Мудрый Юрист

Возмещение судебных расходов и издержек (практика европейского суда по правам человека)

Афанасьев Д.В., специалист-эксперт Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, магистр частного права.

Недостаточно полное урегулирование в отечественном процессуальном законодательстве вопросов возмещения судебных расходов и издержек серьезно затрудняет прежде всего положение стороны, претендующей на их возмещение. Высшие судебные органы предпринимают попытки сформировать критерии для исчисления этих расходов. Например, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в п. 20 информационного письма от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" <1> были даны некоторые рекомендации в отношении определения разумных пределов расходов на оплату услуг представителя. Однако немало вопросов пока остается без ответа.

<1> Вестник ВАС РФ. 2004. N 10.

В этих условиях несомненный интерес представляет практика Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд, Суд) в части компенсации заявителям понесенных ими судебных издержек и расходов <1>. Выводы Европейского суда по данному вопросу не являются обязательными для исполнения, но они создают определенные ориентиры (правовые стандарты), которые могут оказать содействие в выработке единообразных подходов при решении этого вопроса в судебной практике.

<1> Подробнее о практике Европейского суда, влияющей на арбитражную практику, см.: Рожкова М.А., Афанасьев Д.В. Правоположения Европейского суда по правам человека и их значимость для арбитражных судов Российской Федерации // Хозяйство и право. 2007. N 3. С. 45 - 53, N 4. С. 75 - 88.

Состав судебных расходов и издержек и условия их возмещения

В своей прецедентной практике по вопросу компенсации судебных расходов и издержек Европейский суд во многом воспринял те подходы, которые выработаны в этом отношении в государствах, являющихся участниками Конвенции.

Для того чтобы получить компенсацию расходов и издержек, связанных с разбирательствами в национальных судах и в Европейском суде, заявитель должен вначале заявить требование об их возмещении с соблюдением требований ст. 60 Регламента Европейского суда. Если заявитель в соответствии со ст. 60 Регламента Европейского суда не заявит подобного требования в установленный ему срок, то Европейский суд, как правило, по собственной инициативе не рассматривает этот вопрос (дело Мотьер против Франции (Motiere v. France) <1>).

<1> См., например: § 27 Постановления Европейского суда от 2 ноября 2006 г. по существу дела Тытарь против России (Tytar v. Russia), жалоба N 21779/04; § 142 Постановления Европейского суда от 8 февраля 2005 г. по существу дела Панченко против России (Panchenko v. Russia), жалоба N 45100/98; § 41 Постановления Европейского суда от 21 июля 2005 г. по существу дела Гринберг против России (Grinberg v. Russia), жалоба N 23472/03; § 26 Постановления Европейского суда от 5 декабря 2000 г. по существу дела Мотьер против Франции (Motiere v. France), жалоба N 39615/98.

Согласно сложившемуся подходу Европейского суда под судебными расходами и издержками понимаются расходы, которые возникли вследствие попытки предупредить или исправить нарушение Конвенции, добиться от Европейского суда признания факта нарушения со стороны государства - участника Конвенции и получить возмещение за это. Таким образом, судебные расходы и издержки, понесенные заявителем, могут включать в себя, в частности, следующие затраты:

Как следует из изложенного, в качестве судебных расходов и издержек взыскиваются расходы, связанные с подготовкой документов и представлением их Европейскому суду или внутригосударственным судам, а также затраты заявителя, понесенные им в связи с участием его самого и его адвокатов в судебных слушаниях и иных процедурах (попытка заключить мировое соглашение, участие в выездных слушаниях делегации Европейского суда, проведение экспертиз и т.д.).

Хотелось бы отметить, что в большинстве дел заявители требуют выплатить им значительные суммы возмещения материального и нематериального вреда, при этом вообще не заявляя требований о компенсации судебных расходов и издержек, которые являются более реальными для возмещения.

Европейский суд присуждает компенсацию судебных издержек и расходов, истребуемых заявителем, достаточно часто, по крайней мере чаще, чем по другим видам требований о справедливой компенсации. Иными словами, сдержанно относясь к возмещению ущерба вследствие нарушения Конвенции и Протоколов к ней, Европейский суд обычно положительно решает вопрос о судебных издержках и расходах (дело Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom) <1>). Однако добиться получения возмещения судебных издержек и расходов возможно лишь при условии соблюдения заявителем определенных требований.

<1> См.: § 16 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1989 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.

Следуя в своей практике правилу, что само признание факта нарушения может в определенных обстоятельствах рассматриваться как возмещение нематериального и порой материального вреда, Европейский суд не применяет это правило в отношении возмещения судебных издержек и расходов. Европейский суд исходит из того, что признание факта нарушения не может само по себе представлять возмещение возникших судебных расходов и издержек <1>.

<1> См.: Постановление Европейского суда от 27 апреля 2006 г. по существу дела Саннино против Италии (Sannino v. Italy), жалоба N 30961/03; Постановление Европейского суда от 9 марта 2006 г. по существу дела АО "Эко-Эльда Авее" против Греции (Eko-Elda Avee v. Greece), жалоба N 10162/02; Постановление Европейского суда от 24 июня 2003 г. по существу дела Даусетт против Соединенного Королевства (Dowsett v. the United Kingdom), жалоба N 39482/98; Постановление Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 11 июля 2002 г. по существу дела Гудвин против Соединенного Королевства (Goodwine v. the United Kingdom), жалоба N 28957/95.

Согласно прецедентной практике Европейского суда возмещение судебных расходов и издержек возможно при условии выполнения следующих требований:

  1. расходы должны быть действительными и подтверждаться документально;
  2. понесенные расходы должны быть необходимыми;
  3. понесенные расходы должны быть разумными в количественном отношении;
  4. расходы были произведены заявителем для того, чтобы предупредить нарушение Конвенции и/или Протокола к ней или исправить его последствия.

Таким образом, судебные издержки и расходы возмещаются в истребуемом размере, если будет доказано, что расходы являются действительными и необходимыми и что их размер является разумным и обоснованным (см., например, дела Николова против Болгарии (Nikolova v. Bulgaria) и Веттштайн против Швейцарии (Wettstein v. Switzerland) <1>).

<1> См.: § 79 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 25 марта 1999 г. о выплате справедливой компенсации по делу Николова против Болгарии (Nikolova v. Bulgaria), жалоба N 31195/96; § 56 Постановления Европейского суда от 21 декабря 2000 г. по существу дела Веттштайн против Швейцарии (Wettstein v. Switzerland), жалоба N 33958/96.

Правило о возмещении только тех расходов, которые имели целью предотвратить нарушение Конвенции и Протоколов к ней либо исправить его последствия, можно рассматривать как факультативное. Оно должно быть соблюдено только в случае, если было заявлено требование о возмещении расходов, возникших при рассмотрении дела в Европейском суде на национальном уровне.

1. Действительность расходов

Это требование подразумевает, что судебные расходы и издержки должны быть действительными (реальными) и подтверждаться документально.

В соответствии со ст. 60 Регламента Европейского суда любое требование о выплате справедливой компенсации должно подаваться заявителем в письменной форме с указанием расчета требуемых сумм и приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций, при отсутствии которых Европейский суд может отказать в удовлетворении этого требования полностью или частично.

Позиция Европейского суда заключается в том, что расходы и издержки должны возникнуть у заявителя реально, а не гипотетически.

Наглядным примером этого может служить дело Ван дер Вен против Нидерландов (Van Der Ven v. the Netherlands). В данном деле заявителю была предоставлена бесплатная правовая помощь при разбирательстве его дела. Однако его адвокат просил Европейский суд присудить заявителю сумму, которая соответствовала бы обычным расходам заявителя по оплате услуг адвокатов в Европейском суде и в национальных судах, если бы ему не была предоставлена бесплатная юридическая помощь.

Европейский суд посчитал, поскольку у заявителя не возникло реально никаких судебных расходов или издержек, то нет оснований присуждать ему их компенсацию <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 4 февраля 2003 г. по существу дела Ван дер Вен против Нидерландов (Van Der Ven v. the Netherlands), жалоба N 39339/98.

Заявитель не может бездоказательно требовать компенсации судебных расходов и издержек, не указав их точного размера и не представив расчета по ним. Европейскому суду должен быть представлен детализированный расчет всех судебных расходов и издержек, которые возникли у заявителя при разбирательствах в Европейском суде, а также в российских судах, в связи с установленным нарушением Конвенции.

По делу Тельфнер против Австрии (Telfner v. Austria) заявитель только указал Европейскому суду, что у него возникли значительные расходы в ходе судебных разбирательств на национальном уровне, однако не уточнил их точной суммы. В результате Суд не присудил никакой компенсации судебных расходов и издержек, сославшись на то, что заявитель не указал точной суммы судебных расходов <1>.

<1> См.: § 26 - 27 Постановления Европейского суда от 20 марта 2001 г. по существу дела Тельфнер против Австрии (Telfner v. Austria), жалоба N 33501/96.

В деле Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia), помимо компенсации расходов на представителя, заявитель просил возместить ему почтовые издержки, издержки за пользование компьютерной техникой, распечатывание и копирование документов, а также расходы, возникшие в связи с проездом и проживанием. При этом заявитель утверждал, что он не может указать точного размера этих расходов и издержек на момент рассмотрения его дела Европейским судом. Европейский суд, отметив, что расходы и издержки не были определены заявителем в точной сумме, в отношении их не было представлено никаких платежных чеков или иных документов, на основании которых они могли быть подтверждены, сделал вывод о том, что данные расходы не подлежат возмещению <1>.

<1> См.: § 35 - 38 Постановления Европейского суда от 15 декабря 2005 г. по существу дела Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia), жалоба N 20496/04.

Аналогичным образом Европейский суд не стал присуждать никакой компенсации судебных расходов и издержек по делам Петрушко против России (Petrushko v. Russia) и Кольцов против России (Koltsov v. Russia) <1>. Заявители по этим делам требовали возместить им судебные расходы и издержки, возникшие при разбирательствах в Европейском суде и в российских судах. Между тем они не указали точного размера затраченных денежных средств и не представили платежных документов, на основании которых эту денежную сумму можно было бы подсчитать.

