Мудрый Юрист

Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за преступления, совершаемые в сфере добычи водных биоресурсов, как правовая мера специального (криминологического) предупреждения преступлений в данной сфере

Кадырметов М.А., соискатель ВНИИ МВД России.

Вопросы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления, совершаемые в сфере добычи водных биоресурсов, являются в настоящее время довольно актуальными, поскольку посягательства на водные биологические ресурсы отличаются высокой степенью общественной опасности, как по характеру деяния, так и по степени последствий. Преступность в данной сфере давно уже приобрела поистине промышленные масштабы и характер организованной преступной деятельности, нередко осуществляемой должностными лицами с использованием служебного положения, коррумпированных связей, с применением современных промысловых орудий лова и других технических средств.

Анализ состояния дел и оперативной обстановки в рыбопромышленном комплексе России за последние пять лет позволяет сделать вывод о том, что рыбная отрасль страны в настоящее время находится в первой тройке наиболее криминализированных видов бизнеса, а в Дальневосточном регионе - одной из самых криминогенных сфер экономики <1>.

<1> По данным экспертов, только на Дальнем Востоке стоимость незаконно добытой морепродукции, нелегально реализуемой за рубежом, доходит до 1,5 млрд. долларов США.

Браконьерство в современном виде стало деятельностью организованных преступных групп со строгой иерархией и распределением обязанностей. Так, более 70% злостных браконьеров, длительное время занимающихся ловом осетра, белуги, севрюги на территории Астраханской области, имели постоянных потребителей (скупщиков) икры, реализовывавших продукцию браконьерства по устойчивой, отработанной системе сбыта <2>.

<2> См.: Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2007. С. 526.

Анализ уголовно-правовой статистики свидетельствует о ежегодном росте числа выявляемых преступлений в сфере добычи, переработки и оборота водных биоресурсов. В результате незаконной добычи рыбным и иным биологическим запасам нашей страны наносится серьезный ущерб, существенно страдает экология. На устранение последствий совершения экологических преступлений, в том числе и браконьерства, зачастую требуются длительное время и большие материальные затраты. Поэтому вопросы сохранения водных биоресурсов и меры по противодействию преступности в данной сфере - задачи государственной важности, являющиеся частью политики нашего государства по национальной безопасности и борьбе с преступностью в целом.

Одним из направлений деятельности государства в борьбе с преступностью является ее предупреждение. В российской криминологической литературе представлены различные определения понятия предупреждения преступлений. Раскрывая вопросы мер специального (криминологического) предупреждения преступлений, в частности в сфере добычи водных биоресурсов, согласимся с мнениями В.Е. Эминова и И.М. Мацкевича по вопросу представленного ими определения понятия предупреждения преступности. По их мнению, предупреждение преступности - многоуровневая система мер и осуществляющих их субъектов, направленная на: а) выявление и устранение либо ослабление и нейтрализацию причин преступности, отдельных ее видов, а также способствующих им условий; б) выявление и устранение ситуаций на определенных территориях или в определенной среде, непосредственно мотивирующих или провоцирующих совершение преступлений; в) выявление в структуре населения групп повышенного криминального риска и снижение этого риска; г) выявление лиц, поведение которых указывает на реальную возможность совершения ими преступлений, и оказание на них сдерживающего и корректирующего воздействия, а в случае необходимости - и на их ближайшее окружение <3>.

<3> См.: Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2007. С. 265.

Исходя из определения предупреждения преступности как многоуровневой системы мер, оно подразделяется на общесоциальное и специальное (криминологическое).

Предупреждение преступности общесоциальными средствами осуществляется через всю совокупность крупномасштабных мероприятий, обеспечивающих прогрессивное развитие общества, отношений людей в экономической, политической, духовной, семейно-бытовой и других сферах.

Специальное (криминологическое) предупреждение преступлений включает в себя комплекс мер, специально предназначенных и целенаправленных на борьбу с преступностью, которые осуществляются органами, предприятиями, учреждениями, организациями, имеющими нормативно выделенные функции, связанные с этой борьбой.

В отечественной криминологической литературе встречаются различные классификации мер специального (криминологического) предупреждения преступлений. Наиболее часто основанием классификации являются следующие: по объему, по направленности, территориальному масштабу, механизму и форме воздействия, субъекту разработки и применения <4>. В свою очередь, каждая из мер по представленной классификации подразделяется на предупредительные меры конкретного направления. Например, по механизму воздействия специальные меры подразделяются на: правовые, воспитательные, социальной поддержки, медицинские, социально-психологические, психолого-педагогические, технические, идеологические и др.

<4> См.: Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. Г.М. Миньковского. М.: БЕК, 1998. С. 184; Алексеев А.И. Криминология: Курс лекций. М.: Щит-М, 1998. С. 116 - 117; Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2007. С. 279.

К наиболее значимым специальным предупредительным мерам относятся правовые меры.

