Мудрый Юрист

Анализ практики применения судом пресекательных сроков

Шпачева Т.В., судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

Понятие и особенности пресекательных сроков

В отличие от срока исковой давности, понятие и правила применения которого прямо сформулированы в главе 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в названном Кодексе и других законах отсутствуют нормы о пресекательном сроке. В то же время такое понятие присутствует в юридической литературе и используется в судебно-арбитражной практике.

Существенная разница между пресекательными сроками и сроками исковой давности заключается в том, что истечение пресекательного срока, безусловно, погашает само право, а к срокам исковой давности применяются правила, согласно которым лицо может осуществлять свое право и после истечения предусмотренного законом срока давности.

Пресекательный срок в гражданском праве обычно рассматривается как срок, устанавливающий пределы существования субъективных гражданских прав и предоставляющий управомоченным лицам строго определенное время для их реализации под угрозой прекращения в случае его неосуществления или ненадлежащего осуществления.

Пресекательные сроки имеют особый механизм воздействия на субъективные права (обязанности). С их истечением субъективное право прекращается не в связи с его реализацией или невозможностью осуществления в принудительном порядке, а потому, что закон ограничивает во времени его существование, за пределами которого оно, как правило, прекращается <1>.

<1> Фридман Н.П. Сроки в гражданском праве. М., 1986. С. 26.

Особенностью пресекательных сроков является то, что они всегда определяются достаточно точно. Причем в норме права указываются не только продолжительность, но и начало течения срока. Пресекательный срок в отличие от срока исковой давности не может быть восстановлен. Пресекательный срок применяется судом независимо от того, было ли об этом заявление от участвующих в деле лиц (такой вывод содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.05.2001 N 7055/00). Если срок исковой давности достаточно просто отличить от пресекательного срока, то различия между последним и сроком существования гражданского права настолько размыты, что некоторые авторы ставят между ними знак равенства.

По этому вопросу можно привести следующую аргументацию, содержащуюся в учебнике "Гражданское право" под редакцией Е.А. Суханова. "Сроки существования гражданских прав представляют собой сроки действия субъективных прав во времени. Они призваны обеспечить управомоченным лицам время для реализации их прав и вместе с тем придать известную определенность и устойчивость гражданскому обороту. С истечением данного срока субъективное гражданское право прекращается, а возможность его реализации утрачивается. Так, срок действия доверенности не может превышать трех лет (пункт 1 статьи 186 ГК РФ), авторское право по общему правилу действует в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти (пункт 1 статьи 27 Закона об авторском праве и смежных правах), а патент на изобретение - в течение 20 лет с даты поступления заявки в патентное ведомство (пункт 3 статьи 3 Патентного закона). Следует учитывать, что среди гражданских прав имеются бессрочные субъективные права, например право собственности.

Пресекательные (преклюзивные) сроки устанавливают пределы существования гражданских прав. Они предоставляют управомоченным лицам строго определенное время для реализации их прав под угрозой прекращения этих прав. Так, если сумма денежных средств, числящихся на банковском счете клиента, окажется меньше предусмотренного банковскими правилами или договором минимума и не будет восстановлена в течение месяца со дня предупреждения клиента об этом, банк вправе расторгнуть по суду договор с таким клиентом (пункт 2 статьи 859 ГК РФ). Для принятия наследства наследником предоставляется шесть месяцев с момента открытия наследства (статья 546 ГК РСФСР 1964 г.), по истечении которых право на принятие наследства по общему правилу утрачивается. Такого рода сроки, по сути, являются санкциями за недолжное осуществление или неосуществление прав, как правило, досрочно прекращающими само субъективное гражданское право. В этом качестве они представляют собой сравнительно нечасто встречающееся исключение. С ними нельзя отождествлять любые сроки существования гражданских прав, имеющие иное назначение".

Аналогичного мнения придерживается и А.П. Сергеев. В частности, он указывает: "От сроков существования субъективных прав следует отличать так называемые пресекательные (преклюзивные) сроки. Они также предоставляют управомоченному лицу строго определенное время для реализации своего права. Однако если сроки существования прав определяют нормальную продолжительность этих прав, то пресекательные сроки имеют своим назначением досрочное прекращение субъективных прав в случае их неосуществления или ненадлежащего осуществления... Многие авторы не разграничивают сроки существования субъективных прав и пресекательные сроки. С таким подходом трудно согласиться, ибо нельзя игнорировать различия, существующие между этими сроками. В отличие от сроков существования субъективных прав пресекательные сроки затрагивают лишь те субъективные права, которые могли бы существовать и дальше при условии их надлежащего осуществления управомоченным субъектом" <2>.

<2> Гражданское право. Том 1. Учебник / Под редакцией Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2003. С. 352.

Термин "пресекательные сроки" производен от более точного термина "преклюзивные сроки", который, в свою очередь, происходит от латинского глагола praecludere - "преграждать", "препятствовать".

Пресекательные сроки в гражданском праве - это не обычные, а какие-то исключительные сроки, с истечением которых преграждается путь, пресекается существование субъективного гражданского права. Только в этом, по мнению В.П. Грибанова, термин "пресекательные сроки" может найти оправдание своего существования в гражданском праве <3>.

<3> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2001. С. 258 - 259.

Примеры арбитражной практики

В настоящем обобщении судебно-арбитражной практики Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО) приведены дела, в которых суд либо прямо называл предусмотренные различными законами сроки пресекательными, либо придавал таким срокам подобный характер или, наоборот, указывал на то, что срок не является пресекательным.

Не является пресекательным срок для обжалования действий судебного пристава-исполнителя, установленный в статье 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" (Постановления ФАС СЗО от 22.09.2003 N А05-1795/03-67/21, от 20.04.2005 N А21-4431/04-С1).

Не является пресекательным срок для исполнения исполнительного документа, предусмотренный статьей 13 Федерального закона "Об исполнительном производстве" (Постановление ФАС СЗО от 09.08.2006 N А56-31569/2005).

