Мудрый Юрист

Категория "равенство" в гражданском праве

Груздев Владислав Владимирович - заведующий кафедрой гражданского права и государствоведения юридического факультета Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова, кандидат юридических наук.

Гражданское право опосредует важнейшие общественные отношения. Его ценность состоит в предоставлении человеку максимально возможной свободы и инициативы в данных отношениях. Свободу, в свою очередь, от всех прочих феноменов отличает глобальное распространение присущих ей идей во времени и пространстве. История предоставляет множество примеров осознания отдельной личностью или какой-либо социальной группой ценности свободы. При этом в реальности сам термин "свобода" может иметь множество значений и оттенков, обозначая при этом не всегда совпадающие, а порой прямо противоположные смысл и содержание.

Вместе с тем самой по себе свободы недостаточно. Свобода непременно должна обеспечиваться гарантиями (в том числе юридическими гарантиями).

Одним из видов таких гарантий является юридическое равенство. В.С. Нерсесянц справедливо указывает на универсальность юридического критерия, отмечая, что неправовая свобода, свобода без единого масштаба и единой меры, свобода без равенства - это произвол, т.е. прямая противоположность, отрицание свободы. Правовая свобода есть свобода, носящая формальный характер. Всеобщим масштабом и равной мерой право измеряет, "отмеряет" и оформляет свободу в человеческих взаимоотношениях, свободу индивида <1>.

<1> См.: Нерсесянц В.С. Наш путь к праву. От социализма к цивилизму. М., 1992. С. 5 - 6.

Юридическому равенству противостоит фактическое неравенство, которое, как правило, обосновывается (если вообще обосновывается) естественными причинами или причинами, носящими условный характер. Среди них основными выступают различия между полами, между национальностями, между сословиями и деление лиц на почве религии. Проявляется неравенство в одних случаях - как ограничение или лишение дееспособности или правоспособности, в других случаях - в предоставлении одним лицам различных привилегий по отношению к другим лицам.

Одинаковых личностей не существует. Отсюда следует вывод об их неравенстве. Право как категория идеальная оперирует имманентно присущими ему понятиями. Одним из таких понятий является категория лица. Неотъемлемой составляющей участия субъектов в гражданских правоотношениях является обязательное наличие у них формального (юридического) равенства. Г. Радбрух справедливо указывает на то, что "если бы в основе каждого социального типа не лежало понятие личного равенства, то отсутствовал бы общий знаменатель, без которого были бы немыслимы сравнение и выравнивание, соображения справедливости, частное право, а может быть, и право вообще" <2>. В связи с этим возникает вопрос: как с точки зрения права неравные субъекты становятся равными?

<2> Радбрух Г. Философия права. М., 2004. С. 147.

Как мы отметили, идеальное должно соотноситься с идеальным. Юридические лица, поскольку они есть продукт права, не есть физическая реальность, а суть реальность юридическая. Подобного нельзя сказать о человеке. Так как он реален, для его связи с правом необходима юридическая конструкция, признающая или отождествляющая его с чем-то или кем-то, что позволит, так же как и юридическим лицам, находиться в одной правовой системе координат. Отождествив реального человека с идеальным физическим лицом и признав последнего в качестве равного участника гражданских правоотношений, мы получаем стройную систему перехода от физической реальности к правовой действительности. Именно поэтому логическая цепочка должна выглядеть следующим образом: от физической реальности с наличием неравных людей (личностей) к правовой (идеальной) реальности с наличием формального равенства физических лиц.

В настоящее время нельзя сказать со всей определенностью, каким образом себя проявляет равенство и к каким цивилистическим категориям оно относится. Это, по сути, вопрос о существенных признаках гражданского права, о его фундаментальных идеях. Вместе с тем справедливость этого замечания не исключает того факта, что существует возможность определения тех областей гражданского права, в которых равенство выступает и основой, и критерием, позволяющим считать равенство онтологическим признаком данной области, отграничивать его от иных гражданско-правовых сфер.

