Мудрый Юрист

Проблематика борьбы с экологической преступностью в научных исследованиях и судебной практике ЕС 1

<1> Обзор новейшей западноевропейской литературы по данной проблематике.

Дубовик О.Л., ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор.

Иванова А.Л., адвокат Московской областной коллегии адвокатов, кандидат юридических наук.

Калиниченко В.Т., аспирант Центра эколого-правовых исследований Института государства и права РАН.

Редникова Т.В., младший научный сотрудник Центра эколого-правовых исследований Института государства и права РАН.

Рерихт А.А., научный сотрудник ИНИОН РАН.

В последние годы проблематика борьбы с экологической преступностью привлекает все более пристальное внимание специалистов и достаточно широко освещается в различных изданиях. Наиболее показательным в этом плане следует считать сборник статей "Экологические преступления в Европе". Книга <2> издана в конце 2004 г. по итогам конференции, прошедшей в Брюсселе в ноябре 2003 г., посвященной экологическим преступлениям в Европейском союзе и санкциям, применяемым в этом случае. Сборник состоит из 19 разделов, каждый из которых представляет собой доклад участника конференции. Часть из них посвящена общим темам, часть - отдельным проблемам конкретных государств (Венгрия, Италия, Испания, Германия, Польша и др.) Организаторы конференции ставили своей целью обсудить действующие на сегодняшний день виды наказаний за экологические преступления в Европе: несанкционированные выбросы нефти, размещение отходов, в том числе радиоактивных, незаконная торговля находящимися под угрозой уничтожения объектами флоры и фауны, незаконная торговля веществами, разрушающими озоновый слой, и др. Сложность ситуации заключается в том, что даже если экологическое преступление обнаружено, часто бывает крайне сложно определить конкретных пострадавших и действительные масштабы произошедшего, даже чисто экономический ущерб, как правило, установить проблематично.

<2> Экологические преступления в Европе. Регулирование наказания / Под редакцией Франсуазы Комт и проф., д-ра Людвига Кремера. Гронинген, 2004 (Environmental crime in Europe. Rules of sanctions / Edited by Francoise Comte, Prof., Dr. Ludwig Kramer. Groningen: Europa Law Publishing, 2004).

Во вступительном слове Марго Вальстрем (Margot Wallstrom), посвященном экологическим преступлениям в ЕС, подчеркнула, что правовой режим охраны окружающей среды в ЕС становится все строже и с каждым годом проблемы контроля и надзора приобретают еще более важное значение. Европейская комиссия в 2001 г. выпустила Директиву об охране окружающей среды, в том числе путем применения норм уголовного права. Причиной тому стали несколько морских катастроф в 1999 и 2001 гг., ставших причиной крупного выброса нефти в Балтийское море, и Директива должна была регулировать чрезвычайные ситуации, оказывающие влияние на экологию. Однако Совет не утвердил ее. Вместо этого в январе 2003 г. Совет издал рамочное решение о применении уголовного права для охраны окружающей среды. Однако в отличие от Директивы, которая смогла бы обязать государства - участников ЕС привести в соответствие с ней свои законодательства, силу действия решения в реальности можно сравнить с влиянием конвенций на правовую систему того или иного государства.

Принятое Советом решение послужило причиной для обращения в марте 2003 г. Европейской комиссии в суд с целью его отмены и установления неправомерности отказа в утверждении Директивы. И на момент конференции и издания сборника этот вопрос еще не был решен.

Кроме того, после катастрофы танкера "Престиж" <3> в 2003 г. Комиссией также предлагалось принять Директиву о загрязнении окружающей среды нефтью судами соответственно с введением уголовных санкций за загрязнение. Однако по тем же причинам, что и предыдущая, она не была принята Советом. В результате на сегодняшний день существующие гражданско-правовые нормы, регулирующие загрязнение судами окружающей среды, не содержат таких инструментов, которые бы реально сдерживали судовладельцев и виновников происходящих морских катастроф.

<3> Танкер "Престиж" потерпел катастрофу 19 ноября 2002 г. у берегов Испании. Танкер перевозил 77 тыс. тонн нефти. Часть топлива оказалась в океане в момент катастрофы, но большая часть оставалась на борту. В результате даже год спустя танкер являлся постоянным источником нефти у берегов Галисии. Ущерб окружающей среде оценить крайне сложно.

Загрязнение окружающей среды нефтью, конечно, является одним из самых ярких и бросающихся в глаза примеров нанесения вреда окружающей среде, однако, как уже говорилось, перечень экологических преступлений не исчерпывается такими случаями. Третий раздел сборника: "Защита находящихся под угрозой исчезновения объектов флоры и фауны" Вильяма Вийнштекерса (Willem Wijnstekers) посвящен другой, не менее важной, проблеме. Несмотря на то что информация по этой теме крайне разбросана и очень отличается от государства к государству, автор попытался на примере конкретных фактов дать оценку преступлениям, происходящим в отношении животного и растительного мира в Европе.

Конвенция по международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) <4>, регулирует торговлю около 4000 видов животных и 25 000 видов растений, которая приносит ежегодно от 10 до 20 млрд. евро и запрещает торговлю около 600 видов животных и 300 - растений. Незаконная торговля объектами флоры и фауны неизменно связана с развитием международной преступности, мошенничеством, коррупцией, использованием поддельных документов, несоответствием законодательства разных государств, в особенности в части вероятных наказаний, недостаточным контролем при пересечении границ, недостаточной координацией и информированием на национальном и международном уровне, а также слабым контролем перемещения таких объектов на внутреннем рынке.

<4> См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. Вып. XXXII. М., 1978. С. 549 - 562.