Не является пресекательным срок, установленный в части четвертой статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) (Постановления ФАС СЗО от 06.06.2005 N А05-4799/04-16, от 19.06.2006 N А56-36643/2005).

Не установлено пресекательного срока для обращения в суд с заявлением о распределении судебных расходов по ранее рассмотренному делу (Постановление ФАС СЗО от 01.06.2006 N А05-6127/03-328/13).

Не является пресекательным двадцатидневный срок после окончания срока действия лесорубочного билета для освидетельствования мест рубок, установленный пунктом 64 Правил отпуска древесины на корню в лесах Российской Федерации (такой вывод содержится в Постановлении ФАС СЗО от 12.05.2004 N А26-9078/03-19).

Не является пресекательным срок предъявления претензии перевозчику, предусмотренный статьей 120 Федерального закона "Устав железнодорожного транспорта" (Постановление ФАС СЗО от 16.09.2005 N А56-43592/04).

Срок, установленный в Федеральном законе "О государственной регистрации выпусков акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации", не является пресекательным.

Такой вывод сделан судами при рассмотрении следующего дела.

Закрытое акционерное общество "Внешнеторговая фирма "Клен" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным бездействия регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам в Северо-Западном федеральном округе (далее - Федеральная служба), выразившегося в оставлении без рассмотрения заявления Общества о регистрации выпуска ценных бумаг и отчета об их размещении, а также об обязании Федеральной службы осуществить государственную регистрацию выпуска ценных бумаг и отчета об их размещении.

Решением от 05.10.2005, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 09.02.2006, требования Общества удовлетворены в части признания незаконным бездействия Федеральной службы. Суд обязал Федеральную службу принять документы Общества на государственную регистрацию выпуска акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации.

В кассационной жалобе Федеральная служба просила отменить принятые по делу судебные акты и принять новый судебный акт, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и на неправильное применение судом норм материального права. По мнению подателя жалобы, в Федеральном законе от 10.12.2003 N 174-ФЗ "О государственной регистрации выпусков акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации" (далее - Закон) не предусмотрена возможность восстановления срока, установленного для направления документов на государственную регистрацию выпуска акций. При таких обстоятельствах Федеральная служба была не вправе рассматривать документы для государственной регистрации выпуска акций, представленные Обществом с нарушением установленного Законом срока, и правомерно возвратила заявителю документы без рассмотрения.

Кассационная инстанция указала следующее. Как следует из материалов дела, 19.04.2005 Общество обратилось в Федеральную службу с заявлением о государственной регистрации выпуска ценных бумаг - 10 акций именных обыкновенных в бездокументарной форме номинальной стоимостью 1 рубль каждая, размещаемых путем приобретения акций акционерного общества, созданного в результате преобразования в соответствии с решением о выпуске ценных бумаг, утвержденным советом директоров Общества 20.02.2005 (Протокол N 1/05). Письмом от 26.04.2005 N 5-18/ИЛ-1769 Федеральная служба возвратила Обществу представленные на государственную регистрацию выпуска акций документы без рассмотрения в связи с истечением срока их представления, установленного в Законе.

Полагая, что документы возвращены без рассмотрения неправомерно, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Признавая бездействие Федеральной службы незаконным, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно исходили из следующего.

В силу части первой статьи 1 Закона документы для государственной регистрации выпусков акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации, должны быть представлены не позднее года со дня вступления Закона в силу.

В соответствии с частью второй статьи 2 Закона акционерные общества, не представившие в указанный срок документы для государственной регистрации выпусков акций, подлежат ликвидации по искам органов, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц. Между тем предъявление таких исков является правом, а не обязанностью уполномоченного органа, на что обоснованно указано в обжалуемых судебных актах. Иные последствия пропуска срока на представление документов для государственной регистрации выпусков акций Законом не предусмотрены. Поскольку из Закона не следует, что истечение срока лишает акционерное общество права представить документы для государственной регистрации выпуска акций, довод Федеральной службы о пресекательном характере установленного Законом срока является несостоятельным. Ссылка Федеральной службы на прекращение полномочий регистрирующего органа по рассмотрению документов, направленных для регистрации выпуска ценных бумаг, в связи с истечением установленного срока их представления также не основана на нормах Закона.

В соответствии с частью третьей статьи 1 Закона регистрирующий орган обязан провести государственную регистрацию выпуска акций и отчета об итогах выпуска или принять мотивированное решение об отказе в государственной регистрации не позднее 60 дней с даты получения всех необходимых документов. С учетом приведенных положений Закона суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у регистрирующего органа права возвратить представленные на государственную регистрацию выпуска акций документы без рассмотрения и обязал Федеральную службу принять документы Общества на государственную регистрацию выпуска акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации (Постановление ФАС СЗО от 26.05.2006 N А56-24788/2005).

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС СЗО от 01.06.2006 N А56-36853/2005.

Пресекательным является срок, установленный статьей 70 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного Постановлением Центрального исполнительного комитета СССР и Совета народных комиссаров СССР от 07.08.1937 N 104/1341.

Закрытое акционерное общество "Инвестиционно-строительная компания "Виадук" (далее - ЗАО "ИСК "Виадук") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу "Трест "Ленотделкомплект" (далее - Трест) о взыскании 348775 рублей 13 копеек пеней и 348775 рублей 13 копеек процентов на основании статей 48 и 49 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного Постановлением Центрального исполнительного комитета СССР и Совета народных комиссаров СССР от 07.08.1937 N 104/1341 (далее - Положение), а также статьи 3 Федерального закона от 11.03.97 N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе". Решением от 16.11.2004 в удовлетворении исковых требований отказано. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. В кассационной жалобе ЗАО "ИСК "Виадук" просило отменить решение и удовлетворить исковые требования, ссылаясь на неправильное толкование судом статьи 70 Положения.