В цивилистических исследованиях категория юридического (формального) равенства субъектов в одних случаях отнесена к главному признаку предмета гражданского права <3>, в других - к элементу метода или специфическому признаку <4>, в третьих - к принципам гражданского права <5>, а в некоторых - ко всем трем категориям <6>.

<3> См.: О предмете советского гражданского права (К итогам дискуссии) // Советское государство и право. 1955. N 5. С. 57 - 58; Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства // Правоведение. 1957. N 1. С. 43.
<4> См.: Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С. 19; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. М., 2006. С. 131 - 144; Советское гражданское право: Учебник / Под ред. В.Ф. Маслова и А.А. Пушкина. Т. 1. Киев, 1977. С. 14 - 15; Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 26; Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. М., 2003. С. 12.
<5> См.: Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 10, 13.
<6> Гражданское право: В 2 т. Т. 1. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2000. С. 27, 34, 38 - 39.

Попытка определения принадлежности юридического равенства к той или иной категории неизбежно наталкивается на вопрос об отношениях, входящих в предмет гражданского права. Предмет гражданско-правового регулирования определен п. 1 ст. 2 ГК РФ: имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Ряд ученых включают в предмет гражданского права также организационные отношения <7>. С 1 января 2008 г. абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК РФ действует в измененной редакции: предмет регулирования гражданского законодательства теперь не ограничивается личными неимущественными отношениями, которые связаны с имущественными. Новая редакция ГК РФ определяет, что гражданское законодательство регулирует имущественные и (все. - В.Г.) личные неимущественные отношения, что на уровне закона подводит итог многолетней дискуссии.

<7> См.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. Т. 1. М., 2005. С. 45 - 56; Илларионова Т.И. Гражданско-правовые организационные отношения и способы их защиты // Гражданское право, экономика и стандартизация: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 64. Свердловск, 1978. С. 28 - 37.

Н.Д. Егоров отмечает, что специфический признак (положение) участников отношений определяется характером этих отношений, а не наоборот. И поэтому положение, в котором оказываются участники общественных отношений, зависит от особенностей тех отношений, в которые они вступают. На основании этого он делает вывод о том, что предметный признак гражданского права состоит не в особенностях положения, занимаемого их участниками, а в специфике самих имущественных отношений <8>. По его мнению, общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, носят взаимооценочный характер. Взаимная же оценка участников общественных отношений может правильно формироваться лишь при условии равенства оценивающих сторон. Поэтому наиболее полное развитие имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения получают только в том случае, если они будут регулироваться методом юридического равенства сторон <9>.

<8> См.: Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988. С. 8.
<9> См.: Егоров Н.Д. Указ. соч. С. 17 - 18.

В юридической литературе также отмечается, что равенство - важная черта гражданско-правового метода, которая, представляя собой одну из сторон дозволительной сущности гражданского права, не выступает в то же время единственной чертой гражданско-правового метода. В позитивном содержании юридическое равенство субъектов гражданского права может быть уяснено лишь на общем дозволительном фоне гражданско-правового регулирования в совокупности с другими чертами метода <10>.

<10> См.: Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 132.

Равенство рассматривают и через призму принципа гражданского права. Так, Г.А. Свердлык подчеркивает, что "юридическое равенство субъектов имущественных, связанных и не связанных с ними личных неимущественных и построенных на началах координации организационно-правовых отношений, с точки зрения своего сущностного назначения выступает в качестве специфически преломленного в... гражданском праве общеправового принципа равноправия субъектов в силу того, что юридическое равенство субъектов гражданского права... коренится в самой сущности указанных отношений, которые регулируются гражданским правом". В этой связи он не соглашается с исследованием гражданско-правового метода регулирования общественных отношений вне взаимосвязи его с принципами гражданского права, относя категорию юридического равенства к черте метода <11>. А.Л. Маковский уточняет, что равенство участников имущественных отношений суть равенство не имущественное, не правоспособности, не прав в конкретном отношении, а такое положение субъектов, где их воля не зависит друг от друга. По этому вопросу Л.В. Щенникова обоснованно предлагает сформулировать идею этого принципа точнее. Равенство, полагает она, проявляется именно в независимости, неподчиненности воль субъектов гражданского права. Если равенство состоит главным образом в отсутствии отношений власти и подчинения и в свободе воли, то принцип автономии воли участников более корректно отражает его суть <12>.