<1> См.: § 33 Постановления Европейского суда от 24 февраля 2005 г. по существу дела Петрушко против России (Petrushko v. Russia), жалоба N 36494/02; § 31 Постановления Европейского суда от 24 февраля 2005 г по существу дела Кольцов против России (Koltsov v. Russia), жалоба N 41304/02.

В состав судебных расходов включаются расходы заявителя на оплату услуг адвоката или юридического консультанта, если они представляли интересы заявителя в российских судах и в Европейском суде, а также издержки данных лиц, связанные с судебными разбирательствами.

Если было заявлено требование о компенсации расходов на адвоката или юриста, то в принципе Европейский суд может не рассматривать это требование, если ему не представлен точный расчет с детализацией всех расходов.

В детализированном расчете должна содержаться классификация всех расходов по пунктам, например транспортные расходы, почтовые расходы и т.д. В отношении каждого типа расходов также может содержаться указание на то, каким документом они подтверждаются. В случае заявления требования о возмещении расходов на адвоката следует представить детальный расчет потраченного времени с подробным указанием, на составление какого документа оно было потрачено, и с указанием почасовой ставки оплаты. Из расчета гонорара адвоката должно ясно следовать, сколько времени было потрачено на этапе рассмотрения жалобы на предмет ее приемлемости, сколько - на этапе рассмотрения по существу и сколько - на подготовку и участие в слушании, если таковое имело место.

Например, по делу Енерйылдыз против Турции (Oneryildiz v. Turkey) Европейский суд отметил, что заявитель не подтвердил свои требования соответствующими документами и не предоставил детальных объяснений относительно работы, произведенной его представителем по вопросам, относящимся к тем статьям Конвенции и Протоколов к ней, нарушение которых было установлено Европейским судом <1>.

<1> См.: § 175 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 30 ноября 2004 г. по существу дела Енерйылдыз против Турции (Oneryildiz v. Turkey), жалоба N 48939/99.

Аналогичным образом в деле Кубишин против Польши (Kubiszyn v. Poland) Европейский суд отказал в возмещении судебных расходов, поскольку заявительница не представила ему детализации выплаченных адвокатам гонораров и иных издержек <1>.

<1> См.: § 42 Постановления Европейского суда от 30 января 2003 г. по существу дела Кубишин против Польши (Kubiszyn v. Poland), жалоба N 37437/97.

По общему правилу Европейский суд возмещает только те суммы судебных расходов и издержек, которые были подтверждены документально. Если заявитель не предоставил Европейскому суду документальных доказательств в отношении какой-либо части расходов и издержек, то ему может быть отказано в их компенсации в соответствующей части.

В деле Посохов против России (Posokhov v. Russia) заявитель потребовал возместить ему расходы на адвоката, возникшие на национальном уровне. Европейский суд отказал заявителю в возмещении судебных расходов на адвоката, поскольку заявитель не уточнил сумму судебных расходов и не представил подтверждающих документов <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 4 марта 2003 г. по существу дела Посохов против России (Posokhov v. Russia), жалоба N 63486/00.

По делу Метелица против России (Metelitsa v. Russia) заявитель требовал компенсировать ему расходы на юриста в размере 3000 евро, но не представил Европейскому суду никаких документов в подтверждение этого. Поскольку заявителем не было представлено подтверждающих документов, ему было отказано в возмещении каких-либо судебных расходов и издержек <1>.

<1> См.: § 42 Постановления Европейского суда от 22 июня 2006 г. по существу дела Метелица против России (Metelitsa v. Russia), жалоба N 33132/02.

Наглядным примером необходимости подтверждать все заявленные расходы соответствующими документами является дело Коновалов против России (Konovalov v. Russia). Заявитель потребовал выплатить ему 10 000 руб. в качестве возмещения расходов на оплату услуг юристов в связи с представлением его интересов в российских судах и в Европейском суде. Кроме того, он просил выплатить ему 703 руб. 24 коп. (около 20 евро) в возмещение почтовых расходов. Основываясь на тех документах, которые заявитель представил в подтверждение своих расходов, Европейский суд присудил заявителю только 20 евро в качестве возмещения его почтовых расходов <1>.

<1> См.: § 51 - 52 Постановления Европейского суда от 23 марта 2006 г. по существу дела Коновалов против России (Konovalov v. Russia), жалоба N 63501/00.

Аналогичным образом в деле Гридин против России (Gridin v. Russia) заявитель требовал возместить ему расходы и издержки, возникшие в результате обращения в Европейский суд. При этом он представил подтверждающие документы на сумму 357 руб. 80 коп. Европейский суд, основываясь на представленных ему документах, счел возможным присудить заявителю 20 евро в качестве возмещения расходов и издержек <1>.

<1> См.: § 21 - 23 Постановления Европейского суда от 11 мая 2006 г. по существу дела Гридин против России (Gridin v. Russia), жалоба N 4171/04. См. также: § 38 Постановления Европейского суда от 15 декабря 2005 г. по существу дела Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia), жалоба N 20496/04.

Все расходы и издержки заявителя должны быть подтверждены соответствующими документами: договорами с адвокатами (юристами) или экспертами, выставленными счетами, квитанциями (приходными ордерами) об оплате и иными документами, подтверждающими расходы.

Следует учесть, что при отсутствии устных слушаний по делу в некоторых случаях может быть недостаточно лишь представить Европейскому суду договор с адвокатом. Из материалов дела со всей очевидностью должно следовать, что адвокат действительно содействовал заявителю и оказывал ему помощь в виде, например, содействия в составлении или представлении документов.

Например, по делу Черницын против России (Chernitsyn v. Russia) заявитель помимо прочего потребовал компенсации в размере 3000 евро в качестве компенсации расходов по представлению его интересов в Европейском суде.

Однако Европейский суд указал, что в материалах дела содержится лишь копия договора об оказании юридических услуг, заключенного заявителем с неким гражданином. При этом ничто не указывает на то, что последний представлял какие-либо документы от имени заявителя <1>.

<1> См.: § 41 - 43 Постановления Европейского суда от 6 апреля 2006 г. по существу дела Черницын против России (Chernitsyn v. Russia), жалоба N 5964/02.

Особенно примечательным по поводу документального подтверждения расходов является дело Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia). В этом деле Европейский суд отметил, что заявительница не представила какого-либо письменного соглашения с ее адвокатами. Однако Европейский суд посчитал, что это не означает, что подобного соглашения вообще не было: сославшись на положения российского законодательства и указав, что в соответствии с российским законодательством договор на консультационные услуги может быть заключен в устной форме (ст. 153 и 779 ГК РФ), Европейский суд решил, что все указывает на то, что в отношении заявительницы и ее представителей дело именно так и обстояло. Европейский суд указал, что если услуги юристов подлежат оплате в соответствии с российским законодательством, то с точки зрения Конвенции такой договор признается Европейским судом действительным. При этом тот факт, что от заявителя не требовалось оплачивать услуги авансом, не противоречит данному выводу <1>.

<1> См.: § 147 Постановления Европейского суда от 9 июня 2005 г. по существу дела Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00.

В соответствии с прецедентной практикой Европейского суда допускается возмещение не только тех расходов, которые уже оплачены на момент рассмотрения дела, но также и тех расходов, которые заявитель должен оплатить в будущем <1>.

<1> См. также: Постановление Европейского суда от 13 февраля 2001 г. по существу дела Кромбах против Франции (Krombach v. France), жалоба N 29731/96.

Подобная ситуация возникает, когда заявитель не оплатил, но должен оплатить услуги и издержки адвоката, представляющего заявителя в Европейском суде или в судах на национальном уровне. Возмещение данных расходов возможно при условии, что Европейскому суду было представлено их документальное подтверждение.

Например, заявительница по делу Дубинская против России (Dubinskaya v. Russia) на основании договора с адвокатом требовала возмещения расходов на адвоката, представлявшего ее интересы в Европейском суде и в российских судах. В подтверждение своего требования она представила Европейскому суду копию ее договора с адвокатом, где подробно было расписано время, которое адвокат и его помощник потратили на подготовку дела в российских судах и в Европейском суде.

Власти России указывали, что заявительница не представила каких-либо документов, помимо договора с адвокатом, которые бы свидетельствовали о том, что она действительно выплатила адвокату гонорар. Власти также настаивали на том, что договор является ничтожным, поскольку гонорар адвоката был выражен в долларах США в нарушение российского законодательства.

Европейский суд учел, что договор между заявительницей и ее адвокатом не был объявлен российскими судами ничтожным. Это дало основание Европейскому суду считать, что этот договор подлежал исполнению и налагал на заявительницу обязанность выплатить адвокату указанную в нем денежную сумму. В результате Европейский суд решил присудить заявительнице возмещение расходов на адвоката, посчитав, однако, затребованную ею сумму чрезмерной <1>.

<1> См.: § 53 Постановления Европейского суда от 13 июля 2006 г. по существу дела Дубинская против России (Dubinskaya v. Russia), жалоба N 4856/03.

Следует учесть, что согласно практике Европейского суда не возмещаются будущие расходы, которые могут лишь гипотетически возникнуть в будущем.

По делу Долгова против России (Dolgova v. Russia) заявительница просила Европейский суд возместить ей помимо прочего 25 000 евро в возмещение будущих расходов, которые могут быть понесены в связи с рассмотрением ее дела Европейским судом. Однако Европейский суд отказал заявительнице в возмещении судебных расходов, сославшись на то, что она не представила ему подтверждающих документов <1>.

<1> См.: § 60 - 62 Постановления Европейского суда от 2 марта 2006 г. по существу дела Долгова против России (Dolgova v. Russia), жалоба N 11886/05.

Нельзя исключать, что Европейский суд при оценке действительности судебных расходов и издержек учтет реальные материальные возможности заявителя. Власти государств-ответчиков неоднократно обращали внимание в Европейском суде на материальные возможности заявителя оплачивать услуги адвокатов и иных лиц.

