Мудрый Юрист

Влияние социально-экономической политики советского государства на правосознание сельского населения в период массовой коллективизации сельского хозяйства

Мигущенко О.Н., докторант Академии управления МВД России, кандидат исторических наук, доцент.

Если рассматривать правосознание в качестве организационной (целенаправленной) системы, то для построения такой системы требуется создание среды. В условиях общества переходного типа основным фактором структурирования этой среды станет социально-экономическая политика государства и ее нормативно-правовое обеспечение. В конце 20-х - начале 30-х годов XX в. основным хозяйственно-политическим мероприятием стала коллективизация.

Уже в первых колхозах была материализована идея общественной собственности на средства производства. Однако эта материализация была не полной. В первых колхозах в большей степени проявлялось крестьянское представление об общественной собственности не как общенародной, а как групповой, ее основу составляли идеалы крестьянской страны Беловодье. Крестьянские представления о собственности гармонично вписывались в понятие "колхозно-кооперативная собственность", но дальше этого крестьянство идти не хотело. Отсюда и рождались призывы: не дадим правлению колхоза хозяйничать нашим имуществом. С другой стороны, председатели при создании колхозов часто проецировали крестьянские представления об индивидуальном хозяйстве на "свои" колхозы. Поэтому в основе их отношения к "своему" колхозу в трансформированном виде отражались отношения к своему индивидуальному крестьянскому хозяйству. Это становилось причиной отказов таких председателей, даже членов партии, выполнять задания по заготовке сельскохозяйственных продуктов, если это противоречило интересам колхозов. Председатели при отказах от выполнения планов заготовок чувствовали моральное превосходство перед вышестоящими руководителями, так как за ними стояло крестьянское "общество". Массовый характер это явление приобрело в 1932 - 1933 гг., что потребовало специальных мероприятий государства в форме "чистки" руководства колхозов. "Чистка" председателей и правлений колхозов в 1933 г. значительно обновила их состав и позволила решить текущие задачи по заготовкам. Но "чистка" не устранила причину, представление крестьян об общественной собственности как собственности крестьянского "общества", группы крестьян, а не всего народа, что создавало условия для проявления подобных явлений в будущем. Это прекрасно понимали сельские "идейные" коммунисты, которые ничего частного не признавали и для которых все в области хозяйства было публично-правовым, а не частным <1>. Уже в 1928 г. они утверждали, что коммуны и колхозы имеют в основе ту же индивидуальную собственность, значит, по отношению к государству мы видим собственническую идеологию <2>. Таким образом, создание колхозов автоматически не приводило к "переделке" крестьянского правосознания. Это вело к необходимости продолжения строительства организационной системы, а именно к созданию правового яруса среды, формирующей правосознание.

<1> См.: Ленин В.И. О задачах Наркомюста в условиях нэпа // Полн. собр. соч. Т. 44. С. 398.
<2> ГАРФ. Ф. р. 1235. Оп. 64. Д. 1. Л. 95.

Основой правового яруса среды, формирующей правосознание, стал Закон 7/8/32. Такое обозначение Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" было распространено во всех источниках исследуемого периода. Пункт II.1 Закона 7/8/32 приравнивал колхозную и кооперативную собственность к государственной <3>. Если ранее в научной литературе данный факт рассматривался в экономическом аспекте как положительный, так как сближение колхозно-кооперативной собственности способствует повышению уровня обобществления производства, углублению общественного разделения труда, расширению экономических связей между государственными и колхозно-кооперативными предприятиями <4>, то в современной научной литературе сложилась в основном отрицательная оценка этого нормативно-правового акта. Когда главный акцент делается на его репрессивном характере и противоречии нормам морали, такой подход затрудняет объективную оценку, упускает из вида, что любое явление имеет и положительные, и отрицательные стороны. С точки зрения объекта нашего исследования такой подход нельзя признать достаточным. Данный Закон имел решающее значение при формировании социалистического правосознания, поэтому, не вступая в дискуссию о его моральной стороне, представляется целесообразным осветить позицию современников, постараться понять мотивы и цели его принятия. По нашему мнению, ответы на эти вопросы достаточно полно даны И.В. Сталиным в его докладе на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1933 г. "Вы, как марксисты, - говорил И.В. Сталин, - должны знать, что сознание людей отстает в своем развитии от фактического их положения. Колхозники по положению уже не единоличники, а коллективисты, но сознание у них пока еще старое, частнособственническое. И вот бывшие люди из рядов эксплуататорских классов используют частнособственнические привычки колхозников, чтобы организовать расхищение общественного имущества и тем поколебать основу советского строя - общественную собственность.

