Мудрый Юрист

Неявка в суд лиц, участвующих в деле, и проблема злоупотребления процессуальными правами

Юдин А.В., докторант кафедры гражданского процесса Санкт-Петербургского государственного университета, доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского государственного университета, кандидат юридических наук.

Интенсификация исследований проблемы злоупотребления правами, наблюдающаяся в последние годы как в общей теории права <1>, так и в отраслевых науках <2>, продиктована, с одной стороны, оригинальностью и самобытностью данного правового феномена, представляющего собой некую промежуточную категорию между правомерным поведением и правонарушением, а с другой - настоятельными потребностями практики, испытывающей затруднения при юридической квалификации форм поведения, которые могут быть отнесены к злоупотреблениям, и трудностями противодействия такому поведению.

<1> См., например: Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом (теоретико-правовое исследование). М.: Издательство "Юрлитинформ", 2007; Зайцева С.Г. "Злоупотребление правом" как правовая категория и как компонент нормативной системы законодательства Российской Федерации. Рязань, 2002; Дурново Н.А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения (теоретико-правовой анализ): Автореф. дис. ... к.ю.н. Н. Новгород, 2006 и др.
<2> Применительно к отраслям гражданского процессуального и арбитражного процессуального права см., например: Шебанова Н.А. Злоупотребление процессуальными правами // Арбитражная практика. 2002. N 5(14); Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та; Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005; Грель Я.В. Злоупотребление сторон процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе: Дис. ... к.ю.н. Новосибирск, 2006; Приходько А.И. Воспрепятствование разрешению дел в арбитражных судах: актуальные вопросы судебного правоприменения. М.: Волтерс Клувер, 2006, и др.

Традиционно в качестве злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве рассматривается в числе прочих форм неявка лиц, участвующих в деле, в судебное заседание <3>. Наиболее часто на такую форму злоупотребления указывают и судьи, испытывающие затруднения при рассмотрении дела в отсутствие неявившихся лиц.

<3> См., например: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2005. С. 266; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2006. С. 277, и др.

Однако если задаться вопросом, является ли неявка в суд лица, участвующего в деле, юридически осуждаемым поведением, и попытаться отыскать в законе нормативную основу для квалификации неявки в качестве злоупотребления правом, то такие попытки окажутся бесплодны. Явка в судебное заседание лиц, участвующих в деле, по общему правилу является их субъективным правом, но не обязанностью. Поэтому привлечение их к какой-либо юридической ответственности за неявку в судебное заседание с позиций действующего законодательства недопустимо. Следовательно, правы авторы, утверждающие, что "неявка лица в судебное заседание... не может рассматриваться как противодействие правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, поскольку право лица действовать подобным образом вытекает из принципа диспозитивности. В состязательном процессе лицо, участвующее в деле, вправе выбирать как активный, так и пассивный способ защиты своих интересов" <4>.

<4> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2003. С. 218 (автор комментария к главе 7 - И.А. Приходько).

В связи с этим возникает следующий вопрос: является ли такое правовое регулирование совершенным и все ли формы неявки лиц, участвующих в деле, в суд должны оставаться безнаказанными?

В соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК "суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными". На основании ч. 4 этой же статьи "суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие". ГПК предусматривает также институт заочного производства (гл. 22 Кодекса), рассчитанный на случаи неявки ответчика в суд. Таким образом, закон дает суду полное право приступить к рассмотрению дела, не дожидаясь, когда одна из сторон пожелает явиться в судебное заседание. С этих позиций неблагоприятные последствия, которые могут последовать для неявившегося лица, вполне компенсируют возможные издержки других лиц, заинтересованных в скорейшем рассмотрении дела, и те неудобства, которые могут наступить для процесса.

Однако практика правоприменения свидетельствует о недостаточности приведенных положений закона, реализация которых не позволяет выполнить задачи, стоящие перед гражданским судопроизводством (ст. 2 ГПК). Такие затрудняющие правоприменение факторы образуют почву для злоупотреблений процессуальными правами и активно эксплуатируются недобросовестными лицами, намеренными затянуть процесс либо желающими "заложить" в неблагоприятное для них решение основание для его отмены и сознающими, что их банальная, ничем не мотивированная неявка в суд после одного-двух отложений дела не воспрепятствует судье рассмотреть дело по существу; вследствие этого такие лица вынуждены действовать более изобретательно. Рассмотрим возможные формы злоупотреблений правами в этой сфере.

