Мудрый Юрист

Территориальные органы федеральных органов государственной власти - совместная ответственность Российской Федерации и субъектов РФ

Тесницкая С.Е., начальник Контрольно-правового управления Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами.

Согласно ст. 1 Конституции РФ Российская Федерация - демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Показателем зрелости федеративных отношений является наличие работающего механизма разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ.

Согласно п. 3 ст. 11 Конституции РФ разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. На первый взгляд все предельно ясно, однако остается неурегулированным вопрос: можно ли ограничиться только этими правовыми инструментами, не включая в их число также и федеральные законы?

Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 95-ФЗ дополнил Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" <1> (далее - Федеральный закон об органах власти субъектов РФ) специальной главой IV.1, установившей общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ.

<1> Собрание законодательства РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

В п. 3 ст. 11 Конституции РФ указывается, что Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами разграничиваются предметы ведения и полномочия. Вместе с тем Федеральный закон об органах власти субъектов РФ устанавливает только порядок разграничения полномочий.

В Определении от 4 февраля 1997 г. N 13-О Конституционный Суд РФ констатировал, что хотя в ч. 3 ст. 11 Конституции РФ федеральные законы как правовое средство, обеспечивающее разграничение полномочий, не названы, но из буквального смысла ст. 72 следует, что принципы разграничения предметов ведения и полномочий устанавливаются принимаемыми в сфере совместного ведения федеральными законами <2>.

<2> См.: Правовые позиции в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (1992 - 1998 гг.). М., 1998. С. 152.

С учетом того что закон субъекта РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ не может противоречить федеральному закону, представляется, что путем принятия закона субъекта РФ устанавливаются полномочия органов государственной власти. Иными словами, Конституцией РФ, федеральными законами, договорами о разграничении полномочий осуществляется разграничение полномочий между органами государственной власти РФ и субъектов РФ, а дополнительную регламентацию полномочий органов государственной власти субъектов РФ осуществляют законы субъектов РФ и соглашения.

В нормах Конституции РФ отсутствует разграничение полномочий по нормотворчеству и исполнению нормативных правовых актов и соответственно не проведено разграничение по полномочиям органов государственной власти.

Поэтому следующим, вторым, этапом после разграничения полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ должна следовать деятельность, которую можно назвать "распределение" полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения.

В других федеративных государствах обозначенный выше вопрос решен. Как отмечает И.О. Краснова, в США основные исполнительные полномочия переданы на региональный уровень. Кроме этого, широко распространена практика, когда на региональный уровень передается исполнение федеральных контрольно-надзорных полномочий, которые осуществляются наряду с контролем за соблюдением законодательства своего штата <3>.

<3> См.: Краснова И.О. Экологическое право США: исследование теории и практики развития. Монография. М., 1996. С. 142, 145 - 146.

Для ФРГ также является обычным тот факт, что за Федерацией закреплены полномочия по нормотворчеству, земли исполняют федеральные установления, т.е. реализуют федеральную волю <4>.

<4> См.: Управление земельными ресурсами, земельный кадастр, землеустройство и оценка земель (зарубежный опыт) / Под ред. С.Н. Волкова и В.С. Кислова. М.: Технология ЦД, 2003. С. 137 - 144.

Федеральный закон об органах власти субъектов РФ содержит механизм, который позволяет в ряде случаев заключать соглашения о передаче исполнительным органам государственной власти осуществления части полномочий федеральных органов исполнительной власти.

К сожалению, в Федеральном законе об органах власти субъектов Российской Федерации не указывается, при каких обстоятельствах должны заключаться соглашения, не определены права (и соответственно обязанности) требовать заключения соглашения либо отказаться от заключения соглашения. И если рассматриваемый Федеральный закон содержит достаточно определенную запись в отношении договора (в каких случаях он может быть заключен), то при анализе его положений в части заключения соглашений такого вывода сделать нельзя.

По нашему мнению, отсутствие каких-либо критериев может привести к неоправданно произвольной передаче полномочий. В связи с этим представляется необходимым дополнить Федеральный закон об органах власти субъектов РФ положениями, устанавливающими критерии возможности распределения полномочий между органами государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ по вопросам совместного ведения.

Статья 26.8 названного Федерального закона предусматривает ряд необходимых, но формальных условий, при которых соглашения будут являться легитимными.

