Мудрый Юрист

Об уровнях изучения личности обвиняемого: процессуально-криминалистические аспекты

Полстовалов О.В., директор Института права ГОУ ВПО "Башкирский государственный университет", кандидат юридических наук, доцент (г. Уфа).

Объем любого понятия в большей степени выражает сущность рассматриваемого явления, процесса, факта, тогда как пределы его научного познания очерчиваются формальной составляющей в утилитарных науках, определенных, как правило, соображениями целесообразности. Процессуалисты, в частности, при определении личности обвиняемого придерживаются формально-правового, внешнего подхода. Так, Т.Н. Ведерников следующим образом определяет личность обвиняемого: "Личность обвиняемого - это конкретное лицо, характеризующееся проявлениями своих свойств как в основных сферах деятельности всякого человека, так и в специфической правовой сфере при реализации специального правового статуса и выполнении правовой социальной роли" <1>. Профессор А.П. Гуськова считает, что "личность обвиняемого как система может найти свое адекватное выражение только при том условии, если эта личность будет рассматриваться в совокупности с фактом привлечения лица в качестве обвиняемого в совершении преступления" <2>. Сам факт привлечения в качестве обвиняемого, думается, несущественно меняет личностные ориентиры, не влияет на качественную составляющую индивидуальных особенностей конкретного человека. Однако само понимание официально выдвинутого обвинения и всех юридических последствий данного факта не может не сказаться на внутреннем, интровертированном уровне, определяя место и роль личностной оценки сложившейся ситуации и выбора ориентиров дальнейших действий. В то же время А.П. Гуськова дает достаточно развернутое и полное определение: "Итак, личность обвиняемого - это целостная система взаимосвязанных свойств, качеств, черт, признаков участника уголовно-процессуальных отношений, обладающего специальным правовым статусом и выполняющего правовые социальные роли, выражающие при этом нравственно-психологическую характеристику и отношение к социальным ценностям в связи с фактом вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в совершении преступления для обеспечения условий предстоящей уголовной ответственности и осуществления правосудия" <3>. В названном определении широко раскрыты основные признаки личности, однако все личностные свойства ориентированы на факт вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, что, как отмечалось выше, является не столь существенным именно в плане изменений на уровне социальной составляющей человека. Кроме того, в данном определении имеет место констатация неизбежности предстоящей уголовно-правовой ответственности, что никак не согласуется с принципом презумпции невиновности. Сам же факт вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в литературе связывают с моментом привлечения к уголовной ответственности в процессуально-правовом смысле <4>, ибо состав преступления - привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ) - считается оконченным с момента принятия данного процессуального решения.

<1> Ведерников Н.Т. Место и роль личности обвиняемого в предмете доказывания по уголовному делу // Государство и право. 2003. N 6. С. 49.
<2> Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. Изд. второе, перераб. и доп. М.: ИГ "Юрист", 2002. С. 30.
<3> Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве. С. 19.
<4> См.: Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М.: Юрид. лит., 1974. С. 19 - 20.

Об аспектах познания личности обвиняемого применительно к сфере уголовного судопроизводства весьма обоснованно высказался А.С. Кривошеев, выделив криминалистическое, уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и криминологическое <5>. По мнению И.А. Матусевича, изучение личности обвиняемого строится по трем базовым ориентирам: уголовно-правовому, уголовно-процессуальному и криминалистическому <6>. И.А. Матусевич более четко в раскрытии данных направлений определил иерархию, упустив из виду, тем не менее, криминологический аспект. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования преступлений очерчено рамками процессуально-криминалистической и уголовно-правовой необходимости, тогда как на теоретическом уровне наиболее важным остается принцип комплексного подхода к такому интегральному понятию, как "личность участника уголовного судопроизводства".

<5> См.: Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М., 1971. С. 6 - 8.
<6> См.: Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования преступлений. Минск, 1975. С. 6 - 33.

Итак, пределы познания данных о личности участника уголовного судопроизводства определяются сообразно характеру затрагиваемых знаний: 1) межотраслевой; 2) внутриотраслевой. Они могут быть продиктованы соответствующим уровнем исследования в рамках криминалистического познания (внутриотраслевое направление).

  1. Криминалистическая антропология (общий уровень <7>), т.е. исследование человека как объекта криминалистического познания во всех проявлениях его естества.
<7> В данном случае автор отдает себе отчет в том, что термин "общий уровень" имеет рамочное значение для направления исследований, жестко привязанных к личности. В связи с этим мы полностью поддерживаем точку зрения Ф.В. Глазырина, который писал: "Если сравнивать криминалистическую антропологию с другими частными криминалистическими теориями по широте предмета исследования, то она отражает очень широкую группу предметов и явлений и вследствие этого по степени общности превосходит многие другие частные теории" (см.: Глазырин Ф.В. Криминалистическая антропология в системе криминалистической науки // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Часть 1: Сборник научных статей / Под редакцией З.Д. Еникеева. Уфа: РИО БашГУ, 2003. С. 54).
  1. Криминалистическая персонология (частные теории о личности первого уровня), т.е. теория изучения личности применительно к сторонам в уголовном судопроизводстве (участники на стороне защиты и участники на стороне обвинения и пр.).
  2. Криминалистическое учение о личности конкретных участников уголовного процесса - подозреваемого и обвиняемого, свидетеля и потерпевшего и пр. (частные теории второго уровня).

