Мудрый Юрист

Прекращение договора вследствие невозможности исполнения

Свит Юлия Павловна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА.

Невозможность исполнения рассматривается законодательством как одно из оснований прекращения гражданско-правовых обязательств. Когда речь идет о невозможности исполнения договора, имеется в виду не договор как сделка, а как обязательство, возникшее в результате совершения соответствующей сделки. Прекращение договорных обязательств невозможностью исполнения вызывает на практике множество проблем, связанных с определением наличия самой невозможности исполнения в той или иной ситуации и последствий ее наступления. Иногда возникают сложности с отграничением прекращения обязательств невозможностью исполнения от других оснований прекращения обязательств, в частности, в результате расторжения договора по требованию одной из сторон. Связаны указанные трудности с тем, что понятие "невозможность исполнения" может толковаться достаточно широко. Как невозможность исполнения в ряде случаев рассматривают не физическую неосуществимость каких-либо действий, но и невозможность достижения оговоренного результата, и наличие экономической нецелесообразности совершения обусловленных действий. Кроме того, наступление невозможности исполнения может определяться различными факторами. От этих факторов во многом будут зависеть и последствия невозможности исполнения в той или иной ситуации.

Положения о невозможности исполнения обязательства содержатся в ст. 416 ГК РФ. Схожие нормы присутствовали и в Гражданских кодексах 1922 и 1964 гг. (ст. ст. 118 и 235 соответственно).

В смысле ст. 416 ГК РФ невозможность исполнения означает объективную неосуществимость тех действий, которые предусмотрены условиями обязательства, а не невозможность выполнения соответствующих действий конкретным лицом. Если невозможность исполнения связана с субъективными факторами, например с отсутствием у должника денежных средств для расчетов с кредитором, обязательство, как правило, не подлежит прекращению.

Невозможность исполнения имеет объективный характер в том случае, если не только данный субъект, но и любое другое лицо, так называемый средний субъект, при сложившихся обстоятельствах исполнить обязательство не сможет. В теории высказывается точка зрения о наличии ситуаций, когда субъективную невозможность исполнения нельзя отграничить от объективной. При этом обычно приводятся обязательства, исполнение которых связано со способностями определенного лица. Например, обязательство выступить с фортепианным концертом, препятствием к исполнению которого может явиться получение пианистом травмы руки <1>. Однако представляется, что в данном случае налицо подмена критерия разграничения невозможности исполнения на субъективную и объективную. В указанном примере речь идет о причине, вызвавшей невозможность исполнения. Данная причина связана с субъектом обязательства, однако невозможность в данном случае следует рассматривать не как субъективную, а как объективную, поскольку и большинство других лиц при сложившихся обстоятельствах не смогли бы исполнить обязательство.

<1> Сторонником данной позиции, в частности, был Д.М. Генкин (См.: Генкин Д.М. К вопросу о влиянии на обязательство невозможности исполнения // Сб. статей по гражданскому и торговому праву памяти Г.Ф. Шершеневича. М., 1915. С. 109 - 110).

Следует отметить, что причины как объективной, так и субъективной невозможности могут быть различными. Отнюдь необязательно, чтобы субъективные причины связывались исключительно с личными качествами или состоянием субъекта, равно как и объективные лишь с внешними обстоятельствами. К примеру, невозможность передать индивидуально-определенную вещь в силу ее порчи может быть вызвана поведением должника, не обеспечившего должных условий хранения вещи.

В науке спорным является вопрос о том, прекращается ли обязательство в силу объективной невозможности исполнения, если за наступление невозможности отвечает одна из сторон. Распространена точка зрения, что наличие объективных препятствий к исполнению обязательства само по себе не всегда влечет прекращение соответствующего обязательства. Если основанием невозможности исполнения послужили действия стороны обязательства или иные обстоятельства, за наступление которых отвечает должник, можно констатировать прекращение обязанности исполнения в натуре, но не прекращение всех прав и обязанностей сторон, вытекающих из данного обязательства. В частности, существует возможность привлечения должника к ответственности. Правоотношение ответственности большинством рассматривается как часть существующего обязательства. Из данной позиции исходят законодатель и судебная практика (например, см.: п. 5 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств <2>).

