Мудрый Юрист

Способы установления содержания норм иностранного права судом

Стихина А.И., аспирантка кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ.

Внешнеэкономическая деятельность является важной составляющей функционирования любого государства. Сотрудничество государств выражается в разнообразных отношениях как непосредственно между самими государствами, так и между гражданами и организациями, имеющими различную государственную принадлежность. Указанное взаимодействие требует тщательного правового регулирования.

Одновременное существование различных национальных правовых систем, основанных на собственных принципах и предписаниях, с одной стороны, и интернационализация всех сфер жизни, перемещение людей, товаров и капиталов через государственные границы, с другой стороны, влекут применение иностранного права в национальных судах. При этом суд, убедившись в том, что применимым является иностранное право, может испытывать затруднения при установлении содержания иностранных юридических норм и их интерпретации.

Действующее законодательство (статья 1197 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статья 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ)) предоставляет суду возможность использовать следующие способы установления содержания иностранного права:

  1. использование информации по иностранному праву, имеющейся в распоряжении суда;
  2. обращение за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации;
  3. обращение за содействием и разъяснением в иные компетентные органы или организации в Российской Федерации;
  4. обращение за содействием и разъяснением в компетентные органы или организации за границей;
  5. привлечение экспертов.

Кроме того, лица, которые участвуют в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, а также иным образом содействовать суду в установлении содержания норм иностранного права.

Следует остановиться на каждом из предусмотренных в действующем российском законодательстве способе установления содержания норм иностранного права в отдельности.

Использование информации по иностранному праву, имеющейся в распоряжении суда

В случае необходимости применения права бывших советских республик у судов достаточно часто имеются в распоряжении соответствующие кодексы и нормативные акты. Также суд может располагать информацией о законодательстве и других, кроме входящих ранее в состав СССР, государств.

Например, Федеральный арбитражный суд (далее - ФАС) Северо-Западного округа рассматривал спор между совместным предприятием и государственной налоговой инспекцией. Для разрешения дела требовалось определить, что следует считать местом исполнения обязательства по внешнеэкономической сделке по законодательству Германии. Суд обратился к зарубежной литературе, в результате этого в тексте Постановления от 24 июня 1999 г. по делу N А56-1788/99 имеется ссылка на книгу Malley S.O. Laiton European Civil Practice L. 1989. P. 360 <1>.

<1> Тимохов Ю.А. Иностранное право в судебной практике. М., 2004. С. 95.

В деле было установлено, что поскольку местом учреждения компании (третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований) является Норвегия, то внутренние отношения в компании должны определяться на основании ее личного закона, согласно статье 1202 ГК РФ, то есть закона Норвегии. Компания полагала, что суды первой и апелляционной инстанций неправильно применили положения параграфов 6.14 и 6.15 Закона об акционерных обществах Норвегии.

Суд самостоятельно установил содержание норм норвежского Закона исходя из положений пункта 1 статьи 1191 ГК РФ, согласно которому при применении иностранного права суд устанавливает его содержание в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.11.2005 N А42-1452/04-10 <2>).

<2> КонсультантПлюс: Судебная практика.

В деле указано, что суд вправе без обращения за содействием и разъяснениями в компетентные органы и организации Российской Федерации и за границей, без привлечения специалистов установить существование и содержание норм иностранного права. На момент вынесения данного Постановления действовал АПК РФ 1995 года, статья 12 которого предусматривала, что в целях установления существования и содержания норм иностранного права арбитражный суд может в установленном порядке обратиться за содействием и разъяснениями в компетентные органы и организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь специалистов. Ответчик ссылался на нарушение указанной статьи и не учитывал, что названная норма дает суду право, но не обязывает обращаться за содействием и разъяснениями. Следует отметить, что именно о таком праве суда идет речь и в ныне действующих статье 14 АПК РФ и статье 1191 ГК РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.04.2000 N А56-20/2000 <3>).

<3> КонсультантПлюс: Судебная практика.

Международный коммерческий арбитражный суд (далее - МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ (далее - ТПП РФ) в решении от 28.05.2004 по делу N 175/2003 указал следующее.