Правовые меры специального предупреждения преступлений в сфере добычи водных биоресурсов путем совершенствования уголовного законодательства неоднократно находили свое отражение в научных трудах таких ученых-криминологов, как Н.А. Лопашенко, М.А. Лапина, Э.Н. Жевлаков, Н.В. Суслова, О.Ю. Шадрин, Б.Б. Магомедова <5> и другие, в диссертационных исследованиях В.М. Раднаева, В.А. Черепахина, Н.А. Крылова, Д.И. Галимова <6>, проектах федеральных законов <7>, разрабатываемых как на региональном, так и на федеральном уровне.

<5> См.: Заключение на проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в статьи 256 и 258 Уголовного кодекса Российской Федерации", подготовленное д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко; Лапина М.А. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. М., 2003. С. 128; Жевлаков Э.Н., Суслова Н.В. Законность в сфере охраны рыбных запасов Каспийского и Волжского бассейнов // Уголовное право. 1999. N 4. С. 80; Суслова Н.В. Проблемы борьбы с правонарушениями в сфере рыболовства и охраны рыбных запасов // Правовые проблемы охраны окружающей среды / Под ред. Э.Н. Жевлакова. М., 1998. С. 219; Шадрин О.Ю. Некоторые пути решения проблемы борьбы с транснациональной преступностью в области охраны морских биоресурсов в Азиатско-Тихоокеанском регионе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Дальневосточном регионе: Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции 18 - 19 мая 2005 г. Хабаровск, 2005. С. 24 - 27; Магомедова Б.Б. Уголовно-правовые меры борьбы с незаконной добычей рыбы // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Вып. N 45. Тольятти: ВУиТ, 2004. С. 142 - 146.
<6> См.: Раднаев В.М. Борьба с браконьерством. Уголовно-правовой и криминологический аспекты. Дис. ... канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С. 112; Черепахин В.А. Уголовно-правовые меры борьбы с незаконной добычей рыбы по законодательству Российской Федерации. Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2000. С. 62 - 63; Крылов Н.А. Уголовная ответственность за незаконную добычу водных животных и растений: по материалам Дальневосточного региона. Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 153; Галимов Д.И. Уголовно-правовые и криминологические проблемы противодействия преступности в сфере использования и охраны водных биоресурсов. Дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2007. С. 61 - 92.
<7> См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 22 января 1999 г. N 3546-II ГД "О Федеральном законе "О внесении изменений и дополнений в статьи 256 и 258 Уголовного кодекса Российской Федерации".

По мнению ученых, диспозиции и санкции всех частей ныне действующей нормы УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконную добычу водных биоресурсов, являются несовершенными и требуют соответствующей корректировки. В своих научных публикациях и исследованиях ими предлагались различные варианты изменения формулировки ст. 256 УК РФ.

Так, Н.А. Лопашенко предлагалось исключение из п. "б" ч. 1 ст. 256 УК РФ слов "самоходного транспортного плавающего средства". Ею указывалось, что в настоящее время в ч. 1 ст. 256 УК РФ криминализированы только те деяния, которые указаны в ч. 1, в том числе и п. "б", предусматривающих ответственность за деяние, совершенное с "применением самоходного транспортного плавающего средства". Вместе с тем подавляющее большинство фактов незаконной добычи рыбы, водных животных и растений совершается именно с использованием самоходного транспортного плавающего средства. Поэтому опасным соответствующее деяние становится не в силу использования транспортного плавающего средства, а по причине ущерба, который может быть причинен в результате подобных действий.

Часть 1 ст. 256 УК РФ, по мнению Н.А. Лопашенко, может быть сформулирована следующим образом: "Незаконная добыча рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых морских растений, совершенная в нарушение законодательных актов и правил рыболовства".

В ч. 2 ст. 256 УК РФ предлагались следующие квалифицирующие признаки преступного деяния:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;

в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;

г) на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

В ч. 3 ст. 256 УК РФ могут быть указаны такие особо квалифицирующие признаки преступного деяния, как:

В самостоятельную (четвертую) часть, по мнению Н.А. Лопашенко, следует выделить преступные деяния, совершенные организованной преступной группой.

Также Н.А. Лопашенко предлагалось ужесточение санкций, которые действующее законодательство позволяет применять к преступникам. По ее мнению, преступление, предусмотренное ст. 256 УК РФ, ошибочно отнесено к категории преступлений небольшой тяжести. Преступления ч. 3 ст. 256 УК РФ должны быть отнесены к преступлениям средней тяжести, а по представленной ею редакции 4-й части - к категории тяжких <8>.

<8> См.: Заключение на проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в статьи 256 и 258 Уголовного кодекса Российской Федерации", подготовленное д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко; Лопашенко Н.А. Комментарий к ст. 256 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.К. Дюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. М.: Волтерс Клувер, 2005.

