Мудрый Юрист

Практические и теоретические вопросы множественности целей одного преступного деяния

Вопросы, связанные с квалификацией субъективной стороны, до сих пор на практике являются наиболее сложными и проблематичными. Одной из важных составляющих субъективной стороны преступления является цель, которая в зависимости от обстоятельств может быть и обязательным, и факультативным признаком <1>. Психологическая сущность преступной деятельности человека представляет собой непрерывный процесс постановки и реализации целей, а также активного стремления к их достижению <2>. В связи с этим большую практическую значимость приобретает выяснение возможности постановки нескольких целей или отсутствие таковой при выполнении одного преступного действия.

<1> См.: Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования: Учебное пособие. М., 2003. С. 21.
<2> См.: Максимов С.В. Цель в уголовном праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Ульяновск, 2002. С. 168 - 169.

Актуальность этого вопроса очевидна, она обусловлена хотя бы тем, что вопросы уголовного права относительно целеобразования напрямую выводят на психологию как науку о человеке, его внутреннем мире, его отношении с окружающим миром. Однако понятия "преступное действие" и "преступная деятельность" как единицы психологического анализа, применяемые при установлении психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию, не соответствуют уголовно-правовым понятиям. С психологической точки зрения преступным действием считается только одноразовый волевой акт, которым достигается цель, неразлагаемая на более простые. В уголовном праве под преступным действием понимается как одноразовый волевой акт, так и совокупность нескольких волевых актов <3>. Следствием этого разногласия является ситуация, при которой субъективная сторона, отражающая психическое отношение лица к совершенному общественно опасному деянию, рассматривается в отрыве от понятий науки психологии, изучающей внутренние психические процессы. Возникает терминологическая неясность: одинаково и даже как синонимы употребляются термины "действие" и "деятельность". На практике это приводит к ошибкам при квалификации преступлений. Разрешение этого разногласия важно еще и потому, что деяние (действие, бездействие) является обязательным признаком преступления - признаком основной базовой категории уголовного права.

<3> См.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 3-е изд., перераб. и доп. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2005. С. 95, 96.

Понимание иерархии целей и очередности их образования невозможно без выяснения общепсихологической сущности целей действия и деятельности человека <4>.

<4> См.: Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1974. С. 178.

Преступление, являясь одним из проявлений человеческой деятельности, представляет собой сложное и многогранное явление. С одной стороны, это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания, с другой - это регулируемая сознанием активность, порождаемая потребностями, направленная на познание и преобразование внешнего мира и самого человека. Смысл деятельности и в том и в другом случае - изменение отношений, существующих между субъектом и возможностями удовлетворения его потребностей, предоставляемых ситуацией.

Деятельность - это способ существования человека, а человеческая деятельность - это деятельность, имеющая сознаваемую цель <5>.

<5> См.: Кармин А.С., Бернацкий Г.Г. Философия: Учебник для вузов. 2-е изд. СПб.: Питер, 2006. С. 148 - 149.

В русском языке слово "цель" имеет два основных значения: 1) предмет, место, в которое стреляют или должны попасть при стрельбе или бросая что-нибудь, т.е. мишень; 2) то, к чему стремятся, что намечено достигнуть, предел, намерение, которое должно осуществить <6>. Именно во втором значении слово "цель" употребляется в уголовном праве, где общепризнанным считается, что цель преступления - это представление лица о конечном результате своей деятельности, то, чего лицо собирается достичь, совершая преступление. Цель преступления характеризуется направленностью в будущее. Это мысленная модель предстоящего результата <7>.

<6> См.: Толковый словарь русского языка: ок. 30000 слов / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Астрель; АСТ: Транзиткнига, 2006. С. 1011.
<7> См.: Уголовное право: Учебник для студентов вузов, обучающихся по юридическим специальностям / Под ред. проф. Н.И. Ветрова, проф. А.В. Бриллиантова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2005. С. 79.

Отсутствие цели преступления не позволяет говорить о волевом поведении, которое всегда характеризуется целенаправленностью <8>. Но отличительная черта человеческой деятельности - это не просто целенаправленность, а свободное целеполагание. Человек способен выбирать цели своей деятельности произвольно. Он может ставить цели, недостижимые в данной конкретной ситуации, а предпринимать действия, необходимые для того, чтобы реализовать их в отдаленном будущем. В своей деятельности он создает для себя все новые и новые цели, выходя при этом далеко за рамки биологических потребностей. Будучи свободным в выборе способов своей деятельности, человек стремится из всех возможных способов найти наиболее подходящий, наилучшим образом обеспечивающий достижение цели преступления <9>.