<2> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

Вместе с тем в теории высказывается точка зрения, согласно которой объективная невозможность исполнения прекращает обязательство в любом случае. Однако, если за ее наступление отвечает одна из сторон, прекращение первоначального обязательства влечет возникновение нового охранительного обязательства, в рамках которого реализуются меры ответственности <3>. Помимо вопроса о прекращении обязательственной связи в данном случае возникает вопрос о прекращении договора. Можно согласиться с позицией, что конкретная правовая связь прекращается в силу объективной невозможности исполнения. Так, в случае гибели подлежащей передаче по договору купли-продажи индивидуально-определенной вещи создается объективная невозможность совершить составляющие предмет данного договора действия по передаче вещи, т.е. исполнить возникшее из договора обязательство. Вместе с тем, если вещь погибла в силу непринятия должником необходимых мер для ее сохранности, у кредитора появляется право требовать возмещения убытков. Проиллюстрировать рассматриваемую ситуацию можно на примере из судебной практики. Внешторгбанк принял от АКБ "Торибанк" на хранение десять облигаций внутреннего государственного валютного займа пятой серии. Когда Торибанк обратился к Внешторгбанку с требованием о выдаче с хранения указанных облигаций, выяснилось, что сделать это невозможно, так как на спорные ценные бумаги следственными органами был наложен арест, затем бумаги были изъяты и необоснованно возвращены первоначальному владельцу. Впоследствии соответствующее требование Торибанка стало предметом судебного разбирательства. При этом арбитражный суд, отметив, что невозможность исполнения возникла по вине хранителя и есть основания для привлечения к ответственности Внешторгбанка, вместе с тем указал, что удовлетворить требование о возврате ценных бумаг невозможно, так как предоставление аналогичного имущества противоречит существу отношений хранения <4>.

<3> Павлов А.А. Некоторые вопросы учения о невозможности исполнения обязательств // Очерки по торговому праву: Сборник научных трудов / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2004. С. 50.
<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 2 декабря 1997 г. N 5549/96 // СПС "КонсультантПлюс".

Представляется, что обязательство, возникающее в связи с применением мер ответственности за неисполнение договора, все же следует признать новым обязательством, в основании которого лежит совокупность юридических фактов - это уже не только наличие договора, но и неисполнение предусмотренных им условий. При этом договор как сделка охватывает и обязательство по его надлежащему исполнению, и обязательство по реализации последствий неисполнения указанных в нем условий.

Следует обратить внимание, что помимо невозможности исполнить обязательство вообще может возникнуть невозможность исполнить обязательство надлежащим образом, к примеру, передать индивидуально-определенную вещь оговоренного качества в силу ее порчи, исполнить обязательство в установленный срок и т.д. Невозможность исполнения надлежащим образом не является по общему правилу причиной прекращения обязательства. В зависимости от ситуации в подобном случае возможно предъявление требования об изменении условий договора, например уменьшении цены поврежденной вещи и т.п., либо требования о прекращении договора в связи с существенным нарушением его условий. Прекращение обязательства в рассматриваемых случаях будет связываться не с невозможностью исполнения, а с получением должником уведомления об отказе от договора, если таковой допускается, соглашением о прекращении обязательства либо удовлетворением судом требования о расторжении договора.

Если невозможность исполнения существует лишь в течение определенного времени, обязательство может сохраниться, если кредитор не утратит интереса к исполнению по истечении установленного срока, а также при условии, что к этому моменту не истечет срок действия договора. В частности, это касается случаев, когда обязательство исполняется по частям в течение определенного периода времени. Классической иллюстрацией рассматриваемой ситуации являются положения Гражданского кодекса РФ о договоре поставки. Статья 511 ГК РФ устанавливает единые правила восполнения недопоставки независимо от оснований ее возникновения. Соответственно, содержащееся в данной статье правило можно распространить и на случаи, когда недопоставка связана с временной частичной невозможностью исполнения обязательства. Упоминаемое правило заключается в следующем: поставщик, допустивший недопоставку товаров в отдельном периоде поставки, обязан восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора поставки, если иное не предусмотрено договором.