<11> См.: Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права. Красноярск, 1985. С. 42.
<12> См.: Щенникова Л.В. Принципы гражданского права: достижения цивилистики и законодательный эффект // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. М.-Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 48, 51.

Ю.К. Толстой, являясь сторонником отнесения юридического равенства к критерию, позволяющему отграничивать отношения, регулируемые нормами гражданского права от отношений, входящих в предметы других отраслей права, признает, что к методу, действительно присущему гражданскому праву, законодатель относит метод равноправия, что, однако, является юридическим выражением (отражением) того равенства, которое коренится в регулируемых гражданским правом отношениях <13>.

<13> Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство // Правоведение. 1998. N 2. С. 134.

Зададимся простым вопросом: существует ли иерархия между сторонами, находящимися в юридической связи? Любой юрист, прежде чем дать ответ, должен сначала задать дополнительный вопрос, уточнив, о каких конкретно общественных отношениях идет речь. В то же время он не будет интересоваться и уточнять субъектный состав такого отношения. До такого определения правовой статус любого лица не имеет юридического значения для разрешения поставленного вопроса, так как есть области общественных отношений, где субъекты выступают юридически неравными, а есть области, в которых они признаются всегда юридически равными. Действительно, возможная конкретизация субъектов (гражданин или Российская Федерация) не сможет сколько-нибудь способствовать нахождению правильного ответа на поставленный вопрос до тех пор, пока не будут обозначены конкретные общественные отношения, входящие в определенную отрасль права и участниками которых они стали или собираются стать. Только после такой конкретизации можно говорить о наличии или отсутствии иерархии.

Поэтому нельзя согласиться с теми учеными, которые считают, что одно и то же конкретное лицо (гражданин) может быть носителем одновременно различных специальных правовых статусов в зависимости от тех социальных позиций, которые оно занимает в обществе <14>. О таковых (включающих все те же права, свободы и обязанности) можно было бы говорить лишь применительно к определенным отношениям, но не ставить их в зависимость от социальных позиций, которые лицо занимает в обществе. В последнем случае, если бы речь и шла о статусах, то о статусах всех иных видов, но никак не о правовых. Противоположную позицию в своем мнении по делу о проверке конституционности положений п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ высказал судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь. Он, в частности, отмечает, что при всей универсальности принципа равенства субъектов гражданских правоотношений возможно учитывать статусную, в том числе финансово-правовую, специфику публичных субъектов - получателей правовых услуг в лице государственных и муниципальных организаций - бюджетополучателей, с одной стороны, а также физических и юридических лиц как субъектов имущественных споров - с другой <15>.

<14> Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 188; Левченко И.П., Облиненко С.В. Индивидуальный социально-правовой статус личности: Монография. М., 2005. С. 26.
<15> Мнение судьи Конституционного Суда РФ Н.С. Бондаря по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс".

Вместе с тем было бы неправильно считать, что субъекты становятся юридически равными лишь после вступления в соответствующие отношения. Это косвенно подтверждается тем фактом, что субъекты при намерении вступить в такие отношения предполагают и осведомлены о своем будущем положении. Но какое положение у них до вступления в эти отношения? На наш взгляд, с определенной долей условности можно говорить об отсутствии равенства между, например, гражданином и Российской Федерацией, пока не определены отношения, в которые они хотят вступить. Это объясняется тем, что определенные отношения между государством и гражданином уже возникли, причем определяемые отнюдь не их юридическим равенством. Другие отношения, в том числе и те, для которых такое равенство характерно, не наступили и, возможно, никогда не возникнут. Действует предположение (пока не установлено иное), что правовая связь между гражданином и государством существует постоянно, а для нее свойственны отношения власти - подчинения.

Обозначенная условность неравенства состоит в том, что определяющим фактором наличия или отсутствия иерархии все же выступают те общественные отношения, в которых лица имеют намерение участвовать. Поэтому именно с этой категорией (предметом гражданского права) следует связывать действительность юридического равенства как принципа гражданского права.

