Мудрый Юрист

Политический терроризм как политико-криминологическая категория и ее содержание

Кабанов П.А., декан юридического факультета Набережночелнинского филиала Института экономики, управления и права (г. Казань), кандидат юридических наук, доцент.

Терроризм как сложное негативное социальное явление всегда привлекал внимание общества. Однако в современное время в связи с его распространенностью и опасностью этому социальному явлению уделяется особое внимание не только специалистами, но и высшими должностными лицами различных государств и международного сообщества.

В конце XX - начале XXI в. терроризм принял наиболее опасный международный (интернациональный) транснациональный характер. Принимаемые международным сообществом и национальными государственными органами меры оказываются малоэффективными. Поэтому исследование этого явления специалистами различных отраслей знания еще долгое время будет оставаться актуальным и практически значимым.

Этимологическое значение термина "терроризм" происходит от латинского слова terror - страх, ужас. В отечественной юридической литературе под этим термином, как правило, с позиции мотивационного подхода, принято понимать противоправное применение насилия против отдельных лиц или различных объектов для достижения публичных, идеологических или политических целей <1>.

<1> См.: Чуфаровский Ю.В. Терроризм - глобальная проблема современности (методологический анализ) // Следователь. 1998. N 5. С. 36; Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Проблемы организованности современного терроризма // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. проф. А.И. Долговой. М., 2002. С. 24.

Терроризм как социальное явление рассматривается с различных позиций. Ему посвящено множество научных исследований, в том числе и диссертационных. Подготовлена и опубликована даже энциклопедия терроризма <2>. Регулярно выходит в свет на английском языке международный журнал "Терроризм", в котором публикуются новейшие исследования в области криминологии, социологии, психологии терроризма. Однако реальная действительность требует познания не только общих закономерностей террористической деятельности, но и особенностей ее проявления в отдельных сферах жизнедеятельности. Поэтому в современных условиях необходимо исследование терроризма в политической сфере жизнедеятельности (политического терроризма).

<2> См.: Kushner H. Encyclopedia of Terrorism. Thousand Oaks. CA: Sage Publications, 2003.

Разумеется, политический терроризм не остается без научного внимания специалистов различных отраслей знания: политологов <3>, историков <4>, философов <5>, социологов <6>, правоведов <7>. Здесь, на наш взгляд, следует оговориться, что в течение всего существования Советского государства понятие "политический терроризм" в отечественной юридической литературе и публицистике из идеологических соображений упоминалось лишь при характеристике преступности в зарубежных (капиталистических) странах <8>. Вместе с тем и после распада мировой системы социализма отечественными криминологами исследование этого явления происходит недостаточно активно. Найдется не более десятка определений политического терроризма, высказанных специалистами в русскоязычной криминологической литературе. Для подтверждения этого положения мы наиболее типичные из них приведем ниже.

<3> См.: Кудрина Н.Н. Политический терроризм: сущность, формы проявления, меры противодействия: Дис. ... канд. полит. наук. СПб., 2000; Каратуева Е.Н. Политический терроризм: теория и практика: Дис. ... канд. полит. наук. М., 2000; Гасанов Д.Н. Становление национальной системы противодействия международному терроризму (политологический анализ): Дис. ... канд. полит. наук. М., 2005; Боташева А.К. Политический терроризм: детерминация и формы проявления: Дис. ... канд. полит. наук. Ставрополь, 2004; Шарапов А.К. Политический терроризм (развитие ресурсного потенциала и типология): Дис. ... канд. полит. наук. Чита, 2005.
<4> См.: Куканов А.В. Государственная власть и политический терроризм партии социалистов-революционеров (1900 - 1905 гг.): Дис. ... канд. истор. наук. СПб., 1997.
<5> См.: Манацков И.В. Политический терроризм: региональный аспект: Дис. ... канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 1998.
<6> См.: Эпштейн В.А. Политический терроризм как феномен современного общества: Дис. ... канд. социолог. наук. Казань, 1998.
<7> См.: Грачев А.С. Политический терроризм: корни проблемы. М., 1982; Мартыненко К.Б. Теоретико-правовые вопросы политического терроризма (на примере России конца 80 - 90-х годов XX века): Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1999; Антипенко В.Ф. Механизм международно-правового регулирования борьбы с терроризмом: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004; и др.
<8> См.: Емельянов Т.Ф. Оружие обреченных: (Международный терроризм на службе империализма). М., 1982; Самойлов В.А. Терроризм - оружие реакции // Агитатор армии и флота. 1982. N 8. С. 30 - 32; Большаков В.В. Терроризм по-американски. М., 1983; Тагер А.Е. Терроризм - орудие империализма. М., 1983; Ковалев Э.В. Малышев В.В. Террор: вдохновители и исполнители. М., 1984; Афанасьев Н.Н. Операция "Пегас": терроризм и агрессия в арсенале империализма. М., 1987; и др.