Вильям Вийнштекерс указывает несколько примеров цен, существующих на мировом рынке на те или иные объекты незаконной торговли объектами животного и растительного мира: шаль из шерсти тибетской антилопы может стоить до 25 тыс. евро, рог носорога - 45 тыс. евро за килограмм, пару редких попугаев можно продать на черном рынке за 75 тыс. евро.

Точка зрения, что развитым странам не стоит вмешиваться в регулирование этих вопросов в развивающихся странах или в ситуацию, когда туристы свободно на африканских рынках покупают изделия из редких животных или растений и везут эту продукцию домой, по мнению автора, ошибочна. Он подчеркивает, что координация деятельности в данной сфере является одним из важнейших инструментов для сокращения масштабов преступности такого рода. Конвенция СИТЕС обязывает государства, подписавшие ее, контролировать торговлю редкими и исчезающими видами животных и растений, а выпущенное на ее основании распоряжение 338/97 вводит еще более строгие требования к законодательствам государств - членов ЕС. Однако здесь также есть два момента, о которых нельзя забывать: первый - это то, что одно дело ввести в законодательство санкции за совершенное преступление и совсем другое - обеспечить применение этой нормы. И вторая проблема заключается в том, что даже при сходности законодательных норм в Европе максимальное наказание за одно и то же преступление очень сильно отличается.

В качестве примеров автор упоминает, что в Бельгии, например, максимальное наказание за преступление в отношении объектов дикой флоры и фауны - три месяца. А в большинстве стран законодатель вообще ограничивается финансовыми инструментами: так, в Ирландии штраф за преступления такого рода достигает 10000 фунтов стерлингов. В Италии и Португалии любые нарушения законодательства, посвященного торговле объектами животного и растительного мира, относятся к административным правонарушениям, и даже в тех случаях, когда предусматривается очень высокий штраф, нарушитель не рискует оказаться в заключении.

Однако стоит отметить, что наказание в размере максимальной санкции (или близкой к этому) практически никогда не назначается. Наиболее распространенным явлением являются случаи, когда назначается наказание примерно в четверть от максимально возможного срока.

Практически во всех государствах - членах ЕС применяются такие меры принуждений, как конфискация и арест, причем практически во всех случаях конфискация и арест распространяются на инструменты и транспортные средства, задействованные в незаконной торговле объектами флоры и фауны. Так, в Бельгии инструменты розыска, конфискации и ареста в ходе регулирования вопросов торговли объектами растительного и животного мира оказываются гораздо более эффективными, чем инструменты уголовного права.

И при этом автор не поддерживает обратной крайности в таких странах, как Китай, где за убийство панды введена смертная казнь, или ряд африканских государств с подобными санкциями.

Следующий вид экологических преступлений, который обсуждался на конференции и которому посвящена статья Гилберта Банкобеза (Gilbert M. Bankobeza) "Озоноразрушающие вещества: факты и образы" (раздел 4), - незаконная торговля озоноразрушающими веществами определяется автором как "умышленное уклонение от исполнения норм экологического права юридическими и физическими лицами в целях личной финансовой выгоды... А в случаях, когда такая деятельность включает перемещение через национальные границы, она может быть определена как "международное экологическое преступление" <5>. Монреальский протокол <6> не дает понятия незаконной торговли озоноразрушающими веществами, однако он регулирует импорт, экспорт, производство, использование таких веществ, и уклонение от лицензирования такой деятельности так или иначе приводит к незаконной торговле. Смысл контроля за незаконным оборотом разрушающих озоновый слой веществ заключается в том числе в финансировании новых исследований, обучения и разработки оборудования.

<5> Экологические преступления в Европе. Регулирование наказания / Под редакцией Франсуазы Комт и проф., д-ра Людвига Кремера. Гронинген, 2004 (Environmental crime in Europe. Rules of sanctions / Edited by Francoise Comte, Prof., Dr. Ludwig Kramer. Groningen: Europa Law Publishing, 2004). С. 27.
<6> См.: Монреальский протокол 1987 г. по веществам, разрушающим озоновый слой. Подписан в Монреале 16 сентября 1987 г. // КонсультантПлюс: Международные правовые акты.

По мнению автора, стороны Монреальского протокола должны направлять свои усилия на следующие проблемы:

  1. доступность информации, включая мониторинг изменения цен и структуры торговли;
  2. координация деятельности властных органов в странах экспорта, импорта и транзита в части предотвращения незаконной торговли;
  3. ратификация Монреальской поправки к Монреальскому протоколу, которая содержит обязательную систему лицензирования. К январю 2004 г. эту поправку подписали 113 из 186 сторон Монреальского протокола;
  4. развитие системы лицензирования в национальном законодательстве и контроль за ее применением.

На сегодняшний день Европейское сообщество обладает крайне строгой системой лицензирования, которая успешно применяется в государствах - членах ЕС. И по мере вступления в ЕС новых государств национальные правовые нормы последних должны приводиться в соответствие с действующими в этой сфере в ЕС требованиями.

Незаконная торговля всеми категориями озоноразрушающих веществ будет оставаться очень важной проблемой по крайней мере в ближайшие 10 лет.