Например, в деле Смирновы против России (Smirnova v. Russia) власти России, возражая против компенсации заявленных судебных издержек, обратили внимание Европейского суда на тот факт, что заявительницам в качестве помощи от Совета Европы была выплачена незначительная денежная сумма на оплату услуг адвокатов. Однако при таких обстоятельствах заявительницы нашли возможность оплачивать услуги дорогой американской юридической компании <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 24 июля 2003 г. по существу дела Смирновы против России (Smirnova v. Russia), жалобы N 46133/99 и 48183/99.

Нельзя не отметить, что нередко в основу возражений властей государства-ответчика по поводу реальности выплат адвокатам и иным лицам, содействующим заявителю, может быть положена налоговая отчетность заявителя или этих лиц.

По делу Федотов против России (Fedotov v. Russia) власти России отметили, что согласно декларации о доходах заявителя его ежемесячный доход не превышал 3000 руб. Вместе с тем в своем требовании о компенсации судебных расходов и издержек заявитель утверждал, что заплатил своему адвокату почти 100 000 руб. только за один месяц <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 25 октября 2005 г. по существу дела Федотов против России (Fedotov v. Russia), жалоба N 5140/02.

В деле Федотова против России (Fedotova v. Russia) власти заявили, что расходы по переводу документов, которые просила возместить заявительница, не были осуществлены в реальности. Основанием этому послужило то, что переводчица заявительницы не включила в свою налоговую декларацию в качестве доходов суммы, полученные от заявительницы. При этом адвокат, представляющий заявительницу в Европейском суде, и ее переводчица были вызваны в районное отделение органов внутренних дел в связи с требованиями заявительницы в Европейском суде о справедливой компенсации. В ходе беседы адвокат и переводчица заявительницы были опрошены о гонорарах, полученных от заявительницы, а также об отчетности перед налоговыми органами в связи с полученными ими от заявительницы гонорарами <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 13 апреля 2006 г. по существу дела Федотова против России (Fedotova v. Russia), жалоба N 73225/01.

В связи со сказанным нельзя не подчеркнуть, что меры расследования, предпринятые властями по поводу вознаграждения, полученного адвокатом или иным лицом от заявителя, могут при определенных обстоятельствах рассматриваться Европейским судом как нарушение ст. 34 Конвенции (запрет препятствовать обращению в Европейский суд). И в Постановлении по названному делу Федотова против России Европейский суд прямо указал, что меры расследования, предпринятые властями в отношении денежных сумм, выплаченных заявительницей своим представителям, должны рассматриваться как вмешательство в осуществление права заявительницы на подачу жалобы в Европейский суд в нарушение ст. 34 Конвенции.

Таким образом, Европейский суд рассматривает в качестве действительных расходов как расходы, которые заявитель реально оплатил, так и расходы, которые он обязан оплатить в будущем, при условии, что они являются разумными по размеру и возникают из действительной обязанности <1>.

<1> Однако в российском праве не рассматриваются в качестве фактических расходы, которые не были еще оплачены на момент вынесения решения, даже если на истце лежит безусловная обязанность оплатить их в дальнейшем.

Возмещение расходов адвокату по ведению собственного дела и юридическому лицу по ведению его дела штатным юрисконсультом

В своей практике Европейский суд не исключает в некоторых случаях возмещения в качестве судебных расходов собственного времени, потраченного заявителем или юристом, работающим в штате компании-заявителя, при судебных разбирательствах.

В этом отношении необходимо особо отметить дело Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), ставшее прецедентным. В этом деле впервые был поставлен вопрос о том, можно ли рассматривать как реальные судебные расходы компании те выплаты, которые она уплатила своему штатному юрисконсульту в качестве его основного оклада.

В данном деле компания-заявитель требовала компенсировать ей 7500 фунтов стерлингов, которые она заплатила своему штатному юрисконсульту, работавшему над составлением документов для Европейского суда и участвовавшему в разбирательстве в Европейском суде наряду с независимыми адвокатами, нанятыми компанией-заявителем. И при рассмотрении этого требования возник вопрос: действительно ли указанные расходы были реальными для компании, поскольку такого рода действия входили в круг прямых служебных обязанностей штатного юрисконсульта компании и оплачивались в рамках его должностного оклада.

Европейский суд установил, что юрисконсульт компании не получил никаких дополнительных выплат сверх своего обычного штатного оклада в связи с выигрышем дела. Однако Европейский суд указал, что если наемный служащий, уделяя определенное время конкретному судебному делу, делает работу, которая в ином случае могла бы быть выполнена независимыми (внештатными) юристами, то разумно рассматривать определенную часть его зарплаты, которая является вознаграждением за такого рода работу, в качестве дополнительных расходов компании. При этом Европейский суд сослался на английскую судебную практику, в которой допускается подобный подход.

Европейский суд посчитал, что бесспорным является тот факт, что штатный юрисконсульт компании сделал ту работу, которая в ином случае выполнялась бы независимыми юристами и должна была быть оплачена компанией отдельно. На этом основании Европейский суд пришел к заключению о том, что выплату штатному юрисконсульту его основного оклада за период рассмотрения дела в Европейском суде можно рассматривать как фактически произведенные расходы <1>.

<1> См.: § 25 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1980 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.

Представляется, что основной оклад, выплаченный компанией штатному юрисконсульту, в принципе не может рассматриваться в качестве фактических расходов компании лишь на том основании, что в противном случае его работу сделали бы независимые адвокаты и их работу компании пришлось бы оплачивать отдельно. Иной ситуация будет в том случае, если штатный юрисконсульт в связи с ведением дела получил дополнительные выплаты, например премии, ввиду выигрыша дела. В этом случае выплаты штатному юрисконсульту можно рассматривать как расходы, которые возникли дополнительно <1>.

<1> Нельзя не отметить, что трое судей Палаты, вынесшей Постановление по этому делу, на основании ст. 74 Регламента Европейского суда высказали мнение, не совпадающее с мнением большинства судей Палаты, о том, что выплату штатному юрисконсульту лишь его обычного оклада можно рассматривать как фактически понесенные расходы компании. При этом некоторые из них мотивировали свое мнение именно тем, что юрисконсульт получил только свой твердый оклад, но не получил никаких дополнительных выплат сверх своего обычного оклада.

Примечательно, что в своей последующей практике Европейский суд отказался от подхода, изложенного в деле Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), и не возмещал более компаниям денежные суммы, выплаченные юрисконсульту компании в качестве его должностного оклада.

Необходимо также уделить некоторое внимание делу Тимишев против России (Timishev v. Russia). Заявитель по этому делу работал адвокатом в г. Нальчике. Он попросил Европейский суд возместить его личное время, которое он потратил на поддержку своего дела в российских судах и самостоятельную подготовку документов для Европейского суда. В обоснование этого требования заявитель представил акт учета собственного времени, рассчитав потраченное им время в днях.

Власти России утверждали, что заявитель не обосновал своего требования соответствующими документами. Однако Европейский суд исчислил, что 1500 руб. (около 44 евро) за один день, которые заявитель потребовал как средний уровень оплаты за день труда адвоката, не являются завышенной суммой, и удовлетворил требование заявителя о возмещении его собственного времени <1>.

<1> См.: § 72 - 74 Постановления Европейского суда от 13 декабря 2005 г. по существу дела Тимишев против России, жалобы N 55762/00 и 55974/00.

Как во всех иных случаях, требование о возмещении собственного времени и собственных издержек должно быть подтверждено документально. При этом Европейский суд допускает в качестве доказательства действительности расходов акт учета собственного потраченного времени.

В деле Ниемитц против Германии (Niemietz v. Germany) заявитель, будучи практикующим в Германии адвокатом, просил возместить ему судебные расходы и издержки, возникшие при рассмотрении его дела Европейским судом и немецкими судами <1>. Однако суд отказал ему в этом, сославшись на то, что заявитель не представил ему никаких конкретных документов в обоснование этого требования <2>.

<1> В этом отношении необходимо отметить, что в законодательстве Германии прямо закреплено, что если адвокат ведет собственное дело, то ему должно быть выплачено вознаграждение за ведение данного дела и возмещены его издержки, которые он мог бы требовать, действуя в качестве адвоката по чужому делу (см. § 91 Гражданского процессуального уложения Германии).
<2> См.: § 43 Постановления Европейского суда от 16 декабря 1992 г. по существу дела Ниемитц против Германии (Niemietz v. Germany), жалоба N 13710/88.

Соглашения о выплате гонорара адвокату в случае выигрыша ("гонорары успеха") в практике Европейского суда

Существо заключаемых адвокатом и клиентом соглашений о "гонорарах успеха", именуемых также как условные гонорары, состоит в том, что клиент обязуется выплатить адвокату гонорар при условии выигрыша дела. В одних европейских странах подобные соглашения рассматриваются как имеющие юридическую силу, в других странах признаются недопустимыми.

В частности, в таких государствах - участниках Конвенции, как Соединенное Королевство <1>, Чехия, Словакия, Польша, Венгрия, Финляндия, Турция и Греция, подобные соглашения, заключаемые между клиентом и адвокатом, признаются действительными и обязывающими клиента. В таких государствах, как Германия и Ирландия, такого рода соглашения рассматриваются как не имеющие юридической силы. В России в случае, когда размер гонорара или обязанность его выплаты ставятся в зависимость от результата будущего судебного решения, соглашение тоже рассматривается как не имеющее юридической силы <2>.

<1> Европейский суд неоднократно рассматривал в своей практике дела, связанные с проблемой доступа к правосудию ввиду чрезмерно высоких судебных расходов. В деле А. против Соединенного Королевства (A. v. the United Kingdom) наличие у заявительницы возможности заключить с адвокатом соглашение о выплате условного гонорара, выплачиваемого только в случае успешного разрешения судебного разбирательства, послужило основанием для признания Европейским судом отсутствия нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции. Заявительница по этому делу жаловалась на недоступность бесплатной юридической помощи по искам о клевете. Между тем Европейский суд указал, что при отсутствии у нее денежных средств она имела возможность нанять адвоката, заключив с ним соглашение о выплате гонорара в случае выигрыша (см. Постановление Европейского суда от 17 декабря 2002 г. по существу данного дела, жалоба N 35373/97).
<2> См.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью "Агентство корпоративной безопасности" и гражданина В.В. Макеева", а также п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг".