Кассационная инстанция не нашла оснований для удовлетворения жалобы, указав следующее. Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по другому делу с ОАО "Трест "Ленотделкомплект" в пользу ЗАО "ИСК "Виадук" взыскано 1488843 рубля 50 копеек задолженности по векселям N 000436, 000438, 000439, 000441. Просрочка оплаты задолженности послужила основанием для обращения ЗАО "ИСК "Виадук" в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании процентов и пеней. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правомерно сослался на пропуск срока, установленного статьей 70 Положения. В данном случае основанием требований являются векселя, опротестованные 22.05.2002 в связи с неплатежом. Указанное обстоятельство подтверждено решением суда о взыскании вексельных сумм. Статьей 70 Положения предусмотрено, что исковые требования векселедержателя против индоссантов и против векселедателя погашаются истечением одного года со дня протеста.

Названный срок является пресекательным, не подлежит приостановлению и восстановлению, на что прямо указано в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 N 33/14. Истечение этого срока прекращает материальное право требовать платежа от обязанных по векселю лиц.

Следует отметить, что сроки главы XI Положения установлены для осуществления прав, вытекающих из векселя, а не для защиты этого права, поэтому не являются сроками исковой давности и их пропуск исключает возможность реализации права, основанного на векселе. Право на предъявление требований о взыскании процентов и пеней по основаниям статьи 48 Положения неразрывно связано с векселем, поэтому должно быть реализовано в сроки, установленные этим Положением. В данном случае срок пропущен, и суд правомерно указал на это (Постановление ФАС СЗО от 27.01.2005 N А56-7359/04).

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС СЗО от 19.01.2004 N А56-5932/03.

Следует иметь в виду, что с истечением предусмотренных статьей 70 Положения о переводном и простом векселе пресекательных сроков прекращается материальное право требовать платежа от обязанных по векселю лиц. Суд применяет эти сроки независимо от заявления стороны.

Предприниматель Р. обратился в Арбитражный суд Вологодской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Северо-Западная холдинговая компания" (далее - Общество) о взыскании 600000 рублей задолженности по оплате векселя, 637107 рублей процентов за пользование денежными средствами и 2015175 рублей убытков, вызванных задержкой оплаты по векселю. Решением от 02.06.2006 в иске отказано в связи с пропуском истцом установленного Положением о переводном и простом векселе (далее - Положение) трехгодичного срока давности. Постановлением апелляционной инстанции от 28.07.2006 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприниматель Р. просил отменить судебные акты и удовлетворить исковые требования по следующим основаниям: выводы суда об отсутствии перерыва течения срока исковой давности и недоказанности причинной связи между нарушением обязательства по несвоевременной оплате векселя и возникшими убытками не соответствуют материалам дела.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, кассационная инстанция не нашла оснований для их отмены. Как следует из материалов дела, предприниматель Р. по договору купли-продажи векселей от 05.04.2002 N 3-18/2-0-0 приобрел вексель Общества N 2060290 номинальной стоимостью 4 893 000 рублей со сроком платежа по предъявлении, но не ранее 05.10.2002. Предприниматель Р. указанный вексель 21.10.2002 предъявил Обществу к оплате. В связи с неполной оплатой векселя предъявлен настоящий иск. Кассационная инстанция считает, что суд обоснованно и законно отказал в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с частью первой статьи 70 Положения исковые требования, вытекающие из переводного векселя против акцептанта, погашаются истечением трех лет со дня срока платежа. Согласно статье 78 Положения векселедатель по простому векселю обязан так же, как и акцептант по переводному векселю, то есть исковые требования должны быть предъявлены в течение трех лет с момента срока платежа по векселю. В соответствии с условиями договора купли-продажи векселя его оплата производится по предъявлении, но не ранее 05.10.2002. Истец предъявил вексель к оплате 21.10.2002. Трехлетний срок для предъявления иска истекает 21.10.2005. Исковое заявление подано в арбитражный суд 09.02.2006, то есть с пропуском установленного срока.

Согласно пункту 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 N 33/14 (далее - Постановление N 33/14) при рассмотрении споров судам следует иметь в виду, что с истечением предусмотренных статьей 70 Положения пресекательных сроков прекращается материальное право требовать платежа от обязанных по векселю лиц. Суд применяет эти сроки независимо от заявления стороны.

Ссылка подателя жалобы на то, что к указанным срокам применяется положение о перерыве течения срока, несостоятельна. Письмо предпринимателя Р. от 30.07.2004, адресованное Обществу, не свидетельствует о перерыве срока давности по смыслу статьи 71 Положения. С истечением срока вексельной давности истец утратил материальное право требовать взыскания как вексельного долга, так и начисленных на него процентов.

Кассационная инстанция считает, что суд также правомерно отказал в удовлетворении требований о взыскании убытков. Для приобретения спорного векселя предприниматель Р. получил кредит в банке по договору от 15.04.2002 N 548-КП с уплатой 24% годовых. Уплаченные предпринимателем проценты по кредитному договору предъявлены ко взысканию в качестве убытков. Кроме того, предъявлено требование о возмещении убытков по сделке купли-продажи ценных бумаг, которую предприниматель Р. заключил в связи с задержкой оплаты по векселю.

В соответствии с пунктом 28 Постановления N 33/14 наличие убытков, а также причинная связь между нарушением вексельного обязательства и возникшими убытками являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию взыскателем.

В нарушение статьи 65 АПК РФ предприниматель Р. не доказал наличия причинной связи между нарушением вексельного обязательства и возникшими убытками. Следует также отметить, что обязанность предпринимателя по уплате процентов по кредитному договору возникает независимо от исполнения вексельного обязательства. Обязательства по кредитному договору предприниматель принял на себя добровольно, и, как правильно указал суд первой инстанции, уплата процентов по кредитному договору не является убытками в понимании статей 15 и 393 ГК РФ (Постановление ФАС СЗО от 29.11.2006 N А13-1133/2006-06).

Установленный пунктом 4 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" трехмесячный срок является пресекательным сроком.

Такой вывод содержится в нижеприведенных судебных актах.

