Мудрый Юрист

Процессуальные особенности подготовки мировым судьей уголовного дела к судебному разбирательству

Головинская И.В., доцент кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний, кандидат юридических наук.

Стадии разрешения уголовного дела по существу всегда предшествует подготовка уголовного дела к рассмотрению. Между тем, как показывает исследование, уголовно-процессуальный закон не вполне корректно урегулировал этот этап производства у мировых судей.

Равно как и ч. 6 ст. 319 УПК РФ, регламентирующая полномочия мирового судьи по уголовному делу частного обвинения, ст. 320 УПК РФ предписывает мировому судье по уголовному делу публичного и частно-публичного обвинения проводить подготовительные действия в общем порядке, в соответствии с гл. 33 УПК РФ.

Задачей подготовки к судебному заседанию является выявление препятствий и установление оснований к рассмотрению уголовного дела по существу. Данная стадия уголовного судопроизводства, выявляя и устраняя ошибки и недостатки досудебной подготовки материалов, создает предпосылки для назначения и проведения своевременного, законного, справедливого судебного разбирательства.

Закон предписывает судьям выяснить по поступившему уголовному делу вопросы, указанные в ст. 228 УПК РФ, и в зависимости от ответов на них принять одно из следующих решений: о направлении уголовного дела по подсудности; о назначении предварительного слушания; о назначении судебного заседания.

Заметим, что, несмотря на то что по уголовным делам частного обвинения предварительное расследование, как правило, не производится, тем не менее мировой судья обязан рассмотреть материалы уголовного дела данной категории и выяснить все необходимые вопросы для принятия решения в соответствии с ч. 1 ст. 227 УПК РФ.

Любое из названных решений принимается им в строго установленные законом сроки. Такими, как предписано ч. 3 ст. 227 УПК РФ, являются следующие: не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд и не позднее 14 суток со дня поступления в суд уголовного дела в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей.

Вместе с тем указанная правовая норма противоречива в той части, в которой наделяет сторону по ее просьбе предоставить возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела. Внеся в ч. 3 ст. 227 УПК РФ дополнения <1>, законодатель не разъяснил, в какой срок сторона должна или вправе, в случае удовлетворения ее ходатайства, дополнительно ознакомиться с материалами уголовного дела. Будет ли это нарушением установленного срока назначения уголовного дела к слушанию? Каким документом и когда судья должен предоставить стороне указанное право? Представляется, что предоставленное стороне право дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела должно быть четко регламентировано нормой закона. Считаем, что срок для реализации такого права не должен превышать 7 суток. Сторона вправе заявить ходатайство о предоставлении срока для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела со дня поступления уголовного дела в суд до принятия судьей решения, предусмотренного п. п. 1 - 3 ч. 1 ст. 227 УПК РФ в срок, установленный ч. 3 указанной статьи. В связи с этим полагаем целесообразным последнее предложение ч. 3 ст. 227 УПК РФ исключить; ст. 227 УПК РФ дополнить ч. 4 следующего содержания: "В сроки, предусмотренные ч. 3 настоящей статьи, по ходатайству стороны суд вправе предоставить ей возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела в срок, не превышающий 7 суток, о чем выносится постановление". Ч. 4 ст. 227 УПК РФ соответственно считать ч. 5 <2>.

<1> Федеральный закон от 29.05.2002 N 58-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 01.06.2002. N 98.
<2> См. об этом: Головинская И.В., Сокол Р.П. Правовая регламентация процессуальных сроков в судебной стадии производства по уголовному делу: Монография. Владимир, 2007. С. 8.

Следуя требованиям ч. 1 ст. 227 УПК РФ, мировой судья по поступившему уголовному делу выясняет, нет ли оснований для направления дела по подсудности. При этом мировой судья руководствуется правилами ст. ст. 31, 32, 33, 34, 35 и 36 УПК РФ. Если оснований для направления дела по подсудности не имеется, то он переходит к выяснению второго вопроса: о наличии или отсутствии оснований для проведения предварительного слушания. Вместе с тем, заметим, что постановление о направлении уголовного дела по подсудности принимается мировым судьей и тогда, когда в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение по уголовному делу.

Условия и порядок принятия мировым судьей решения о назначении предварительного слушания заключаются в следующем.

Являясь общей нормой, ст. 229 УПК РФ предусматривает для правоприменителя четыре основания для проведения предварительного слушания. Применительно к деятельности мировых судей допустимы только три из них. Причем вследствие двух, при наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ и при наличии оснований для приостановления или прекращения уголовного дела, мировой судья обязан провести предварительное слушание. Вследствие третьего, если имеется ходатайство стороны об исключении доказательств, мировой судья вправе назначить и провести предварительное слушание.