Стороны в контракте не достигли соглашения о применимом праве. Заключенный между сторонами контракт является договором купли-продажи. В связи с тем что коммерческие предприятия истца и ответчика находятся в государствах - участниках Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи, отношения сторон подлежат регулированию ее положениями. Поскольку возникающие в деле вопросы не могли быть разрешены только на базе Венской конвенции, требовалось установление применимого права. Поэтому состав арбитража применил коллизионную норму, содержащуюся в части третьей Гражданского кодекса РФ, и определил, что применимым к отношениям сторон является право Египта. Состав арбитража констатировал, что ни одна из сторон не представила документов, подтверждающих содержание материальных норм египетского права. Состав арбитража пользуется имеющейся у него информацией о содержании применимых норм египетского права. Сведения состава арбитража базируются на издании Digest of Commercial Laws of the World. The Commercial Laws of Egypt by Sameh Zeazaa. Updated by Mohamed A. Ghannam and Sherif El-Atfy. Release 95-1. Oceana Publications, Inc. New York, 1995.

Например, в деле N 265/1997 <4> (решение от 23.03.99) МКАС признал применимым право Индии. МКАС вынес решение на основании положений индийского Закона "О продаже товаров" 1930 года, установив содержание этого Закона путем изучения соответствующих официальных публикаций на английском языке.

<4> Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике международного коммерческого арбитражного суда. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 129.

В рассмотренном МКАС деле N 73/1998 <5> (решение от 31.03.99) ответчик (узбекская организация) ссылался на строго императивные положения узбекского законодательства. МКАС на основании официальных узбекских публикаций проверил обоснованность заявления ответчика.

<5> Там же. С. 129 - 130.

Решение МКАС от 09.09.98 по делу N 331/1996 <6> было основано на нормах польского законодательства, которые были установлены посредством исследования документов, представленных сторонами, а также в результате инициативного изучения составом арбитража соответствующих норм законодательства Польши.

<6> Там же. С. 130.

Обращение за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации

Статья 15 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (Минск) <7>, действующая для стран СНГ, предусматривает, что "центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон по просьбе предоставляют друг другу сведения о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юстиции". Подобная норма содержится и в многочисленных договорах о правовой помощи, заключенных бывшим СССР и собственно Российской Федерацией. В отношениях со всеми прочими странами действует дипломатический порядок оказания правовой помощи, то есть через Министерство иностранных дел.

<7> Собрание законодательства РФ. 1995. N 17. Ст. 1472.

Страны СНГ 28 марта 1997 г. подписали международный Протокол <8>, который внес некоторые изменения в Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. В соответствии с международным Протоколом выполнение поручений и консультации по вопросам действия, существования и толкования законодательства Договаривающихся Государств могут осуществляться непосредственно между судебными учреждениями стран-участниц.

<8> Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 28.03.97 // Междунар. частн. право: Сб. норматив. актов / Сост. Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. М., 2004. С. 505 - 515.

В Кишиневе 7 октября 2002 г. была подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. В соответствии со статьей 15 этой Конвенции центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон по запросу предоставляют друг другу сведения о действующем и действовавшем законодательстве своих Договаривающихся Сторон и практике его применения <9>.

<9> КонсультантПлюс: МеждународноеПраво.

Между государствами - участниками Кишиневской конвенции прекращает свое действие Минская конвенция от 22 января 1993 г. и Протокол к ней от 28 марта 1997 г.

Минская конвенция и Протокол к ней продолжают применяться в отношениях между государством - участником Кишиневской конвенции и государством, являющимся их участником, для которого Кишиневская конвенция не вступила в силу. Российская Федерация подписала Кишиневскую конвенцию, но она не ратифицирована.

Кроме того, страны СНГ заключили 21 октября 1994 г. Соглашение об обмене правовой информацией, в соответствии с которым создаются национальные банки данных, используемые для межгосударственного обмена правовой информацией в рамках Тематического перечня нормативно-правовых актов (в этот Перечень входит сорок четыре пункта: основы государственного строя, гражданское право, торговля, законодательство о земле, о недрах и т.д.). Во исполнение этого Соглашения Министерство юстиции РФ определено в качестве полномочного органа, осуществляющего координацию работ по созданию национальных банков данных, используемых для межгосударственного обмена правовой информацией <10>.