Гражданин У. обратился в арбитражный суд с иском к гражданам В., Ч. и К. о переводе прав и обязанностей покупателя по договорам купли-продажи 100 процентов долей в уставном капитале ООО "Центр нетрадиционной и народной медицины". Решением от 18.03.2005, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 23.01.2006, иск удовлетворен. В кассационном порядке судебные акты оспаривались одним из ответчиков, который, в частности, сослался на то, что истцом пропущен без уважительных причин специальный срок, установленный в статье 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - ФЗ "Об ООО"), и поэтому суд необоснованно восстановил срок исковой давности.

Отменяя судебные акты, кассационная инстанция сослалась на следующее. Правопредшественник общества, товарищество с ограниченной ответственностью "Центр нетрадиционной и народной медицины" (далее - Товарищество), зарегистрировано решением Малого Совета народных депутатов города Светлогорска Калининградской области от 16.09.92 N 382. Учредителями Товарищества выступили Ч., К., Г., У., С., Ш. Решением общего собрания участников Товарищества от 18.05.93 У. исключен из состава участников Товарищества. Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Калининградской области от 03.11.2003 по делу N А21-2011/03-С2 решение собрания от 18.05.93 об исключении У. из состава участников Товарищества признано недействительным. В указанной части Постановление вступило в законную силу.

По требованию У., восстановленного в качестве участника общества, 13.11.2003 генеральным директором общества Ч. на 26.11.2003 назначено проведение общего собрания участников общества для рассмотрения вопросов о распределении долей в уставном капитале и о внесении соответствующих изменений в учредительные документы общества. До проведения общего собрания Ч., К. и В. заключили договоры купли-продажи долей в уставном капитале общества. Согласно договору N 1 от 14.11.2003 Ч. продал В. долю в уставном капитале общества в размере 85%. Согласно договору N 2 от 14.11.2003 К. продала В. долю в уставном капитале общества в размере 15%. Ссылаясь на то, что названными договорами нарушено его преимущественное право покупки доли в уставном капитале общества, У. обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В соответствии с пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу. При продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки любой участник общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Ответчиками по делу заявлено о пропуске истцом срока, установленного пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО", течение которого, как они полагают, в соответствии со статьей 200 ГК РФ началось 26.11.2003 - с даты обращения У. в правоохранительные органы с заявлением по факту мошеннических действий со стороны Ч. Истец обратился с заявлением о восстановлении ему срока исковой давности на основании статьи 205 ГК РФ.

Суд первой инстанции, с которым согласился и апелляционный суд, установил, что 23.03.2004 в судебном заседании по делу N А21-11846/03-С1 впервые были представлены договоры купли-продажи долей от 14.11.2003, и тогда же истец узнал, на каких условиях и по какой цене были проданы доли. Эти обстоятельства истцом не оспаривались. Срок для предъявления иска начал течь для У. с 23.03.2004. У. обратился в арбитражный суд с настоящим иском 07.09.2004, то есть с пропуском установленного пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" трехмесячного срока для такого обращения. Суд первой инстанции признал уважительными причины пропуска У. срока исковой давности, в связи с чем посчитал возможным восстановить его на основании статьи 205 ГК РФ.

Кассационная инстанция находит ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что трехмесячный срок, установленный пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" для осуществления участником общества своего права на обращение в суд с требованием о переводе прав и обязанностей покупателя по договору, заключенному с нарушением преимущественного права покупки доли, является сокращенным сроком исковой давности. Данный срок имеет иную правовую природу и является сроком, установленным законом для существования самого гражданского права. В пункте 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" установлен трехмесячный срок для обращения участника общества в суд. Этот срок является пресекательным и с его истечением прекращается само право, поэтому после истечения такого срока участник общества уже не обладает правом на обращение в суд. Поскольку трехмесячный срок, установленный пунктом 4 статьи 21 названного Закона, не является специальным сроком исковой давности, то он не подлежал восстановлению судом на основании статьи 205 ГК РФ независимо от причин его пропуска истцом. Возможности восстановления пресекательных сроков действующее гражданское законодательство не предусматривает.

Исковые требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества, заявленные с пропуском трехмесячного срока, подлежат отклонению независимо от наличия заявления ответчиков о применении срока (Постановление ФАС СЗО от 18.04.2006 N А21-7452/04-С2).

Общество с ограниченной ответственностью "Транзит СТА" (далее - Общество, юридическое лицо) обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к А. о переводе на Общество прав и обязанностей покупателя по договору передачи 17% доли в уставном капитале Общества от 14.07.2003. К участию в деле в качестве третьего лица привлечен покупатель доли Я. Решением Арбитражного суда Калининградской области от 11.05.2006, оставленным без изменения Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2007, в иске отказано. В кассационной жалобе Общество просило отменить судебные акты, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. По мнению подателя жалобы, судами не применен пункт 13 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.99 N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и судебные акты не соответствуют требованиям части пятой статьи 47 и части четвертой статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). Общество считало, что судебные инстанции не вправе ссылаться на истечение трехмесячного срока обращения истца в суд, поскольку заявление о пропуске этого срока сделано третьим лицом, а не ответчиком.

Оставляя жалобу Общества без удовлетворения, кассационная инстанция указала на следующее. Как следует из материалов дела, участник Общества А. и гражданин Я. заключили 14.07.2003 договор купли-продажи доли, соответствующей 17% уставного капитала Общества. Я. уведомил юридическое лицо о совершении сделки 31.01.2005. Общество посчитало, что сделка заключена с нарушением положений статьи 21 ФЗ "Об ООО", пункта 2 и 3 статьи 14 Устава Общества, поскольку учредительными документами юридического лица запрещается передавать доли в уставном капитале без согласия других участников, а следовательно, нарушено их преимущественное право на покупку. По этим основаниям Общество обратилось в суд с настоящим иском. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на пропуск истцом трехмесячного срока обращения в суд с требованием о переводе прав покупателя. Кроме того, по мнению суда, исковые требования заявлены к ненадлежащему ответчику. Апелляционная инстанция согласилась с выводами, изложенными в решении суда. Пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" предусмотрено, что участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по предложенной продавцом доли цене пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права.