<3> Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации, 1927 - 1932 гг. / Под ред. В.П. Данилова, Н.А. Ивницкого. М.: Политиздат, 1989. С. 477.
<4> Исмайлов Ж.И. Развитие общественной собственности в условиях совершенствования социализма // Известия АН Азербайджанской ССР. N 3. Серия "Экономика". Баку: Элм, 1988. С. 41.

Многие наши товарищи благодушно смотрят на подобное явление, не понимая смысла и значения фактов массового воровства и хищения. Они, как слепые, проходят мимо этих фактов, полагая, что "тут нет ничего особенного". Но они, эти товарищи, глубоко заблуждаются. Основой нашего строя является общественная собственность так же, как основой капитализма - собственность частная. Если капиталисты провозгласили частную собственность священной и неприкосновенной, добившись в свое время укрепления капиталистического строя, то мы, коммунисты, тем более должны провозгласить общественную собственность священной и неприкосновенной, чтобы закрепить тем самым новые социалистические формы хозяйства во всех областях производства и торговли. Допускать воровство и хищение общественной собственности - значит содействовать подрыву советского строя, опирающегося на общественную собственность, как на свою базу. Из этого исходило наше Советское правительство, когда оно издало недавно Закон об охране общественной собственности. Этот Закон есть основа революционной законности в настоящий момент. А обязанность строжайшего его проведения в жизнь является первейшим долгом каждого коммуниста, каждого рабочего и колхозника" <5>. В данных словах И.В. Сталина хотелось бы обратить внимание на интересующие нас моменты. Во-первых, признание современниками данного Закона как справедливого, так как подобное имело место и при установлении капиталистического строя, и при его охране в настоящем, кроме того, необходимость укрепления советского строя не могла вызывать сомнений. Во-вторых, направленность Закона 7/8/32 на преобразование старого правосознания - частнособственнического. В-третьих, его направленность на преобразование правосознания каждого коммуниста, каждого рабочего и колхозника, взгляд на активное проведение его в жизнь как на деятельность по укреплению советского общественного строя. В-четвертых, выступая основой революционной законности, Закон 7/8/32 выступал и основой правового яруса среды, формирующей правосознание.

<5> Сталин И.В. Итоги первой пятилетки. Доклад на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) от 7 января 1933 г. // Вопросы ленинизма. Изд. одиннадцатое. М.: Государственное издательство политической литературы, 1946. С. 393.

Авторы капитального труда "История советского уголовного права" А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский в качестве важнейших уголовных законов 1930 - 1934 гг. называли, помимо Закона 7/8/32, еще два: от 22 августа 1932 г. о борьбе со спекуляцией и от 8 июня 1934 г. об уголовной ответственности за измену Родине <6>. Эти три Закона и составили в конечном счете основу правового яруса среды, формирующей правосознание населения страны в исследуемый период.

<6> Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1948. С. 387, 388.