<10> Постановление Правительства РФ от 03.06.95 N 550 (в редакции Постановления Правительства РФ от 29.11.2000 N 904) "О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации" // КонсультантПлюс: ВерсияПроф.

В соответствии со статьей 12 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. (Киев) высшие судебные органы и Министерства юстиции государств - участников Содружества Независимых Государств предоставляют друг другу по просьбе аналогичных органов другой стороны сведения о действующем или действовавшем в их государствах законодательстве и практике его применения <11>.

<11> Вестник ВАС РФ. 1992. N 1. С. 114 - 118.

С 1991 года Россия является участницей Европейской конвенции об информации относительно иностранного законодательства, согласно которой в государствах-участниках назначаются органы, выполняющие функцию обмена правовой информацией. Согласно Положению о Министерстве юстиции РФ, утвержденному Указом Президента РФ от 2 августа 1999 г. N 954 <12>, обмен правовой информацией с иностранными государствами, координация деятельности по созданию национальных банков данных государств - участников СНГ осуществлялись Министерством юстиции РФ.

<12> Утратил силу.

В настоящее время действует Положение о Министерстве юстиции, утвержденное Указом Президента от 13 октября 2004 г. N 1313 <13>. Минюст осуществляет, в частности, следующие полномочия:

<13> Указ Президента РФ от 13.10.2004 N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации" // КонсультантПлюс: ВерсияПроф.

Порядок обращения в Министерство юстиции и осуществления сотрудничества Минюста РФ с учреждениями юстиции иностранных государств регламентируется Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам" <14>. Такие обращения возможны в порядке оказания правовой помощи в соответствии с договорами о правовой помощи. В том случае, когда отсутствует договор об оказании правовой помощи, при выполнении поручений действует принцип взаимности.

<14> Ведомости ВС СССР. 1988. N 26. Ст. 428.

Несмотря на то что Министерство юстиции достаточно часто упоминается при возникновении необходимости выяснить содержание иностранного права, судебная практика доказывает, что данный способ получения информации не является эффективным <15>. Обычно либо запросы суда остаются без ответа, либо Министерство юстиции отвечает, что запрашиваемой информацией оно не располагает. Таким образом, Министерство юстиции на практике не выполняет возложенной на него функции обмена правовой информацией. Причина этого может быть в отсутствии четкой регламентации деятельности Министерства юстиции при получении судебного запроса. Упоминавшееся Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. не содержит указаний непосредственно о механизме и последовательности действий Министерства юстиции при получении запроса суда.

<15> Тимохов Ю.А. Иностранное право в судебной практике. М., 2004. С. 89.

Следует подчеркнуть, что российским законодательством не предусмотрена обязанность Министерства юстиции предоставлять сведения об иностранном праве <16>. Между тем статья 1191 ГК РФ предоставляет возможность суду в целях установления содержания норм иностранного права обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции РФ и иные компетентные органы. Следовательно, с правом суда на обращение в Министерство юстиции должна корреспондировать соответствующая обязанность последнего. Таким образом, эта обязанность предусмотрена закреплением права суда. Кроме того, предусмотренная законом возможность для суда обращения в Министерство юстиции РФ за разъяснениями о содержании иностранного права не подкреплена регламентацией порядка такого обращения. Представляется необходимым принять соответствующие дополнения в ГПК РФ и АПК РФ, в которых следует, в частности, предусмотреть:

<16> Там же. С. 90.

Разъяснения по вопросам содержания иностранного права, полученные из Министерства юстиции РФ, хотя оно является публичным органом, с точки зрения его доказательственной силы оцениваются судом наряду с другими доказательствами и не имеют заранее установленной силы.

Обращение за содействием и разъяснением в иные компетентные органы или организации в Российской Федерации

Суд в целях выяснения содержания норм иностранного права может обратиться в Министерство иностранных дел РФ. Например, Арбитражный суд города Москвы направил запрос в Министерство иностранных дел РФ о предоставлении информации о законодательстве Королевства Бельгия по вопросам договорного права. Из Министерства иностранных дел поступил краткий ответ со ссылками на законодательные акты Бельгии. Судебное решение не содержит указаний на ответ Министерства иностранных дел, так как, наверное, суд вряд ли мог воспользоваться ответом из-за его краткости <17>.