Уставом общества может быть предусмотрено, что извещения участникам общества направляются через общество. В случае если участники общества и (или) общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли (всей части доли), предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня такого извещения или иной срок не предусмотрен уставом общества либо соглашением участников общества, доля (часть доли) может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, которые сообщены обществу и его участникам.

В пунктах 14.2 и 14.3 Устава Общества закреплено, что ни один из его участников не имеет права передавать свои доли в уставном капитале этого юридического лица частично или полностью третьей стороне без согласия других участников Общества, которые пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника. В соответствии с абзацем четвертым пункта 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" при продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки любой участник общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя. Преимущественное право Общества на приобретение доли в случае, когда участники не воспользовались этим правом, предусмотрено пунктом 3 статьи 14 Устава. Как установлено судами обеих инстанций, в данном случае Общество узнало о нарушении своего права на преимущественную покупку 31.01.2005 из письма Я. С учетом положений статьи 200 ГК РФ и статьи 21 Закона "Об ООО" срок исковой давности исчисляется с этой даты и на момент предъявления иска (15.08.2005) истек. Поскольку названный срок является пресекательным и не подлежит восстановлению, судебные инстанции обязаны применить его независимо от заявления стороны. Таким образом, кассационная инстанция считает несостоятельным довод подателя жалобы о том, что заявление о пропуске трехмесячного срока сделано ненадлежащим лицом (третьим лицом Я.). Более того, по заявленным Обществом основаниям (статья 21 Закона "Об ООО") именно Я. является надлежащим ответчиком, однако его статус судом не изменен в силу части пятой статьи 47 АПК РФ, учитывая возражения истца относительно привлечения третьего лица в качестве ответчика.

В жалобе Общество ссылается на своевременное обращение в суд с таким иском и указывает, что оно 26.04.2005 направило в Гусевский городской суд Калининградской области исковое заявление, которое 16.05.2005 направлено по подведомственности в Арбитражный суд Калининградской области.

Как видно из материалов дела, Определением Арбитражного суда Калининградской области от 26.05.2005 по делу N А21-3284/05-С2 исковое заявление Общества оставлено без движения в связи с представлением ненадлежащего доказательства уплаты государственной пошлины. Названное Определение стороной не обжаловано, а указанные в нем обстоятельства, препятствовавшие принятию иска к производству суда, в установленный срок не устранены. В связи с этим Определением суда от 21.06.2005 заявление возвращено Обществу. Повторно истец подал в суд заявление 15.08.2005. Из положений статьи 203 ГК РФ следует, что обращение истца с исковым заявлением без учета правил подведомственности, а также несоблюдение им установленных статьями 125 и 126 АПК РФ требований к исковому заявлению и прилагаемым к нему документам, повлекшее возврат этого заявления, не прерывает срок исковой давности. Истечение установленного пунктом 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" срока является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении иска. В связи с изложенным суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что на момент подачи Обществом в арбитражный суд искового заявления, оформленного с соблюдением требований, предусмотренных процессуальным законодательством, истек предусмотренный Законом "Об ООО" трехмесячный срок обращения лица за защитой преимущественного права покупки, а следовательно, правомерно отказали Обществу в удовлетворении иска (Постановление ФАС СЗО от 17.05.2007 N А21-6498/2005).

В следующем деле суд сделал вывод о том, что по смыслу пункта 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО" течение трехмесячного пресекательного срока начинается с того момента, когда участнику общества стало известно о нарушении его преимущественного права покупки доли, то есть с момента, когда этот участник узнал не только о самом факте продажи доли третьему лицу, но и обо всех условиях совершения этой сделки (Постановление ФАС СЗО от 24.04.2007 N А13-15454/2005-24).

Установленный в пункте 3 статьи 250 ГК РФ трехмесячный срок для предъявления в суд требования о переводе прав и обязанностей покупателя является пресекательным.

Производственный кооператив "Труд" (далее - ПК "Труд") обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу "Ижорские заводы" (далее - ОАО "Ижорские заводы") и производственному кооперативу "Титан" (далее - ПК "Титан") о переводе на ПК "Труд" прав и обязанностей покупателя доли (6548/17236) в нежилом помещении (кадастровый номер 78:17212:0:37:1) площадью 1723,6 кв. м, находящемся по адресу: Санкт-Петербург, город Колпино, Ижорский завод, д. б/н, помещение 7Н, литера П, по договору купли-продажи от 02.04.2002 N 373/15-60 и дополнительному соглашению к нему от 02.07.2002 N 1, заключенным между ОАО "Ижорские заводы" и ПК "Труд".

Решением от 26.12.2005, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда от 24.04.2006, в иске отказано.

В кассационной жалобе ПК "Труд", ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просил отменить решение от 26.12.2005 и Постановление апелляционного суда от 24.04.2006 и принять новый судебный акт о переводе на ПК "Труд" прав и обязанностей покупателя по договору. Кассационная инстанция пришла к следующим выводам. Как следует из материалов дела, ПК "Труд" принадлежит доля (2/5) в праве общей долевой собственности на нежилое помещение (кадастровый номер 78:17212:0:37:1) площадью 1723,6 кв. м, находящееся по адресу: Санкт-Петербург, город Колпино, Ижорский завод, д. б/н, помещение 7Н, литера П, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права серии 78-ВЛ N 498226, выданным 20.05.2002. Другая доля (3/5) в праве общей долевой собственности на это же помещение принадлежит ОАО "Ижорские заводы". Имея намерение приобрести у ОАО "Ижорские заводы" долю (6548/17236), что соответствует площади 654,8 кв. м, в праве общей долевой собственности на указанное помещение, ПК "Труд" неоднократно обращался к ОАО "Ижорские заводы" с просьбой о продаже ему доли. В письме от 21.06.2005 ОАО "Ижорские заводы" сообщило ПК "Труд" о том, что названная доля (6548/17236) продается ПК "Титан" путем оформления дополнительного соглашения к ранее подписанному договору купли-продажи от 02.04.2002 N 373/15-60; ПК "Труд" предложено оформить отказ от приобретения доли. Полагая, что продажа ПК "Титан" доли в праве общей долевой собственности на нежилое помещение 7Н нарушает его преимущественное право покупки продаваемой доли, ПК "Труд" обратился в арбитражный суд с настоящим иском. Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен трехмесячный срок, предусмотренный пунктом 3 статьи 250 ГК РФ.