Иное дело, когда в качестве субъектов мы рассматриваем исключительно граждан. В.Д. Зорькин справедливо замечает, что "основными началами права является юридическое равенство (равноправие) граждан и тесно связанный с ними эквивалент в движении и обмене благ, услуг, а также в воздаянии наказаний за правонарушения. Свобода становится правом только тогда, когда она урегулирована, нормирована на началах юридического равенства и эквивалента. Право по своей природе (в противоположность произволу и привилегии) предполагает общий масштаб, меру, выражающуюся в юридическом равенстве участников правового общения и эквивалентности в их отношениях" <16>. Относительно граждан, не вступивших в правоотношения, принцип равенства означает противоположное предположение, а именно установку об их равенстве. Как общеправовой принцип равенство здесь может выступать и как равенство правовых возможностей субъектов, и как равноправие, и как равенство оснований возникновения субъективных прав и обязанностей, и как равенство ответственности, которые, исходя из отсутствия между ними отношений власти и подчинения, находят, в свою очередь, выражение в одинаковом для всех субъектов правовом статусе.

<16> Зорькин В.Д. Правовой характер взаимоотношений личности, общества и государства. Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990. С. 85 - 86.

Но в том и дело, что общественных отношений без участников не бывает. Ведя речь об имущественных отношениях или личных неимущественных отношениях, в любом случае мы имеем в виду, что у этих отношений есть стороны. Юридическое равенство субъектов как неотъемлемый признак, критерий и принцип гражданского права возникает в тот же момент, когда возникает вопрос о самих общественных отношениях. Предполагая гражданское правоотношение, мы предполагаем и соответствующее равенство тех, кто в нем будет участвовать. В том числе исходя и из этого соображения, потенциальные субъекты такого правоотношения решают вопрос об участии в нем. Поэтому поиск предметного признака гражданского права a priori в абстрактных отношениях без учета положения возможных участников этих отношений был бы не совсем правильной посылкой. Данная связь, скорее, носит взаимный характер. Говоря об имущественных отношениях, нельзя со всей определенностью сказать, что они входят в предмет гражданского права, если одному субъекту предоставлена власть в отношении другого. То же самое относится и к такой важной черте гражданско-правового метода, как юридическое равенство сторон. До тех пор, пока не определены общественные отношения, в которых стороны будут участвовать, утверждение об их равенстве, даже при презюмируемом законом равенстве физических лиц до вступления их в эти правоотношения, будет преждевременным. Существуют правоотношения, в которых человек состоит со своего рождения и в которых он состоит в роли подвластного. Соответственно, равенства здесь нет. Иное дело, что равенство в данном случае присутствует, но не в качестве равенства участников как сторон правоотношения, а как равенство положения всех тех, кто расположен на стороне подвластных субъектов, которым противостоит субъект властвования.

Пункт 1 ст. 2 ГК РФ указывает, что гражданское законодательство определяет правовое положение участников оборота. Иными словами, только закон устанавливает содержание правового положения (статуса) лиц <17>. Субъекты гражданского права в законе перечислены. Тогда получается, что общеправовое значение правового положения (статуса) личности состоит в том, что он позволяет выделить такие права и обязанности, которые не могут быть отчуждены иначе чем в установленном законом порядке, а также то, что они не могут изменяться соглашением отдельных лиц, что прямо установлено законом в отношении гражданской правоспособности и права на обращение в суд. В этом случае одно из основных проявлений правового статуса личности в сфере гражданского права состоит в его отражении способности участия субъектов в гражданских правоотношениях на началах равенства, под которыми понимаются равная возможность вступления в гражданские правоотношения, равные возможности при осуществлении гражданских прав и равные материальные и процессуальные возможности при защите гражданских прав. В то же время (как обратная сторона существования правового статуса) это не уравнивание реальных личностей в их потребностях и вкусах, а также не сведение их реальной (не юридической) деятельности к какой-то одной деятельности. Равенство может здесь рассматриваться как явление, выступающее не только в качестве принципа гражданского права, но также признака, свойственного частному праву в целом. Ю.Х. Калмыков точно отметил многозначность понятия "равенство". По его мнению, это и основное начало, пронизывающее всю систему гражданского права (принцип), и способ воздействия на соответствующие общественные отношения (метод), и критерий, с помощью которого гражданское (частное) право отграничивают от публичного <18>. И мы добавим, что это принцип, имеющий значение для лица как до вступления его в правоотношения, так и после вступления его в правоотношения.