<17> Там же. С. 91.

Возможно обращение в консульские учреждения РФ за границей и консульские учреждения иностранных государств в Российской Федерации. В настоящее время действует Положение о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ 5 ноября 1998 г. <18>. Основными задачами и функциями консульских учреждений РФ являются:

<18> Собрание законодательства РФ. 1998. N 45. Ст. 5509.
  1. выяснение всеми законными путями условий и событий в торговой, экономической, культурной и научной жизни государства пребывания, информирование о них Министерства иностранных дел России, дипломатического представительства Российской Федерации в государстве пребывания и внесение в установленном порядке предложений по развитию отношений Российской Федерации с государством пребывания;
  2. осуществление в пределах своей компетенции функций по вопросам правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам с соблюдением законодательства государства пребывания;
  3. формирование банков данных по законодательству государства пребывания.

Российская Федерация как правопреемник СССР является участником Венской конвенции 1963 г. о консульских сношениях <19>, согласно статье 5 которой одной из функций консульских учреждений является выяснение всеми законными путями условий и событий в торговой, экономической, культурной и научной жизни государства пребывания, сообщение о них правительству представляемого государства и предоставление сведений заинтересованным лицам.

<19> Сб. междунар. договоров СССР. 1991. Вып. 45. С. 124 - 147.

В практике МКАС при Торгово-промышленной палате РФ случаев обращения в консульские учреждения в целях выяснения содержания иностранного права не встречалось, следует обратить внимание, что порядок таких обращений в консульские учреждения российским законодательством не регламентирован.

В качестве источника получения информации об иностранном праве могут рассматриваться торгово-промышленные палаты. В Российской Федерации действует Закон РФ "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" от 7 июля 1993 г. N 5340-1 (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 169-ФЗ <20>). Торгово-промышленные палаты выполняют следующие задачи:

<20> Закон РФ "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" N 5340-1 от 07.07.93, в ред. Федеральных законов от 19.05.95 N 82-ФЗ, от 21.03.2002 N 31-ФЗ, от 08.12.2003 N 169-ФЗ // КонсультантПлюс: ВерсияПроф.

В систему Торгово-промышленной палаты РФ входят 15 зарубежных представительств в 14 странах, 6 смешанных палат, образованных с другими странами, также действуют соглашения между ТПП РФ и рядом зарубежных торговых палат <21>, которые предусматривают обмен информацией о законодательстве, что делает возможным получение информации об иностранном праве.

<21> См.: http://www.tpprf.ru/ru/main/foreign/dir3/doc1/ (по состоянию на 17 мая 2007 г.).

Предполагается, что возможны обращения суда в иностранные учебные заведения или в зарубежные адвокатские организации, но на практике таких случаев не встречалось.

Привлечение экспертов

Вопрос о возможности назначения экспертизы по правовым вопросам достаточно широко обсуждался в научной литературе. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ (далее - ВАС РФ), который в Постановлении "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" <22> разъяснил следующее: "При привлечении лица, обладающего специальными знаниями в области иностранного права, в качестве эксперта суд руководствуется соответствующими положениями Закона об экспертной деятельности, а также нормами АПК РФ, регулирующими вопросы назначения и проведения экспертизы".

<22> Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 66 // КонсультантПлюс: ВерсияПроф.

Кроме того, Конституционный Суд РФ (далее - КС РФ) допускает назначение экспертизы и по отдельным вопросам отечественного права, о чем свидетельствует, например, Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2006 г.: "Заслушав сообщение судей, докладчиков Н.В. Мельникова и Б.С. Эбзеева, объяснения представителей сторон, заключение эксперта - доктора юридических наук С.А. Авакьяна, выступления приглашенных в заседание представителей: от Центральной избирательной комиссии Российской Федерации - С.В. Большакова, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - Н.В. Васильева, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил..." <23>.