В свою очередь, Европейский суд не стал отрицать возможности заключения таких соглашений, оставив вопрос об их юридической силе на усмотрение национального права. Однако Европейский суд не стал рассматривать подобные соглашения как полноценное доказательство, которое необходимо учитывать при решении вопроса о действительности и размере судебных расходов.

Одним из основных прецедентов в отношении соглашений о выплате адвокату гонорара в случае выигрыша является дело Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece), в котором Европейский суд подытожил свою предыдущую практику в этом отношении и сформулировал основные положения по поводу таких соглашений.

В данном деле Европейский суд признал, что заявитель заключил со своими адвокатами соглашение по поводу их вознаграждения, которое сходно с соглашением о выплате адвокату доли от выигрыша. Европейский суд отметил, что согласно его прецедентной практике (дело Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom) <1>) возмещение судебных расходов и издержек предполагает, что установлена их реальность, их необходимость и, более того, признак разумности их размера.

<1> См.: § 23 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1989 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.

Далее Европейский суд определил, что соглашением о выплате адвокату доли от выигрыша является соглашение, по которому клиент обязуется выплатить адвокату в качестве гонорара определенный процент от той суммы, которую суд может присудить ему в случае выигрыша. Европейский суд указал, что подобные соглашения, если они юридически действительны, могут свидетельствовать о том, что у заявителя действительно возникла обязанность выплатить гонорар своему адвокату.

При этом Европейский суд сослался на свою практику по делам Даджен против Ирландии (Dudgeon v. Ireland) и Камасинский против Австрии (Kamasinski v. Austria) <1>), где им была рассмотрена юридическая сила соглашений о выплате адвокату доли от выигрыша с точки зрения законодательства той страны, где практиковал адвокат заявителя. В первом деле Европейский суд признал, что представленный ему договор о выплате адвокату гонорара в виде процента от той денежной суммы, которую суд может присудить заявителю в случае выигрыша дела, согласно праву Ирландии не имеет юридической силы и соответственно на заявителя не возлагается обязанность его выплачивать. Во втором деле Европейский суд указал, что в США, где практиковал адвокат заявителя, соглашения о выплате адвокату определенного процента от суммы, которую может присудить суд, являются допустимыми.

<1> См.: § 22 Постановления Европейского суда от 24 февраля 1983 г. о выплате справедливой компенсации по делу Даджен против Ирландии (Dudgeon v. Ireland), жалоба N 7525/76; § 115 Постановления Европейского суда от 19 декабря 1989 г. по существу дела Камасинский против Австрии (Kamasinski v. Austria), жалоба N 9783/82.

В свою очередь, по делу Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece) Европейский суд отметил, что соглашение о выплате адвокату доли от выигрыша связывает только заявителя и его адвоката. Однако оно не связывает Европейский суд, который должен не только оценить размер судебных расходов и издержек с точки зрения их действительности, но и дать оценку признаку разумности их размера. Вследствие этого Европейским судом сделан вывод о том, что он будет основываться на иных данных, представленных заявителем в подтверждение его требований, в частности на количестве часов, потраченных на работу, числе адвокатов, которые понадобились для ведения дела, а также на расценках гонораров <1>.

<1> См.: § 54 - 55 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 19 октября 2000 г. о выплате справедливой компенсации по делу Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece), жалоба N 31107/96.

Как видно, Европейский суд не стал давать собственную оценку действительности соглашений о выплате гонорара в случае выигрыша, оставив этот вопрос на усмотрение национального права. Вместе с тем Европейский суд придерживается позиции, что такие соглашения его ни к чему не обязывают. При наличии таковых он руководствуется не этими соглашениями, а иными факторами, касающимися работы адвоката, например необходимого адвокату времени, расценок на оплату услуг адвоката и т.д. То есть Европейский суд руководствуется прежде всего принципом разумности судебных расходов и издержек, что нашло свое подтверждение в деле Пакдемирли против Турции (Pakdemirli v. Turkey) <1>.

<1> См.: § 70 - 72 Постановления Европейского суда от 22 февраля 2005 г. по существу дела Пакдемирли против Турции (Pakdemirli v. Turkey), жалоба N 35839/97.

Недавняя практика Европейского суда указывает на то, что он может не рассматривать соглашения о вознаграждении в случае выигрыша как доказательство действительности расходов, так как в подобном случае данные расходы являются гипотетическими <1>.

<1> Ср.: решение Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ от 22 октября 2003 г. по делу N 134/2001. В данном решении указано, что под арбитражными издержками подразумеваются издержки, понесенные сторонами на момент вынесения решения, а не издержки, которые гипотетически могут возникнуть в будущем на основании соглашения с адвокатом в зависимости от того, в чью пользу будет вынесено решение. Кроме этого, арбитраж должен рассмотреть сумму судебных расходов на предмет разумности.

В связи с этим особо следует отметить дело Георгулис и другие против Греции (Georgoulis and others v. Greece). Заявители по данному делу потребовали возместить им в качестве судебных расходов 82200 евро, затраченных в связи с разбирательствами в Европейском суде и греческих судах. В обоснование этого требования заявители не представили Европейскому суду никаких документов, утверждая, что заключили со своими адвокатами соглашение, схожее с соглашением о выплате адвокату доли от выигрыша.

Европейский суд, сославшись на дело Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece) <1>, указал, что в соответствии с его практикой возмещение судебных расходов и издержек предполагает, что установлена их реальность, их необходимость и, более того, разумный характер их размера. Он отметил, что по данному делу в обоснование требования о возмещении судебных расходов не было представлено подтверждающих документов, которые бы позволили ему точно рассчитать расходы. Кроме того, подчеркнул Европейский суд, заявители ссылаются на будущие гонорары, которые они должны были бы выплатить на основании заключенного с их адвокатами соглашения. Данное обстоятельство дает основания Европейскому суду полагать, что речь идет о гипотетических судебных расходах и издержках, действительность которых не может быть установлена. В результате Европейский суд полностью отказал заявителям в удовлетворении требования о компенсации судебных расходов <2>.

<1> § 54 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 19 октября 2000 г. о выплате справедливой компенсации по делу Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece), жалоба N 31107/96.
<2> См.: § 32 - 35 Постановления Европейского суда от 21 июня 2007 г. по существу дела Георгулис и другие против Греции (Georgoulis and others v. Greece), жалоба N 38752/04.

Следует особо отметить, что Европейский суд рассматривает в качестве соглашений о вознаграждении в случае выигрыша (quota litis) только соглашения, по которым гонорар адвокату должен выплачиваться именно в виде доли, выраженной в процентах, от той суммы, которая может быть присуждена в случае выигрыша дела <1>. Данный вид соглашений можно охарактеризовать как соглашения об участии в успехе.

<1> Эта позиция Европейского суда сходна с положением, закрепленным в Кодексе поведения для юристов в Европейском сообществе, который был принят в г. Страсбурге 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза. Согласно п. 3.3.2 данного Кодекса под соглашением о вознаграждении в случае выигрыша (pactum de quota litis) понимается соглашение между юристом и клиентом, заключенное на случай положительного разрешения дела, по которому клиент обязуется выплатить юристу долю от той суммы, которая будет им получена в случае успешного завершения дела. Отдельно необходимо отметить, что в силу п. 3.3.1 этого Кодекса юрист не должен иметь права осуществлять соглашения о вознаграждении в случае выигрыша (pactum de quota litis).

Вместе с тем Европейский суд рассматривает как доказательство действительности расходов соглашения, по которым у заявителя обязанность выплатить гонорар возникает в случае выигрыша дела, а его размер оговорен в виде твердой суммы.

Таким образом, Европейский суд в своей практике проводит различие между соглашениями о выплате доли от выигрыша (когда обязанность выплаты зависит от выигрыша дела, а размер гонорара определен в процентном отношении от суммы выигрыша), от иных видов соглашений о "гонорарах успеха" (когда обязанность выплаты гонорара также зависит от выигрыша дела, но его размер определен в твердой сумме или представляет собой премию, выплачиваемую к основной сумме гонорара) <1>.

<1> Аналогичным образом в англо-американской системе права делается различие между соглашениями об участии в успехе в виде получения доли от присужденной суммы и соглашениями, по которым гонорар выплачивается в определенной сумме, но в случае выигрыша дела (принцип "No win, no fee" - "Нет победы, нет гонорара"), а также соглашениями, по которым к оговоренному гонорару дополнительно выплачивается премия (принцип "No win, less fee" - "Нет победы, гонорар меньше").

Наглядным примером, иллюстрирующим данное положение, является дело Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia). Заявитель по этому делу потребовал возместить ему расходы на оплату услуг его юридического представителя в Европейском суде на основании заключенного между ними договора. В соответствии с данным договором заявитель обязался выплатить своему представителю гонорар в размере 1230 евро за представление его интересов в Европейском суде при соблюдении следующих условий. Во-первых, при условии, что представитель надлежащим образом выполнит свои обязательства по договору до вынесения Европейским судом окончательного постановления по настоящей жалобе. Во-вторых, при условии, что власти России выплатят справедливую компенсацию заявителю в случае ее присуждения Европейским судом.

Власти России оспорили данное требование о возмещении расходов. Они утверждали, что заявленные расходы не могут рассматриваться как реальные, поскольку выплаты по договору между заявителем и его представителем могут только состояться в будущем.

Европейский суд посчитал, что в договоре с представителем четко указывается, что заявитель должен выплатить своему представителю сумму вознаграждения в размере 1230 евро. Европейский суд решил, что эти расходы являются реальными. При этом он указал: тот факт, что заявитель не должен заранее платить эту сумму, не влияет на вывод о реальности данных расходов <1>.

<1> См.: § 37 - 38 Постановления Европейского суда от 15 декабря 2005 г. по существу дела Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia), жалоба N 20496/04.