<8> См.: Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 95.
<9> См.: Федотов С.Н. Психология эмоций и воли: Учеб. пособие. М.: Московский университет МВД России, 2005. С. 35.

Рассматривая человеческую деятельность как явление в целом, мы увидим, что она содержит совокупность составляющих ее элементов, в которой обычно выделяют действия и операции как основные составляющие деятельности <10>, где действие представляет собой относительно завершенный элемент деятельности, направленный на достижение определенной промежуточной осознаваемой цели <11>, т.е. одно действие соответствует только одной цели. Это понятие, разработанное в теории психологии, имеет большое практическое значение для квалификации преступлений. Оно исключает возможность осуществления одного действия, направленного на достижение нескольких целей, и, наоборот, совершение нескольких действий, направленных на достижение общей конечной цели, без достижения определенных осознаваемых промежуточных целей.

<10> См.: Козлов А.П. Понятие преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 202 - 203.
<11> См.: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. М.: Юрист, 1996. С. 146.

В качестве наглядного примера в этом отношении можно рассмотреть дело по обвинению Н.Г. Ипатенкова, О.В. Пехтерева и О.А. Янкина в превышении должностных полномочий и совершении грабежа. Хочется обратить внимание на то, что обвинительное заключение, отрывок из которого приводится ниже, является официальной квалификацией преступления и влечет за собой определенные правовые последствия <12>. В обвинительном заключении говорилось следующее: "Так, он (Ипатенков Н.Г.), 15 апреля 2005 года в период времени с 01-00 до 03-00 часов, после избиения, совершенного совместно с Пехтеревым О.В. и Янкиным О.А., на территории ЦРБ гр. Солодовникова С.С., посадив последнего в служебную автомашину Серпуховского УВД, где по пути следования в дежурную часть Серпуховского УВД, увидев, что Солодовников С.С. разговаривает по сотовому телефону, с целью воспрепятствования сообщения Солодовниковым С.С. о противоправных действиях сотрудников милиции, а также с целью завладения чужим имуществом дал указание сотруднику милиции, находящемуся в тот момент на заднем сидении автомашины Серпуховского УВД Лаврухину С.А., не догадывающемуся о преступных намерениях Ипатенкова Н.Г., находившегося в непосредственной близости от Солодовникова С.С., забрать данный сотовый телефон "Samsung SGH-X 100", стоимостью 3000 рублей, принадлежащий матери Солодовниковой Е.Н., и передать ему. У Ипатенкова Н.Г. возник умысел на хищение указанного сотового телефона, и в целях реализации своего преступного умысла изъятый телефон он присвоил себе и распорядился им по своему усмотрению. Своими действиями Ипатенков Н.Г. причинил Солодовниковой Е.Н. материальный ущерб в размере 3000 рублей, который является для нее значительным, то есть открыто похитил чужое имущество, совершив преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ" (отрывок из копии обвинительного заключения приведен без изменения. - Авт.).

<12> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2004. С. 11.

Обращает на себя внимание тот факт, что и цель воспрепятствования, и цель завладения, и цель реализации констатируются как цели одного преступного действия, достижение которых возможно одновременно, одним волевым актом. Подобная ошибка связана с неверным психологическим анализом преступного поведения и приводит к неверной квалификации деяния. Наличие двух целей должно предполагать два действия, каждое из которых будет направлено, как указывалось выше, на достижение определенной промежуточной осознаваемой цели. Анализ объективной стороны преступления показывает, что общественно опасное деяние совершено опосредованно, и лицо, выполнившее объективную сторону, отбирает имущество, т.е. совершает один волевой акт с целью его передачи. Для лица, получающего телефон, выполнение объективной стороны выглядит как совокупность двух самостоятельных волевых актов. Это первый волевой акт - изъятие имущества и второй - его получение виновным, направленное на удержание, в результате чего совокупность действий становится деятельностью, направленной к конечной цели. Причем непременным условием этой деятельности, состоящей из двух относительно завершенных действий, должно быть ее смысловое единство, выражающееся в отношениях зависимости и подчиненности каждого входящего в эту деятельность действия <13>.