<17> Действующее законодательство подтверждает данный вывод. Так, ст. 2 Федерального закона от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" определяет, что статус члена Совета Федерации, статус депутата Государственной Думы определяются Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 22 августа 1995 г. N 151-ФЗ "Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей" статус спасателей - это совокупность прав и обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации и гарантированных государством спасателям.
<18> Калмыков Ю.Х. О значении общих положений гражданского законодательства // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. М., 1995. С. 48.

Принцип равенства участников отношений, регулируемых гражданским правом в том смысле, который имеет в виду ст. 1 ГК РФ, по мнению В.Ф. Яковлева, представляет собой равенство социальных возможностей, признаваемых и обеспечиваемых гражданским правом. Им совершенно правильно указывается, что "это равенство исходного правового положения субъектов гражданского права. И это равенство выражается в том, что все участники гражданских правоотношений наделяются гражданской правоспособностью как определенной мерой социальных возможностей в сфере применения гражданского права" <19>.

<19> Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. М., 2003. С. 37.

Равенство участников гражданского оборота перед лицом государства называют публично-правовым равенством в гражданском праве, а равенство участников конкретного правоотношения - контрактным (частноправовым) равенством. Соответственно, гражданско-правовой принцип равенства несет в себе отражение взаимопроникновения в нем частноправовых и публично-правовых начал, обусловливая его специфику. В связи с этим О.А. Кузнецова говорит о внешней и внутренней стороне принципа равенства участников гражданского оборота <20>.

<20> См.: Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. М., 2006. С. 133.

Для определения связи правового статуса и юридического равенства необходимо выявить общее и особенное, которое существует между соответствующим принципом и соответствующей чертой метода гражданского права. Для решения этой задачи воспользуемся выводами ранее проведенного сравнительного исследования. Так, по мнению Г.А. Свердлыка, общее и особенное между данными категориями заключается в следующем.

  1. Принцип и метод выражают сущностные и ценностные особенности гражданского права, его содержание. Но если метод характеризует их в аспекте способов воздействия на регулируемые отношения или является как бы образом действия гражданского права, то принципы - в плане его несущей конструктивной основы.
  2. И принцип, и метод правового регулирования имеют общие правовые формы выражения, поскольку тем или иным образом проявляются, отражаются и закрепляются в гражданско-правовых нормах, которые выступают как их хранилище, юридическая база. Вместе с тем принципы закрепляются (в отличие от метода) не только в конкретных гражданско-правовых нормах, но и в преамбулах нормативных правовых актов, а также в системе гражданского права в целом и охватывают, соединяют всю гражданско-правовую действительность.
  3. Принципы обеспечивают своеобразный настрой гражданско-правового механизма, являясь категорией как конструктивного, так и регулятивного порядка, обеспечивая и гарантируя субъектам гражданского права возможность приобретать и реализовывать права и обязанности. В то же время метод указывает на конкретные способы приобретения, осуществления и защиты субъективных прав и обязанностей. Следовательно, роль принципов обеспечивается тем, что они как стабильные нормативно-руководящие регуляторы поведения субъектов проявляются во всех элементах механизма гражданско-правового регулирования и определяют его стратегию, а метод - конкретную тактику воздействия на общественные отношения, а значит, и на поведение субъектов.
  4. Принципы имеют направляющее значение с точки зрения не только настоящего, но и будущего состояния системы гражданского права, в то время как гражданско-правовой метод способствует выявлению противоречий в гражданско-правовой надстройке, определению тенденций, происходящих в гражданско-правовой системе изменений, активному становлению и развитию новых, более совершенных способов воздействия на отношения, входящие в предмет гражданского права <21>.
<21> См.: Свердлык Г.А. Указ. соч. С. 45 - 47.