  1. Создание видимости уважительности причин неявки в судебное заседание. При отложении дела суд обязан оценить уважительность причин неявки лица. На практике уважительными причинами признается очень широкий перечень фактических обстоятельств, среди которых помимо действительно заслуживающих внимания (болезнь, нахождение в лечебном учреждении, обстоятельства непреодолимой силы) встречаются и такие, за которыми можно усмотреть противодействие лица рассмотрению дела и подчеркнутое неуважение к судебной власти. Например, такие причины, как рабочая занятость, отдых, отпуск и т.п., не могут быть признаны уважительными, поскольку лицо имеет объективную возможность явиться в судебное заседание. В итоге обязанность суда каждый раз откладывать дело при неявке лица по уважительным причинам вступает в коллизию с общим двухмесячным сроком судебного разбирательства. Парадоксально, что суд никогда не сможет рассмотреть дело, если заинтересованные лица не будут являться в суд по "уважительным" причинам. В этом отношении закон содержит неразрешимую ситуацию, которая не может быть преодолена с точки зрения имеющихся нормативных средств.

Учитывая, что подобное положение наиболее характерно в отношении неявки ответчика, предлагается расширить перечень оснований возникновения представительства по назначению, указав в ст. 50 ГПК, что "суд назначает адвоката в качестве представителя в случае невозможности явки ответчика в суд вследствие длительной болезни, нахождения в командировке, а равно других обстоятельств, относящихся к уважительным причинам неявки в судебное заседание".

Недобросовестные субъекты зачастую ссылаются на невозможность явки в процесс по уважительным причинам, которые на самом деле оказываются мнимыми, несуществующими. Наверное, уже классическим можно назвать такой способ злоупотребления процессуальными правами, как неявка в суд одной из сторон (ее представителей) под предлогом болезни. В некоторых судебных актах даже не скрывается ирония по поводу так называемой судебной болезни <5> лица, участвующего в деле, или его представителя: "Истец, извещенный о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явился, представил ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с ВНЕЗАПНЫМ (выделено мной. - А.Ю.) заболеванием представителя истца. Суд считает, что в удовлетворении ходатайства истца об отложении рассмотрения дела следует отказать, так как ходатайство не связано с представлением доказательств и приведет к затягиванию судебного разбирательства" <6>. По другому делу суд кассационной инстанции, установив, что представитель Федерального агентства промышленности из 26 судебных заседаний присутствовал лишь на трех, пришел к вполне обоснованному выводу, что подобные действия Федерального агентства свидетельствуют о нежелании участвовать при рассмотрении дела и направлены на затягивание процесса <7>.

<5> См.: Судебная болезнь // Самарское обозрение. 2004. 15 нояб. N 46(451).
<6> Решение Арбитражного суда Самарской области от 2 декабря 2004 г. по делу N А55-9787/04-40. Архив Арбитражного суда Самарской области.
<7> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа по делу N А65-21250/2003-СГ4-16 // Информационно-справочная система "КонсультантПлюс".

Конкретные формы и способы документального подтверждения подобных причин (при помощи поддельных справок, больничных листов и т.п.) весьма многообразны. Так, И.В. Решетникова приводит пример, когда арбитражный суд был вынужден шесть раз откладывать слушание дела в связи с неявкой ответчика. В итоге ответчик представил больничный лист, который, как выяснилось позже, оказался поддельным <8>. Пути получения подобных документов остаются за рамками настоящего исследования. Главное, что возможность саботировать процесс подобным образом облегчается отсутствием обязанности суда проверять достоверность предоставляемых лицом сведений.

<8> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. проф. В.В. Яркова. М., 2003. С. 285 (автор главы - И.В. Решетникова).

Для противодействия рассмотренному поведению необходимо, во-первых, наделить суд правом проверять достоверность документов, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование причин своей неявки в судебное заседание, путем истребования по своей инициативе из лечебных учреждений и организаций любых форм собственности сведений, подтверждающих факты, послужившие основанием для отложения судебного заседания. Если такая проверка затруднена, суд должен поручать проведение таких мероприятий органам внутренних дел. Во-вторых, следует определить в законе критерии, которыми бы определялась уважительность причин неявки лиц в судебное заседание. Из числа уважительных причин неявки в судебное заседание следует исключить такие предлоги, как рабочая занятость или отдых, нахождение в отпуске, забывчивость, ошибка в дате или во времени и некоторые другие. Очевидно, что в перечисленных случаях лицо при проявлении должной осмотрительности и внимательности имеет объективную возможность явиться в судебное заседание.

  1. Уклонение от явки в суд в ситуации невозможности рассмотрения дела в отсутствие неявившегося лица и (или) его представителя. Несмотря на то что явка в суд лиц, участвующих в деле, отдана на их усмотрение, а неявка сопровождается несением неблагоприятных последствий своего бездействия, следует признать, что при определенных обстоятельствах рассмотреть гражданское дело в чье-либо отсутствие невозможно. Прежде всего это касается ситуаций, когда неявившееся лицо обладает доказательствами или является источником сведений об обстоятельствах, установление которых выгодно другой стороне процесса, т.е. его неявка повлечет последствия не для самого неявившегося лица, а для других участников дела.