Итак, нарушение срока исполнения не влечет само по себе прекращения обязательства. Если срок являлся существенным для кредитора и по его истечении кредитор утратил интерес к исполнению, обязательство будет прекращено в результате отказа кредитора, а не невозможности исполнения. Наличие объективных препятствий к исполнению, за наступление которых должник не отвечает, в данном случае может служить основанием освобождения должника от ответственности.

Если изначально срок существования невозможности исполнения не может быть определен или она не может рассматриваться как временная, обязательство прекратится.

Нарушение срока исполнения может явиться основанием для возложения на должника ответственности за наступившую в период просрочки невозможность исполнения. Так, ответчик по одному из дел о взыскании долга и пеней за просрочку платежа сослался на невозможность исполнения обязательства в связи с тем, что на основании постановления следственных органов были приостановлены расчеты с его счетов. Однако суд, установив, что приостановление расчетов имело место по истечении трех месяцев с момента, когда обязательство должно было быть исполнено, руководствуясь ст. 405 ГК РФ, указал, что не подлежит исключению из расчета сумма пени, начисленная за период действия постановления следователя о приостановлении расчетов ответчика с истцом <5>.

<5> Решение МКАС при ТПП РФ от 13 апреля 2005 г. N 195/2003 // СПС "КонсультантПлюс".

К схожему выводу суд пришел при разрешении спора между английской фирмой и российским предприятием с иностранным участием, действующим на территории России (дело N 135/2002, решение от 16 июня 2003 г.). При рассмотрении данного дела было установлено, что в силу ст. 405 ГК РФ (контрактом было избрано в качестве применимого к отношениям сторон российское законодательство) должник, просрочивший исполнение, не освобождается от ответственности перед кредитором за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. Соответственно, не была признана обоснованной ссылка ответчика на то, что он должен быть освобожден от имущественных последствий (уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами) на период временной приостановки его предприятия <6>.

<6> СПС "КонсультантПлюс".

Невозможность исполнения предполагает абсолютную невозможность совершить обусловленные действия. При этом следует учитывать, что такая невозможность может касаться всего обязательства или его части.

При частичной невозможности исполнения обязательство также прекращается частично. Однако кредитор может отказаться принять частичное исполнение, поскольку надлежащим исполнением является исполнение обязательства в полном объеме. Например, если существенным условием выбора гостиницы было наличие достаточного количества номеров для проживания группы туристов, невозможность размещения части из них из-за прихода в негодность одного из корпусов гостиницы в результате пожара может повлечь за собой отказ кредитора от договора в целом. Однако в данной ситуации основанием прекращения обязательства будет отказ кредитора от договора.

Статья 416 ГК РФ не определяет характера обстоятельств, которые могут воспрепятствовать исполнению обязательства. В теории в зависимости от характера юридических фактов, повлекших невозможность исполнения, выделяют фактическую и юридическую невозможность исполнения. Последняя регулируется ст. 417 ГК РФ. Однако положения данной статьи должны применяться с учетом правил ст. 416 ГК РФ об условиях прекращения обязательства невозможностью исполнения, в частности о независящем от воли сторон характере обстоятельств, повлекших невозможность исполнения. Так, не исключается возмещение убытков, причиненных невозможностью исполнения, связанной с отзывом у должника лицензии, если основанием для отзыва послужили неправомерные действия самого должника. В подобной ситуации Высший Арбитражный Суд РФ указал, что, поскольку невозможность исполнения обязательства фактически наступила и за это должник отвечает, по смыслу ст. 416 ГК РФ прекратилось обязательство ответчика по осуществлению деятельности в натуре, но не обязанность возместить убытки, вызванные тем, что исполнение в натуре не последовало <7>.

<7> Информационное письмо ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104.

Специфика юридической невозможности исполнения в том, что объективным фактором, являющимся для сторон препятствием к исполнению обязательства, служит издание нормативного либо индивидуального акта государственного органа. В данном случае фактическая возможность исполнить обязательство может присутствовать, однако реализация данной возможности будет рассматриваться как правонарушение.