Исходя из сказанного, представляется, что о принципе равенства субъектов допустимо говорить вне зависимости от того, существуют ли между лицами правовые отношения или не существуют. Что же касается метода гражданского права, то о его воздействии в наиболее полном виде следует говорить лишь применительно к конкретному правоотношению, так как именно в нем в наиболее полном виде проявляет себя гражданско-правовой метод, представляя собой концентрированное выражение юридического содержания норм данной отрасли права. Таким образом, состояние лиц в гражданском правоотношении предполагает юридическое равенство как совокупное действие и принципа, и черты метода. Напротив, состояние лиц до вступления в гражданские правоотношения предполагает прежде всего воздействие принципа, поскольку на уровне норм объективного права происходит лишь моделирование метода, а его осуществление имеет место в рамках конкретных правоотношений <22>. При этом мы имеем в виду отсутствие прямого действия метода, поскольку опосредованное воздействие на лиц, не вступивших в правоотношение, гражданско-правовой метод все же оказывает. Проявление этого воздействия можно найти в двух аспектах, которые учитываются лицами: с одной стороны, в отсутствии между ними отношений власти - подчинения, с другой - в равном обладании субъектами гражданского права способностями к правообладанию, правовой инициативе и диспозитивности.

<22> См.: Развитие советского гражданского права на современном этапе / Отв. ред. В.П. Мозолин. М., 1986. С. 46 - 47 (автор главы - В.П. Мозолин).

Таким образом, гражданско-правовой статус выступает отражением действия (воздействия) вышеуказанных категорий (в первую очередь принципа) на лиц, не состоящих в правоотношении, закрепляющим их постоянные права и обязанности, а также способности к правам и обязанностям в отношении тех отношений, которые составляют предмет гражданского права. С.И. Аскназий правильно подчеркнул, что в области гражданско-правового регулирования ни одному из субъектов не предоставлено власти в отношении другого; правоспособность всех их в отношении владения и пользования имуществом и заключения друг с другом разнообразных сделок одинакова <23>. Если это так, то гражданско-правовой статус физических лиц жестко обусловливается постоянным равенством правоспособности всех субъектов, получающих это качество на основании одинакового для всех основания - рождения. Из этого вытекает равенство гражданско-правового статуса физических лиц. Сказанное в полной мере касается и категории "положение", которое во всех случаях должно рассматриваться вместе с правоспособностью, так как именно правоспособность выступает основой присущего всем и равного для всех субъектов гражданско-правового положения (статуса). Имея в виду данное утверждение, следует говорить о гражданско-правовом понимании статуса и положения (при условии принятия тезиса о существовании гражданско-правового статуса или положения как такового). При всем этом данные категории следует признать тождественными. Подобное мнение было высказано В.А. Рыбаковым, отметившим, что "в правовоспитательных целях можно рассматривать понятия "правовой статус" и "правовое положение" личности как равнозначные, хотя вряд ли правовой статус как научное понятие имеет самостоятельное значение" <24>. С этим тезисом применительно к предмету нашего исследования можно согласиться, но лишь с одной оговоркой: в большей степени это утверждение должно относиться к гражданско-правовой (частной) сфере и, по видимости, в меньшей - к публично-правовой сфере.

<23> См.: Аскназий С.И. Очерки хозяйственного права СССР. 1926. С. 11.
<24> Рыбаков В.А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности (Вопросы теории и практики): Монография. Уфа, 1993. С. 54.

Резюмируя сказанное, можно сформулировать следующую обобщающую посылку относительно юридического (формального) равенства субъектов. Гражданско-правовое равенство лиц до вступления их в правоотношение суть равенство их правоспособности и отсутствие у одного лица в отношении другого возможности какого-либо принуждения к действию или бездействию в гражданско-правовой сфере. Гражданско-правовое равенство лиц в правоотношении есть равенство возможностей осуществления и защиты принадлежащих им субъективных прав и однородность регулирующего воздействия права на поведение субъектов правоотношения.