Мудрый Юрист

Особенности использования результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела при расследовании преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции

Ващенко М.В., соискатель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России.

Изучение уголовных дел в сфере производства и оборота алкогольной продукции показывает, что в 80% случаев до их возбуждения проводились оперативно-розыскные мероприятия, результаты которых впоследствии послужили поводом, а содержащиеся в них данные - основанием для возбуждения уголовного дела. В большей степени представляет интерес именно проблема возбуждения дела по материалам оперативной разработки, поскольку, как свидетельствует следственная и оперативно-розыскная практика, такая форма реагирования на выявленные признаки анализируемых нами преступлений имеет решающее значение. Это объясняется, с одной стороны, более организованной системой преступных связей, а с другой - более жестокими формами и методами противодействия расследованию.

Уже на стадии документирования преступной деятельности в сфере производства и оборота алкогольной продукции нередко обнаруживаются данные, свидетельствующие о групповом преступлении, устанавливаются схема преступных связей и способ совершения преступления. Исходная информация, служащая основанием для возбуждения уголовного дела, может быть получена по различным каналам: в результате экономического анализа деятельности коммерческой организации, ревизий, контрольных проверок, закупок и других мероприятий. Но основным источником получения информации о совершении преступления организованной преступной группой (сообществом) являются результаты оперативно-розыскных мероприятий.

По данным изученных уголовных дел, проводились следующие оперативно-розыскные мероприятия: проверочная закупка (67% дел); прослушивание телефонных переговоров (15% дел); наблюдение (по 9% дел); снятие информации с технических каналов связи (5% дел); контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений (2% дел); оперативный эксперимент (2% дел). В основном расследованию рассматриваемой группы преступлений способствовали проведение проверочной закупки, наблюдение и прослушивание телефонных переговоров.

Наиболее эффективным по сравнению с иными оперативно-розыскными мероприятиями на практике является проверочная закупка. В ее проведении могут участвовать как оперативные работники, так и граждане, оказывающие им содействие. Проверочная закупка алкогольной продукции проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Для последующей легализации результатов данного мероприятия необходимо: осмотреть денежные купюры с указанием их достоинства, серий и номеров и составить протокол осмотра (если деньги в банковской упаковке, необходимо провести описание упаковки); пометить деньги специальными средствами и составить протокол их выдачи лицу, которое должно производить закупку; после задержания подозреваемого факт изъятия у него денег фиксируется в протоколе, в котором также указываются индивидуализирующие их особенности; одновременно в протоколе фиксируется факт изъятия алкогольной продукции, свидетельствующей о совершенной сделке. Изъятая алкогольная продукция приобщается к делу в качестве вещественного доказательства. Участвовавшие в мероприятии лица должны быть опрошены по его обстоятельствам.

Практическая деятельность показывает несостоятельность действующего положения о невозможности использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам рассматриваемой категории. Особенно это характерно на стадии возбуждения для уголовных дел, где обязательным элементом является цель сбыта. Установить ее наличие возможно только при проведении проверочной закупки, когда виновное лицо осуществляет сбыт хотя бы части имеющейся у него алкогольной продукции.

Доказать цель сбыта в стадии предварительного расследования путем проведения следственных действий невозможно. Так, показания свидетелей в данной ситуации входят в противоречие с показаниями самого лица об отсутствии у него такой цели, и устранить это противоречие путем проведения очной ставки также невозможно. Рассчитывать на признательные показания о наличии цели сбыта, как показывает практика, бесполезно. Поэтому больше половины уголовных дел, где проверочная закупка не проводилась, были прекращены и приостановлены в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, и только 3% таких дел направлены с обвинительным заключением в суд.

Таким образом, выходит, что проверочная закупка - единственный возможный источник получения данных о наличии цели сбыта в действиях лица. Дальнейшие следственные действия - допросы участников проверочной закупки и присутствовавших при ее проведении представителей общественности, осмотры денежных средств, служивших средством платежа, и самой немаркированной алкогольной продукции, - направлены, по сути, только на проверку полученных сведений о цели сбыта и установление достоверности проведенного оперативно-розыскного мероприятия.

Следует отметить, что по содержанию сведения о преступлении, полученные в результате проведения оперативно-розыскного мероприятия, идентичны сведениям о преступлении, полученным в результате следственного действия. Разница заключается лишь в форме их закрепления. Порядок проведения и документирования проверочной закупки на практике максимально приближен к проведению и оформлению следственного действия. При проведении проверочной закупки (70% случаев) сотрудники органов дознания составляли протокол с указанием места, времени, участников, содержания и результатов этого оперативно-розыскного мероприятия, в указанном протоколе отражено участие двух представителей общественности, понятых, которым перед началом проведения проверочной закупки разъясняются права и обязанности, аналогичные правам и обязанностям понятых в уголовном процессе (65% случаев).

По изученным уголовным делам полученные в результате проверочных закупок сведения о цели сбыта выступали в качестве доказательств, в том числе признавались таковыми и судом. Позиция признания сведений, полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, доказательствами была поддержана и Верховным Судом РФ, который в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" подтвердил, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы качестве доказательств, однако лишь в том случае, когда они проверены следователями в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством <1>.