Под актами государственных органов понимаются акты федеральных органов и органов субъектов РФ. Органы местного самоуправления не относятся к государственным органам. Однако издаваемые ими акты также могут служить основанием прекращения обязательства в соответствии со ст. 417 ГК РФ. Данный вывод подтверждается материалами судебной практики. В п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств, утвержденного информационным письмом ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104, указывается, что в ст. ст. 13 и 16 ГК РФ установлен одинаковый порядок возмещения причиненных гражданину или юридическому лицу убытков в результате незаконных действий (бездействия) как государственных актов, так и органов местного самоуправления. Отсюда следует, что указанные убытки могут возникнуть и при издании акта органа местного самоуправления, в том числе делающего невозможным исполнение обязательства.

Поскольку вопрос о последствиях издания органом местного самоуправления акта, сделавшего исполнение обязательства невозможным, законом прямо не урегулирован, ст. 417 ГК РФ применяется по аналогии (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Невозможность исполнения может возникнуть как в случае, если издание акта запрещает совершение определенных действий, так и если соответствующий акт предписывает в императивном порядке действовать иным образом, нежели это предусмотрено соглашением сторон. Одним из примеров установления новых правил исполнения было распоряжение Правительства РФ от 12 декабря 1998 г. N 1787-р "О новации по государственным ценным бумагам" <8>. Данный акт установил только один вариант исполнения обязательств по государственным краткосрочным бескупонным облигациям и облигациям федеральных займов с постоянным и переменным купонным доходом со сроками погашения до 31 декабря 1999 г., выпущенных в обращение до 17 августа 1998 г.

<8> СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6329.

Полученные в связи с погашением государственных краткосрочных бескупонных облигаций денежные средства могли быть направлены только на покупку государственных ценных бумаг в соответствии с условиями реструктуризации внутреннего долга. Поэтому когда обладатели соответствующих облигаций обратились в суды с требованиями о выплате им денежных средств по облигациям и процентов за пользование чужими денежными средствами, в удовлетворении их требований было отказано со ссылкой на ст. 417 ГК РФ.

Издание акта уполномоченным органом может повлечь невозможность определения условий обязательства в порядке, установленном соглашением сторон. Так, опять же в связи с кризисом 1998 г., возникла проблема исполнения обязательств, цена в которых должна была рассчитываться по курсу ММВБ на день исполнения или иную расчетную дату. Поскольку торги на ММВБ были приостановлены на основании акта, изданного ЦБ РФ, определить цену приведенным выше способом было невозможно <9>.

<9> См., например: Постановление Президиума ВС РФ от 7 августа 2002 г. N 100пв-02 // БВС РФ. 2003. N 2.

Подлежат обязательному применению и порождают правовые последствия только акты, изданные в установленном законодательством порядке. Следовательно, юридическая невозможность исполнения не возникает, если акт государственного органа, содержащий положения, препятствующие исполнению обязательства, не подлежит применению. В частности, не подлежит применению акт, изданный государственным органом за пределами предоставленных ему законодательством полномочий.

Если содержание акта государственного органа противоречит законодательству, он может быть признан недействительным в судебном порядке (п. 2 ст. 46 Конституции РФ, п. 2 ст. 231 ГПК, ст. 29 АПК). Не могут быть обжалованы в суд акты государственных органов, проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ <10>. Судебные акты могут быть обжалованы или опротестованы в установленном процессуальным законодательством порядке.

<10> Статья 3 ФКЗ от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации".