  1. Соглашения могут заключаться тогда, когда передача осуществления части полномочий не противоречит Конституции РФ, Федеральному закону об органах власти субъектов РФ, иным федеральным законам.
  2. Соглашения заключаются в случае, если осуществление части полномочий не может быть возложено федеральным законом в равной мере на исполнительные органы государственной власти субъекта РФ.
  3. Федеральные органы исполнительной власти, передавшие путем заключения соглашений осуществление части своих полномочий соответствующим исполнительным органам государственной власти субъекта РФ, контролируют соблюдение условий этих соглашений и несут ответственность за ненадлежащее осуществление части переданных полномочий.

Федеральный закон об органах власти субъектов РФ указывает, что проекты соглашений рассматриваются правительственной комиссией по взаимодействию федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ <5>.

<5> Ранее такой комиссией являлась Правительственная комиссия по взаимодействию федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, созданная Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 сентября 2005 г. N 587. Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 октября 2007 г. N 709 названная Правительственная комиссия упразднена. Вопросы Правительственной комиссии по взаимодействию федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ будут решать Министерство регионального развития РФ, Государственная комиссия по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей и Комиссия по оценке результативности деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти // www.government.ru.

Указанная комиссия после рассмотрения принимает согласованное сторонами решение о подписании соглашения либо о прекращении процедуры его заключения. По настоянию одной из сторон комиссия обязана принять решение о направлении материалов для рассмотрения на заседании Правительства РФ, которое принимает окончательное решение.

Следует отметить, что Федеральный закон об органах власти субъектов РФ прямо указывает на то, что передача полномочий должна сопровождаться передачей соответствующего финансирования, а также то, что за исполнением переданных полномочий должен осуществляться контроль со стороны федерального органа исполнительной власти.

Представляется, что наиболее рациональной формой контроля будет являться постоянное наблюдение за исполнением переданных полномочий. При этом постоянное присутствие представителей федерального органа исполнительной власти в субъекте РФ нецелесообразно, так как возможно их психологическое "сращивание" с объектом контроля. Оптимальным вариантом может выступать контроль, проводимый и инициированный сторонней (федеральной) организацией после вступления акта правоприменения в силу, вне связи с проблемами применяемого проверяемого акта либо действия.

Неоднократно органы государственной власти субъектов РФ обращались в федеральные органы исполнительной власти с предложением о заключении соглашения о передаче субъекту РФ осуществления ряда полномочий.

На примере некоего гипотетического проекта соглашения рассмотрим ситуацию подробнее. В предлагаемом проекте соглашения предусматривается, что федеральный орган исполнительной власти передает органу государственной власти субъекта РФ ряд полномочий. При этом федеральный орган исполнительной власти через свой территориальный орган, существующий на территории субъекта РФ, вправе контролировать деятельность по выполнению переданных полномочий.

Прежде чем рассматривать непосредственно соглашение, обратимся к нормам Конституции РФ, устанавливающим особенности организации федеральной власти в Российской Федерации, которые нетипичны, например, для США и ФРГ.

Причиной того, что в США исполнение осуществляется властями штатов, является то, что практика показала: там, где планы исполнения составлял федеральный орган власти, они оказались неэффективными. И главной причиной этого явилась объективная неспособность федерального органа учесть локальную специфику, что чрезвычайно важно для эффективного исполнения.

Вместе с тем Конституция РФ в ч. 2 ст. 77 устанавливает, что в пределах полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации. Применительно к представительным (законодательным) органам Конституция РФ такой нормы не содержит. Кроме этого, согласно ч. 1 ст. 78 Конституции РФ федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц. Через территориальные органы федеральные органы исполнительной власти проникают, пронизывают всю Российскую Федерацию, доходя до уровня муниципальных образований, чем достигается возможность получения всей необходимой информации с мест. Через систему территориальных органов федеральные органы исполнительной власти в РФ получают возможность непосредственно воздействовать на процессы на территории субъектов РФ, имеющие общефедеральное значение и регламентированные федеральными нормами, при этом обеспечивается взаимодействие как с территориальными органами других федеральных органов исполнительной власти на данной территории, так и с органами власти субъектов РФ на данной территории, органами местного самоуправления. Кроме этого, территориальные органы федеральных органов исполнительной власти являются незаинтересованными участниками отношений, связанных с реализацией полномочий субъектов РФ.

Возвращаясь к упоминавшемуся ранее проекту соглашения, необходимо учитывать положение ст. 26.3 Федерального закона об органах власти субъектов РФ, согласно которому при передаче органам государственной власти субъектов РФ осуществления полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, не предусмотренных ст. 26.3 данного Федерального закона и осуществляемых территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, указанные территориальные органы федеральных органов исполнительной власти подлежат реорганизации в форме преобразования или выделения в органы исполнительной власти субъектов РФ.