Проблемы организованной преступности в Европейском сообществе рассматривает в 8-й главе Ханс-Йорг Альбрехт (Hans-Jorg Albrecht): "Распространение организованной преступности; Европейские перспективы". Возрастает важность экологической политики и экологического права на фоне все большего распространения организованной преступности. В сфере экологии с организованной преступностью можно столкнуться в случае обнаружения всех вышеперечисленных видов преступлений: нарушение положений СИТЕС, незаконный оборот озоноразрушающих веществ, неконтролируемый выброс радиоактивных и прочих отходов и т.п. Автор анализирует ситуацию в Европе и действующее на сегодняшний день законодательство как на национальном уровне, так и на уровне Европейского сообщества. Сравнивает определения организованной преступности как таковой, используемые различными подходами к этой проблеме. В результате чего Ханс-Йорг Альбрехт делает вывод о том, что характеристики организованной преступности (участие более двух лиц, разделение обязанностей - каждый исполняет свою роль, совершение преступления ради получения выгоды, "длящийся" срок планирования и совершения преступной деятельности, минимизация риска путем применения насилия, использования коррупционных, политических и иных инструментов, возможно осуществление деятельности на международном уровне и др.) не дают возможности сами по себе легко определить и измерить, хотя и показывают влияние этого института на экономику и черный рынок. Эти показатели следовало бы использовать для оценки запрещенного рынка и роли подобных организаций и сетей в нем. В частности, анализ рынка должен включать оценку потенциального размера такого рынка и прибыли, которую он может приносить, а также количество товаров и услуг, которые задействованы в нем, и риски для частных лиц и организаций, принимающих участие в таком незаконном обороте. Внимание также необходимо обращать на перспективы роста запрещенного рынка, которые в особенности могут находиться в прямой зависимости от изменений в спросе на легальном рынке товаров или появления новых технологий. И наконец, показатели организованной преступности могут зависеть от того, к какой категории относится государство, на территории которого функционирует та или иная сеть: страна назначения, транзитное государство или страна происхождения товара (или услуги) <7>.

<7> См.: Там же.

Помимо теоретического анализа автор приводит статистические данные, связанные с оценкой масштабов черного рынка, показателей теневой экономики и незаконного рынка объектов окружающей среды (учитывая особенности экологического рынка). Он начинает свой обзор с доходов, которые приносит рынок незаконного оборота тех или иных товаров (так, например, торговля находящимися под угрозой исчезновения животными и растениями приносит ежегодно 6 млрд. долл. США, занимая второе место после незаконной торговли наркотиками), и заканчивает процентным соотношением по странам и видам преступлений.

Отдельной проблемой, достойной упоминания, является тесная взаимосвязанность проблем организованной преступности, локальных войн и международного терроризма. В отношении экологических преступлений прежде всего это обусловлено тем, что нестабильность ситуации на какой-то территории непременно ведет к ослаблению или полному отсутствию контроля и надзора за экологическими преступлениями и правонарушениями. Примером может стать развитие браконьерства в период конфликта с Красными кхмерами и торговля незаконно добытыми объектами флоры и фауны на границе Таиланда и Камбоджи; или второй аналогичный пример - 33 млн. гектаров практически никем не контролируемой территории, находящейся на территории Демократической Республики Конго, в регионе постоянных военных конфликтов, и при этом являющейся крупнейшим источником охраняемых растений и животных.

По мнению Ханса-Йорга Альбрехта, распространение организованной экологической преступности характеризуется масштабами инвестирования незаконной деятельности, распространенностью черного рынка, социальными факторами и др.

Как уже отмечалось выше, часть сборника - главы с 9-й по 19-ю - посвящена вопросам экологической преступности на территории конкретных государств. Так, автором главы 10 - "Размышления о коррупции, земельное планирование и строительство домов в Испании" является Антонио Верхер Ногуэра (Antonio Vercher Noguera).

Проблемам, связанным с реализацией норм экологического права в Венгрии, посвящена статья Гьюлы Банди (Gyula Bandi) "Ответственность и наказания, уголовная ответственность в Венгрии".

Райнер-Йорг Хюпер (Reiner-Jorg Huper) в главе 14 "Применение уголовного экологического права в Германии" исследует в общих чертах законодательство Германии об ответственности и приводит сведения о процентном соотношении различных видов преступлений за период с 1995 по 2002 г.:

<8> См.: Там же. С. 153.

И не менее интересны статистические данные об административных правонарушениях по отраслям экологического права:

Петер Паг (Peter Pagh) на примере Голландии анализирует применение норм уголовного и административного права в случае экологических правонарушений и преступлений. Рассматривает практику применения голландскими судами уголовного законодательства в данной сфере <9>.

<9> См.: Глава 15. Административные системы уголовного права в Европе: оценка с точки зрения экологии. С. 159 - 176; Экологические преступления в Европе. Регулирование наказания / Под редакцией Франсуазы Комт и проф., д-ра Людвига Кремера. Гронинген, 2004 (Environmental crime in Europe. Rules of sanctions / Edited by Francoise Comte, Prof., Dr. Ludwig Kramer. Groningen: Europa Law Publishing, 2004).

Джанфранко Амендола (Gianfranco Amendola) рассматривает ситуацию в Италии, оценивая в своей статье "Необходимость усиления уголовных норм экологического права? Итальянский случай" применение и эффективность правового регулирования ответственности за совершение экологических преступлений и выдвигаемые доктриной предложения по изменению предписаний УК Италии. Магдалена Бар (Magdalena Bar) в своей статье, озаглавленной "Уголовные наказания за экологические преступления в присоединяющихся странах: на примере Польши", дает характеристику раздела XXII УК РП и норм об уголовной ответственности за экологические преступления, содержащихся в экологических законах.

Специальный интерес для российских криминологов и экологов представляют соображения Джузеппе ди Лелло Финуоли (Giuseppe di Lello Finuoli) об организованной экологической преступности на примере Италии. Он ссылается на известный факт, что в Италии имеется большое количество преступных групп. Основные направления деятельности таких организаций - южные регионы страны. Отсталость и бедность лежат в истоках этого явления. Но в последние годы можно с сожалением констатировать, что, несмотря на увеличивающиеся темпы развития страны, организованная преступность не исчезла, а, наоборот, приобрела новый статус и внедрилась во все основные экономические сферы. Безнаказанность и коррупция позволяют организованной экологической преступности получать колоссальные доходы от незаконной деятельности.

