Мудрый Юрист

Коррупция как системная угроза стабильности и экономической безопасности Российской Федерации

Еделев А.Л., к.ю.н., заместитель Министра внутренних дел России.

Быстрые темпы современных процессов глобализации и ускоренное развитие рыночных отношений в Российской Федерации обусловливают трансформацию существующих и появление новых угроз экономической безопасности. Наиболее опасными угрозами являются коррупционные угрозы, которые проявляются во всех сферах экономической деятельности, управления и приобрели черты системной угрозы экономической безопасности государства.

Коррупция как системная угроза экономической безопасности представляет собой рынок теневых услуг, тесно взаимосвязанный с другими социальными институтами - политическими, экономическими, культурологическими. Современная коррупция характеризуется наличием регулярных и долговременных социальных действий, определенных коррупционных проявлений, часть из которых представляет собой уже известные теневые схемы, экономические преступления, финансовые махинации, используемые преступниками для отмывания "грязных" денег, а также другие уникальные в видовом отношении процессы.

О становлении коррупционных действий как регулярных и долговременных процессов и переходе на рыночную основу свидетельствуют следующие факторы:

Теневая экономика одновременно является питательной средой для коррупции, способствует развитию теневой экономической деятельности. Предприниматели теневой сферы вынуждены использовать незаконные услуги чиновников как на уровне исполнительной, так и на уровне законодательной власти, вознаграждая их услуги. Тем самым теневая экономика подпитывает чиновников-коррупционеров, создавая спрос на их услуги, что в условиях объективной ограниченности предложений приводит к росту равновесной цены на данный вид услуг. Тем самым повышается привлекательность данного коррупционного бизнеса и растет число коррумпированных чиновников. С другой стороны, недобросовестные чиновники увеличивают издержки для предприятий легального сектора, например, ставя их в условия, когда они вынуждены давать взятки. Тем самым они снижают конкурентоспособность предприятий легального сектора, стимулируя их к уходу в теневой сектор <1>. Таким образом, создается положительная обратная связь между коррупцией и теневой экономикой, которая делает неустойчивой всю национальную экономику.

<1> Регионы России: основные социально-экономические показатели городов. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2006; Россия в цифрах. М.: Госкомстат России, 2001 - 2006 гг.

Другим не менее значимым коррупциогенным фактором является терроризм. В свою очередь, так же как и разрастание теневой экономики, живучесть терроризма тесно связана с коррупцией и в определенной мере обусловливается наличием приближенности террористов к властным структурам, использующим в своих политических или иных целях ту или иную террористическую организацию и не заинтересованным в реальном раскрытии своих технологий. Такой подход прослеживается, например, в докладе Международной организации по вопросам социальных наук и их роли в борьбе с насилием и экстремизмом в исламских обществах (Каир, 1998 г.). Коррупция и некоторые проявления теневой экономики "создают благоприятную среду для разворачивания террористических операций" <2>, подчеркивается в 24-й Рекомендации, содержащейся в письме Генерального секретаря ООН на имя Председателя Генеральной Ассамблеи ООН и Председателя СБ ООН от 1 августа 2002 г.

<2> Письмо Генерального секретаря от 1 августа 2002 г. на имя Председателя Генеральной Ассамблеи и Председателя Совета Безопасности. ООН. ГА. СБ. A/57/273-S/2002/875.

Средства, получаемые в результате коррупционной деятельности (так же как и средства, получаемые в теневой экономике), могут широко применяться в целях "политического инвестирования" <3> для финансирования террористических операций. Коррумпированные чиновники (особенно в субъектах Федерации Южного федерального округа) расходуют часть средств, незаконно изъятых из казны или полученных в качестве взяток, на оплату полукриминальных групп, терроризирующих население.

<3> Гевелинг Л.В. Коррупционные формы политического финансирования: материальная основа распространения терроризма. Финансовый мониторинг потоков капитала с целью предупреждения финансирования терроризма / Под ред. С. Годдарда, А.Т. Никитина, Л.Л. Фитуни. М.: Изд-во МНЭПУ, 2005.

Развитие коррупции в России вошло в стадию создания обширных и устойчивых интегрированных структур с сетевой формой организации - организованных преступных сообществ, созданных для совместного извлечения дохода из коррупционной деятельности. Участники таких сообществ объединяются не только для извлечения прибыли из своей противоправной деятельности, но и эффективного осуществления инвестиций в расширение коррупции как особого рынка криминально-коррупционных услуг. Коррупционная деятельность при этом превращается в бизнес, когда коррупционер относится к своей должности как к бизнесу, пытаясь максимизировать "доход".