Системный анализ норм УПК РФ позволяет обратить внимание на то, что в числе названных оснований отсутствует регламентация вопроса о рассмотрении уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ. Однако мировой судья может рассматривать уголовные дела с применением особого порядка судебного разбирательства. Если обвиняемый не заявил соответствующее ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела, он вправе это сделать на предварительном слушании (ст. 315 УПК РФ). Вместе с тем реализация данного обвиняемому такого права может быть осуществлена только в том случае, если имелись указанные в ч. 2 ст. 229 УПК РФ основания для проведения предварительного слушания.

Предварительное слушание проводится мировым судьей в порядке ст. 234 УПК РФ в закрытом судебном заседании.

Представляется, что, устанавливая такое императивное требование, законодатель исходил из того, что на предварительном слушании могут быть, пусть даже и в постановочном плане, затронуты вопросы, касающиеся государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны. Кроме того, используя право заявления ходатайств, стороне приходится их обосновывать. Вследствие этого могут быть разглашены сведения об интимных сторонах жизни участников процесса либо сведения, унижающие их честь и достоинство. Помимо этого, как представляется, закрытое предварительное слушание обусловлено требованиями обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц (по аналогии с ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

Обвиняемый может заявить ходатайство о проведении слушания дела в его отсутствие. Кроме того, отсутствие обвиняемого на предварительном слушании допустимо в силу ч. 5 ст. 247 УПК РФ. Неявка других своевременно извещенных лиц не является препятствием к проведению предварительного заседания. Уведомление о вызове сторон в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за трое суток до дня проведения предварительного слушания.

Стадия предварительного слушания регламентирована процессуальными сроками, соблюдение которых имеет огромное значение для всех участников уголовного процесса: для обвиняемого, чья вина пока не доказана; для потерпевшего, желающего как можно скорее восстановить свои нарушенные права и законные интересы; для судьи, рассматривающего дело, т.к. нарушение сроков рассмотрения дел влияет на показатели, учитываемые при присвоении судьям квалификационных классов, и может повлечь не только дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, но и прекращение судейских полномочий.

Однако, руководствуясь ч. 3 ст. 227 УПК РФ, судья не может соблюсти указанные в ней сроки по нескольким причинам.

Содержание названной части статьи не дает однозначного понимания о том, как следует применять 30- или 14-суточный срок в случае необходимости проведения предварительного слушания. Должно ли предварительное слушание быть только назначенным в указанные сроки или необходимо его провести и по его результатам вынести решение? Большинство комментариев к УПК РФ, учебников по уголовному процессу, а также пособий и справочников не дают разъяснения по данному вопросу. Нет разъяснений и в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Между тем, как представляется, данный вопрос требует не только пояснений, но и четкой законодательной регламентации, т.к. ее отсутствие ведет к серьезным нарушениям процессуальных прав сторон.

Буквальное толкование ч. 1 и ч. 3 ст. 227 УПК РФ свидетельствует о том, что применительно к предварительному слушанию в срок, предусмотренный данной статьей, принимается только решение о назначении предварительного слушания. Закон не содержит требования в этот же срок провести предварительное слушание и принять по его результатам решение <3>. Кроме того, если считать, что установленный ч. 3 ст. 227 УПК РФ срок предоставлен только для принятия решения о назначении предварительного слушания, то УПК РФ не установил срок окончания его проведения.

<3> Боровский М.В. Общий порядок подготовки к судебному заседанию // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 320.

Полагаем, что для устранения противоречий в правопонимании положений ст. 233 УПК РФ сроки проведения предварительного слушания должны быть регламентированы. В этих целях, на наш взгляд, следовало бы ст. 234 УПК РФ назвать "Сроки и порядок проведения предварительного слушания" и дополнить ее новой частью первой следующего содержания: "1. Предварительное слушание проводится в срок не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд, а в случае, если обвиняемый содержится под стражей, - в срок не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд". Части 1 - 9 считать соответственно ч. ч. 2 - 10 <4>. Такая регламентация исключила бы двусмысленность толкования правовой нормы.

<4> Головинская И.В., Сокол Р.П. Указ. соч. С. 9.