Вместе с тем Европейский суд отметил, что данное дело не было особенно сложным. В связи с этим он посчитал чрезмерным размер требований заявителя о компенсации судебных расходов. При этом он указал, что не доказано, что судебные расходы и издержки были необходимыми и обоснованно понесенными. Учитывая объем необходимой по данному делу юридической работы, Европейский суд посчитал чрезмерным размер денежной суммы, которую заявитель потребовал в качестве оплаты услуг его представителя.

В деле Балог против Венгрии (Balogh v. Hungary) заявитель обязался выплатить своему юристу гонорар за представительство его интересов в Европейском суде только в случае положительного разрешения его дела. В Европейском суде заявитель потребовал выплатить ему 6000 евро в качестве возмещения расходов на его юриста. Европейский суд, рассмотрев представленные по делу документы, посчитал возможным присудить заявителю 3000 евро в возмещение расходов, понесенных им в связи с рассмотрением его дела <1>.

<1> См.: § 86 Постановления Европейского суда от 20 июля 2004 г. по существу дела Балог против Венгрии (Balogh v. Hungary), жалоба N 47940/99.

Аналогичным образом в деле Космопулу против Греции (Kosmopoulou v. Greece) в договоре между заявительницей и ее адвокатом было предусмотрено, что она обязуется выплатить адвокату за представительство ее интересов в Европейском суде гонорар в размере 19008 евро (из расчета 108 часов работы по ставке 176 евро за час работы) в случае положительного исхода ее жалобы.

Власти Греции по поводу гонорара адвокату возразили, что его сумма является завышенной, а договоренность между заявительницей и ее адвокатом не имеет для Европейского суда обязательной силы. Они признали, что сумма в размере 6000 евро является подобающей для возмещения судебных расходов.

В обстоятельствах данного дела Европейский суд, руководствуясь принципами действительности, необходимости и разумности судебных расходов, решил присудить заявительнице 6000 евро в качестве компенсации ее судебных расходов и издержек <1>.

<1> См.: § 55 - 58 Постановления Европейского суда от 5 февраля 2004 г. по существу дела Космопулу против Греции (Kosmopoulou v. Greece), жалоба N 60457/00.

Следует отметить, что существует определенное сходство в подходах российских судебных органов и Европейского суда в отношении соглашений о выплате вознаграждений в случае выигрыша. Данные соглашения в российской судебной практике сходным образом не рассматриваются как недействительные, однако они никоим образом не связывают суды. Подобные соглашения не расцениваются в качестве полноценных доказательств наличия расходов, и суды используют иные критерии при определении размера вознаграждения по договорам оказания юридических услуг.

В соответствии с п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг" не подлежит удовлетворению требование лица, оказывающего правовые услуги, о выплате ему вознаграждения, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер вознаграждения в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В подобном случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий.

Согласно правовой позиции ВАС РФ требование о выплате вознаграждения не подлежит удовлетворению, если оно обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем <1>.

<1> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 2 декабря 2003 г. N 11406/03 (и ссылку на него в Постановлении ФАС Московского округа от 28 февраля 2006 г. N КА-А40/774-06), от 24 июля 2001 г. N 921/01.

Может показаться, что позиция Европейского суда и российских судебных органов во многом является схожей. Между тем Европейский суд признает как таковые соглашения, по которым размер гонорара или возникновение обязанности его выплаты ставятся в зависимость от выигрыша дела. Европейский суд допускает предоставление возмещения по таким соглашениям и рассматривает указанный в них гонорар как действительные расходы. Подход Европейского суда к такого рода соглашениям зависит от их содержания. Европейский суд делает различие между соглашением о выплате адвокату доли от выигрыша, в частности указанной в процентах, и иными соглашениями о выплате гонорара в случае выигрыша.

В этой связи примечательно дело Новоселов против России (Novoselov v. Russia). Заявитель по данному делу в числе прочих расходов на адвокатов просил выплатить ему 20% от суммы, присужденной ему Европейским судом, которые должны были быть выплачены адвокату, представлявшему его интересы в российских судах, на основании соглашения о выплате гонорара адвокату в случае выигрыша. Европейский суд не счел необходимым рассматривать подобное соглашение на предмет его действительности согласно российскому праву. На основании имеющихся у него документов он признал, что гонорары адвоката составили точно определенную сумму в размере, каковую он и присудил заявителю в качестве возмещения судебных расходов <1>.

<1> См.: § 51 - 54 Постановления Европейского суда от 2 июня 2005 г. по существу дела Новоселов против России (Novoselov v. Russia), жалоба N 66460/01.

2. Необходимость судебных расходов и издержек

Согласно прецедентной практике Европейского суда заявитель имеет право на компенсацию расходов и издержек лишь в той мере, в какой было доказано, что они являются действительными и понесенными по необходимости. То есть Европейским судом возмещаются только действительные расходы, признанные необходимыми (дело МакКанн и другие против Соединенного Королевства (McCann and others v. the United Kingdom) <1>).

<1> См.: § 220 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 27 сентября 1995 г. по существу дела МакКанн и другие против Соединенного Королевства (McCann and others v. the United Kingdom), жалоба N 18984/91.

Если заявитель представил документальное подтверждение всех возникших у него судебных расходов и издержек, Европейский суд все же может отказать в их возмещении в определенной части, если посчитает, что в них не было необходимости и они не были разумными.

Во-первых, Европейский суд рассматривает вопрос о необходимости расходов с точки зрения их надобности для надлежащего ведения судебного производства. Иными словами, возмещаются только те расходы, которые вынужденно возникли в связи с действиями, которые, по мнению Европейского суда, являются полезными для надлежащего судебного разбирательства.

Наиболее отчетливо это правило иллюстрирует дело Познахирина против России (Poznakhirina v. Russia). Заявительнице в данном деле было отказано в возмещении заявленных расходов в размере 1834 евро, возникших у нее в связи с поездкой в г. Страсбург. Указанная сумма была потрачена заявительницей в результате ее поездки, предпринятой по ее собственной инициативе в г. Страсбург с целью ознакомления со своим делом. Европейский суд указал, что, хотя он удовлетворил просьбу заявительницы об ознакомлении с материалами дела, ее поездка не являлась необходимой. На этом основании он отказал заявительнице в компенсации расходов, связанных с ее поездкой <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 24 февраля 2005 г. по существу дела Познахирина против России (Poznakhirina v. Russia), жалоба N 25964/02.

Европейский суд по мотиву отсутствия необходимости для разбирательства отказал в возмещении расходов, связанных с участием адвокатов заявителя в семинаре, посвященном процессуальным вопросам рассмотрения жалоб на основании Конвенции (дело Спорронг и Лоннрот против Швеции (Sporrong and Lonnroth v. Sweden) <1>).

<1> См.: § 39 Постановления Европейского суда от 18 декабря 1984 г. о выплате справедливой компенсации по делу Спорронг и Лоннрот против Швеции (Sporrong and Lonnroth v. Sweden), жалобы N 7151/75 и 7152/75.

Во-вторых, при оценке необходимости расходов Европейский суд рассматривает их с точки зрения полезности для эффективной защиты прав заявителя.

Европейский суд исходит из того, что на самого заявителя возлагаются расходы, связанные с теми претензиями по жалобе и состязательными документами, которые были Европейским судом отклонены. И если жалоба заявителя была Европейским судом признана неприемлемой в какой-либо части или составленные юристами состязательные бумаги были отклонены, то Европейский суд в соответствующей части отказывает в возмещении расходов.

Например, в деле Прокопович против России (Prokopovich v. Russia) Европейский суд указал, что требуемый заявительницей размер судебных расходов не представляется для него чрезмерным или необоснованным. Европейский суд посчитал, что необходимо только частично компенсировать судебные расходы заявительницы, поскольку одна из частей ее жалобы была отклонена как неприемлемая <1>.

<1> См.: § 50 - 52 Постановления Европейского суда от 18 ноября 2004 г. по существу дела Прокопович против России (Prokopovich v. Russia), жалоба N 58255/00.

В деле Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia) заявительница в составе возмещаемых судебных расходов и издержек потребовала компенсации расходов в размере 2000 евро (из расчета 40 часов по 50 евро за час) на адвоката, который представлял ее интересы на начальной стадии рассмотрения дела. Европейский суд в отношении данных расходов указал, что они должны быть уменьшены, так как некоторые части жалобы заявительницы были признаны неприемлемыми. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявительнице компенсацию данных расходов в сумме 1500 евро <1>.

<1> См.: § 148 Постановления Европейского суда от 9 июня 2005 г. по существу дела Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00.

Таким образом, Европейский суд при рассмотрении вопроса о необходимости судебных расходов и издержек, вызванных определенными действиями, оценивает эти действия по результатам их пользы для надлежащего ведения судебного разбирательства или для эффективной защиты прав заявителя. Здесь, как и при оценке разумности расходов, могут сыграть роль такие факторы, как сложность дела и достигнутые результаты <1>.

<1> См.: § 38 Постановления Европейского суда от 15 декабря 2005 г. по существу дела Тусашвили против России (Tusashvili v. Russia), жалоба N 20496/04.

Возмещение расходов на нескольких юристов

Иногда для разбирательства в Европейском суде заявители привлекают нескольких юристов или адвокатов. Причем одних заявитель может привлечь в качестве представителей в Европейском суде по доверенности, а других - только для получения у них юридических консультаций. В подобных случаях Европейский суд оценивает, действительно ли у заявителя была необходимость в привлечении для участия в деле нескольких юристов.

Например, в деле Новоселов против России (Novoselov v. Russia) заявителю, интересы которого в Европейском суде представляли российский юрист и английский адвокат, было отказано в возмещении расходов на английского адвоката, так как Европейский суд посчитал недоказанным то обстоятельство, что расходы были понесены по необходимости <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 2 июня 2005 г. по существу дела Новоселов против России (Novoselov v. Russia), жалоба N 66460/01.

При оценке необходимости участия в деле нескольких юристов Европейский суд принимает во внимание сложность и важность поставленных по делу вопросов. Позиция Европейского суда заключается в том, что необходимость использования в деле более одного адвоката может иногда быть оправдана сложностью вопросов, поднимаемых по делу.