В качестве одной из основных проблем автор называет несанкционированное строительство. Такой вид правонарушения не является новым для государственных органов Италии. Отметим, что и для России тоже. В СМИ постоянно приводятся примеры незаконного строительства дач и коттеджей в водоохранных зонах, природоохранные прокуроры возбуждают уголовные дела против виновных, Министерство природных ресурсов РФ, его структуры и должностные лица пытаются приостанавливать и прекращать такого рода деятельность. Но все же уголовные санкции и в нашей стране применяются крайне редко (ст. 255 УК РФ "Нарушение правил охраны и использования недр", которая не охватывает, разумеется, все подлежащие защите объекты посягательства).

Ди Лелло Финуоли подчеркивает, что в Италии уже не первый год идет борьба с этим видом деятельности. Благодаря этому в конце 90-х гг. был достигнут определенный успех, и темпы несанкционированного строительства начали снижаться. Согласно статистическим данным Центра социально-экономических исследований строительного рынка, на 2001 г. общая площадь несанкционированных строений - 400000 квадратных метров, что для сравнения составляет площадь 40 футбольных полей. Торговый оборот такой незаконной деятельности составил примерно 317 млн. евро. При этом не берутся в расчет данные по незаконному производству стройматериалов. Если говорить о процентном соотношении, то примерно 25% от всей построенной недвижимости в южных регионах является несанкционированной. Это приносит колоссальный доход экологической мафии. Но в этом, по мнению автора, есть и позитивный момент. Сейчас во всех административных органах идет активная работа по созданию нормативной базы для борьбы с несанкционированным строительством. Также следует отметить возрастающую роль полиции в решении этого вопроса. В 2002 г. 47,7% зарегистрированных преступлений относились к экологическим (информация приведена по традиционно криминогенным южным регионам). Если говорить о действиях парламента в отношении несанкционированного строительства, то стоит отметить несколько неоднозначную позицию итальянских депутатов. Одновременно разрабатывается два законопроекта. Первый посвящен мерам по борьбе с незаконными строениями, а второй представляет собой всеобщую амнистию по таким преступлениям. Ранее уже были приняты два таких закона, освобождающих от всякой ответственности владельцев несанкционированных строений. На Сицилии, обладающей автономной компетенцией по данному вопросу, также разрабатываются положения, призванные остановить загрязнение побережья, меры, способные противодействовать несанкционированному строительству.

Если парламент все же примет новый закон в отношении несанкционированного строительства, это позволит решить эту проблему законными средства. Незаконные строения можно будет изымать, оформлять в соответствии с законом и, в случае необходимости, перепродавать, а деньги от продажи направлять в казну. Это позволит уменьшить деятельность преступных групп в сфере строительства и продажи недвижимости.

Не стоит думать, что основной проблемой, угрожающей экологии Италии, является незаконное строительство. Незаконное обращение с отходами занимает второе место в списке самых широко распространенных экологических преступлений. Италия - одна из стран, где установлен правовой режим производства, хранения, транспортировки и переработки различных видов отходов. Стоит отметить, что в итальянском праве существует понятие "специальные отходы", то есть те, которые могут быть переработаны и обращение с которыми может принести экономическую выгоду. Также существует специальный государственный орган, собирающий информацию по вопросу использования таких материалов и выпускающий ежегодные доклады. В таких докладах содержится информация по всем категориям отходов. Именно базируясь на этих данных, можно проследить криминальную деятельность в этой области. Например, согласно Докладу по отходам 2002 года в 1999 г. в Италии имелось 72,5 миллиона тонн такого материала, 23 тонны из которого были строительными отходами, а 4 - опасными для экологии. Согласно же Ежегодному отчету по обращению с отходами количество такого материала не превышало 61,3 миллиона тонн. Налицо пропажа 11,2 миллиона тонн. Из этой проблемы вытекает другая - большое количество несанкционированных свалок. В некоторых областях количество незаконных свалок превышает государственные, и число правонарушений в этой области продолжает расти.

Автор надеется, что Италия послужит хорошим примером другим европейским странам и они не позволят совершить те ошибки, которые были сделаны у него на родине.

В "Мерах наказания за правонарушения в области обращения с отходами" (Nicolas de Sadeleer) автор всесторонне рассматривает проблемы, связанные с правовой базой, которая касается обращения с различными отходами, а также мер наказания в этой области.

Само понятие "отходы" в европейском экологическом праве трактуется очень широко. Сюда относятся мусор, отбросы, загрязненная земля, шлак, зола и т.д. Другими словами, все объекты, которые могут быть квалифицированы как отходы согласно Директиве 75/442/CEE. Таким образом, можно сделать вывод, что отходы присутствуют практически во всех областях экономической деятельности человека. Важно понимать, что термин "обращение" включает в себя все возможные действия с отходами: производство, хранение, транспортировка, переработка.

На основании статьи 4 Директивы 75/442/CEE отходы являются источником опасности, способным нанести вред экологии. Следовательно, правовой режим обращения с отходами должен быть связан с правовыми нормами, которые относятся к охране окружающей среды. Это позволяет повысить внимание различных органов государства к субъектам, осуществляющим обращение с отходами.

На сегодняшний день ряд государств - членов ЕС являются федеративными (Бельгия, Испания, Германия, Италия). В таких странах вопросы, связанные с обращением с отходами, находятся в ведении регионов или в совместной компетенции субъектов и органов федеральной власти. Например, в Бельгии обращение с отходами регулируется не федеральным законом, а тремя региональными. Санкции за нарушения в этих актах различны. Это создает определенные трудности при выборе меры наказания за правонарушения в данной области.