В связи с этим возникает вопрос целесообразности (и в ряде случае правомерности) действий по передаче осуществления части федеральных полномочий органам государственной власти субъектов РФ по различным причинам:

  1. в субъекте РФ имеется территориальный орган федерального органа исполнительной власти, который создавался для осуществления всех полномочий этого органа власти на территории субъекта РФ. При изъятии из круга его обязанностей ряда полномочий возникает вопрос: почему территориальный орган не может выполнять эти полномочия? Ряд предложений по передаче осуществления полномочий обосновывается сокращением расходов федерального бюджета. Вместе с тем у Федерации имеется право контролировать выполнение переданных полномочий (и соответственно финансировать деятельность должностных лиц, осуществляющих контроль), а также предоставлять субвенции для осуществления федеральных полномочий органом государственной власти субъекта РФ. Поэтому реального сокращения расходов не произойдет. Кроме этого, остается нерешенным вопрос о проведении контроля за реализацией переданных полномочий в связи с реорганизацией территориального органа федерального органа исполнительной власти, т.е. необходимости дополнительного назначения должностных лиц для проведения контроля;
  2. необходимо учитывать существующие нормы федеральных законов, устанавливающих (указывающих) уровень органов власти, реализовывающих их положения. При заключении соглашения, которое утверждается постановлением Правительства РФ, может быть фактически осуществлено распределение полномочий, закрепленных федеральным законом за федеральным уровнем власти, что является неправомерным.

Таким образом, представляется, что соглашения могут использоваться с осторожностью и объективно не могут получить пока большого распространения без соответствующей корректировки федеральных законов.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что у субъектов РФ, не обладающих полномочиями по реализации соответствующих норм, имеются действенные способы влияния на реализацию Федерацией своих полномочий.

В соответствии с Указом Президента РФ от 2 июля 2005 г. N 773 "Вопросы взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти" <6> федеральные министры до решения вопроса о кандидате на должность руководителя территориального органа федерального органа исполнительной власти согласовывают кандидатуру с высшим должностным лицом субъекта РФ.

<6> Собрание законодательства РФ. 2005. N 27. Ст. 2730.

В случае отказа в согласовании кандидатуры на должность руководителя территориального органа федерального органа исполнительной власти со стороны высшего должностного лица субъекта РФ федеральный министр вновь предлагает кандидатуру на указанную должность. В случае повторного отказа в согласовании кандидатуры федеральный министр самостоятельно принимает решение о назначении руководителя территориального органа федерального органа исполнительной власти либо о представлении его к назначению в установленном порядке. О несогласовании кандидатуры федеральный министр одновременно с принятием вышеуказанного решения информирует соответственно Президента РФ или Правительство РФ.

Таким образом, высшее должностное лицо субъекта РФ обладает реальными полномочиями по проведению своей позиции при назначении на должность руководителей территориальных органов кандидатуры, которая удовлетворяет требованиям субъекта РФ. В противном случае при назначении руководителем территориального органа федерального органа исполнительной власти специалиста, против которого высказывается субъект РФ, работа территориального органа может быть заблокирована со стороны субъекта РФ либо даже сорвана.

Несомненно, предстоящему назначению должны предшествовать консультации федеральных властей и органов власти субъекта РФ для подготовки взвешенного и приемлемого решения по кандидатуре руководителя территориального органа. Таким образом, территориальный орган, являясь "проводником" федеральных решений, должен находиться в конструктивных отношениях с органом власти субъекта РФ.

Также следует отметить, что ст. 26.4 Федерального закона об органах власти субъектов РФ регламентировано участие органов государственной власти субъекта Российской Федерации в рассмотрении Государственной Думой Федерального Собрания РФ проектов федеральных законов по предметам совместного ведения. Ранее данные вопросы были урегулированы только подзаконным актом - Регламентом Государственной Думы.

По нашему мнению, правовая реальность федеральных отношений представляет собой следующую схему: Федерация через свои органы власти принимает политические общегосударственные решения (путем издания федеральных законов) и создает путем предоставления государственных услуг и проведения контрольных мероприятий необходимые предпосылки для осуществления в первую очередь субъектами РФ целенаправленной деятельности по разработке и реализации приоритетных направлений развития субъектов РФ в целях комплексного, сбалансированного и ресурсного обеспечения решения задач геополитического, демографического, социального, национально-этнического, экономического, инфраструктурного характера на территории субъектов РФ <7>.

<7> См.: Выдержки из стенографического отчета о заседании Государственного Совета РФ "О механизмах взаимодействия федеральных и региональных органов исполнительной власти при разработке программ комплексного социально-экономического развития регионов". Москва, Большой Кремлевский дворец. 21 июля 2006 г. // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. N 8. С. 10.