Закон предусматривает, что отложение разбирательства дела допускается, если суд признает невозможным рассмотрение спора в этом судебном заседании вследствие неявки кого-либо из участников процесса (ч. 1 ст. 169 ГПК), при этом под участниками процесса понимаются не только лица, содействующие правосудию, чье присутствие в суде может быть обеспечено при помощи привода, но и лица, участвующие в деле, которые вправе не являться в суд. ГПК не дает ответ на вопрос, как быть в случае, если лицо, участвующее в деле, без которого рассмотрение дела невозможно, в суд не является. Для пресечения возможных здесь злоупотреблений процессуальными правами необходимо закрепление существовавшего в ГПК РСФСР 1964 г. права суда признавать обязательной явку в суд лиц, участвующих в деле.

Довольно распространенной причиной отложения судебных заседаний является неявка в суд представителя лица, участвующего в деле, который может быть занят в другом процессе, находиться в отпуске и т.д. Рассмотрев дело в отсутствие представителя, суд ставит вынесенное решение под угрозу отмены, так как право на получение квалифицированной юридической помощи возведено в ранг конституционных гарантий (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Однако практика затягивания процесса при помощи описанных способов также не может быть признана соответствующей закону и оставлена без адекватной реакции со стороны законодателя. Редакция соответствующей нормы могла бы выглядеть следующим образом: "Суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине. При повторной неявке представителя (за исключением законных представителей) суд объявляет перерыв в судебном заседании на срок до пяти дней и предлагает лицу обеспечить явку в судебное заседание другого представителя. В случае невыполнения указанного требования суд рассматривает дело без участия представителя. Если неявившимся представителем является адвокат, должностное лицо, работник органа государственной власти, органов местного самоуправления, суд может направить частное определение в адрес соответствующего адвокатского образования, органа государственной власти, органа местного самоуправления в порядке, предусмотренном частью 1 статьи 226 настоящего Кодекса".

  1. Создание ситуации неведения суда в отношении причин неявки лица в судебное заседание. С помощью различных манипуляций в виде уклонения от получения судебных извещений лицо - участник процесса может затруднить получение судом сведений о своем надлежащем извещении. Лицо, злоупотребляющее правом, осознает, что при отсутствии данных о его извещении, в условиях умышленно созданной им неопределенности, судебное слушание не состоится.

В целях предотвращения подобной ситуации необходимо усовершенствовать норму ч. 1 ст. 167 ГПК, возлагающую на лицо обязанность известить суд о причинах своей неявки. В настоящий момент данная обязанность является относительной: последствия ее неисполнения отражаются только на личных интересах субъекта и сводятся к вероятности наступления неблагоприятных последствий бездействия лица. Необходимо установить, что "лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин не позднее момента открытия судебного заседания" (ст. 160 ГПК). "При неисполнении лицом, участвующим в деле, обязанности известить суд о причинах своей неявки в судебное заседание, суд может наложить на лицо штраф в размере и порядке, которые предусмотрены главой 8 настоящего Кодекса, за исключением случая, когда сторона (стороны) заявили ходатайство о рассмотрении дела в их отсутствие. Лицо, не исполнившее обязанности сообщения суду о причинах своей неявки, впоследствии при обжаловании судебного акта не вправе ссылаться на рассмотрение дела в его отсутствие" (ч. 1 ст. 167 ГПК) <9>.

<9> Предложения о наложении штрафа на лиц, участвующих в деле, за несообщение суду причин своей неявки встречались в литературе и ранее: Брант И.Н. Факторы, влияющие на своевременность рассмотрения гражданских дел // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 8. С. 4.
  1. Самовольное оставление лицом, участвующим в деле (его представителем), зала судебного заседания. Самовольное оставление лицом, участвующим в деле, или его представителем зала судебного заседания во время судебного разбирательства, являющееся средством саботирования процесса, должно быть приравнено к неявке лица в судебное заседание и повлечь уже проанализированные нами последствия, предусмотренные нормой ст. 167 ГПК.

Таким образом, по общему правилу явка в суд является правом лиц, участвующих в деле, и, как любое субъективное процессуальное право, может быть использовано не по назначению. Описанные нами в статье формы злоупотреблений правом, связанные с неявкой в судебное заседание, возможны в связи с отсутствием детализации совершения определенных процессуальных действий либо неурегулированностью отдельных вопросов. Необходимый импульс такому противодействию могло бы дать осознание судом необходимости требовать от лиц, участвующих в деле, исполнения обязанности быть добросовестным в гражданском процессе (ч. 1 ст. 35 ГПК), реализация которой, в том числе и принудительная, была бы способна обеспечить рассмотрение дела судом в разумный срок (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).