<23> Постановление КС РФ от 16.06.2006 N 7-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 48, 51, 52, 54, 58 и 59 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом Государственной Думы Астраханской области" // http://www.ksrf.ru:8081/SESSION/S__wEjRW65X/PILOT/main.html (по состоянию на 19 ноября 2007 г.).

Практика Конституционного Суда, привлекающего эксперта по вопросам российского права, свидетельствует о том, что в принципе назначение экспертизы возможно по вопросам, относящимся не только к иностранному, но и к отечественному праву.

В российском законодательстве не содержится никакой информации о требованиях, предъявляемых к эксперту в области иностранного права. Стороны вправе просить суд о проведении экспертизы в конкретном экспертном учреждении, как закреплено в части третьей статьи 82 АПК РФ, а также стороны вправе просить суд назначить конкретного эксперта.

Можно предположить, что в качестве экспертного учреждения следует рассматривать, например, высшее учебное заведение, преподаватели которого могут быть специалистами в области иностранного права.

По смыслу действующего законодательства экспертом может быть как российский, так и зарубежный специалист. Такой вывод подтверждается и Федеральным законом от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в соответствии с частью пятой статьи 2 которого адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного государства.

Согласно пункту 6 статьи 2 названного Закона адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре. Без такой регистрации осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается.

Думается, что привлекаться в качестве экспертов иностранного права могут зарубежные лица, как обладающие статусом адвоката, так и не являющиеся адвокатами. Если речь идет именно об иностранном адвокате, то, как следует из части пятой и части шестой статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", для того чтобы выступать в качестве эксперта на территории Российской Федерации по вопросам права данного государства иностранному адвокату не требуется регистрации в российском реестре.

В этой связи возникает вопрос относительного того, как зарубежный специалист должен подтвердить свою компетентность в интересующем иностранном праве. Если это зарубежный адвокат, то он, по-видимому, должен подтвердить свой статус, представив суду соответствующие документы из реестра адвокатов иностранного государства. А в случае если это зарубежный юрист, не имеющий статуса адвоката, то, скорее всего, он должен довести до суда свое резюме, на основании которого суд и решит, привлекать ли его в качестве эксперта.

Возможна ситуация, когда стороны просят назначить эксперта, но каждая из сторон выдвигает свою кандидатуру эксперта. Как должен вести себя суд? Отклонить одну из кандидатур, или назначить так называемую комплексную экспертизу, или использовать заключения обоих экспертов?

Полагаю, что возможно использование заключений обоих экспертов наравне со всеми другими доказательствами иностранного права. Сторона, которая возражает против кандидатуры эксперта, выдвинутой другой стороной, вправе заявить ему отвод, если имеются на это основания.

Эксперт анализирует нормы иностранного права именно применительно к спорному правоотношению, учитывая конкретные обстоятельства дела. Таким образом, задача эксперта - это одновременно и установление содержания иностранного права, и оценка возможности его применения к спорному правоотношению.

Следует отметить, что в самом судебном определении вопросы, на которые эксперт иностранного права должен дать ответ, должны быть четко отражены, а при необходимости суд вправе вызвать эксперта в судебное заседание или назначить дополнительную экспертизу.

К сожалению, в практике применения иностранного права российскими судами случаев назначения экспертизы по зарубежному праву не встречалось <24>, в связи с этим рассмотрение перечисленных дискуссионных моментов возможно только в теоретическом плане.

<24> Тимохов Ю.А. Иностранное право в судебной практике. М., 2004. С. 104.

Представление сторонами документов, подтверждающих содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, а также иное содействие суду в установлении содержания норм иностранного права.

У сторон имеются довольно широкие возможности при необходимости установления содержания норм иностранного права в судебном порядке.

Во-первых, стороны могут представить суду тексты иностранных законов.

При представлении документов сторонами необходимо соблюдать следующие правила, отраженные в Обзоре практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г. <25>. Арбитражный суд принимает в качестве доказательств официальные иностранные документы при условии их легализации дипломатическими или консульскими службами Российской Федерации. Легализация иностранного документа необходима для представления последнего в качестве доказательства в арбитражном процессе, но не исключает проверки со стороны суда с целью установления правильности содержащихся в нем сведений по существу.