Если говорить об экологическом праве Европейского союза, то стоит отметить довольно большой разброс норм, касающихся обращения с отходами, по различным правовым актам. Такие документы обычно строятся по сходной структуре и освещают лишь узкопрофильный вопрос. Например, Директива 75/439/CEE относится к вопросам хранения и переработки отработанного машинного масла. Часто директивы охватывают сходные области, что создает противоречия в использовании таких актов. Так, использованные батарейки и аккумуляторы, содержащие опасные вещества, относятся к Директиве 91/157/CEE, в то время как опасные отходы относятся к Директиве 91/689/CEE. Автор указывает на необходимость кодификации всех правовых актов, относящихся к вопросам, связанным с отходами. Лишь такие действия позволят создать единую систему нормативных актов, которые не будут противоречить и повторять друг друга.

Что касается уголовно-правовых норм, относящихся к защите окружающей среды, то здесь преобладают две тенденции. Некоторые страны ЕС включили такие нормы в уголовные кодексы. Как классический пример можно привести Уголовный кодекс Германии (Strafgesetzbuch). Также подобные положения содержатся в уголовных кодексах Австрии, Дании, Финляндии, Нидерландов и Швеции. Совсем недавно к этому списку присоединились Испания и Португалия. Для остальных стран характерна иная тенденция - наличие множества специальных правовых актов или рассредоточение норм уголовно-экологического характера по разным отраслевым законам. Например, в Англии отдельно существуют Закон об охране окружающей среды 1990 г., Закон о водных ресурсах 1991 г. и Закон об использовании водных ресурсов в индустрии 1991 г. В Бельгии такие нормы можно найти в Кодексе законов о здравоохранении и в Кодексе законов о сельском хозяйстве.

В качестве вывода автор указывает на то, что меры наказания за правонарушения в области обращения с отходами должны быть сформулированы и реализовываться в области не только уголовного права, но и административного. Именно взаимодействие средств обеих этих отраслей поможет эффективно бороться с нарушениями в данной сфере. Также такой подход позволит эффективно противодействовать правонарушениям не только физических, но и юридических лиц.

Так как деятельность по обращению с отходами имеет экологический оттенок, наиболее правильное, по мнению автора, наказание за правонарушение - это административный штраф. Многие страны уже начали применять на практике этот инструмент, постепенно вытесняя уголовное преследование. Но при всем при этом штраф не является универсальным средством, и не стоит забывать об иных мерах наказания.

Если рассматривать максимально допустимые санкции по одному и тому же преступлению, то они будут в каждой стране свои. Например, за загрязнение земли по Уголовному кодексу Германии наказание будет составлять 5 лет тюремного заключения, а по законам Финляндии - 6 лет.

В заключение автор анализирует один из региональных законов Бельгии. В нем в качестве дополнительных мер наказаний приводится ряд санкций: возмещение процессуальных расходов суду виновной стороной, полное или частичное приостановление деятельности, конфискация, приведение в прежнее состояние объекта, подвергшегося загрязнению. По мнению автора, такие меры при эффективном использовании могут заменить как уголовное преследование, так и систему штрафов.

Марсель Бэйль в статье о мерах наказания по экологическим преступлениям (Bayle Marcel. Les systemes de sanctions en matiere de criminalite environnementale) сосредоточивается в первую очередь на анализе основных различий в системах (применения) наложения мер наказаний за экологические преступления, применяемых в странах ЕС. Автор проводит детальное исследование, разбивая понятие на составные элементы и исследуя каждую часть отдельно. В качестве причины, побудившей провести такой глубокий анализ, автор называет фактическое бездействие современной системы санкций за экологические преступления.

Первым элементом, по его мнению, определяющим потенциальную эффективность применения санкций за экологические преступления, являются субъекты такой деятельности, т.е. органы, обладающие полномочиями для (применения) наложения наказания за экологические преступления. Автор статьи указывает на то, что не только суды имеют полномочия наказывать виновных за экологические преступления, но и различные административные органы. Наличие такой системы позволяет наиболее эффективно бороться с загрязнением и нанесением вреда экологии (охране окружающей среды). Другой вопрос заключается в том, что часто суды монополизируют все функции в своих руках, не оставляя административным органам возможности (применения) наложения санкции.

Следующим элементом является максимальная величина наказания. М. Бэйль приводит примеры из доклада Франсуазы Комт и продолжает их анализ с несколько иных позиций: за одно и то же преступление собиратель кактусов будет приговорен к 6 годам тюремного заключения во Франции и лишь к 3 месяцам в Бельгии. А владелец гаража, выливший отработанное масло на несанкционированную свалку, по праву Португалии заплатит 2500 евро, а по праву Франции - 75000 евро. Разница очевидна. Но следует отметить, что на деле разница между реальным приговором и тем, что указано в нормативно-правовом акте, огромна. Лица, виновные в экологических преступлениях, чаще всего приговариваются к незначительным штрафам или тюремным срокам.

Третье составляющее понятия системы (применения) наложения правовой санкции - объект. Не во всех странах ЕС виновным в экологическом преступлении может быть признано юридическое лицо. Испания, Греция и Португалия не знают такого вида юридической ответственности. В Италии предусмотрена лишь административная ответственность для юридического лица. Проблема также заключается и в максимальной величине штрафа, который может быть наложен. Во Франции, например, величина штрафа для юридического лица в пять раз больше, чем для физического. Но при этом такая сумма может быть ничтожной для большой компании и играть решающую роль для небольшого предприятия.