<13> См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Право и закон, 1997. С. 182.

Единого преступления не будет, когда это смысловое единство нарушается. В силу чего открытый способ обращения в свою пользу изъятого имущества выпадает из структуры данной деятельности, направленной на воспрепятствование сообщению о неправомерных действиях, совершенных ранее, т.е. на цель - скрыть преступные действия. Единая деятельность в данном случае распадается на самостоятельные акты поведения, т.е. самостоятельные действия.

Особого внимания здесь заслуживает очередность образования целей деятельности, которая оказывает непосредственное влияние на квалификацию преступления. Так, если в приведенном выше примере цель на хищение возникла после перехода имущества к виновному, то состав грабежа отсутствует и имеет место другое преступление.

Рассматривая виды преступной деятельности, можно заметить, что достижение конечной цели даже в единичном преступлении опосредствуется многими промежуточными, которые в процессе его выполнения выстраиваются в целую систему подчиненных друг другу целей <14>. Так, при совершении человеком, например, квартирной кражи эту систему можно представить следующим образом:

<14> См.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. заведений. 2-е изд., стереотип. М.: Издательский центр "Академия", 2000. С. 210 - 211.

1 - общая цель (конечная) - обратить в свою пользу тайно изъятое имущество;

2 - (промежуточная цель) вынести из квартиры С. ценные вещи;

3 - (промежуточная цель) сломать дверь в квартиру;

4 - (промежуточная цель) выбрать время, когда С. в квартире нет;

5 - (промежуточная цель) подобрать орудия взлома двери.

Причем в первую очередь выдвигаются конечные цели, а в последнюю очередь - те, которые должны быть достигнуты в первую очередь. Так, человек в мысли идет в направлении 1 - 2 - 3 - 4 - 5, а в действии 5 - 4 - 3 - 2 - 1.

Достижение конечной цели преступления будет равнозначно удовлетворению потребности, которая существовала в сознании индивида и реализовалась при достижении этой цели.

Однако было бы не совсем верно утверждать, что в деятельности вообще только конечная цель деятельности может выступать в качестве обязательного признака состава преступления. Как обязательный признак прямого умысла цель преступления может выступать не только в качестве конечной цели, но и в качестве промежуточного этапа, либо средства достижения конечной цели, либо необходимого сопутствующего элемента деятельности <15>. Постановка субъектом цели, которая предусмотрена законодателем в качестве обязательного признака состава преступления, означает, что независимо от того, промежуточная она или конечная в общей деятельности субъекта, в составе преступления она будет выступать в качестве конечной цели той совокупности действий и являться той пограничной чертой, которую законодатель выделяет в качестве основания для установления деяния как преступления, обладающего особой социальной опасностью <16>.

<15> См.: Филимонов В.Д. Норма уголовного права. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 183.
<16> См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007. С. 445.

Поэтому констатация двух и более целей в качестве конечных, обе из которых кладутся в основу обвинения при квалификации преступления, приводит к его неверной квалификации и влечет за собой изменение приговора суда. Этот вывод подтверждается решением Судебной коллегии ВС РФ об изменении приговора в отношении Шамардина, осужденного Московским областным судом по п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ. Судебная коллегия отметила, что по смыслу закона квалификация действий осужденного по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив <17>.

<17> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 9. Октябрь. С. 30.

В заключение надо отметить, что для установления психологического содержания общественно опасного деяния необходимо всегда проводить психологический анализ поведения, чтобы установить, к какому виду преступного поведения, действия или деятельности оно относится. Именно четкий психологический анализ, направленный на установление вида активности, помогает выявить смысловую самостоятельность каждого из эпизодов действий и установить конечную и промежуточную цели, которыми руководствовалось лицо при совершении преступления. Одна конечная цель всегда должна соответствовать одному составу преступления. Именно цель, независимо от того, промежуточная она или конечная, служит основанием определения границ той совокупности действий, совершение которых в процессе общей деятельности выделяет их в качестве отдельного оконченного преступления.

Выявление нескольких конечных целей одного преступления соответствует неверному выводу следствия.

Различие научных понятий уголовного права и психологии, как представляется, обусловлено слабой интеграцией смежных научных дисциплин и требует проведения комплексных междисциплинарных исследований по этой проблеме, направленных на определение их общих понятий.