При признании акта государственного органа недействительным обязательство восстанавливается, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства и исполнение не утратило интерес для кредитора. В частности, обязательство не восстанавливается, если его исполнение имело смысл только до истечения установленного соглашением сторон срока. При этом если речь идет о ситуации, когда невозможность восстановления обязательства вытекает из его существа, обязательство будет считаться прекращенным независимо от заявления об этом какой-либо из сторон. В подобной ситуации невозможность его восстановления очевидна. Например, не будет восстановлено обязательство, в соответствии с которым должник принял на себя обязанность встретить кредитора в аэропорту в определенный день и час и доставить его до места назначения на его личном автомобиле, исполнить которое оказалось невозможным в связи с тем, что транспортное средство и лицо, им управлявшее, в день встречи были задержаны под предлогом, что данное транспортное средство заявлено в розыск. Что касается утраты интереса кредитором, то в этой ситуации обязательство будет считаться прекращенным только в случае, если кредитор заявит об утрате интереса в получении исполнения и это заявление будет обоснованным. Например, в связи с принятием решения об изъятии земельного участка для государственных нужд стало невозможным исполнение обязательства, согласно которому подрядчик обязался в течение двух лет осуществить в интересах собственника участка - заказчика работы по разбивке фруктового сада. Впоследствии решение об изъятии было признано недействительным как противоречащее закону, однако за это время собственник участка приобрел новый земельный участок с садом, в связи с чем утратил интерес к работам по созданию сада на изымавшемся участке. В рассматриваемой ситуации объективных препятствий к восстановлению нет, причиной его прекращения будет обстоятельство субъективного характера - утрата интереса к исполнению.

Лица, понесшие убытки (в том числе вызванные прекращением обязательства) в результате издания такого акта, вправе требовать их возмещения за счет публичного образования, органом которого был принят незаконный акт. Данное право основано на закрепленном в ст. 53 Конституции РФ принципе, согласно которому каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

При применении положений о юридической невозможности исполнения необходимо отграничивать ее от ситуаций, когда издание акта государственного органа или органа местного самоуправления существенно изменяет условия исполнения и оно становится экономически обременительным для одной из сторон. К примеру, зачастую причиной подобных проблем становятся изменения порядка исчисления или размера того или иного налога, законодательное изменение цен и тарифов. В данном случае речь может идти только о существенном изменении обстоятельств (ст. 451 ГК РФ). Однако, как правило, изменения цен и тарифов суды рассматривают как обычный хозяйственный риск и не удовлетворяют требований об освобождении стороны от принятых на себя обязательств или об изменении этих обязательств.

Одной из проблем, связанных с квалификацией невозможности исполнения и ее последствий, является вопрос о моменте ее возникновения. Она может существовать к моменту возникновения обязательства (первоначальная невозможность исполнения) либо появиться уже в период его действия (последующая невозможность исполнения). По общему правилу основанием прекращения обязательств признается последующая невозможность исполнения. Если же невозможность исполнения существовала в момент возникновения обязательства, обязательство считается несуществующим, а сделка, направленная на его создание, признается недействительной <11>.

<11> Данный подход имеет свои корни в римском праве, где действовал принцип, согласно которому обязательство, предмет которого невозможен, ничтожно.

Однако в Принципах международных коммерческих договоров (принципах УНИДРУА) содержится несколько иной подход к данной проблеме. В них предусматривается, что наличие невозможности исполнения в момент заключения договора (первоначальной невозможности исполнения) не влияет на действительность договора <12>. Последствия невозможности исполнения в данном случае зависят от того, знала или нет обязанная сторона в момент возникновения обязательства о невозможности его исполнения. Если сторона знала или должна была знать об этом, она несет ответственность перед контрагентом за нарушение обязательства. Если же о невозможности исполнения не было и должно было быть известно, обязательство подлежит прекращению.

<12> Закон. 1995. N 12. С. 82 - 92.

Фактическая невозможность исполнения (ст. 416 ГК РФ) возникает чаще всего в случае гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом исполнения. В отношении родовых вещей со времен римского права действовало правило, что "ни одна из вещей, определяемых по роду, не прекращает обязательства, даже если пропали все вещи данного рода" <13>. В настоящее время это положение не считается абсолютным, и в некоторых случаях исчезновение родовых вещей делает исполнение невозможным, так же как и гибель вещи, определенной индивидуальными признаками. Так, если потребитель предъявил продавцу требование о замене товара с недостатками на товар той же марки, но такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п., в соответствии со ст. 416 ГК РФ обязательство продавца в части замены вещи прекращается в связи с невозможностью исполнения <14>. Статья 157 КТМ допускает прекращение обязательства невозможностью исполнения в случае гибели груза, определенного родовыми признаками, после сдачи его для погрузки, если отправитель не успевает сдать другой груз для погрузки.

<13> Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1989. С. 423.
<14> Пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" // БВС РФ. 1995. N 1 (с изм.).