При этом региональная политика каждого государства - это во многом политика недопущения и сглаживания резких территориальных диспропорций, что не исключает и неизбежного вмешательства по этому поводу в развитие практически каждой территориальной единицы <8>.

<8> См.: Ивайловский Д.А. К вопросу о новом этапе развития российского федерализма // Конституционное и муниципальное право. 2006. N 6. С. 36.

По такой же схеме должно, по нашему мнению, проводиться распределение круга вопросов, решаемых федеральным и региональным уровнями власти. Несмотря на имеющееся подавляющее присутствие Федерации по ряду вопросов, не должно создаваться ложное представление о том, что субъекты РФ обладают минимальным набором прав.

Анализ положений Федерального закона об органах власти субъектов РФ показывает, что даже полномочия субъектов, осуществляемые за счет их собственных средств, скупо прописанные в данном Федеральном законе, на самом деле регулируют огромный пласт прав и обязанностей, связанных с деятельностью "управляющего". При этом "управляющий" должен не только потратить те средства, которые может дать Федерация, но и, что главнее всего, создать условия для того, чтобы средства федерального бюджета были не основным, а дополнительным финансированием к имеющемуся собственному.

В связи с этим, по нашему мнению, на конкретном примере необходимо рассмотреть вопрос повседневного взаимодействия территориальных органов федеральных органов с органами государственной власти субъектов РФ.

Так, согласно ст. 20 Бюджетного кодекса РФ <9> администратор поступлений бюджетов всех уровней бюджетной системы РФ осуществляет в установленном порядке контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты, начисление, учет, взыскание и принятие решений о возврате (зачете) излишне уплаченных (взысканных) платежей в бюджет, пеней и штрафов по ним.

<9> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.

Как было указано выше, территориальные управления федеральных органов исполнительной власти создаются в целях исполнения полномочий федерального органа исполнительной власти, т.е. являются "представительством" федерального органа исполнительной власти на определенной территории и не могут выполнять функции, отсутствующие у самого органа власти.

При этом территориальные органы федеральных органов могут являться администраторами поступлений как федерального бюджета, так и бюджетов субъектов РФ. Например, такими администраторами являются Федеральная налоговая служба (ее территориальные органы), Федеральное казначейство (его территориальные органы), другие федеральные органы исполнительной власти <10>. Однако в ряде случаев на территориальные органы федеральных органов власти нормативным правовым актом субъекта РФ возлагаются функции, свойственные органам государственной власти субъектов РФ.

<10> См.: Приказ Минфина России от 8 декабря 2006 г. N 168н "Об утверждении указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации" // Справочная правовая система "КонсультантПлюс". Ранее Приказом Минфина России от 21 декабря 2005 г. N 152н были предусмотрены аналогичные положения.

Так, например, в соответствии с Постановлением Правительства Москвы от 18 апреля 2006 г. N 259-ПП "О мерах по реализации Закона города Москвы от 9 ноября 2005 г. N 56 "О бюджете города Москвы на 2006 год" <11> Управлению Федеральной налоговой службы (ФНС России) по г. Москве минимальное задание по мобилизации доходов в бюджет города Москвы на 2006 г. составляет 447 399 899 000 руб. При этом установлено задание по дополнительному привлечению средств в бюджет города Москвы для Управления ФНС России по г. Москве в сумме 40 000 000 000 руб. Такие задания по дополнительному привлечению средств в бюджет города Москвы установлены только для органов государственной власти г. Москвы, для других территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, помимо упомянутого УФНС по г. Москве, нормативов не предусмотрено.

<11> Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

Несомненно, ФНС России обладает уникальным статусом в части администрирования доходов бюджетов Российской Федерации, однако для сравнения необходимо привести Постановление Правительства Московской области от 19 января 2006 г. N 30/2 "О мерах по реализации Закона Московской области "О бюджете Московской области на 2006 год" <12>. В данном Постановлении осуществление мобилизации доходов бюджета возложено на центральные исполнительные органы государственной власти Московской области, иные исполнительные органы государственной власти, государственные органы Московской области и государственные учреждения Московской области, созданные для реализации отдельных функций государственного управления Московской областью, т.е. только органами власти Московской области.

<12> Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

Представляется, что указанные выше взаимоотношения по "постановке задач" органами государственной власти субъектов РФ территориальным органам федеральных органов исполнительной власти требуют тщательного изучения и правовой регламентации.