Оставляя решение без изменения, апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции.

Кассационная инстанция отменила принятые по делу судебные акты, указав на следующее. В соответствии с пунктом 1 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Согласно пункту 2 названной статьи Кодекса продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество - в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. В силу пункта 3 статьи 250 ГК РФ при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. В пункте 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.98 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что в соответствии с пунктом 1 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки продаваемой доли других участников долевой собственности любой участник долевой собственности имеет право требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Иск о переводе на истца прав и обязанностей покупателя должен быть заявлен не позднее чем в течение трех месяцев после продажи доли третьему лицу (пункт 3 статьи 250 ГК РФ). Данный срок является пресекательным, поэтому исковые требования, заявленные с пропуском указанного срока, подлежат отклонению.

Применяя приведенные нормы о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности, суды обеих инстанций пришли к выводу о пропуске истцом трехмесячного срока, не установив при этом дату начала течения указанного срока - дату продажи спорной доли. Вывод судов о том, что продажа доли состоялась в 2002 году по заключенному между ОАО "Ижорские заводы" (продавец) и ПК "Титан" (покупатель) договору купли-продажи от 02.04.2002 N 373/15-60, не соответствует имеющимся в деле доказательствам: Соглашениям от 16.05.2005, деловой переписке ОАО "Ижорские заводы" и ПК "Труд", письму от 21.06.2005, в котором ОАО "Ижорские заводы" впервые сообщило ПК "Труд" о своем намерении продать спорную долю ПК "Титан" и предложило ПК "Труд" оформить отказ от покупки данной доли.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ОАО "Ижорские заводы" пояснил, что в настоящий момент право собственности на спорную долю за ПК "Титан" не зарегистрировано. Поскольку продажа спорной доли должна повлечь за собой переход права собственности на нее от одного лица к другому, необходимо установить, состоялся ли указанный переход.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что суды в нарушение статьи 71 АПК РФ неполно оценили имеющиеся в деле доказательства и пришли к неверному выводу о продаже спорной доли в 2002 году. При таких обстоятельствах судебные акты подлежат отмене, а дело на основании пункта 3 части первой статьи 287 АПК РФ - направлению на новое рассмотрение (Постановление ФАС СЗО от 24.07.2006 N А56-31348/2005).

Таким образом, судебно-арбитражная практика исходит из того, что как при любой продаже доли в праве общей собственности, так и при продаже доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью с нарушением преимущественного права покупки установлен единый пресекательный срок для перевода в судебном порядке прав и обязанностей покупателя - три месяца, но в первом случае (статья 250 ГК РФ) этот срок начинает течь с момента продажи, в то время как при продаже доли в уставном капитале общества в силу специальной нормы (пункт 4 статьи 21 ФЗ "Об ООО") срок начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Пресекательным является срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

К такому выводу пришли суды при рассмотрении следующего дела.

Территориальный орган Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству в Ленинградской области обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании государственного сельскохозяйственного предприятия "Красный пахарь" (далее - ГСХП "Красный пахарь") несостоятельным (банкротом).

Открытое акционерное общество "Ленэнерго" (далее - ОАО "Ленэнерго"), являясь кредитором ГСХП "Красный пахарь", для целей участия в первом собрании кредиторов предъявило к должнику требование в сумме 666278 рублей 61 копейки. Определением от 30.06.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 02.09.2004, рассмотрение требований кредитора назначено на 13.09.2004. В кассационной жалобе ОАО "Ленэнерго" просило отменить указанные судебные акты, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права. По мнению подателя жалобы, срок для предъявления требований им не был нарушен, так как должен исчисляться без учета нерабочих дней. Как следует из материалов дела, сообщение о введении наблюдения в отношении ГСХП "Красный пахарь" было опубликовано в установленном порядке 09.04.2004. В соответствии со статьей 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Согласно пункту 7 указанной статьи требования кредиторов, предъявленные по истечении предусмотренного срока, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения. ОАО "Ленэнерго" направило требование в арбитражный суд 20.05.2004, то есть по истечении тридцати дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Рассмотрение дела о банкротстве должника по результатам проведения процедуры наблюдения было назначено на 06.09.2004.

Таким образом, суд правомерно назначил рассмотрение требований ОАО "Ленэнерго" на 13.09.2004, то есть после введения следующей за наблюдением процедуры. Доводы подателя жалобы о том, что тридцатидневный срок для предъявления требований следует исчислять в соответствии с пунктом 3 статьи 113 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, несостоятельны, поскольку указанная норма регулирует процессуальные сроки.

В данном случае, как правильно указала апелляционная инстанция, срок, предусмотренный статьей 71 ФЗ Закона о банкротстве, носит пресекательный характер и регулируется нормами материального права (главой 11 ГК РФ), следовательно, нерабочие дни из тридцатидневного срока исключаться не должны (Постановление ФАС СЗО от 02.11.2004 N А56-4887/04).

Пресекательные сроки в законах, регулирующих публичные отношения

Пресекательные сроки установлены и в других законах, в том числе регулирующих публичные отношения. Например, в статье 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) предусмотрена давность привлечения к административной ответственности, что означает невозможность вынесения постановления об административном наказании, а также решения суда о назначении такого наказания (это относится к случаям, когда к административной ответственности привлекает арбитражный суд), по истечении предусмотренных в этой статье сроков. Подобные сроки судебно-арбитражной практикой однозначно рассматриваются как пресекательные (Постановления ФАС СЗО от 21.12.2004 N А56-33177/04, от 21.06.2005 N А26-11702/04-24, от 03.11.2005 N А56-24853/2005, от 09.03.2006 N А42-4191/2005, от 13.03.2007 N А56-28800/2006, от 03.11.2006 N А56-50689/2005, от 29.03.2006 N А21-3107/2005-С1, от 27.07.2006 N А56-59083/2005, от 27.01.2006 N А13-10088/2005-11, от 19.07.2006 N А26-762/2006-22 и другие). При этом не имеет значения, что административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении лица к административной ответственности в пределах установленного статьей 4.5 КоАП РФ срока (Постановление ФАС СЗО от 17.10.2005 N А56-51856/04). Иные установленные в КоАП РФ сроки не рассматриваются в качестве пресекательных. В частности, не является пресекательным срок составления протокола об административном правонарушении (Постановления ФАС СЗО от 10.02.2006 N А56-18203/2005, от 16.03.2004 N А56-32669/03 и другие).