<25> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.12.96 N 10 "Обзор практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц" // Вестник ВАС РФ. 1997. N 3. С. 87 - 101.

Российская Федерация участвует в Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 г. <26>. Статья 1 указанной Конвенции перечисляет официальные документы, на которые она распространяется, к ним, в частности, относятся документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие из прокуратуры, от секретаря суда или судебного исполнителя.

<26> Междунар. частн. право: Сб. норматив. актов / Сост. Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. М., 2004. С. 542 - 545.

Арбитражный суд вправе принимать иностранные официальные документы без консульской легализации, если последнее предусмотрено двусторонним международным договором и документы сопровождены их заверенным переводом на русский язык.

В решении МКАС от 18.01.2001 по делу N 145/2000 указано, что истцом были представлены выписки из законодательства Турции, которое подлежало применению при рассмотрении дела. Эти выписки были переведены на русский язык и надлежаще заверены в установленном порядке. Также истцом была представлена справка Центрального банка Турции. Представители ответчика в обоснование своей позиции представили арбитражу и истцу информацию о процентных ставках с сайта Центрального банка Турции.

Арбитражный суд города Москвы рассматривал спор между израильской фирмой и российской организацией. Применимое право сторонами в договоре не было определено, суд на основании коллизионных норм решил, что применимым правом является право Государства Израиль. В целях установления содержания иностранного права израильской стороной был представлен нотариально заверенный перевод Закона о договорах 1973 г. и Закона о договорах 1970 г. Российским участником документов, опровергающих действие представленных Законов, предъявлено не было. Суд решил спор, руководствуясь нормами законодательства Государства Израиль, отраженными в документах, которые исходили от стороны процесса <27>.

<27> Шебанова Н.А. Некоторые вопросы рассмотрения споров с участием иностранных лиц в арбитражных судах Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2000. N 5. С. 81.

Во-вторых, стороны могут представить аффидевит, который рассматривается как письменное доказательство. Аффидевит - это заключение соответствующих профессионалов определенного государства в области иностранного правопорядка, в которых раскрывается содержание требуемых иностранных норм <28>. В этом случае прохождения процедур, указанных выше, не требуется. Необходимо только приложение его заверенного перевода на русский язык, что закреплено в статье 75 АПК РФ.

<28> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под ред. Л.П. Ануфриевой. М., 2004. С. 404.

В деле N 197/2000 (решение от 11.12.2001), рассмотренном МКАС, истцом был представлен аффидевит итальянского адвоката, подтверждающий законную ставку процентов, применяемых в соответствии с законодательством Италии для начисления на сумму денежного долга.

В следующем деле (N 198/2000, решение от 30.07.2001) иск был предъявлен итальянской фирмой (продавец) к российской организации (покупатель) <29> в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи. МКАС определил, что к правоотношениям, не урегулированным контрактом, подлежит применению Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, а субсидиарно применимо материальное право Италии. Согласно статье 78 Конвенции, если сторона допустила просрочку в уплате покупной цены или иной суммы, другая сторона имеет право на проценты с просроченной суммы. Поскольку точный размер процентов в Конвенции не определен, то они устанавливались согласно итальянскому законодательству. Истец представил аффидевит, удостоверенный нотариусом города Милана, в соответствии с которым на основании статьи 1224 ГК Италии с просроченной стороны взыскиваются проценты в размере, о котором договорились стороны, а в отсутствие такой договоренности - по ставке, предусмотренной законом. МКАС применил проценты по ставке, действовавшей в Италии.

<29> Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 - 2002 гг. / Торг.-пром. палата РФ. Междунар. коммер. арбитраж. суд; Сост. М.Г. Розенберг. М., 2004. С. 129.

В Постановлении ФАС Московского округа N КГ-А40/9109-06-П-2,3 от 02.10.2006 <30> также упоминается представленный стороной дела аффидевит адвоката.

<30> КонсультантПлюс: Судебная практика.