Фактическая невозможность исполнения может быть вызвана и другими причинами, в частности, действиями или бездействием третьих лиц. Так, в судебной практике как невозможность исполнения квалифицируется неисполнение обязательства в результате непредоставления средств из бюджета учреждению, которое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а следовательно, лишено самостоятельных источников дохода <15>.

<15> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 11 марта 1997 г. N 7522/95 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 6.

Зачастую факторами, порождающими невозможность исполнения, являются обстоятельства непреодолимой силы, т.е. явления чрезвычайного и непредотвратимого характера, исключающие ответственность сторон за неисполнение обязательства. К таковым относятся обычно стихийные бедствия, иные обстоятельства, находящиеся вне контроля сторон (например, война).

В настоящее время наблюдается тенденция к расширению перечня обстоятельств, влекущих за собой прекращение обязательств невозможностью исполнения. К примеру, в зарубежной и международной практике используется понятие "тщетность договора". Теория тщетности договора изначально исходила также из принципа физической невозможности исполнения. На современном этапе основания тщетности исполнения включают в себя юридическую невозможность исполнения, физическую невозможность исполнения, вызванную порчей или гибелью индивидуально-определенной вещи, невозможность, вызванную отпадением цели, для достижения которой заключался договор, смертью обязанного лица, если исполнение должно было производиться лично, а также нецелесообразность исполнения обязательства в связи с изменением обстоятельств <16>.

<16> О тщетности договора см.: Камалитдинова Р.А. Доктрина невозможности исполнения обязательств // Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск четвертый. М., 2002. С. 112 - 138.

Особую сложность при этом вызывают случаи, когда обязательство прекращается в связи с существенным изменением обстоятельств. В подобных случаях обязанная сторона в силу наступления обстоятельств, которые она при принятии на себя обязательства не могла и не должна была предвидеть, не может исполнить обязательства без несоразмерного ущерба для себя. Рассматриваемые обстоятельства именуют экономической невозможностью исполнения, поскольку физически исполнение возможно, но с потерями, зная о которых разумно действующий субъект не принял бы на себя соответствующего обязательства или принял бы его на иных условиях.

Особую актуальность проблема экономической невозможности исполнения приобрела в XX столетии в связи с мировыми войнами, а также глобальными политическими и экономическими кризисами. Классическим примером служат дела, рассмотренные английскими судами в связи с закрытием в 1956 г. Суэцкого канала. Закрытие прохода через Суэцкий канал не исключало возможности доставки грузов из порта Судан через мыс Доброй Надежды. Однако альтернативный маршрут был в три раза длиннее. По данной категории дел суды признали, что само по себе удорожание фрахта не является основанием прекращения обязательств. Обязательства могли прекратиться, только если товар был скоропортящимся, подлежал поставке к определенной дате либо изменение маршрута иным образом кардинально влияло на обязательство <17>.

<17> Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. С. 59 - 60.

Действующее российское законодательство также учитывает существование ситуаций экономической невозможности исполнения применительно к договорным обязательствам. Однако в России экономическая невозможность исполнения сама по себе не служит обстоятельством прекращения обязательства. Она лишь предполагает право стороны требовать расторжения или изменения договора при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении (ст. 451 ГК РФ).

Прекращение обязательства, в том числе и в связи с невозможностью исполнения, предполагает прекращение отношений сторон на будущее время. Однако это не исключает права стороны, исполнившей обязательство, но не получившей исполнения от контрагента, требовать возврата переданного имущества, а если возвратить его в натуре не представляется возможным (например, оказанную услугу) - возместить его стоимость в деньгах или путем иного встречного предоставления (гл. 60 ГК РФ).

Однако, если невозможность исполнения наступила по вине кредитора, последний лишается права требовать возврата того, что уже было передано должнику во исполнение обязательства (п. 2 ст. 416 ГК РФ). При этом форма вины значения не имеет. Представляется, что право на возврат переданного должно считаться утраченным не только при наличии вины кредитора, но в иных случаях, если невозможность наступила по обстоятельствам, риск наступления которых лежит на кредиторе, в том числе выходящим за пределы вины.