По результатам предварительного слушания мировой судья принимает одно из решений, указанных в ст. 236 УПК РФ. Наиболее актуальным представляется рассмотрение вопроса о принятии решения мировым судьей о прекращении уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения в порядке ч. 7 ст. 246 УПК РФ. Это связано с тем, что закон не содержит указания на необходимость получения согласия обвиняемого на прекращение уголовного дела при полном или частичном отказе прокурора от обвинения (ч. 1 ст. 239 УПК РФ) в ходе предварительного слушания. Однако обвиняемый, как равноправный участник уголовного судопроизводства, вправе не согласиться с мнением прокурора и потребовать судебного разбирательства, имея целью свою реабилитацию посредством оправдательного приговора. Аналогичное мнение выражает О.Ю. Гурова, которая указывает, что такое положение является нарушением прав обвиняемого <5>. Далее О.Ю. Гурова справедливо замечает, что вопрос соблюдения прав потерпевшего при отказе прокурора от обвинения требует особого рассмотрения, поскольку в этом случае суд связан позицией представителя государственного обвинения, а обязательный учет мнения потерпевшего законом не предусмотрен <6>. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 8.12.2003 N 18-П ч. 9 ст. 246 УПК РФ, предусматривающая возможность пересмотра постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств, признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее ст. ст. 19 (ч. 2), 45 (ч. 1), 46 (части 1 и 2) и 129 <7>.

<5> См.: Гурова О.Ю. О соблюдении прав сторон на предварительном слушании при разрешении вопросов, связанных с прекращением уголовного дела или преследования // Мировой судья. 2004. N 2. С. 21.
<6> См.: Там же. С. 22.
<7> См.: СЗ РФ. 2003. N 51. Ст. 5026.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 21 Постановления от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <8> разъяснил, что право обжалования судебного решения в соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК РФ предоставлено не только государственному обвинителю, но и не принимавшему участие в судебном разбирательстве вышестоящему прокурору.

<8> См.: Российская юстиция. 2004. N 2. С. 74.

Эти Постановления Конституционного и Верховного Суда Российской Федерации дали возможность вышестоящему прокурору при несогласии с мнением участвовавшего в деле прокурора обжаловать постановление в кассационном порядке.

Такая ситуация накладывает на судью обязанность прекращения уголовного дела или преследования на предварительном слушании при наличии личного убеждения в несправедливости такого решения. Вынося решение о прекращении уголовного дела по изложенным основаниям, судья не только не принимает во внимание несогласие потерпевшего и обвиняемого, но и знает, что при кассационном (апелляционном) рассмотрении постановление судьи будет отменено, дело будет возвращено на повторное рассмотрение с той же стадии. На данные обстоятельства обращают внимание В. Демидов <9> и В.П. Кашепов <10>.

<9> См.: Демидов В. Обеспечить положение потерпевшего реальными правами // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 20.
<10> Кашепов В.П. О преобразовании статуса суда в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. 2002. N 12. С. 25.

Мы поддерживаем предложение О.Ю. Гуровой о том, что прекращение уголовного дела на предварительном слушании по причине отказа прокурора от обвинения возможно лишь при согласии обвиняемого и потерпевшего (его представителя), поскольку только в этом случае не будут нарушены их права, предусмотренные ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод <11>.

<11> См.: Моул Н., Харби К., Алексеева Л. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство. Прецеденты и комментарии. М., 2001; Конвенция о защите прав человека и основных свобод // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Завершая исследование вопроса о принятии решения мировым судьей о проведении предварительного слушания и о его проведении, отметим, что по итогам его проведения решение мирового судьи оформляется постановлением. После назначения судебного заседания мировым судьей подсудимый не вправе заявлять ходатайств о проведении предварительного слушания.

Порядок принятия мировым судьей решения о назначении судебного заседания осуществляется в соответствии с ч. 1 ст. 227 УПК РФ.

При отсутствии на этапе подготовки к судебному заседанию оснований для направления дела по подсудности или для назначения предварительного слушания мировой судья выносит постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания в соответствии с правилами ст. 231 УПК РФ. Такое же решение он может принять и по результатам проведенного предварительного слушания.

Как и на любой другой стадии производства по уголовному делу, на данной стадии определяющую роль играют процессуальные сроки, обусловливающие каждое из предоставленных полномочий мирового судьи.

Особенностью судопроизводства по уголовным делам у мирового судьи является то обстоятельство, что закон установил сокращенные сроки для назначения судебного заседания: в соответствии с ч. 2 ст. 321 УПК РФ судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела, а в соответствии с ч. 2 ст. 233 УПК РФ - не ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного акта или обвинительного заключения. Очевидно, что эти статьи в части "3" и "7 суток" противоречат друг другу. Представляется, что в ч. 2 ст. 321 УПК РФ цифру "3" целесообразно заменить цифрой "7".