В составе коррупционных сетевых структур можно выделить три характерных элемента:

От единичных разрозненных сделок коррупционеры переходят к организованным и скоординированным действиям, объединяясь в преступные сообщества, образующие коррупционные сети... В последние годы наметился переход коррупции на более высокий уровень, когда именно коррупционные сети и являются основой и наиболее сильным инструментом коррупционных сделок. Деятельность коррупционных сетей проявляется в формировании взаимосвязей и взаимозависимостей между чиновниками по вертикали управления... а также по горизонтали на различных уровнях управления между разными ведомствами и структурами. Эти взаимосвязи и взаимозависимости направлены на систематическое совершение коррупционных сделок, как правило, с целью личного обогащения, распределения бюджетных средств в пользу структур, входящих в коррупционную сеть, повышения прибылей, их максимизации, или получения конкурентных преимуществ финансово-кредитными и коммерческими структурами, входящими в коррупционную сеть. Руководителями коррупционных сетей часто являются самые высокопоставленные российские чиновники и политики <4>.

<4> Крюков С. Декриминализация действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков // Сайт NARCOM.ru.

Хорошо известно, что часть средств, получаемых в результате экспорта нефти, газа и металлов, функционирования транспорта, связи, энергетики, лесного хозяйства, от оптовой торговли и финансирования оборонных заказов, экспорта вооружений, - там, где это связано с теневым воздействием на принятие важнейших государственных экономических решений в области цен, тарифов, квот, таможенных пошлин, инвестиций, недр, земли, недвижимости, - также распределяется по коррупционным сетям.

В отличие от нормального рыночного хозяйства, где коррупция является инородным элементом, для советской системы коррупционные отношения были естественны. Именно они являлись основным источником благосостояния значительной части людей в условиях запрета на обычную рыночную деятельность и господства "социальной уравниловки". Служебное положение в рамках этой системы ценилось именно за предоставляемые им дополнительные возможности влияния и теневого обогащения.

Деньги не играли в советской системе роли всеобщего эквивалента. Важнее было наличие "блата", властных привилегий, "особого статуса". Повышение уровня жизни было неотделимо от продвижения по служебной лестнице.

Многие эксперты, в первую очередь зарубежные, подчеркивают, что расцвет коррупции в России в современных масштабах был бы невозможен без влияния "зарубежной" и "международной" коррупции.

Ослабление государства при переходе к рынку, превращение экономики страны в гигантский рынок по распродаже бывшей государственной собственности СССР превратили сферы публичной политики в масштабный рынок услуг по лоббированию принятия "нужных" законов и политических решений, что объективно создало на старте экономических реформ новые мощные предпосылки для укоренения в России международной коррупции, проникновения в нее международной преступности и их давления на органы государственной власти. В 90-х годах процветала широкомасштабная и фактически бесконтрольная со стороны российского государства раздача иностранными государствами и организациями средств по линии международной экономической и гуманитарной помощи в форме грантов, в виде кредитов "технической помощи", иностранных инвестиций на невыгодных для страны условиях (например, на условиях раздела продукции), трата которых не контролировалась государством, хотя и ложилась бременем на его бюджет и увеличивала внешний долг. Значительные средства направлялись группам чиновников и политиков, которых на Западе считали своими политическими союзниками и партнерами по интересам и которые фактически являлись агентами влияния иностранных государств и спецслужб.

Международный бизнес зачастую использует коррупцию как инструмент проникновения на рынок и закрепления на нем. Так, многие государства позволяют своим корпорациям выводить расходы на подкуп зарубежных чиновников из-под налогообложения, рассматривая их как столь же необходимые для производства, как и затраты на приобретение сырья и материалов.

Экономические потери от коррупции колоссальны. Прямые экономические потери от этого вида противоправной деятельности, по оценкам различных специалистов и организаций, составляют от 20 до 40 млрд. долл. США в год. Косвенные экономические потери и вовсе не поддаются точным оценкам, однако в реальности масштаб их, безусловно, так же велик.

Негативное воздействие коррупционной угрозы на экономику проявляется в том, что она обусловливает:

В политической сфере отрицательные последствия коррупции проявляются в подрыве престижа страны на международной арене, способствовании ее политической и экономической изоляции и пр.

Результаты влияния коррупции на социальную сферу выражаются прежде всего в существовании резкого различия между официально декларируемыми и фактическими, т.е. реальными, ценностями. Это приводит к укоренению двойных стандартов; всеобщим критерием в обществе становятся деньги; значимость человека определяется размером его личного благосостояния независимо от способов его приобретения; происходит девальвация и слом моральных регуляторов поведения людей.