Четвертым различием в системе наложения санкций является несовпадение элементов правонарушения. Содержание и уголовная противоправность преступного деяния часто не совпадают в различных странах ЕС. Конкретный пример - понятия "грубая небрежность" и "неосторожность". Не везде предусмотрены различия между этими понятиями, и не везде они будут носить уголовный характер. В этом заключается трудность для установления сравнительно одинакового наказания за экологические преступления на всей территории ЕС.

Во второй части своей статьи автор аргументирует собственные предложения в области системы санкций за экологические преступления. Количественные данные, представленные странами - участниками ЕС, далеки от реальных показателей. Для взаимодействия в борьбе с экологическими преступлениями необходимо создать статистический орган, который будет собирать информацию по всем правонарушениям. Это может быть просто картотека, куда будет заноситься вся информация по участникам преступлений. Это облегчит работу судебных органов и поможет бороться с рецидивными действиями, совершаемыми в разных странах. Но при этом стоит четко ограничить полномочия такого органа, наделив его лишь функциями сбора информации, лишив возможности принимать непосредственное участие в деле и влиять на вынесение судебного решения. Суд, в свою очередь, обязан будет ставить в известность такой орган обо всех делах по экологическим преступлениям и, в случае необходимости, запрашивать недостающую информацию.

На практике видно, что часто возникает проблема с классификацией преступления как экологического. Суды европейских стран не едины во мнении, какие преступления стоит относить к экологическим, а какие нет. В связи с этим возникают определенные трудности с вынесением приговора и наложением санкции. Эта ситуация хорошо видна на примерах, когда виновные в экологических преступлениях приговаривались лишь к небольшим штрафам из-за того, что дело не было классифицировано как экологическое, хотя по закону должны были получить тюремный срок. По мнению автора, необходимо составить список-перечень по преступлениям такого вида. Этот список облегчит работу судебных органов и позволит принимать более суровые решения.

Следующее предложение касается взаимодействия судебных и административных органов. Это позволит наладить более эффективную работу по предотвращению экологических преступлений. А также позволит проводить профилактические программы с целью недопущения повторных действий, наносящих вред окружающей среде.

Наиболее важное предложение касается изменения системы наложения санкций за экологические преступления. На данном этапе автор считает неэффективной существующую систему. Она позволяет уходить от ответственности наиболее крупным нарушителям в области нанесения вреда экологии. Речь идет о юридических лицах. Наибольшая санкция в этой сфере - принудительная ликвидация юридического лица. Но ничто не мешает ему через какое-то время появиться вновь под другим названием. Необходимо создать такие условия, при которых юридическому лицу будет невыгодно совершать экологические преступления. В частности, этого можно будет добиться путем создания шкалы штрафов с различным коэффициентом множителя (например, базовый штраф будет равен 500 евро, следующий коэффициент будет равен 500 x 2, потом 500 x 3 и т.д.). Это позволит варьировать размер штрафа в зависимости от ущерба, нанесенного экологии, от размера предприятия и от размера полученного дохода вследствие экологического преступления. Помимо этих мер, необходимо разработать ряд санкций, направленных против руководителей таких юридических лиц. Это позволит судам накладывать наказание не только на предприятие, но и на конкретное лицо.

Все эти меры должны помочь в борьбе с экологическими преступлениями. Предприятия начнут подходить не только с моральной точки зрения к нарушению экологического законодательства, но и с экономической. Это позволит уменьшить количество экологических правонарушений и создать гибкую нормативно-правовую базу в странах - участниках ЕС.

Несколько иные позиции по вопросу о соотношении уголовно-правовых и административно-правовых санкций, их потенциальной эффективности по сравнению с рассмотренными выше были выражены в докладах других участников конференции. Наибольший интерес в этом плане у российских специалистов может вызывать аргументация о пользе от использования уголовного судопроизводства при рассмотрении дел экологического характера, приведенная в материале, представленном в сборнике Коринной Лепаж (Corinne Lepage). Автор статьи отстаивает позицию, что для экологических преступлений необходимо применять уголовное судопроизводство и накладывать уголовные санкции. Такие выводы были сделаны ею на основании анализа последних дел, связанных с экологическими преступлениями. В качестве доводов автор приводит несколько аргументов. Уголовное судопроизводство может собрать необходимую доказательную базу для обвинения в экологическом преступлении. Только при наличии всех необходимых элементов может быть доказана вина и вынесено судебное решение. Таким образом, можно сделать вывод, что во время уголовного процесса имеются необходимые правовые инструменты для установления всех элементов преступления и уточнения степени ответственности виновной стороны. Говоря об ответственности, стоит отметить, что именно уголовное судопроизводство применяется как к физическим, так и к юридическим лицам. В отличие от административных норм, уголовные более жестки в этой сфере, так как основная цель административного права не наказание, а предупреждение преступления. Наконец, уголовное судопроизводство позволяет потерпевшей стороне требовать получения возмещения за причиненный вред.

В качестве примера автор рассматривает Францию. Исследуя судебное делопроизводство по экологическим делам, она приходит к выводу о наличии определенных слабых мест в этой системе.

В экологическом праве Франции правовые нормы, касающиеся экологических преступлений, собраны не только в Уголовном кодексе, но и разбросаны по правовым актам других отраслей. Например, право обращения с отходами или водное право. В водном праве правонарушением считается несоответствующее качество воды или нанесение ущерба подводному животному миру. Это затрудняет эффективность судебного производства и не предоставляет равную защиту всем объектам экологического права.