Оформление правового яруса требовало построения нравственного яруса среды, формирующей правосознание. Формирование направленности правосознания сельского населения на материализацию идеи общественной собственности через отношение к ней как к базовой правовой ценности вырабатывалось посредством стремления соответствовать нормативно определенным моделям поведения. Это неизбежно вело к изменению правовых интересов и, соответственно, трансформации экономических интересов. Готовность, предрасположенность к нормативно определенной деятельности формировалась в основном через правоохранительную форму осуществления функций государства. Данное обстоятельство становилось возможным в силу нахождения общества в переходном состоянии, при котором среда формирования правосознания отличалась формализацией отношений, жесткостью и неопределенностью. Формализация отношений проявилась в разделении субъектов носителей крестьянского правосознания на защитников общественной собственности ("мы") и расхитителей ("они"). И те и другие в существовании противоположной группы видели угрозу собственному существованию. Различие правовых интересов, ценностей и идей рождало между ними непонимание и вело к отказу при вступлении в правоотношения от признания за противной стороной субъективных прав. Это рождало неопределенность в общественных отношениях, которая была усилена голодом 1933 - 1934 гг.

"Они" видели в общественной собственности собственность крестьянского "общества", свою собственность и потому руководствовались своим правом, считали себя вправе распоряжаться ею. Их позиция значительно определялась и распространенными среди крестьянства ложными правовыми установками. Но защита общественной собственности становилась условием активизации духовного фактора в деятельности "мы", способствовала развитию у них энтузиазма и самопожертвования. "Мы" обладали спокойной верой бескорыстных борцов за светлое будущее всего человечества и потому также руководствовались своим правом, считали себя вправе применять насилие к "они", которые посягали на священную общественную собственность, чем подрывали советский общественный строй. Выход из этого социального конфликта становился возможен только через применение государственного принуждения. В эту деятельность включились все правоохранительные органы государства. Многочисленность дел по Закону 7/8/32 в 1932 и 1933 гг. в 1934 г. была сведена к минимуму. Это позволило констатировать, что правосознание сельского населения значительно изменило свое содержание, понятие "общественная, социалистическая собственность" превратилось в его базовую правовую ценность, чем была заложена основа социалистического правосознания.

Отсюда следует ряд выводов:

  1. Формирование социалистического правосознания шло по пути создания среды, в которой становилась необходимостью интернализация правил социалистического общежития и норм положительного права в целях достижения добровольного (путем привития общественно полезных знаний, умений и навыков социального поведения) и активного (путем привития чувства ответственности за свое государство) исполнения юридических обязанностей.
  2. В условиях общества переходного типа решающим фактором воздействия на сознание человека становится социально-экономическая политика государства. Ее формальное выражение в соответствующих нормативно-правовых актах, реальное осуществление через правоприменительную деятельность и ее социальные и экономические последствия оказывают воздействие на формирование правосознания индивида, группы, класса. В этом смысле средой формирования правосознания становится социально-экономическая политика государства, находящая отражение в осуществлении государством функций в организационной и правовых формах. В исследуемый период ее основными методами, как проекция основных факторов производства, стали коллективизация, раскулачивание и соответствующая политика Советского государства по обеспечению накопления капитала. Деятельность государства по их организационно-правовому обеспечению и превратилась в основной фактор преобразования правосознания в социалистическое.
  3. Коллективизация, раскулачивание и политика Советского государства по обеспечению накопления капитала были обусловлены естественно-историческими особенностями России, угрозой военного вторжения индустриальных стран Запада, а также мировым экономическим кризисом 1929 - 1933 гг. Указанные хозяйственно-политические кампании стали средством выхода СССР из мирового экономического кризиса, и в этом смысле можно говорить о подобии социально-экономической политики Советского государства "Новому курсу" Ф.Д. Рузвельта.
  4. Главной причиной повышения налогов выступала потребность в индустриализации страны. Особенности налоговой политики Советского государства вытекали из особенностей, присущих России, а именно использования внутренних источников накопления капитала. Другой особенностью стало ее осуществление на основе классового подхода. Это имело неожиданные последствия для формирования правосознания сельского населения. Повышенное обложение зажиточных, освобождение от налогов бедноты и требовательность к активу в проведении мероприятий по осуществлению социально-экономической политики государства выделяли их из общей массы крестьянства, что значительно повышало их самооценку. У зажиточных укреплялось чувство превосходства перед иными социальными группами деревни. У бедноты, которую за счет уступок ей стремились привлечь на свою сторону и зажиточные, и государство, формировалось чувство безнаказанности, у актива - презрение и ненависть к зажиточным. В этих условиях действующие нормы права переставали соответствовать интересам зажиточных и актива, а для бедноты становились не обязательными.
  5. Основными причинами раскулачивания выступали необходимость накопления капитала для индустриализации страны, решение земельного вопроса и преодоление противоречий в трудовых отношениях, которые не соответствовали новым производственным отношениям. Главной причиной стало стремление решить проблему перенаселенности центральных районов страны и освоения необжитых. Эта необходимость усиливалась под воздействием мирового экономического кризиса и агрессивной политики стран Запада, а следовательно, необходимостью нейтрализации враждебных советской власти элементов внутри страны.