На практическом прикладном уровне пределы познания продиктованы уголовно-процессуальным законом и целесообразностью, которая, разумеется, носит зависимый от императивных требований закона характер. Таким образом, следователю, изучающему личность определенного участника процессуального действия, необходимо иметь в виду, что такое исследование должно соответствовать определенным критериям этичности, законности, научной состоятельности и целесообразности. Стоит отметить, что наряду с обязательными критериями тактических приемов в данном случае следователю при изучении личности надлежит руководствоваться также соображениями целесообразности. Наиболее точно с позиций целесообразности о пределах изучения личности обвиняемого следователем применительно к социально-психологическим особенностям писал Ф.В. Глазырин: "Следует подчеркнуть, что для разработки тактики следствия имеет практическое значение учет не всех, а некоторых социально-психологических особенностей личности обвиняемого. Критерием определения социально-психологической структуры качеств обвиняемого, подлежащих изучению, является значение их в сознании и поведении обвиняемого" <8>.

<8> Глазырин Ф.В. Особенности личности обвиняемого и тактика следствия // Вопросы судебной психологии. М.: Изд-во Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1971. С. 67.

М.А. Лушечкина под криминалистическим изучением личности понимает "установление криминалистически значимой информации о преступнике, жертве преступления, об обвиняемом, о потерпевшем и других участниках процесса расследования, включающей в себя сведения о присущих им анатомических, биологических, психологических и социальных свойствах, которые необходимы для идентификации личности, решения тактических задач и выяснения фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также для использования в целях осуществления криминалистической профилактики" <9>. В названном определении известного криминалиста отражены основные признаки познавательного процесса по установлению сведений, характеризующих личностные особенности участников уголовного судопроизводства в целом. Стоит отметить, что в данном случае подчеркивается именно криминалистическая сущность названного направления познания.

<9> Лушечкина М.А. О направлениях, задачах и понятии криминалистического изучения личности // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 1999. N 3. С. 44.

Думается, что изучение личности участника уголовного судопроизводства оправданно в той мере, насколько исследуемые психические особенности личности (черты характера, темперамента, психофизиологические показатели, социально-демографические данные и пр.) влияют на криминалистически значимое сознательное поведение субъекта. Так, особенности познавательных процессов следователь должен учитывать при оказании мнемонической помощи допрашиваемому. Эти особенности протекания познавательных процессов относятся к криминалистически значимой сознательной сфере. Язык жестов, свидетельствующий о ложности сообщений, является симптомокомплексом, на основании которого следователь распознает характер получаемой информации. В связи с этим проявления жестикуляции и мимики в индивидуальном аспекте можно отнести к криминалистически значимому поведению.

В характеристике сведений, определяющих ориентир процессуально-криминалистического познания данных о личности, доминируют те, которые имеют значение для квалификации содеянного и определения справедливого наказания. Тактическая сторона вопроса стоит как бы на втором плане, но это не означает того, что названное направление использования данных о личности имеет второстепенное значение.

Общая схема тактически значимых сведений может быть представлена в следующем виде.

  1. Сведения о социально-демографических особенностях участника уголовного судопроизводства (возраст, национальность и владение национальным языком уголовного судопроизводства России, семейное положение, уровень образования).
  2. Данные о социально-ролевых особенностях участника уголовного судопроизводства (профессия и род занятий, увлечения, характер взаимоотношений в семье, на работе, референтной группе, факты прежней судимости, склонность к употреблению алкоголя и наркотиков, принадлежность к организованным преступным группировкам, экстремистским организациям, нетрадиционным религиозным культам, участие в военных операциях на территории России и за ее пределами, обладание специальными знаниями, имеющими значение в контексте выполнения задач уголовного преследования и реализации защитительных мер, наличие определенных признаков социальной деформации основных жизненных позиций и пр.).
  3. Информация о социально-психологических особенностях личности участника уголовного судопроизводства (ценностные ориентации, мотивационное ядро личности (интериоризированные мотивы), субъективное отношение к правовым ценностям и правоохранительным органам, суду, государственным органам в целом, уровень правовой культуры и правосознания, конформность, внушаемость, наличие психических девиаций и т.п.).

Тем не менее не только объем получаемых сведений о личности определяет пределы познания данных о ней, но и некоторые динамические и статистические характеристики. В частности, в тактическом плане имеет немаловажное значение динамика развития отношения конкретного участника уголовного судопроизводства к органам, осуществляющим предварительное расследование, тенденции изменения его позиций в ходе производства по делу.