Законодатель, устанавливая сокращенный срок для назначения судебного разбирательства у мирового судьи, безусловно, имел целью более скорое рассмотрение и разрешение уголовного дела. Вместе с тем, как показывают результаты анкетирования судебных работников и статистические данные рассмотрения уголовных дел, такой срок в большинстве случаев нарушается. При этом 98% опрошенных высказались за увеличение указанного в ч. 2 ст. 321 УПК РФ срока до 30 суток для всех уголовных дел. Обоснованием таких предложений является тождественность всех процессуальных действий тем, которые выполняет в ходе подготовки и назначения уголовных дел к слушанию федеральный судья. Кроме того, не следует забывать о том, что наряду с осуществлением уголовного судопроизводства мировые судьи рассматривают огромное количество гражданских и административных дел. Общая средняя нагрузка на одного мирового судью в месяц порой достигает 150 оконченных производством дел. Поэтому установленные УПК РФ сроки назначения уголовных дел к слушанию повсеместно нарушаются.

Отличие сроков начала рассмотрения дела мировым судьей от аналогичных сроков, установленных для федеральных судей, заключается и в том, что их отсчет у мировых судей ведется со дня поступления в суд заявления или уголовного дела, а у федеральных - со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания. Считаем, что рассматриваемый срок при производстве у мирового судьи должен исчисляться так же, как и у федеральных судей, со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания.

Надо заметить, что регламентация процедуры судопроизводства у мирового судьи составлена не корректно еще и потому, что указанные в ч. 2 ст. 321 УПК РФ сроки вступают в противоречие с предусмотренным в ч. 3 ст. 319 УПК РФ 7-суточным сроком для вызова в суд лица, в отношении которого подано заявление частного обвинения. Конечно, судья вправе в пределах установленных сроков вызвать в суд лицо, в отношении которого подано заявление, на 2-й или 3-й день со дня поступления заявления в суд. Тем самым будут соблюдены сроки, указанные и в ч. 3 ст. 319, и в ч. 2 ст. 321 УПК РФ. Но если назначить судебное разбирательство на 4-е сутки со дня поступления в суд заявления, то мировой судья не сможет воспользоваться правом вызова лица, скажем, на 5-е, 6-е или 7-е сутки со дня поступления в суд заявления, как указано в ч. 3 ст. 319 УПК РФ. К тому же с учетом огромной нагрузки на мировых судей и сроков, необходимых для получения лицом извещения о вызове в суд, соблюсти 3-суточный срок начала судебного разбирательства просто нереально <12>. Представляется, что судебное разбирательство с учетом ранее высказанных предложений должно быть начато не ранее 7 суток со дня вынесения мировым судьей постановления о назначении судебного заседания. Соответствующие изменения целесообразно внести в ч. 2 ст. 321 УПК РФ <13>. При этом действие указанной статьи должно распространяться как на уголовные дела частного обвинения, так и на уголовные дела публичного и частно-публичного обвинения.

<12> См.: Головинская И.В., Сокол Р.П. Указ. соч. С. 21.
<13> См.: Головинская И.В. Уголовное судопроизводство у мирового судьи: Дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2004. С. 214.

Исследуя содержание ст. 321 УПК РФ, нельзя не обратить внимание на то, что императивное требование законодателя о начале судебного разбирательства не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела не корреспондирует с ч. 1 ст. 227 УПК РФ. Если в соответствии со ст. ст. 319 и 320 УПК РФ применение требований гл. 33 УПК РФ для мирового судьи обязательно, то возникает вопрос: как можно применить 30- или 14-суточный срок для принятия решения в соответствии с ч. 3 ст. 227 УПК РФ? Процессуальная регламентация указанных вопросов отсутствует. Напрашивается вывод о том, что в срок до 14 суток (!) с момента поступления уголовного дела или заявления в судебный участок мирового судьи последний обязан принять решение о назначении судебного заседания, назначить дату проведения первого заседания и провести это заседание. А в случае необходимости проведения предварительного слушания - принять решение о его проведении, провести его, назначить дату проведения первого судебного заседания и провести его.

В связи с изложенным, а также с учетом того, что вышеназванные действия мирового судьи предполагают обеспечение явки сторон в судебное заседание и, следовательно, их уведомление и получение сведений о надлежащем уведомлении сторон, все более очевидным становится невозможность качественного выполнения процессуальных обязанностей мировым судьей в установленные сроки.