В деле N 76/2001 <31> (решение от 12.08.2002) МКАС установил, что к спорным правоотношениям применимо законодательство Латвийской Республики. МКАС удовлетворил требования истца на основании норм Гражданского кодекса Латвийской Республики, и при этом, подчеркивается, было учтено экспертное заключение латвийской юридической фирмы.

<31> Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 - 2002 гг. / Торг.-пром. палата РФ. Междунар. коммер. арбитраж. суд; Сост. М.Г. Розенберг. М., 2004. С. 396.

В-третьих, стороны могут представить учебную литературу, монографии, опубликованные сборники судебных решений, юридические справочники, которые должны быть переведены на русский язык.

Например, при разрешении спора по делу N 76/1997 (решение от 26.01.98) истец представил МКАС информацию о практике применения алжирскими судами соответствующих положений Гражданского кодекса АНДР <32>.

<32> Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике международного коммерческого арбитражного суда. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 127.

В деле N 400/1993 (решение от 28.04.95) представители ответчика передали МКАС перевод работы австрийского ученого о подходе в доктрине и практике к рассматриваемому спорному вопросу <33>.

<33> Там же. С. 127.

В деле N 258/1994 (решение от 27.10.95) МКАС использовал работу известного шведского юриста Кнута Роде "Обязательственное право", изданную в 1956 г. <34>.

<34> Там же. С. 127 - 128.

В-четвертых, сторона может пригласить юриста для дачи объяснения по вопросам иностранного права. Следует отметить, что такое мнение не будет рассматриваться как экспертное заключение с процессуальной точки зрения. Оно может быть оценено судом в числе других доказательств как мнение специалиста. Причем это не влияет на возможность назначения экспертизы, предусмотренную статьей 1191 ГК РФ.

Часть первая статьи 1191 ГК РФ гласит: "При применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве".

На рассматриваемое требование российского законодательства обратил внимание Федеральный арбитражный суд Московского округа.

В деле, которое ФАС Московского округа рассматривал в качестве кассационной инстанции, указано, что к спору применимо право Германии. Из решения и апелляционного постановления усматривается, что суд, установив существование и содержание норм германского права, не выяснил, каковы толкование и практика применения этих норм в Германии. Представленные истцом материалы могут свидетельствовать о том, что данное судом толкование примененных норм германского права отличается от их толкования и практики применения в Германии. ФАС Московского округа отменил решение и апелляционное постановление, передал дело на новое рассмотрение (Постановление ФАС Московского округа от 16.10.2001 N КГ-А40/5711-01 <35>).

<35> КонсультантПлюс: Судебная практика.

В следующем Постановлении указано, что "при определении содержания иностранного права суд руководствовался отдельными выдержками из Единого коммерческого кодекса штата Нью-Йорк США, представленными адвокатом истца, без проверки и оценки всех норм данного закона с использованием подлинного текста закона. Судом не дана оценка соответствия представленного истцом толкования норм права официальному толкованию иностранного государства". При таких обстоятельствах дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Постановление ФАС Московского округа от 19.02.2004 N КГ-А41/11371-03 <36>).

<36> КонсультантПлюс: Судебная практика.

Представляется необходимым отметить, что норма части 1 статьи 1191 ГК РФ рассматривается в следующих вариантах:

Выяснение содержания иностранного права судом не является одной из стадий установления содержания иностранного права.

Статья 1191 ГК РФ закрепляет, что по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны. Например, в Постановлении ФАС Московского округа по делу N КГ-А40/1950-04 от 01.04.2004 <37> указывается, что Арбитражный суд города Москвы своим определением возложил обязанность по представлению необходимых законодательных актов Австрии на заявителя. Однако эта обязанность выполнена не была, соответственно не было применено австрийское право.

<37> КонсультантПлюс: Судебная практика.

Следует подчеркнуть, что стороны при возложении на них обязанности по представлению информации не начинают выполнять функцию суда по установлению содержания применимого права.

В любом случае, даже при возложении обязанности по представлению информации об иностранном праве на стороны, именно суд определяет, как толковать нормы иностранного права, и в этом смысле именно суд (хотя и с помощью сторон) устанавливает содержание подлежащих применению норм иностранного права.