Установлены пресекательные сроки и в АПК РФ. Так, в соответствии с частью второй статьи 259 АПК РФ срок подачи апелляционной жалобы может быть восстановлен арбитражным судом апелляционной инстанции при условии, если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня принятия решения. Аналогичная норма предусмотрена для кассационной инстанции (часть вторая статьи 276 АПК РФ) и для пересмотра судебных актов в порядке надзора (часть четвертая статьи 292 АПК РФ).

Кассационная инстанция возвращает кассационную жалобу, если она подана за пределами установленного пресекательного срока (Определения ФАС СЗО от 13.10.2003 N А05-4903/98-110/15, от 16.12.2003 N А56-4231/02, от 05.01.2004 N А05-9397/02-498/23, от 28.12.2004 N А56-10889/04, от 10.01.2007 N А13-356/2006-19, от 28.01.2005 N А56-3426/04, от 28.09.2005 N А56-8567/04, от 30.05.2006 N А21-6169/04-С2, от 15.02.2007 N А13-5509/04-06, от 13.11.2006 N А26-1121/2006-21, от 20.07.2005 N А42-6270/04-4, от 24.02.2005 N А56-5471/04, от 28.10.2005 N А56-18425/04, от 13.01.2006 N А56-14869/2005, от 22.01.2007 N А56-9806/04, от 15.10.2004 N А56-4528/03, от 16.12.2004 N А05-14461/02-585/6, от 21.12.2004 N А56-3620/03, от 29.03.2006 N А56-17099/2005, от 25.05.2006 N А66-7551/2005, от 22.02.2007 N А42-3461/2005, от 03.08.2005 N А44-8091/04-С1 и другие) либо соглашается с апелляционным судом, который не принимает к рассмотрению апелляционную жалобу, поданную с нарушением пресекательного срока, установленного частью второй статьи 259 АПК РФ (Постановления ФАС СЗО от 10.12.2004 N А21-581/1998, от 17.05.2006 N А56-33772/01, от 17.06.2005 N А56-11636/04, от 24.11.2006 N А56-32229/2005, от 19.01.2006 N А56-8529/04, от 03.09.2004 N А56-18706/03, от 14.09.2005 N А56-24655/04 и другие).

Определением ФАС СЗО от 22.08.2005 N А66-1526-04 прекращено производство по кассационной жалобе, ошибочно принятой к производству за пределами пресекательного срока, установленного частью второй статьи 276 АПК РФ.

В Постановлении ФАС СЗО от 06.05.2006 N А56-21092/03 восстановление апелляционным судом пресекательного срока для подачи апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции расценено как основание отмены постановления апелляционного суда по существу.

Представляется, что установление пресекательного срока для подачи апелляционной и кассационной жалоб вполне оправданно, поскольку в противном случае выигравшая процесс сторона будет неоправданно длительное время находиться под угрозой пересмотра судебного акта. Существование подобной процессуальной нормы дисциплинирует участников процесса. В то же время следует заметить, что установление предельных сроков для подачи апелляционной или кассационной жалобы справедливо лишь для лиц, участвующих в деле и извещенных о судебном процессе. Если лицо не было извещено о времени и месте судебного разбирательства и не получило своевременно копию судебного решения либо суд принял решение о правах и обязанностях лица, не участвующего в деле, и эти лица о состоявшемся решении узнают уже после истечения установленного шестимесячного срока, то применение таких пресекательных сроков нарушает гарантированное каждому право на судебную защиту. Понимая неправомерность исчисления пресекательных сроков для всех случаев исходя из буквального содержания статей 276 и 292 АПК РФ, судьи зачастую восстанавливают сроки и за пределами шести месяцев по апелляционным или кассационным жалобам лиц, не извещенных должным образом о принятом против них решении. Например, Определением ФАС СЗО от 13.02.2007 N А56-24800/2005 восстановлен срок по кассационной жалобе, поданной 05.02.2007 на судебное решение от 10.02.2006. Постановлением ФАС СЗО от 22.01.2007 N А56-42251/2005 отменено определение апелляционного суда о возвращении апелляционной жалобы, поданной с пропуском шестимесячного срока, поскольку суд нарушил срок направления копии решения участвующим в деле лицам, направив такую копию за 7 дней до истечения пресекательного срока. Существует и иная практика. В частности, в Постановлении ФАС СЗО от 12.08.2005 N А13-3778/02-09 указывается, что пресекательный срок применяется во всех случаях, в том числе при подаче кассационной жалобы лицом, не участвующим в деле, о правах и обязанностях которого суд принял решение, и не может исчисляться с момента, когда такое лицо узнало о принятом решении. Определение ФАС СЗО от 19.04.2006 N А56-715/2005 оставлено без изменений определение того же суда о возвращении кассационной жалобы, поданной за пределами пресекательного срока. Доводы ответчика о том, что он не был извещен о состоявшемся решении, не приняты во внимание.

Президиум Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа в Постановлении от 04.08.2006 N 6/06 дал следующую рекомендацию: "Принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 17.11.2005 N 11-п, а также положения части третьей статьи 16, статьи 42 и 273 АПК РФ в случае, если не привлеченное к участию в деле лицо, о правах и обязанностях которого принят оспариваемый им судебный акт, обращается с кассационной жалобой за пределами шестимесячного срока, установленного статьей 276 АПК РФ, суд вправе восстановить пропущенный по уважительной причине процессуальный срок".