В правосознании бедноты и актива сложилось представление о справедливости раскулачиваний и выселений всех противников советской власти как кулаков. Все это создавало предпосылки "перегибам" при проведении раскулачиваний. Но такая ситуация не была случайностью и определялась особенностями крестьянского правосознания, за столетия "привыкшего" при вступлении в правоотношения учитывать наличие права крестьянского и дворянского. Изменение социальной ситуации привело к возрождению в новом качестве традиционного для России "сословного" классового правосознания, которое делило всех субъектов права на "своих" и "чужих". И, соответственно, выводило субъективные права субъектов правоотношений из их принадлежности к соответствующей социальной группе (классу). В силу этого беднота и актив распространили на себя право жить по "высшему" праву (справедливому закону), следовательно, и право в правоотношениях не учитывать интересы и духовность кулаков. Подобное имело место и среди кулаков.

  1. Посредством коллективизации планировалось решить проблемы, возникшие в области земельных, трудовых и социальных отношений в деревне. Мероприятия по сплошной коллективизации имели отрицательные и положительные последствия, в силу чего ее нельзя оценивать однозначно. Поэтому у основной массы крестьянства вызывала отторжение не коллективизация как таковая, а темпы и методы ее осуществления.

Мероприятия по сплошной коллективизации фактически были мероприятиями по претворению крестьянского идеала в жизнь. Результатом этого стало создание материальной основы для преодоления крестьянским правосознанием представления о частной собственности как базовой правовой ценности.

  1. Проведение коллективизации, раскулачивания и мероприятий по накоплению капитала в условиях ограниченности финансовых средств вело к преобладанию специфических методов, характерных для переходного состояния общества. Советское государство наряду с применением государственного принуждения активно использовало и духовный фактор, находивший отражение в развитии энтузиазма населения. В то же время масштабность решаемых задач на фоне отсутствия средств не позволила избежать применения и бюрократических методов.
  2. Мероприятия по коллективизации, раскулачиванию и накоплению капитала привели к усилению миграции сельского населения в города. Это обострило проблему учета населения и потребовало введения паспортной системы, которая не была "вторым крепостным правом большевиков" <7>. В исследуемый период паспортная система была введена не на всей территории СССР. Граждане, постоянно проживающие в сельских местностях, паспортов не получали. Учет населения в этих местностях велся по "поселецким" спискам сельскими и поселковыми советами под наблюдением районных управлений рабоче-крестьянской милиции. В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывали на длительное или постоянное жительство в местности, где была введена паспортная система, они получали паспорта в районных или городских управлениях милиции по месту своего прежнего жительства сроком на 1 год. По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получали по новому месту жительства паспорта на общих основаниях.
<7> Малыгин А.Я. Роль единой паспортной системы в обеспечении безопасности государства // Труды Академии управления МВД России, 2007. N 3, сентябрь. С. 115, 116.
  1. Реформирование местных органов государства, подготовка государственных и партийных кадров, коллективизация, раскулачивание, накопление капитала и мероприятия, проводимые как их следствие, структурировали среду формирования правосознания, создавали условия для его преобразования.