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 1. С. 1.

Особого внимания заслуживает вопрос об использовании фонограммы с записью телефонных и иных переговоров, которые могут использоваться организованными преступными группами (сообществами) для приготовления и совершения преступлений. Негласное прослушивание переговоров с помощью специальных технических средств предусмотрено п. 10 ст. 6 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Результаты данного мероприятия при условии их представления в порядке ст. ст. 86, 89 УПК РФ и приобщения к уголовному делу в соответствии с требованиями, предъявляемыми к вещественным доказательствам, но важна их роль и в плане зашифровки иных источников оперативно-розыскной информации. В этом случае у преступников создается впечатление, что их подвели собственная неосторожность и болтливость.

Как известно, в УПК РФ (ст. 186) предусмотрено такое следственное действие, как контроль и запись телефонных или иных переговоров, но проводится оно по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Однако не все преступления, связанные с производством и оборотом алкогольной продукции, относятся к данной категории. В связи с этим следует вывод о необходимости внесения дополнения в ст. 186 УПК РФ, в которой предусмотреть возможность в исключительных случаях, по делам о преступлениях в сфере экономики, не относящимся к указанной категории, проводить данное следственное действие.

Кроме того, регламентация порядка проведения контроля и записи переговоров излишне усложнена, что сопряжено с дополнительными затратами времени, а оно в таких случаях работает на преступников. Оперативно-розыскные мероприятия при расследовании преступлений позволяют более успешно реализовывать один из важнейших принципов криминалистической тактики - внезапность действий. Ведь возбуждение уголовного дела и начало расследования неизбежно сопряжены с гласным, публичным проявлением процессуальной активности органов предварительного следствия, на что незамедлительно, защищая свои интересы, реагируют подозреваемые, их криминальные связи. При этом эффект внезапности проведения первоначальных следственных действий, направленных на выявление конкретных действий членов преступной группы, утрачивается. Но очень важно, чтобы этот принцип реализовывался и при проведении последующих следственных действий. Такая возможность существует при условии согласованной совместной деятельности следователя и оперативного работника. Поэтому целесообразным представляется, чтобы процессуальная и негласная оперативно-розыскная деятельность были объединены в рамках единого расследования.

Следует заметить, что надежной гарантией достоверности проведенного оперативно-розыскного мероприятия должна послужить его тщательная проверка путем проведения следственных действий. При этом не следует переводить оперативно-розыскное мероприятие в разряд следственного действия, проведенного до возбуждения уголовного дела, поскольку в ограниченный срок проведения проверки по сообщению о преступлении на практике можно выполнить лишь незначительное количество оперативно-розыскных мероприятий. Следует уточнить, что оперативно-розыскные мероприятия в отличие от следственных действий проводятся, как правило, во время подготовки или совершения преступления, сведения о котором в момент их формирования сразу же отражаются в соответствующих документах оперативно-розыскных мероприятий. В свою очередь, следственные действия обычно направлены на поиск, обнаружение и закрепление сведений об уже совершенном преступлении и не могут проводиться во время его совершения.

Уже в исходной оперативно-розыскной информации нередко имеются данные, способствующие выдвижению версий, составлению плана дальнейших мероприятий, разработке тактики их проведения. Разумеется, что все это делается с ориентацией на возможность возбуждения уголовного дела и предстоящий процесс расследования.

Таким образом, успех расследования по делам рассматриваемой группы преступлений во многом зависит от тактически грамотно спланированных и согласованно выполненных оперативно-розыскных и первоначальных следственных действий на первоначальном этапе расследования, связанном с непосредственной реализацией материалов оперативно-розыскной деятельности и возбуждением уголовного дела. Оперативно-розыскная деятельность по делам данной группы преступлений сегодня жизненно необходима. Единственное условие использования результатов оперативно-розыскной деятельности для доказывания каких-либо обстоятельств расследуемого преступления - соблюдение требований к порядку проведения оперативно-розыскных мероприятий, обеспечение необходимых гарантий их достоверности, в ином случае они имеют лишь вспомогательное значение для расследования. Следовательно, оперативно-розыскные данные служат ориентиром, поводом и основанием для проведения различных действий в целях обнаружения и процессуального закрепления судебных доказательств.

Фактические данные, выявленные при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, могут быть использованы в качестве доказательств по делу после их проверки, которая реализуется через следственные действия, и процессуального оформления. Выбор тактических приемов проведения следственного действия и возможности использования оперативной информации определяются складывающейся оперативной ситуацией. Но следует отметить, что именно законность должна лежать в основе выбора любого тактического приема.

Отсутствие уголовно-процессуальной регламентации использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств лишний раз подтверждает важность изменения УПК РФ в этой части и позволяет сделать вывод о необходимости отражения в законе допустимости результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам (ч. 2 ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"). Уточнения должны содержаться и в ст. 89 УПК РФ, где следует указать на следующие требования, предъявляемые к результатам оперативно-розыскной деятельности: указание источника полученных сведений о преступлении, проведение оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с оперативно-розыскным законодательством; проверка результатов оперативно-розыскной деятельности в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.