В частности, в деле Иатридис против Греции (Iatridis v. Greece) Европейский суд посчитал, что, хотя дело и обладает определенным уровнем сложности, у заявителя отсутствовала необходимость в обращении к услугам трех адвокатов. При этом один из адвокатов был специалистом в области европейского права, другой - в области конституционного права, третий представлял заявителя в греческих судах. Европейский суд указал, что в обстоятельствах этого дела количество рабочих часов адвокатов, затраченных на процедуру до момента вынесения Европейским судом постановления по существу жалобы, на процедуру попыток достичь дружественного урегулирования и на процедуру рассмотрения Европейским судом вопроса о выплате справедливой компенсации не может превышать 300 час. Примечательно, что в данном деле, оценивая ставки почасовой оплаты адвокатов, Европейский суд принял во внимание ставки оплаты адвокатов, существующие в Греции.

В то же время в деле Лоизиду против Турции (Loizidou v. Turkey) Европейский суд посчитал, что большой размер расходов на адвокатов соответствовал сложности и чрезвычайной важности поставленных по делу вопросов. Как следствие, Европейский суд счел оправданным привлечение на многочисленных этапах рассмотрения дела нескольких адвокатов, включая одного специалиста в области международного права. В результате Европейский суд присудил заявительнице сумму компенсации судебных расходов в размере 200000 долл. США <1>.

<1> Постановление Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 18 декабря 1996 г. по существу дела Лоизиду против Турции (Loizidou v. Turkey), жалоба N 15318/89.

Европейский суд может возместить расходы более чем на одного юриста только при условии, что вопросы фактов и правовые вопросы, поднятые по делу, были чрезвычайно сложны и поэтому потребовали для серьезных исследований и их анализа привлечения нескольких юристов.

В деле Курт против Турции (Kurt v. Turkey) заявительница требовала компенсации судебных издержек и расходов за услуги нескольких британских и турецких адвокатов. Власти Турции возражали против привлечения, помимо турецких адвокатов, также и английских адвокатов. Европейский суд отметил, что проблемы, поднятые по данному делу, чрезвычайно сложны, по нему потребовались серьезные исследования и анализ. Европейский суд указал, что заявительница располагает свободой выбора представителей, поэтому факт ее обращения к британским адвокатам, специализирующимся в области защиты прав человека на международном уровне, не может являться предметом критики <1>.

<1> См.: § 179 Постановления Европейского суда от 25 мая 1998 г. по существу дела Курт против Турции (Kurt v. Turkey), жалоба N 24276/94.

По делу Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), несмотря на то что Европейский суд признал большой объем юридической и технической работы по делу, он счел, что у заявительницы не было абсолютной необходимости в присутствии на слушаниях в Европейском суде всех четырех юристов заявительницы <1>.

<1> См.: § 149 - 150 Постановления Европейского суда от 9 июня 2005 г. по существу дела Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00.

3. Разумность судебных расходов и издержек

В соответствии с этим требованием судебные расходы и издержки должны быть разумными по своему размеру. Это требование в настоящее время предъявляется и российским законодательством <1>.

<1> См., например: п. 2 ст. 110 АПК РФ, согласно которому расходы на оплату услуг представителя взыскиваются в разумных пределах. См. также: § 9 Положения об арбитражных расходах и сборах (приложение к Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ), в соответствии с которым расходы на оплату юридических услуг взыскиваются в разумных пределах.

Если заявитель подтвердит документально все возникшие у него расходы и издержки, а Европейский суд признает их необходимость, то заявителю тем не менее может быть отказано в возмещении определенной части расходов, если Европейский суд сочтет, что их размер превышает разумный предел.

Следовательно, размер судебных расходов должен не только подтверждаться документами, но и носить разумный характер. Судебные расходы и издержки возмещаются Европейским судом лишь в той мере, которая не превышает разумного уровня с учетом обстоятельств конкретного дела (см., например, дело Нильсен и Йонсен против Норвегии (Nielsen and Johnsen v. Norway) <1>).

<1> См.: § 62 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 25 ноября 1999 г. по существу дела Нильсен и Йонсен против Норвегии (Nielsen and Johnsen v. Norway), жалоба N 23118/93.

Вопрос о разумности величины расходов наиболее часто возникает при рассмотрении Европейским судом требований о возмещении расходов в части выплаты гонораров за услуги одного или нескольких адвокатов.

Европейский суд в своей прецедентной практике исходит из того, что слишком высокие расходы, связанные с судебным процессом, могут сами по себе представлять серьезное препятствие для эффективной защиты прав в Европейском суде. Для Европейского суда важно, чтобы заявители не сталкивались с чрезмерными финансовыми трудностями при подаче жалоб. В свою очередь, он считает, что такой же позиции можно ожидать и от адвокатов, которые будут содействовать ему в этом при определении сумм своих гонораров. Таким образом, было бы неправильно со стороны Европейского суда поощрять такую ситуацию, присуждая компенсацию "непомерно высоких расходов на адвокатов" (дело Янг, Джеймс и Уэбстер против Соединенного Королевства (Young, James and Webster v. the United Kingdom) <1>).

<1> См.: § 15 Постановления Европейского суда от 18 октября 1982 г. о выплате справедливой компенсации по делу Янг, Джеймс и Уэбстер против Соединенного Королевства (Young, James and Webster v. the United Kingdom), жалобы N 7601/76 и 7806/77.

По делу Гусинский против России (Gusinskiy v. Russia) заявитель потребовал выплаты 446017 евро в качестве компенсации услуг адвоката, который помогал ему и его работнику в восстановлении их прав в российских судах и в Европейском суде. Сославшись на свою прецедентную практику (дело Николова против Болгарии (Nikolova v. Bulgaria) <1>), Европейский суд посчитал, что сумма, истребуемая заявителем в качестве возмещения его судебных расходов и издержек, не является необходимой и разумной. В результате он присудил заявителю в качестве возмещения судебных расходов 88000 евро <2>.

<1> См.: § 79 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 25 марта 1999 г. о выплате справедливой компенсации по делу Николова против Болгарии (Nikolova v. Bulgaria), жалоба N 31195/96.
<2> См.: § 85 - 88 Постановления Европейского суда от 19 мая 2004 г. по существу дела Гусинский против России (Gusinskiy v. Russia), жалоба N 70276/01.

Следует отметить, что названная сумма (88000 евро) компенсации судебных расходов является одной из самых крупных в практике рассмотрения жалоб против России.

В другом деле, Дубинская против России (Dubinskaya v. Russia), заявительница, ссылаясь на договор с адвокатом, требовала 7500 долл. США в качестве возмещения расходов ее на адвоката, который представлял ее интересы в Европейском суде и в российских судах. Европейский суд посчитал, что расходы заявительницы были действительными, однако счел затребованную сумму чрезмерной. В результате заявительнице в качестве расходов на адвоката было присуждено 3000 евро <1>.

<1> См.: § 53 Постановления Европейского суда от 13 июля 2006 г. по существу дела Дубинская против России (Dubinskaya v. Russia), жалоба N 4856/03.

Заявляя требование о возмещении расходов на адвоката, желательно представить Европейскому суду обоснование расходов на адвоката исходя из затраченного адвокатом времени и существующих почасовых ставок оплаты.

В соответствии с прецедентной практикой Европейского суда при рассмотрении вопроса о разумности заявленных на адвокатов расходов учитываются следующие аспекты, учитываемые в праве государств - участников Конвенции <1>:

<1> В России при оценке разумности размера расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание следующие факторы: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела (см. п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного кодекса РФ").

При оценке объема работы, проведенной адвокатом, Европейский суд может, в частности, принять во внимание следующие моменты: объем подготовленных документов, длительность судебной процедуры, наличие по делу устных слушаний <1>. Если адвокат заявителя и (или) сам заявитель принимали участие в работе выездной делегации Европейского суда по установлению фактов <2>, то заявитель может требовать компенсации издержек, связанных с участием в работе выездной делегации.

<1> В последнее время Европейский суд часто рассматривает жалобы без проведения устных слушаний по существу дела, основываясь на письменной процедуре обмена между сторонами состязательными бумагами (см. ст. 59 Регламента Европейского суда).
<2> См.: приложение к Регламенту Европейского суда "Относительно расследований".

В частности, в деле Валашинас против Литвы (Valasinas v. Lithuania) Европейский суд удовлетворил требование заявителя о возмещении издержек, связанных с участием адвоката в работе выездной делегации Европейского суда <1>. По делу Шамаев и 12 других против Грузии и России (Shamayev and 12 others v. Georgia and Russia) Европейский суд учел, что разбирательство проводилось путем представления письменных замечаний в несколько этапов, при этом свидетели заслушивались выездной делегацией Европейского суда в течение трех дней <2>.

<1> См.: § 142 Постановления Европейского суда от 24 июля 2001 г. по существу дела Валашинас против Литвы (Valasinas v. Lithuania), жалоба N 22558/98.
<2> См.: § 531 Постановления Европейского суда от 12 апреля 2005 г. по существу дела Шамаев и 12 других против Грузии и России (Shamayev and 12 others v. Georgia and Russia), жалоба N 36378/02.

В случае если по делу предпринимались меры по дружественному урегулированию между сторонами, то Европейский суд может учесть работу адвоката в ходе дружественного урегулирования, даже если эта процедура не завершилась достижением мирового соглашения между сторонами.

При определении объема проведенной адвокатом работы Европейский суд учитывает степень его участия в деле.

В частности, по делу Кляхин против России (Kliaychin v. Russia). Интересы заявителя в Европейском суде по данному делу представляли три юриста общественной правозащитной организации, имеющей представительства в Москве и Лондоне. В качестве возмещения расходов на своих представителей заявитель потребовал возместить ему 2150 евро за работу его представителей из Москвы (43 часа по ставке 50 евро в час) и 1100 фунтов стерлингов за работу его представителя из Лондона (11 часов по ставке 100 фунтов стерлингов в час).

Европейский суд отметил, что представители заявителя вступили в разбирательство по этому делу уже после того, как жалоба была объявлена приемлемой. Это, в свою очередь, послужило основанием для сомнений Европейского суда в том, что подготовка доводов заявителя по существу дела потребовала столь интенсивной работы всех трех юристов <1>.