Рассмотрение правосознания как организационной системы дает возможность говорить о процессе структурирования среды формирования правосознания как о процессе создания трех ярусов такой среды: идеологического, правового и нравственного. В этом смысле хозяйственно-политические мероприятия государства и их нормативно-правовое обеспечение становились средством материализации задач, целей, идей, стоящих перед государством в тот период. Это - социалистическое преобразование сельского хозяйства, преодоление последствий мирового экономического кризиса и обеспечение обороноспособности государства в целях победы социалистического способа производства. Материализация указанных идей в практической деятельности через правоприменительную деятельность создавала условия для их отражения в правосознании как конкретных явлений действительности и восприятия их правосознанием сельского населения на уровне правовой идеологии. Этим обеспечивалось построение идеологического яруса среды, формирующей правосознание. Но данные мероприятия не обеспечивали формирование в массовом крестьянском правосознании представления о справедливости созданного порядка и его соответствии нравственным и правовым ценностям крестьянства. Другими словами, речь идет прежде всего о сохранении такой характеристики правосознания крестьянства, как недоверие к "новому". Поэтому следующим шагом становилось создание правового и нравственного ярусов среды формирования правосознания.

  1. Основной задачей правового яруса выступало оформление новых представлений о добре и зле в действующем законодательстве и через это согласование потребностей концептуального порядка с нравственными ценностями. В силу этого правовой ярус в широком смысле может быть представлен как система законодательства Советского государства исследуемого периода. В узком смысле под правовым ярусом среды формирования правосознания мы будем понимать совокупность нормативно-правовых актов, которые непосредственно оказали воздействие на изменение базовых юридических понятий и правовых ценностей правосознания сельского населения. На наш взгляд, основным юридическим понятием, повлиявшим на изменение правосознания сельского населения, стало понятие "кулак", а основной базовой правовой ценностью, интернализация которой правосознанием привела к таким же последствиям, стала "общественная собственность на средства производства".

В этом смысле подтверждением сделанного вывода может служить и мнение по этому вопросу противника идеи коммунизма Р.Ф. Иеринга. "Коммунизм, - пишет он, - расцветает только в том болоте, в котором идея (частной. - О.М.) собственности совершенно исчезла" <8>. Но термин "болото" вызывает сомнение и противоречит мнению другого известного немецкого ученого О. Шпенглера, который в 1918 г. оценивал русскую (советскую) культуру как развивающуюся, в отличие от заканчивающей свой век европейской цивилизации <9>.

<8> Иеринг Р.Ф. Борьба за право // Избранные труды. В 2 т. Т. 1. СПб.: Издательство Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2006. С. 46.
<9> Шпенглер О. Закат Европы / Авт. вступит. статьи А.П. Дубнов, авт. комментариев Ю.П. Бубенков и А.П. Дубнов. Новосибирск: ВО "Наука"; Сибирская изд. фирма, 1993. С. 171.

Таким образом, нормотворческая деятельность государства и партии по юридическому оформлению понятий "кулак" и "общественная собственность на средства производства" стала следующим шагом по формированию социалистического правосознания сельского населения.

  1. Построение нравственного яруса среды формирования правосознания заключалось в приведении экономических интересов сельского населения в соответствие с действующими нормами положительного права, а следовательно, и готовности к деятельности по достижению идеи, интернализированной правосознанием. Готовность, предрасположенность к нормативно определенной деятельности по достижению социалистической идеи формировались путем вытеснения экономических интересов крестьянства политическими и духовными, в результате этого менялись и моральные представления о добре и зле.