По мнению профессора Г.Н. Горшенкова, политический терроризм - это деяния, реализующиеся в насильственных вооруженных акциях, имеющих целью посредством насилия, нагнетания страха оказывать давление на власть и добиваться определенных (политических) результатов <9>.

<9> См.: Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. Сыктывкар, 1995. С. 64; Он же. Криминологический словарь. Н. Новгород, 2004. С. 177.

Профессор В.А. Шабалин под политическим терроризмом понимает насильственные вооруженные акции, планируемые с достаточной периодичностью полулегальными или нелегальными группами, имеющие своей целью посредством нагнетания страха оказывать давление на власть и добиваться определенных результатов <10>.

<10> См.: Шабалин В.А. Преступность и политика // Государство и право. 1994. N 4. С. 50.

Профессор В.В. Лунеев считает политическим терроризмом "использование крайнего насилия или угрозы его применения для достижения политических целей (политически мотивированное насилие)" <11>.

<11> Лунеев В.В. Терроризм и организованная преступность: национальные и транснациональные аспекты // Организованная преступность, терроризм и коррупция: Криминологический ежеквартальный альманах. М., 2003. Вып. 2. С. 21.

По мнению В.С. Овчинского, политический терроризм проявляется в форме применения насилия для достижения политических целей, которое направлено на изменение сложившегося положения либо на уровне государства, либо на международном уровне <12>.

<12> См.: Овчинский В.С. Основы международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью // Основы борьбы с организованной преступностью: Монография / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 24.

Наиболее универсальное определение политического терроризма дано немецким криминологом Г.Й. Шнайдером. По его мнению, политический терроризм следует понимать как применение насилия или угрозы насилия против лиц или вещей ради достижения политических целей <13>.

<13> См.: Шнайдер Г.Й. Криминология. Пер. с нем. М., 1994. С. 439.

Криминологический анализ приведенных точек зрения на содержание политического терроризма как социального явления позволяет нам выделить две группы криминологически значимых признаков, характеризующих политический терроризм. Первая группа - это основные признаки, характеризующие политический терроризм. К ним относятся объективные (насильственные действия или угроза их применения со стороны субъектов политики) и субъективные (преследование политических целей). По различным данным, полученным современными российскими и иностранными исследователями, в общей доле террористических актов по политическим мотивам совершаются от 6,9 <14> до 25% <15> или даже до 65% <16>.

<14> Хлобустов О.М. Организованная преступность и терроризм в России // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы международной научно-практической конференции. М., 1998. С. 91.
<15> Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 1995. N 4. С. 25; Корнелюк О.В. К вопросу о мотивации терроризма // Проблемы борьбы с терроризмом и организованной преступностью (материалы научно-практической конференции) / Под ред. проф. Л.В. Сердюка. Уфа, 1999. С. 63.
<16> См.: Scmid A., Jongman A. Political terrorism. Oxford - New-York, 1988. P. 32.

Вторая группа - это дополнительные (второстепенные) признаки политического терроризма, которые характеризуют в большей степени качественную сторону этого социального явления. К ним следует отнести совершение актов терроризма группой лиц, в том числе и организованной; использование при совершении преступлений оружия, взрывчатых веществ и т.п.; планируемость актов политического терроризма; периодичность противоправной деятельности подобного рода; предъявление требований к государству или его органам.