<1> См.: § 132 Постановления Европейского суда от 30 ноября 2004 г. по существу дела Кляхин против России (Kliaychin v. Russia), жалоба N 46082/99.

Оценивая результаты работы адвоката, Европейский суд учитывает, например, были или нет отклонены какие-либо претензии по жалобе или состязательные документы.

Нельзя не отметить, что ранее Европейский суд не исключал компенсацию расходов, связанных с подачей состязательных бумаг, которые были в конце концов отклонены Европейским судом.

В деле Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom) власти Соединенного Королевства просили отказать в возмещении расходов на адвокатов, связанных с подачей тех претензий по жалобам, которые были отклонены Европейским судом, поскольку эти расходы не являлись необходимыми для установления нарушения Конвенции. Европейский суд не согласился с подобным утверждением властей, указав, что никогда нельзя с уверенностью предсказать значение, которое может иметь для Европейского суда какая-либо заявленная претензия по жалобе, если только она явно не является бесполезной или лишена юридической силы <1>.

<1> См.: § 27 - 28 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1989 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.

Между тем подход Европейского суда в настоящее время заключается в том, что не возмещаются в принципе те расходы, которые связаны с представлением состязательных документов или претензий по жалобе, которые были отклонены Европейским судом (см., например, дела Нахманович против России (Nakhmanovich v. Russia), Ваньян против России (Vanyan v. Russia), Прокопович против России (Prokopovich v. Russia), Вито Санте Санторо против Италии (Vito Sante Santoro v. Italy) <1>).

<1> См.: § 108 Постановления Европейского суда от 2 марта 2006 г. по существу дела Нахманович против России (Nakhmanovich v. Russia), жалоба N 55669/00; § 80 Постановления Европейского суда от 15 декабря 2005 г. по существу дела Ваньян против России (Vanyan v. Russia), жалоба N 53203/99; § 52 Постановления Европейского суда от 18 ноября 2004 г. по существу дела Прокопович против России (Prokopovich v. Russia), жалоба N 58255/00; § 148 Постановления Европейского суда от 9 июня 2005 г. по существу дела Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00; § 53 Постановления Европейского суда от 18 ноября 2004 г. по существу дела Вассерман против России (Wasserman v. Russia), жалоба N 15021/02; § 68 Постановления Европейского суда от 1 июля 2004 г. по существу дела Вито Санте Санторо против Италии (Vito Sante Santoro v. Italy), жалоба N 36681/97.

Практически всегда, если какие-либо части жалобы были признаны неприемлемыми или были отклонены какие-либо состязательные документы, Европейский суд в соответствующей части, представляющейся ему справедливой, уменьшает сумму возмещения расходов на адвокатов. При этом он может принять во внимание детализированный счет от адвоката, из которого видно время, потраченное адвокатом на документы, которые были отклонены.

При оценке сложности рассмотренного дела Европейский суд главным образом учитывает следующие факты: сложность дела с точки зрения исследования фактов и поднимаемых правовых вопросов, продолжительность разбирательства, значимость дела, а также наличие нескольких заявителей по одной жалобе <1>.

<1> См., например: § 244 Постановления Европейского суда от 24 февраля 2005 г. по существу дела Исаева и другие против России (Isayeva and others v. Russia), жалобы N 57947/00, 57948/00 и 57949/00.

Сложность дела играет особо важную роль при рассмотрении вопроса о компенсации расходов на нескольких, а не на одного адвоката по делу (см. выше). Европейский суд часто отказывает в компенсации заявленных судебных расходов в завышенных размерах исходя прежде всего из сложности рассмотренного дела.

О сложности дела также может свидетельствовать, в частности, тот факт, что Палата Европейского суда, в которую дело было первоначально направлено на рассмотрение, отказалась от своей компетенции в пользу Большой палаты Европейского суда в соответствии со ст. 72 Регламента Европейского суда <1> и дело рассматривалось Большой палатой Европейского суда (см., например, дело Маестри против Италии (Maestri v. Italy) <2>). Кроме того, о сложности дела может также говорить тот факт, что претензии заявителя на национальном уровне были рассмотрены по существу Конституционным судом <3>.

<1> В силу п. 1 ст. 72 Регламента Европейского суда если дело, находящееся на рассмотрении Палаты, поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции или Протоколов к ней, или если решение какого-либо вопроса, который Палата приняла к рассмотрению, вступает в противоречие с ранее вынесенным Европейским судом постановлением, Палата может до вынесения своего постановления отказаться от своей компетенции в пользу Большой палаты.
<2> См.: § 51 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 17 февраля 2004 г. по существу дела Маестри против Италии (Maestri v. Italy), жалоба N 39748/98.
<3> Оценку сложности рассмотрения дела на национальном уровне Европейский суд дает в случае рассмотрения вопроса о разумности срока судебного разбирательства по делу (п. 1 ст. 6 Конвенции). Если заявитель просит компенсировать ему судебные расходы и издержки, возникшие у него в национальных судах (при условии их связанности с установленным нарушением), то Европейский суд может оценить разумность их размера с учетом сложности дела.

Наоборот, отсутствие устных слушаний по делу (если Европейский суд предпочел использовать только письменную процедуру обмена состязательными документами) может стать основанием для уменьшения размера заявленных расходов.

Например, в деле S.C. против Соединенного Королевства (S.C. v. the United Kingdom) Европейский суд учел, что устные слушания для рассмотрения жалобы не проводились, дело не было слишком сложным и не было необходимости представлять и анализировать объемные письменные состязательные документы <1>.

<1> См.: § 49 Постановления Европейского суда от 15 июня 2004 г. по существу жалобы S.C. против Соединенного Королевства (S.C. v. the United Kingdom), жалоба N 60958/00.

В своей практике при оценке разумности размера расходов на адвокатов Европейский суд может учесть, насколько рассмотренное дело является однотипным для его практики, т.е. аналогичным тем делам, которые ранее рассматривались им.

В частности, в деле Хьюитсон против Соединенного Королевства (Hewitson v. the United Kingdom) заявитель просил возместить ему 4300 фунтов стерлингов в качестве гонорара, выплачиваемого адвокату. Данная сумма представляла собой 2600 фунтов стерлингов - за подачу жалобы, 1400 фунтов стерлингов - за подачу отзыва на меморандум государства-ответчика, 300 фунтов стерлингов - за подачу меморандума после признания жалобы приемлемой.

Власти государства-ответчика отметили, что это дело было похоже на предыдущие, рассмотренные Европейским судом. Они утверждали, что достаточно выплатить 3000 фунтов стерлингов в качестве возмещения расходов на адвоката.

Европейский суд согласился с властями государства-ответчика, что это дело было достаточно простым и в нем затрагивались вопросы, рассмотренные в схожем деле против Соединенного Королевства. В результате он присудил заявителю 4800 евро на возмещение расходов адвокату <1>.

<1> См.: § 26 - 28 Постановления Европейского суда от 27 мая 2003 г. по существу дела Хьюитсон против Соединенного Королевства (Hewitson v. the United Kingdom), жалоба N 50015/99.

По всей видимости, критерий сходства дела с другими делами станет еще более актуален в практике Европейского суда при оценке разумности размера расходов со вступлением в силу Протокола N 14 к Конвенции, согласно которому процедура рассмотрения дела в Европейском суде четко градируется в зависимости от его сложности и однотипности. В частности, однотипные дела с аналогичной фабулой (так называемые дела-клоны) рассматриваются судьей единолично.

Европейский суд оценивает разумность расходов на адвокатов на основе количества часов, затраченных на работу, числа адвокатов, необходимых для ведения дела, и заявленной почасовой ставки вознаграждения.

Если заявитель просит Европейский суд компенсировать расходы на адвокатов, то ему следует представить подробный расчет времени, потраченного адвокатами, с указанием их почасовой ставки, где подробно указать время, потраченное на составление каждого состязательного документа, на подготовку и участие в слушаниях Европейского суда, на транспорт и т.д.

Европейский суд не считает себя каким-либо образом связанным национальными ставками и критериями, хотя и может обратиться к ним за помощью. То есть Европейский суд никоим образом не связан соответствующими национальными расценками, ставками и нормами <1>, единый подход к оценке гонораров адвокатов не представляется для Европейского суда обоснованным (дело Толстой-Милославский против Соединенного Королевства (Tolstoy Miloslavsky v. the United Kingdom) <2>). Но вместе с тем он может принять во внимание ставки оплаты подобных услуг адвоката, существующие в том государстве, где практикует адвокат заявителя.

<1> См.: § 41 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1989 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.
<2> См.: § 77 Постановления Европейского суда от 13 июля 1995 г. по существу дела Толстой-Милославский против Соединенного Королевства (Tolstoy Miloslavsky v. the United Kingdom), жалоба N 18139/91.

Нельзя исключать ситуацию, в которой Европейский суд согласится с возражением властей государства-ответчика о том, что суммы указанных заявителем гонораров являются чрезмерно высокими по сравнению с гонорарами, которые обычно выплачиваются в данных государствах. Хотя имели место случаи, когда Европейский суд не соглашался с подобной аргументацией властей государства-ответчика, ссылаясь на то, что он не связан соответствующими национальными расценками, ставками или нормами <1>.

<1> См.: § 41 Постановления Европейского суда от 6 ноября 1989 г. о выплате справедливой компенсации по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства (Sunday Times v. the United Kingdom), жалоба N 6538/74.

В деле Мамедова против России (Mamedova v. Russia) заявительница, ссылаясь на документы и акты учета времени работы адвокатов, требовала 6150 евро в качестве оплаты услуг по представительству первого адвоката и 1750 евро - второго адвоката, которые потратили соответственно 123 и 35 часов на подготовку жалобы в Европейский суд, составление меморандума и требований о справедливой компенсации. Ставка почасовой оплаты по договору с адвокатами составляла 50 евро за час работы.

Власти России посчитали данные требования завышенными. Они отметили, что заявительница не доказала, что ее представители действительно потратили столько времени на подготовку жалобы.

Европейский суд, основываясь на указанных документах и своих критериях в отношении расходов, счел разумным присудить заявительнице 4500 евро <1>.