В своем диссертационном исследовании В.А. Черепахиным предлагалось включение в ч. 1 ст. 256 УК РФ отдельного п. "д" со следующей формулировкой: "сопряженное с применением насилия в отношении сотрудника правоохранительного или природоохранительного органа, не опасного для жизни и здоровья или угрозой такого насилия". Часть 2 ст. 256 УК РФ представлялась в такой редакции: "Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно сопряженные с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника правоохранительного или природоохранительного органа, неоднократно, а также с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия" <9>.

<9> См.: Черепахин В.А. Уголовно-правовые меры борьбы с незаконной добычей рыбы по законодательству Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2000. С. 117 - 118.

Другими учеными также предлагались различные изменения и дополнения в содержание ст. 256 УК РФ.

В целях дальнейшего совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления, совершаемые в сфере добычи водных биоресурсов, нами проанализирован Общий сравнительно-правовой комментарий и сравнительные таблицы уголовных кодексов государств - участников Содружества Независимых Государств (СНГ) <10>.

<10> См.: Лозовицкая Г.П. Общий сравнительно-правовой комментарий и сравнительные таблицы уголовных кодексов государств - участников Содружества Независимых Государств (СНГ): В 2 ч. / Под ред. П.Г. Пономарева. Саратов: Издательство Саратовской государственной академии права, 2002.

Анализ комментариев к уголовным кодексам стран СНГ показал, что во всех десяти государствах, кроме Республики Армения <11>, в Особенных частях кодексов имеются аналогичные ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации нормы, предусматривающие ответственность за незаконную добычу водных животных и растений. Например, ст. 249 Уголовного кодекса Украины "Незаконное занятие рыбным, звериным или иным водным добывающим промыслом" <12>, ст. 281 Уголовного кодекса Республики Беларусь "Незаконная добыча рыбы или водных животных" <13>, ст. 300 Уголовного кодекса Республики Грузия "Незаконная добыча рыбы или иных водных живых организмов" <14>, ст. 171 Уголовного кодекса Республики Молдова "Незаконное занятие рыбным или другими водными добывающими промыслами" <15> и др.

<11> В научном издании не представлен и не исследован Уголовный кодекс Республики Армения в связи с тем, что на момент опубликования исследования Кодекс не был переведен на русский язык.
<12> См.: Там же. Часть 2. С. 445.
<13> См.: Там же. Часть 2. С. 491.
<14> См.: Там же. Часть 2. С. 519.
<15> См.: Там же. Часть 2. С. 299.

Структура уголовных норм стран СНГ, предусматривающих ответственность за незаконную добычу водных животных и растений, аналогична структуре ст. 256 УК РФ (имеются части, пункты частей), вместе с тем в содержании норм имеются существенные различия. Например, в ст. 202 УК Республики Узбекистан законодателем включены в предмет преступления не только водные животные (рыбы), но и другие объекты животного и растительного мира. Содержание ст. 202 УК Республики Узбекистан "Нарушение порядка пользования животным или растительным миром" <16> следующее:

<16> См.: Там же. Часть 2. С. 357.

"Часть 1. Нарушение правил охоты, рыболовства или добычи других видов животного мира, нарушение установленного порядка или условий добычи редких животных либо сбора или заготовки дикорастущих видов лекарственных, пищевых и дикорастущих растений, а равно порядка пользования животным или растительным миром на особо охраняемых природных территориях, причинившее значительный ущерб...

Часть 2. То же деяние:

а) сопряженное с уничтожением зверей, птиц, рыбы, других видов животного мира или растений, занесенных в Красную книгу;

б) причинившее крупный ущерб;

в) совершенное по предварительному сговору группой лиц...

Часть 3. То же деяние, совершенное:

а) опасным рецидивистом;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) с использованием наземных, водных или воздушных механизированных средств;

г) с применением взрывных устройств, ядохимикатов либо другим общеистребляющим или общеуничтожающим способом;

д) организованной группой;

е) с причинением особо крупного ущерба, наказывается..."

По результатам проведенного нами анализа комментариев уголовных кодексов стран СНГ с точки зрения совершенствования российского уголовного законодательства за преступления, предусматривающие ответственность за незаконную добычу водных биоресурсов, наибольший интерес представляет содержание ст. 281 УК Республики Беларусь <17>, предусматривающей ответственность за незаконную добычу рыбы или водных животных. Диспозиция ч. 1 указанной статьи УК РБ гласит: "Добыча рыбы или водных животных без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, либо в недозволенных местах, либо недозволенными орудиями, способами и приемами (незаконная добыча рыбы или водных животных), совершенная в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение, наказывается..."

<17> См.: Там же. Часть 2. С. 491.

По нашему мнению, представляется целесообразным включение в ч. 1 ст. 256 УК РФ отдельного самостоятельного п. "д" в следующей редакции: "лицом в течение одного года после наложения административного взыскания за нарушения установленных правил рыболовства", который, на наш взгляд, повысит эффективность правовых мер, направленных на борьбу с незаконной добычей водных биоресурсов.