бюллетень службы судебных приставов Управления юстиции Самарской области. 2002. N 1. С. 6, 47 - 49.

При распределении между взыскателями взысканных с должника денежных средств также возникает ряд неразрешенных вопросов. Так, в новый Федеральный закон "Об исполнительном производстве" не включена норма, присутствовавшая в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" 1997 года, о возможности удовлетворения требований гражданских истцов за счет имущества, подлежащего конфискации (п. 4 ст. 72 ранее действовавшего Федерального закона). Возможно, такой подход законодателя обусловлен изменением норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, по-новому с 1 января 2007 года регулирующих фактические и юридические основания конфискации имущества <18>. В таком случае диаметрально противоположное содержание норм ранее действующего и нового исполнительного законодательства по вопросам конфискации заставляет вновь обратиться к проблеме соотношения публичных и частных интересов в праве, на необходимость правильного решения которой неоднократно указывалось Европейским судом по правам человека <19>. На наш взгляд, в исполнительном производстве необходимо последовательно реализовывать провозглашаемый в праве приоритет частных интересов, в связи с чем изменить установленную очередность распределения взысканных сумм в пользу гражданских истцов как при взыскании административного либо уголовного штрафа, так и при исполнении конфискации.

<18> С 1 января 2007 года законодательством закреплены нормы, устанавливающие в уголовном процессе "специальную" конфискацию имущества, т.е. которое получено в результате совершения преступлений, предусмотренных в п. "а" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, либо является доходами от данного имущества, либо является имуществом, в которое было частично или полностью преобразовано это имущество, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления; использовалось или предназначалось для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), либо является денежной суммой взамен подлежащего конфискации имущества, либо признано по делу вещественным доказательством, но его законный владелец не установлен.
<19> См.: Постановление Европейского суда по правам человека "Burdov v. Russia" от 07.05.2002 // Российская газета. 2002. 4 июля.

Если приговором суда к должнику применено наказание, не связанное с лишением свободы, то суд должен исполнительные документы для производства удержаний направить в подразделение ФССП по месту работы должника-осужденного. Причем п. 9.2.25 Инструкции по судебному делопроизводству предписывает суду в сопроводительном письме в адрес ФССП указывать размер удержаний в соответствии с установленным законом <20>. Требование Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде в этой части, на наш взгляд, является излишним. Во-первых, ст. 99 Федерального закона "Об исполнительном производстве" установлены единые для всех случаев обращения взыскания на доходы должника размеры удержаний - 50 и 70% (при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, и возмещении за ущерб, причиненный преступлением). Предписание о размере взыскания по исполнительным документам обязан дать судебный пристав-исполнитель в постановлении, сопровождающем исполнительные документы в бухгалтерию по месту работы должника. Во-вторых, подобное требование, возможно, имело бы смысл, если бы суд удовлетворил требование о возмещении вреда, причиненного преступлением, в виде периодических платежей в твердой денежной сумме. Однако и в этом случае происходит простое дублирование содержания исполнительного листа, что является нецелесообразным, поскольку он прилагается к сопроводительному письму.

<20> Инструкция по судебному делопроизводству в районном суде, утв. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36 // Российская газета. 2004. 5 нояб.

И наконец, основное положение, которое нарушается анализируемой нормой Инструкции, заключается в том, что обращение взыскания на доходы должника допускается без выявления другого имущества только в том случае, когда сумма взыскания не превышает 10 тысяч рублей либо размер заработка осужденного таков, что позволяет единовременно (удержанием в размере 50 или 70%) удовлетворить требования взыскателя. Как правило, суммы штрафов, установленных приговором суда, и гражданских исков значительно превышают указанную сумму, а размеры заработной платы, получаемой осужденным, как установлено анализом уголовных дел, судом не выясняются. Поэтому следовало бы исключить эту норму Инструкции в пользу установления в уголовно-процессуальном законодательстве правила о направлении исполнительных листов о взыскании штрафов и возмещении ущерба, причиненного преступлением, в подразделение судебных приставов по последнему известному месту жительства осужденного.

Исследуя порядок обращения взыскания на доходы должника, полагаем, что основными проблемами, с которыми сталкиваются судебные приставы, решая вопрос о возможности обращения взыскания на доходы должника, стали "серые" зарплаты, начисляемые должникам, а также отсутствие единой информационной базы сведений о месте работы граждан. Ранее такие сведения органы принудительного исполнения могли получить из адресного бюро, где место работы указывалось на момент прописки и выписки гражданина, и эти сведения были более или менее стабильными. Но в условиях современной безработицы и низкого уровня жизни населения социально неблагополучные граждане меняют место работы достаточно часто и хаотично. Для решения этой проблемы территориальными управлениями ФССП заключаются соглашения с фондами обязательного медицинского страхования и пенсионными фондами о доступе службы ФССП к базам данных этих организаций для отслеживания факта получения страхового медицинского полиса и фиксированных отчислений из заработка гражданина-должника. Однако зачастую и эти сведения являются устаревшими к моменту возбуждения исполнительного производства. На наш взгляд, было бы правильным возложить на работодателей при приеме на работу гражданина обязанность направлять уведомление об этом в адресное бюро УВД субъекта Федерации. Но мы понимаем, что в настоящее время реализация данного предложения затруднена в связи с необходимостью значительного объема финансирования этого проекта.

Таким образом, нерешенность указанных выше проблем исполнительного производства при реализации исполнительных документов, связанных с конфискацией, уплатой штрафов и возмещением ущерба, причиненного преступлением, существенным образом снижает эффективность правосудия по уголовным делам.