На наш взгляд, перечисленные выше дополнительные признаки не совсем полно отражают сущность политического терроризма. Весьма сомнительным является выделение некоторыми авторами в качестве субъекта политического терроризма только полулегальных и нелегальных политических экстремистских групп, занятие террористической деятельностью периодически, поскольку возможен и единичный акт терроризма, совершенный частным лицом и достигший при этом поставленной политической цели. Примерами такого рода политического терроризма, на наш взгляд, следует признать убийство одного из видных деятелей французской революции Жана Поля Марата ("Друга народа") 13 июня 1793 г. террористкой Шарлоттой Кордэ <17>.

<17> См.: Ленотре Ж. Революционный Париж. Пер. с франц. СПб., 1903. С. 255; Суд над Шарлоттой Кордэ в первую Французскую революцию (редакционная статья) // Журнал министерства юстиции. 1862. N 6. С. 732 - 735.

Как показывает исторический опыт противодействия политическому насилию, акты политического терроризма могут совершаться не только одним лицом или полулегальными и нелегальными группами, но и официально зарегистрированными политическими, национальными или религиозными группами. Примером такого рода политического терроризма может служить деятельность японской религиозной секты Аум Сенрике. Не исключается и совершение актов политического терроризма, как правило, в форме политических убийств сотрудниками специальных служб (политической полицией) по поручению высших должностных лиц государства. Примерами подобного рода политического терроризма могут служить: убийство одного из политических противников российского большевизма Л. Троцкого 20 августа 1940 г. в Мексике по заданию НКВД СССР Р. Маркадером; организованные ЦРУ США в конце 50-х - начале 60-х годов прошлого столетия покушения на жизнь кубинского лидера Фиделя Кастро и другие.

На основании приведенных данных можно сказать, что субъектом политического терроризма могут выступать не только полулегальные и нелегальные группы, но и официально зарегистрированные общественные политические, национальные, религиозные организации, частные лица, высшие должностные лица национального государства, государственные органы, т.е. любой из субъектов политики. При этом такой признак, как передача требований государству при совершении актов терроризма, не всегда предусматривается, так как при совершении политических убийств террорист своими действиями уже, как правило, достигает поставленной цели - прекращения политической деятельности этого лица. Следовательно, и этот криминологически значимый признак не может быть выделен как характеризующий в полной мере это социальное явление. Хотя при совершении нападений на значимый объект или захвате заложников для достижения политических целей просматриваются такие второстепенные признаки политического терроризма, указанные цитируемыми криминологами, как планируемость противоправных деяний; периодичность противоправной деятельности; предъявление требований к государству, хотя перечисленные признаки по своей сути являются свойствами проявления организованной преступной деятельности в любой из ее форм независимо от преследуемых или достигнутых преступниками целей.

Для иллюстрации данного вида политического терроризма можно привести примеры захвата жизненно важных объектов: городов Буденновск, Кизляр и заложников из числа жителей этих населенных пунктов чеченскими боевиками во время вооруженного конфликта 1995 - 1996 гг. в Чеченской Республике. Цель боевиков была очевидна - оказание воздействия на Правительство Российской Федерации для принятия им решений в интересах незаконных вооруженных формирований, расположенных на территории Чеченской Республики. К этому же виду политического терроризма относится захват 16 января 1996 г. девятью вооруженными турецкими террористами российского теплохода "Аврасия" с 211 пассажирами на борту <18>.

<18> См.: Гусейнов Э. Террористов намерены оправдать // Известия. 1997. 19 февр.; Калинин И.В., Смыслов Б.А. Правовые проблемы защиты судоходства от терроризма и пиратства в прибрежных водах РФ // Преступность и законодательство. М., 1997. С. 106.

Анализ изложенного выше позволяет нам сформулировать следующее понятие политического терроризма. На наш взгляд, под политическим терроризмом как социальным явлением следует понимать совокупность насильственных, вооруженных, уголовно наказуемых деяний и лиц, их совершивших, произошедших на определенной территории за определенный период времени, совершенных в целях изменения, прекращения деятельности конституционных органов государственной власти, высших должностных лиц национального или иностранного государства, либо международного сообщества, либо видных политических деятелей (лидеров политических общественных объединений или международных организаций), либо изменения внешних или внутренних границ государства.

Предлагаемое определение не претендует на истинность и окончательность. Оно, как и многие другие, является инструментальным и предназначено для использования в рамках политико-криминологических исследований политического терроризма и его последствий.