Коррупция в связке с организованной преступностью превращается в устойчивую систему, способную развиваться и самовоспроизводиться. Она вырабатывает и создает механизмы, делающие ее живучей в условиях противодействия со стороны контрольных, надзорных и правоохранительных и правоприменительных органов. Пораженная коррупцией часть чиновников смыкается с преступным миром, чтобы сообща и целенаправленно разлагать, подкупать и подчинять как раз те органы государства и общества, которые должны обеспечивать их безопасность, - судебную систему и прокуратуру, органы госбезопасности и представительную власть. Для этих целей используются и средства массовой информации, которые скупаются или подкупаются, а в случае несговорчивости подвергаются физическим и иным мерам негативного воздействия. Коррупция в связке с организованной преступностью способна не только разлагать устои государственности, но также и физически устранять тех, кто мешает их криминально-коррупционным альянсам. В подобной ситуации возникает особо опасная неформальная теневая власть со своими теневыми законами и правилами, теневыми охранными структурами и карательным аппаратом. Коррумпированные политики и чиновники на верхних уровнях власти могут формировать международные коррупционные сети, также становящиеся частью международной организованной преступности.

Серьезную угрозу стратегической стабильности и экономической безопасности субъектов Федерации представляет сращивание коррупции с крупными хозяйствующими субъектами в регионе и фактическое возникновение на этой основе своего рода государственных монополий.

Одной из современных особенностей проявления коррупции, и прежде всего в субъектах Федерации, является создание крупных коммерческих структур при органах региональной власти, фактически представляющих собой региональные монопольные бизнес-образования, которые подавляют всякую конкуренцию в сфере своей деятельности. Сам по себе монополизм, когда он складывается по естественным законам рынка и является следствием концентрации и централизации капитала, хоть и несет в себе угрозы ограничения конкуренции, все-таки является объектом антимонопольного регулирования и в принципе находится под контролем соответствующих антимонопольных органов государства.

Вместе с тем там, где монополизм возникает как государственная монополия, хозяйственные структуры, осуществляющие свою деятельность при органах исполнительной власти, что особенно характерно для региональных и муниципальных органов власти, там всегда есть место для монопольных злоупотреблений и произрастания коррупции.

В последние годы участились случаи появления крупных хозяйственных структур в сфере региональных систем жизнеобеспечения, городского транспорта, ЖКХ и др., как правило, ведущих свою хозяйственную деятельность при органах исполнительной власти, а зачастую наделенных функциями органов государственной власти. Такие коммерческие организации наделяются эксклюзивными правами по производству, распределению товара в определенной сфере (работы, услуги) и/или доступа к ограниченному ресурсу. Подобная деятельность при всесторонней поддержке органа исполнительной власти не поддается контролю со стороны соответствующих антимонопольных органов, хотя и однозначно расценивается как ограничивающая конкуренцию на товарных рынках. Региональная коррупция обеспечивает административное сопровождение и поддержку создаваемым под эгидой власти предприятиям-монополистам и, соответственно, получает часть выгоды от реализуемых монопольных сверхдоходов.

Большинство исследователей коррупции считают, что одной из важнейших причин ее распространения является "излишнее" государственное вмешательство в экономику, то есть различные необоснованные ограничения, регулирующие и контролирующие правила, накладываемые на свободных экономических агентов. Необходимо особо оговорить, что само по себе государственное вмешательство в регулирование экономики еще не ведет автоматически к коррупции. Однако в тех субъектах Федерации, где отсутствуют четкое законодательство и нормативно-правовое обеспечение, регламентирующие деятельность институтов государственного регулирования, государственной службы, а также жесткое антикоррупционное законодательство, институты государственного и гражданского контроля, правоохранительный и судебный контроль, там действительно постоянно сохраняются угрозы чрезмерного вмешательства государства в экономику, ограничения рынка и рыночной конкуренции и возникновения и расползания коррупции как формы злоупотребления государством, конкретно представителями его аппарата, возложенными обществом на него функциями и данными ему компетенциями.

Таким образом, коррупция превратилась в системную угрозу экономической безопасности, стала нормой соответствующих практик в политике, экономике и общественной жизни, поскольку:

Обеспечение экономической безопасности регионов России как федеративного государства наряду с обеспечением экономической безопасности муниципальных образований, общественных организаций, предпринимательских структур и отдельных категорий граждан является одной из важнейших составляющих социально-экономической политики государства.