Так как часто нарушителями в данной области являются влиятельные компании, появляются определенные трудности при проведении расследования и рассмотрения фактов и доказательств по делу. Огромные финансовые возможности ведущих европейских предприятий часто помогают им избежать суровой ответственности. Все это ведет к повторным преступлениям и к фактической бесполезности профилактических мер.

К сожалению, экологические преступления часто имеют экономический оттенок. Современная система штрафов не позволяет эффективно бороться с такими правонарушениями. Обычно штраф составляет около 1 - 5% от общей суммы полученного дохода в результате преступной деятельности. Такая система не позволяет эффективно бороться с нарушителями и тем более не может служить средством профилактики или разубеждения в совершении преступления.

В конечном счете автор приходит к выводу о необходимости создания общеевропейского уголовного права. Прежде всего следует унифицировать уже созданные нормы и устранить все противоречия в нормативной базе. Все это в будущем будет необходимо для работы Европейского уголовного суда. Первый этап такой работы - создание Европейской прокуратуры, органа, крайне необходимого сегодня. К сожалению, его создание отложено на более поздний срок. Именно такие действия приведут к эффективности уголовного судопроизводства и позволят эффективно бороться с экологическими преступлениями, не принимая во внимание финансовый и политический статус ответчика.

Надо сказать, что это предложение высказывается не впервые, и не впервые оно встречает жесткую критику со стороны представителей уголовно-правовой доктрины ряда стран, например ФРГ <10>. Речь идет и о сохранении суверенитета в области уголовного преследования, о невозможности и нежелании унифицировать уголовное право, отказываясь от национальных традиций, о других аргументах. В российской литературе последних лет довольно много пишут о международном уголовном праве, расценивая его - в основном некритически - как некую панацею, призывая к распространению международно-правовых уголовных норм на некоторые уголовно-правовые запреты (речь не идет, конечно, о преступлениях против мира и человечества, образующих главу 34 УК РФ). При этом не взвешиваются возможные негативные последствия внедрения единого "мирового правопорядка в сфере уголовного права" и не приводятся убедительные доводы о пользе унификации уголовного законодательства такого рода для России <11>.

<10> См.: Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. М.: Проспект, 2004.
<11> С большей или меньшей обстоятельностью эта идея отстаивается в трудах А.Г. Кибальника, А.В. Наумова, И.Г. Соломоненко, Т.А. Щеголькова и др.

Проблемы борьбы с экологической преступностью.

Особый интерес в последние годы у европейских юристов-экологов и специалистов в области уголовного права и криминологии вызывает проблематика экологической преступности и совершенствования уголовно-правовых и административно-правовых средств борьбы с нею. Это, безусловно, связано с ростом количества экологических правонарушений, увеличением причиняемого ими ущерба, появлением новых видов экологических преступлений, усилением негативной реакции многих социальных групп на противоправное поведение по отношению к окружающей среде, а также с необходимостью оценки того, насколько достаточны уголовно-правовые запреты и санкции. Напомним, что в 1998 г. в Страсбурге была принята Конвенция об охране окружающей среды средствами уголовного закона, а вслед за этим проведено масштабное реформирование уголовного законодательства во многих европейских странах: расширен круг уголовно-правовых запретов, увеличены санкции, в уголовных кодексах многих стран выделены специальные главы об экологических преступлениях, в некоторых введена уголовная ответственность юридических лиц за их совершение и т.п. <12>. С точки зрения эколого-правовых и криминологических исследований приходится отметить, что таковые проводились в основном до начала указанной реформы и послужили во многом ее обоснованию. Наиболее известным в этом плане является проект "Уголовно-правовая охрана окружающей среды", осуществленный специалистами разных стран в Макс-Планк-Институте иностранного и международного уголовного права (Фрайбург/ФРГ) под руководством проф. А. Эзера и Г. Хайне в конце 80-х - начале 90-х гг. прошлого века <13>. Поэтому по инициативе Европейской комиссии было принято решение об обобщении результатов новейших исследований и обсуждении актуальных проблем в области борьбы с экологической преступностью. Для его реализации был предпринят ряд шагов, в том числе проведение конференции в 2003 г. и публикация основных докладов стран-участниц в специальном сборнике "Экологическая преступность в Европе" <14>, содержание которого, на наш взгляд, представляет особый интерес для российских специалистов по многим причинам: во-первых, из-за традиционно пристального внимания к вопросам юридической (и в первую очередь уголовной) ответственности за посягательства на природу, во-вторых, из-за возможности сравнить криминологические показатели, особенно коррупционной и организованной экологической преступности, в-третьих, из-за формирующейся потребности совершенствования уголовного закона, в частности норм главы 26 УК РФ, и т.п.

<12> См. подробнее: Дубовик О.Л., Кремер Л., Люббе-Вольфф Г. Экологическое право: Учебник. М.: Эксмо, 2005. С. 109 - 112; Радецкий В. Развитие уголовно-экологического права в Польше с учетом требований Европейской конвенции об охране окружающей среды уголовным законом // Государство и право. 2002. N 10. С. 48 - 56.
<13> Коротко об организации и методике проекта см.: Дубовик О.Л. Экологическое право: Учебник. М.: Проспект, 2003. С. 60 - 62, а также серию работ, изданных по итогам проекта (на нем. и англ. яз.).
<14> Ecological Crime in Europa / Ed. F. Comte, L. Kramer. Groningen: Europa Law Publishing, 2004.