<1> См.: § 102 - 104 Постановления Европейского суда от 1 июня 2006 г. по существу дела Мамедова против России (Mamedova v. Russia), жалоба N 7064/05.

Заявительница по делу Фадеева против России требовала оплатить вознаграждение российским адвокатам за представление ее интересов в Европейском суде из расчета 50 евро в час, а также их транспортные расходы из расчета 25 евро в час. Она также просила возместить ей 600 фунтов стерлингов за консультации у английского юриста и 2940 фунтов стерлингов в качестве оплаты расходов британских юристов. Европейский суд оценил почасовую ставку российского юриста в размере 50 евро в час как разумную. Как указал Европейский суд, для подготовки этого дела к слушанию потребовался большой объем юридической и технической работы сторон <1>.

<1> См.: § 149 Постановления Европейского суда от 9 июня 2005 г. по существу дела Фадеева против России (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00.

Следует учитывать, что при оценке возникших расходов и издержек с точки зрения разумности их размера значительную роль играет сложившаяся судебная практика по другим делам против соответствующего государства-ответчика.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о разумности расходов на адвокатов Европейский суд руководствуется принципом пропорциональности между размером суммы заявленного вознаграждения адвоката и объемом проведенной им работы по делу, признанной необходимой для надлежащего рассмотрения жалобы.

4. Связанность судебных расходов и издержек с нарушением Конвенции

При оценке расходов на соответствие данному требованию Европейский суд исходит из того, что судебные расходы и издержки должны быть связаны с установленным Европейским судом нарушением Конвенции и Протоколов к ней.

Заявитель имеет право на возмещение не только расходов на адвокатов, представляющих его интересы в Европейском суде, но и иных расходов, которые возникли у него в связи с разбирательствами в национальных судах. Например, это могут быть расходы, возникшие у заявителя в связи с оплатой услуг юридических компаний, транспортные, почтовые расходы и т.д. (см. выше).

Требования о возмещении судебных расходов и издержек, возникших у заявителя при рассмотрении национальными судами его дела, Европейский суд также рассматривает с позиции вышеуказанных принципов о действительности, необходимости и разумности судебных расходов.

Однако в дополнение к вышеизложенным требованиям Европейский суд исследует вопрос о том, действительно ли подобные расходы были произведены в целях предотвращения нарушения Конвенции или получения компенсации за него (дело Нильсен и Йонсен против Норвегии (Nilsen and Johnsen v. Norway) <1>).

<1> См.: § 43 Постановления Европейского суда (вынесено Большой палатой) от 25 ноября 1999 г. по существу дела Нильсен и Йонсен против Норвегии (Nielsen and Johnsen v. Norway), жалоба N 23118/93.

В соответствии с прецедентным правом Европейского суда к заявителю не предъявляется требований о повторном исчерпании внутренних средств правовой защиты с целью получения справедливой компенсации, если он уже безуспешно пытался это сделать в отношении материальной части жалобы (дело Де Вильд, Оомс и Версип против Бельгии (De Wilde, Ooms and Versyp v. Belgium); дело Манчева против Болгарии (Mancheva v. Bulgaria) <1>).

<1> См.: § 16 Постановления Европейского суда от 10 марта 1972 г. о выплате справедливой компенсации по делу Де Вильд, Оомс и Версип против Бельгии (De Wilde, Ooms and Versyp v. Belgium), жалобы N 2832/66; 2835/66; 2899/66; § 72 Постановления Европейского суда от 30 сентября 2004 г. по существу дела Манчева против Болгарии (Mancheva v. Bulgaria), жалоба N 39609/98.

Главным условием возмещения расходов и издержек, возникших в связи с разбирательствами в национальных судах, является то, что они должны относиться непосредственно к защите тех прав согласно Конвенции и Протоколам, которые признаны нарушенными Европейским судом.

Европейский суд установил в своей прецедентной практике правило, согласно которому судебные издержки и расходы, возникшие в национальных судах, компенсируются только в той мере, в какой они относятся к установленному нарушению (дело Ван де Хурк против Нидерландов (Van de Hurk v. the Netherlands) <1>).

<1> Постановление Европейского суда от 19 апреля 1994 г. по существу дела Ван де Хурк против Нидерландов (Van de Hurk v. the Netherlands), жалоба N 16034/90.

В деле Федотов против России (Fedotov v. Russia) заявитель, помимо возмещения оплаты услуг адвоката по представлению его интересов в Европейском суде, потребовал возмещения за оплату услуг адвоката, представлявшего его интересы в российских судах. Кроме того, заявитель просил возместить транспортные и почтовые расходы, возникшие при рассмотрении его дела в российских судах.

Власти России утверждали, что требования заявителя о возмещении судебных расходов были рассмотрены и частично удовлетворены российскими судами.

Европейский суд в отношении судебных расходов и издержек, понесенных при рассмотрении дела в российских судах, отметил, что национальные суды присудили заявителю только часть понесенных им судебных расходов. Российские суды в своих решениях не компенсировали заявителю его транспортные расходы. На основании имеющихся в его распоряжении документов Европейский суд оценил судебные расходы заявителя, понесенные им в российских судах, в размере 800 евро и присудил заявителю эту сумму <1>.

<1> См.: § 106 - 109 Постановления Европейского суда от 25 октября 2005 г. по существу дела Федотов против России (Fedotov v. Russia), жалоба N 5140/02.

В деле ОАО "Совтрансавто Холдинг" против Украины (Sovtransavto Holding v. Ukraine) компания-заявитель в качестве возмещения понесенных ею издержек в украинских судах потребовала сумму в размере 153 470 долл. США, включая расходы на поездки ее украинских и французских адвокатов, оплату их гонораров и прочих расходов. При этом 133 470 долл. США полагалось украинским адвокатам компании-заявителя и 18 000 евро - ее французским адвокатам.

Власти Украины заявили, что они полагаются в этом вопросе на усмотрение Европейского суда. Тем не менее они обратили внимание на то, что указанная компанией-заявителем сумма выглядит чрезмерной на фоне реальной экономической ситуации в Украине. Кроме того, власти Украины отмечали, что компания-заявитель не представила достаточных доказательств.

Европейский суд признал, что компания-заявитель представила подробные документы, подтверждающие издержки и расходы, понесенные в связи с разбирательствами в украинских судах и в Европейском суде. Ввиду сложного характера дела Европейский суд посчитал, что у него нет оснований сомневаться в том, что у компании-заявителя действительно возникли заявленные издержки и расходы. При этом у Европейского суда не возникло сомнений относительно необходимости и реальности расходов и издержек у компании-заявителя на французских адвокатов. Вместе с тем у Европейского суда возникли сомнения в отношении того, что все указанные украинскими адвокатами расходы относятся именно к нарушениям Конвенции.

Европейский суд учел реальную экономическую ситуацию в Украине и, по соображениям справедливости, присудил компании-заявителю 32000 евро в возмещение расходов и издержек, понесенных ее украинскими адвокатами в украинских судах. Помимо этого Европейский суд присудил компании-заявителю 18000 евро в возмещение издержек и расходов, понесенных в Европейском суде <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 2 октября 2003 г. о выплате справедливой компенсации по делу ОАО "Совтрансавто Холдинг" против Украины, жалоба N 48553/99.

В деле Смирновы против России (Smirnova v. Russia) заявительницы просили Европейский суд возместить им расходы на адвокатов, которые возникли в российских судах, а также расходы, связанные с разбирательством в Европейском суде. Заявительницы жаловались в Европейский суд на то, что систематическое заключение под стражу не имело достаточных оснований. При рассмотрении требования о возмещении расходов на адвокатов, которые возникли в национальных судах, Европейский суд посчитал, что заявительницы в национальных судах понесли судебные расходы и издержки именно в связи с их попытками добиться своего освобождения из-под стражи <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 24 июля 2003 г. по существу дела Смирновы против России (Smirnova v. Russia), жалобы N 46133/99 и 48183/99.

В деле Гусинский против России (Gusinskiy v. Russia) Европейский суд посчитал, что не все заявленные расходы связаны с существом жалобы заявителя. Он счел, что не все расходы заявителя, возникшие в российских судах, относятся к претензиям по жалобе <1>.

<1> См.: § 83 Постановления Европейского суда от 19 мая 2004 г. по существу дела Гусинский против России (Gusinskiy v. Russia), жалоба N 70276/01.

Если Европейский суд установил нарушение национальными судебными инстанциями процессуальных гарантий, закрепленных в ст. 5 или 6 Конвенции, то Европейский суд может компенсировать только расходы, связанные с подачей жалоб в национальные суды и в Европейский суд в отношении этих процессуальных нарушений, но никак не остальные расходы, связанные с рассмотрением дела по существу (дело Ван Гейзегхем против Бельгии (Van Geyseghem v. Belgium)). Причем если заявитель в национальных судах ссылался на нарушение Конвенции и Протоколов к ней, то это может быть дополнительным аргументом того, что расходы, возникшие в связи с разбирательствами в национальных судах, были совершены с целью доказать нарушение Конвенции.

В деле Левшины против России Европейский суд признал нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции ввиду превышения разумных сроков рассмотрения дела. При рассмотрении вопроса о компенсации судебных расходов Европейский суд принял во внимание, что заявители просили национальные суды ускорить процедуру рассмотрения, поэтому данный вопрос был явно связан с нарушением, признанным Европейским судом.

Как видно из вышеизложенного, Европейский суд может присудить заявителю расходы, возникшие у заявителя на национальном уровне, при условии, если установит, что расходы заявителя в связи с рассмотрением его дела национальными судами были связаны с попытками не допустить или минимизировать нарушения прав, гарантированных Конвенцией <1>.

<1> Постановление Европейского суда от 9 ноября 2004 г. по существу дела Левшины против России (Levshiny v. Russia), жалоба N 63527/00.

Иными словами, Европейский суд возмещает расходы и издержки, возникшие при рассмотрении дела в национальных судах, если считает, что эти расходы и издержки были действительно необходимы в целях предотвращения действий или получения возмещения за действия, которые были признаны нарушениями Конвенции.