Считаем необходимым отметить еще одну особенность. Ст. 321 УПК РФ имеет, как известно, название "Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании". Следовательно, подразумевается, что ее содержание полностью распространяется на все уголовные дела, рассматриваемые мировым судьей, т.е. уголовные дела частного обвинения и уголовные дела публичного и частно-публичного обвинения. В подтверждение этого говорит и тот факт, что в ч. 2 названной статьи имеется в виду срок поступления в суд "заявления или уголовного дела". Соответственно, сроки, указанные в этой статье, должны относиться и к уголовным делам, поступающим в судебный участок с обвинительным актом или обвинительным заключением. До недавнего времени мировые судьи именно так и полагали. Однако Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2005 г. <14> внес определенные коррективы. На вопрос, как следует исчислять срок рассмотрения мировыми судьями уголовных дел, поступивших с обвинительным заключением или обвинительным актом, был дан ответ, в соответствии с которым "на исчисление сроков рассмотрения таких дел мировыми судьями должны распространяться положения уголовно-процессуального закона, предусматривающие сроки рассмотрения таких дел районными судами". Представляется, что такой ответ полностью противоречит содержанию ч. 2 ст. 321 УПК РФ, а основанием его может быть только внесение соответствующих изменений в ст. 321 УПК РФ.

<14> БВС РФ. 2006. N 5. С. 32.

В результате проведенного исследования сроков, регламентирующих уголовное судопроизводство у мирового судьи до начала судебного разбирательства, полагаем целесообразным ч. 2 ст. 321 УПК РФ изложить в следующей редакции: "2. Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 7 и не позднее 30 суток со дня вынесения мировым судьей постановления о назначении судебного заседания. При наличии оснований, предусмотренных частью второй статьи 229 настоящего Кодекса, в этот же срок должно быть проведено предварительное слушание по уголовному делу". На наш взгляд, предложенная редакция ч. 2 ст. 321 УПК РФ устранит названные нами противоречия и позволит мировым судьям без нарушения процессуальных сроков рассматривать уголовные дела, что, в свою очередь, исключит обоснованные жалобы граждан на волокиту в судах.

Таким образом, мировой судья, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 231 УПК РФ, а также с учетом правил ст. 321 УПК РФ назначает судебное заседание, о чем выносит постановление.

В постановлении помимо вопросов, предусмотренных ч. 2 ст. 227 УПК РФ, мировой судья разрешает вопросы: о месте, дате и времени судебного заседания; о назначении защитника в случаях, предусмотренных п. п. 2 - 7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ; о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами; о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании в случаях, предусмотренных ст. 241 УПК РФ; о мере пресечения, за исключением случаев избрания меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу. В постановлении должны содержаться решения о назначении судебного заседания с указанием фамилии, имени и отчества каждого обвиняемого и квалификации вменяемого ему в вину преступления, а также о мере пресечения.

Говоря о вопросах, которые должны найти отражение в постановлении о назначении судебного заседания, П. Константинов и А. Стуканов обращают внимание на то, что на стадии назначения судебного заседания возможно и разрешение ходатайства обвиняемого о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства. В связи с этим указанные авторы полагают, что описательно-мотивировочная часть постановления суда о назначении судебного заседания помимо вопросов, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 ст. 231 УПК РФ, должна содержать позицию сторон обвинения и защиты относительно меры пресечения в виде содержания под стражей, избранной обвиняемому органами предварительного следствия, а также возможность рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства. В постановлении должна быть отражена мотивировочная позиция суда по данным вопросам <15>. Мы разделяем высказанные предложения.

<15> Константинов П., Стуканов А. Стадия назначения судебного заседания // Законность. 2007. N 2.

Обязанностью мирового судьи является также организация мер по извещению сторон о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Заканчивая рассмотрение порядка назначения судебного заседания, заметим, что после вынесения постановления о назначении судебного заседания мировой судья, проводя подготовку к нему, в своей деятельности руководствуется не только уголовно-процессуальным законом, но и ведомственными нормативными актами <16>.

<16> Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.2003 N 36 "Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде" // Российская газета. 05.11.2004 N 246. (Инструкция); письмо Генпрокуратуры СССР от 12.02.1990 N 34/15, Верховного Суда СССР от 12.02.1990 N 01-16/7-90, МВД СССР от 15.03.1990 N 1/1002, Минюста СССР от 14.02.1990 N К-8-106, КГБ СССР от 14.03.1990 N 441/Б "Об Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами". Документ опубликован не был; Приказ Минюста России от 03.08.1999 N 226 (ред. от 12.01.2004) "Об утверждении Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности" // Российская газета. 15.10.1999. N 204.

Во всем остальном процессуальные действия мирового судьи на стадии подготовки уголовного дела к слушанию аналогичны действиям, проводимым в федеральных судах общей юрисдикции, рассматривающих уголовные дела в первой инстанции.