Как уже отмечалось, сборник посвящен проблеме экологических преступлений в Европе и трудностям в области определения и возложения правовых санкций за такие правонарушения. Этот вопрос был основной темой конференции, организованной Генеральной дирекцией по экологии при Европейской комиссии. Данная проблема нашла широкий отклик среди стран - членов ЕС, а также среди кандидатов на вступление, хотя у организаторов были опасения в отношении заинтересованности отдельных государств в тематике планируемой конференции. На протяжении двух дней работы ее участники сосредоточили свое внимание в основном на рассмотрении уголовно-правовых норм, относящихся к экологическим правонарушениям, динамике, структуре и тенденциях экологической преступности в странах - членах ЕС, выявлении ее связей с коррупцией и организованной преступностью.

В открывающей сборник статье "Экологические преступления в Европе. Нормы, устанавливающие правовые санкции (меры наказания)" представитель Еврокомиссии и одна из составителей книги Ф. Комте (Comte Francoise. Crime environnementale en Europe (pegle de sanction)) для более глубокого понимания проблематики прошедшей конференции приводит два примера экологического преступления и показывает, с какими трудностями встречаются суды при наложении меры наказания за такие противоправные деяния.

В первом случае речь идет о владельце гаража, который предоставлял техническое обслуживание для автомобилей клиентов. По прошествии времени у него скопилось большое количество использованного машинного масла, которое нельзя ни использовать, ни продать. Владелец решает вылить это масло на несанкционированную свалку на опушке леса, недалеко от гаража. Хотя ему известно, что такая свалка запрещена законом, это кажется наиболее практичным способом избавления от отработанного масла.

Во втором примере речь идет о незаконном вывозе и продаже редких растений. Любитель мексиканских кактусов во время своих путешествий вывозил эти растения из Америки к себе на родину. Изначально они предназначались для выращивания в саду, но после того как друзья и соседи увидели эти растения, любитель кактусов изменил свои интересы. Он не только незаконно вывозил эти редкие растения, но и продавал их своим знакомым. При всех этих действиях любитель кактусов знал, что законодательство Мексики запрещает вывоз редких растений с территории государства.

Даже в первом приближении анализ фактов в двух представленных примерах показывает, что оба преступления являются экологическими - они совершены в отношении объектов, относящихся к окружающей среде: владелец гаража загрязнял окрестности, а любитель редких растений наносил серьезный ущерб запасу уникальных кактусов Мексики. Эти неоспоримые факты являются первым необходимым элементом для экологического преступления.

Субъектам противоправной деятельности в данных случаях вменяется в вину то, что их намерения изначально были преступными. И владелец гаража, и любитель уникальных растений знали, что их действия являются незаконными и наказуемыми. Это второй необходимый элемент для экологического преступления.

И наконец, противоправность: и в том, и в другом случае совершения преступлений существуют нормативно-правовые акты, запрещающие подобные действия и накладывающие определенные санкции на виновных лиц. Это третий необходимый компонент.

Ф. Комте, указывая, что присутствуют три необходимых элемента экологического преступления, одновременно обращает внимание на наличие трудности, возникающей в связи с установлением судом меры наказания за приведенные выше преступления. Во всех странах ЕС подобные действия будут считаться преступными, также везде есть необходимая нормативно-правовая база, но при этом санкции везде будут разными.

Возьмем в качестве примера ситуации, приведенные выше, для проведения анализа о различиях мер наказания.

Например, штраф за преступление владельца гаража согласно законам Португалии не будет превышать 2500 евро, а по итальянскому законодательству не более 10000 евро, что в 4 раза больше, чем в Португалии. Во Франции штраф будет не более 75000 евро. Это, в свою очередь, больше в 30 раз.

Если говорить о тюремном заключении, в Бельгии наивысшей мерой будет год, в Финляндии 6 лет тюрьмы, а в Греции - 10.

Схожая ситуация складывается и с любителем редких растений. Максимальный штраф по праву Германии - 50000 евро, по праву Бельгии - 500000 евро, в то время как в Греции отсутствует наказание за такое преступление. Тюремные сроки тоже будут различными. 3 года для Бельгии, 6 лет для Финляндии и Нидерландов.

Из приведенных примеров видно: меры наказания в различных странах неодинаковы, и это является серьезной проблемой в борьбе с экологическими преступлениями. Но это не единственная трудность. Общеизвестен факт, что дела по экологическим преступлениям редко доходят до суда, а если и доходят, то приговоры по ним никак не соотносятся с причиненным ущербом. В качестве примера можно привести дело, связанное с операцией "Индиана", проходившей в Англии. Лица, привлеченные к суду, занимались незаконной торговлей птицами, млекопитающими и рептилиями, относящимися к редким видам (при этом около 1500 мертвых животных было обнаружено в специальных тайниках). По приговору суда виновные были приговорены к двум годам тюремного заключения. Хотя это дело и является одним из первых по экологическим преступлениям, следует отметить, что приговор является мягким, так как максимальный срок лишения свободы по таким преступлениям в Англии - 7 лет.

В заключение автор приводит ряд причин, из-за которых до сих пор отсутствуют строгие меры наказания по экологическим преступлениям. Первая из них - это то, что многие рассматривают экологические преступления в качестве второстепенных. Но именно такие преступления наносят непоправимый ущерб окружающей среде. Вторая причина - отсутствие жертвы в экологическом преступлении. Ущерб наносится обществу в целом, а не отдельному лицу. И наконец, последняя причина - ответчиком по экологическим преступлениям часто выступают различные предприятия. И очень трудно привлечь такого ответчика к суду. Часто это происходит из-за отсутствия правовой базы или высокого положения предприятия в стране. По ее мнению, с каждым годом экологических преступлений становится все больше и больше. Это наносит непоправимый ущерб современному обществу. Для решения этой проблемы необходимы усилия всех стран - участников ЕС. Необходимо создание единой нормативно-правовой базы. И лишь в этом случае уголовно-экологическое право будет применяться эффективно, что позволит защитить окружающую среду.