Возвращаясь к Федеральному закону об органах власти субъектов РФ, следует отметить, что помимо отмеченных выше способов передачи осуществления части полномочий федеральных органов исполнительной власти (или полномочий органов власти субъектов РФ) данный Федеральный закон содержит следующие варианты: участие органов государственной власти субъекта РФ в осуществлении полномочий РФ по предметам совместного ведения, не переданных им федеральными законами, в случаях, когда это участие предусмотрено федеральными законами (ст. 26.3.1); возложение на исполнительные органы государственной власти субъекта РФ осуществления отдельных полномочий РФ по предметам совместного ведения на основе федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ и Правительства РФ (ст. 26.5). При этом в этих случаях финансирование реализации полномочий Федерации осуществляется либо за счет средств субъекта РФ (участие в осуществлении), либо за счет федеральных субвенций (возложение осуществления).

Следует отметить, что если передача полномочий от Федерации субъекту РФ или от субъекта РФ Федерации осуществляется в большинстве случаев добровольно (как способ "поощрения" органа власти за оптимальную организацию работы, что делает деятельность органа государственной власти другого уровня неэффективной), то в случае неспособности субъекта РФ осуществлять как свои, так и переданные полномочия временное исполнение этих полномочий может осуществляться федеральным органом исполнительной власти либо назначенным федеральным органом исполнительной власти должностным лицом (ст. 26.9), т.е. временное исполнение является мерой политической ответственности субъекта РФ. При этом временное исполнение может финансироваться как за счет субъекта РФ, так и при недостаточности средств субъекта РФ - за счет федерального бюджета, чем достигается гарантированность исполнения закрепленных нормативными правовыми актами за субъектом РФ полномочий.

Не случайно среди отличительных черт федерализма ученые среди прочего называют централизацию, политическую солидарность, субсидиарность при распределении сфер деятельности; функции, которые не могут быть эффективно реализованы нижестоящим уровнем, подпадают под юрисдикцию уровня, расположенного выше <13>.

<13> См.: Родионова А.К. Концептуальные основы российского федерализма // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. N 7. С. 9.

Во исполнение ст. 26.3.2 Федерального закона об органах власти субъектов РФ Указом Президента РФ от 28 июня 2007 г. N 825 "Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации" <14> был утвержден Перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ. Помимо административного аспекта реализации Федерального закона об органах власти субъектов РФ и названного Указа Президента РФ субъекты РФ смогут извлечь материальную прибыль за выполнение установленных показателей эффективности.

<14> Собрание законодательства РФ. 2007. N 27. Ст. 3256.

Так, в настоящее время подготовлены предложения по созданию механизма содействия и поощрения субъектов Российской Федерации в достижении наилучших показателей эффективности в деятельности органов исполнительной власти на местах. Право на получение грантов имеют все субъекты РФ. Гранты выделяются на основании рейтинга эффективности работы органов исполнительной власти субъектов РФ. Оценка производится раз в год по каждому из показателей эффективности деятельности исполнительной власти субъектов РФ. Первое место в рейтинге по данному показателю будет занимать субъект РФ, получивший наивысший балл по сравнению с остальными субъектами. Итоговая оценка каждого субъекта РФ вычисляется как сумма баллов по всем показателям. Предполагается, что каждый год будут отбираться 20 регионов с наивысшими показателями для получения грантов <15>.

<15> См.: официальный интернет-сайт Министерства экономического развития и торговли РФ // http://www.economy.gov.ru.

Таким образом, за успешное выполнение возложенных полномочий субъект РФ может быть "премирован", т.е. его успехи получают финансовую оценку.

Учитывая вышеизложенное, по нашему мнению, закрепленные за субъектами РФ федеральным законодателем полномочия достаточны и должны использоваться не для соревнований с федеральными органами исполнительной власти и соответственно их территориальными органами по объему полномочий либо исключительности присутствия на определенной территории. Следует помнить, что по Конституции РФ государственные органы власти в Российской Федерации вне зависимости от их уровней являются единой системой <16>. Поэтому должен решаться вопрос, не кто в доме хозяин, а кто лучше выполняет свои обязанности <17>. При этом наградой в этом "соревновании" должны стать не личные амбиции федеральных или региональных руководителей, а повышение защищенности прав, гарантированных Конституцией РФ, благосостояния граждан, сохранение национальных природных богатств.

<16> См.: Выдержки из стенографического отчета... С. 8.
<17> См.: Выступление главы Администрации Президента РФ С. Собянина на открытии семинара для руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (РАГС при Президенте РФ, 16 - 20 октября 2007 г.): "Вы - руководители крупнейших корпораций по оказанию услуг гражданам... и этими корпорациям надо управлять профессионально и эффективно" // Конькова Е. Субъекты за партой // Российская газета. 2007. 17 окт.