Пресекательный срок шесть месяцев установлен и для подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (часть вторая статьи 312 АПК РФ). Причем этот шестимесячный срок с учетом разъяснений, содержащихся в пунктах 11 - 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 N 17, "должен течь для участвующего в деле лица или лица, не участвующего в деле, о правах и обязанностях которого принято решение, со дня, когда такое лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельства, являющегося в соответствии со статьей 311 АПК РФ вновь открывшимся. Пропуск шестимесячного срока для обращения с заявлением о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, независимо от причин пропуска срока, служит основанием для возвращения заявления со ссылкой на пункт 2 части первой статьи 315 АПК РФ".

Налоговый кодекс Российской Федерации (далее - НК РФ) устанавливает пресекательные сроки для взыскания налогов и пеней с физического лица (статья 48), а исходя из принципа всеобщности и равенства налогообложения эти сроки применяются и для юридических лиц (пункт 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", Постановления Президиума ВАС РФ от 31.10.2006 N 9129/06, от 12.04.2005 N 14452/04 и др.). В этих Постановлениях ВАС РФ указал, что 6-месячный срок для обращения налогового органа в суд, установленный пунктом 3 статьи 48 Кодекса, в отношении заявленных требований к юридическим лицам исчисляется с момента истечения 60-дневного срока, предусмотренного пунктом 3 статьи 46 Кодекса для бесспорного взыскания сумм. Предусмотренный в пункте 3 статьи 48 Кодекса срок является пресекательным, то есть не подлежащим восстановлению, и в случае его пропуска суд отказывает в удовлетворении требований налогового органа к юридическому лицу.

Аналогичным образом складывается и практика ФАС СЗО.

Кассационная инстанция указала следующее. В соответствии с пунктом 1 статьи 70 НК РФ требование об уплате обязательных платежей должно быть направлено плательщику не позднее трех месяцев после наступления срока их уплаты. Пропуск уполномоченным органом срока направления требования не влечет изменения порядка исчисления пресекательного срока принудительного взыскания обязательных платежей. В то же время установленный статьей 70 НК РФ трехмесячный срок учитывается при исчислении общего (предельного) срока обращения уполномоченного органа в суд с заявлением о взыскании с плательщика задолженности по обязательным платежам. Этот общий срок включает в себя: установленный статьей 70 НК РФ трехмесячный срок направления требования об уплате платежей; срок, определенный в требовании для уплаты указанной в нем задолженности; шестимесячный срок, предусмотренный пунктом 3 статьи 48 НК РФ для обращения уполномоченного органа в суд с заявлением о взыскании задолженности. В данном случае установленный статьей 70 НК РФ трехмесячный срок направления требования об уплате страховых взносов за 2002 год, принимая во внимание срок уплаты названных платежей - 31.12.2003, истек 01.04.2004.

Между тем, как видно из материалов дела, требование об уплате задолженности по страховым взносам за 2002 год с соответствующей суммой пеней направлено предпринимателю 26.04.2005 и получено им 27.04.2005, срок его добровольного исполнения - 15 дней (до 12.05.2005). Учитывая установленный срок уплаты спорных платежей (31.12.2003), а также дату окончания срока направления требования, предусмотренного статьей 70 НК РФ (в данном случае 01.04.2004), течение срока на обращение в арбитражный суд начинается с 15.04.2004, то есть по окончании 15 дней, определенных в требовании, а заканчивается 15.10.2004. С заявлением в арбитражный суд о взыскании задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа за 2002 год и пеней Управление фонда обратилось 25.07.2005, то есть с пропуском совокупности сроков, установленных пунктом 1 статьи 70 и пунктом 3 статьи 48 НК РФ. При таких обстоятельствах следует признать правомерным отказ судов первой и апелляционной инстанций в удовлетворении заявленных требований ввиду пропуска Управлением фонда установленного пунктом 3 статьи 48 НК РФ пресекательного, то есть не подлежащего восстановлению, срока (Постановление ФАС СЗО от 17.01.2006 N А05-10069/05-18).

В нижеприведенном деле указано следующее. Установленный пунктом 3 статьи 48 НК РФ срок является пресекательным, то есть не подлежащим восстановлению. При этом предельный срок обращения в суд с заявлением о взыскании недоимки по страховым взносам и пеней представляет собой совокупность следующих сроков: трехмесячного срока, установленного статьей 70 НК РФ; срока на добровольное исполнение обязанности по уплате задолженности, указанного в направленном должнику требовании; шестимесячного срока, предусмотренного пунктом 3 статьи 48 НК РФ. Началом течения предельного срока обращения в арбитражный суд, исчисленного путем сложения названных сроков, является день, следующий за установленным сроком уплаты страховых платежей в виде фиксированного платежа (Постановление ФАС СЗО от 21.12.2005 N А05-10288/05-9).

Подобные выводы приведены в Постановлениях от 14.02.2006 N А05-10289/05-33, от 14.02.2006 N А05-10299/05-26, от 14.02.2006 N А05-10798/2005-18, от 23.01.2006 N А05-10296/2005-13, от 06.04.2007 N А05-12410/2006-11, от 17.08.2006 N А56-4634/2006, от 17.08.2006 N А56-4633/2006, от 25.12.2006 N А26-5233/2006-211, от 21.06.2005 N А56-50478/04, от 04.09.2006 N А26-12283/2005-29, от 09.03.2007 N А26-6402/2006-219, от 03.05.2007 N А05-12392/2006-1, от 23.04.2007 N А05-8613/2006 и других.

В следующем деле содержится вывод о том, что установленный в пункте 3 статьи 48 НК РФ пресекательный срок прерывался в связи с принятием судом определения о приостановлении действия решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде взыскания штрафа, доначисления налога на добавленную стоимость и пеней (Постановление ФАС СЗО от 01.03.2007 N А66-2112/2005).

Следует отметить, что статья 48 действующей редакции Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает возможность восстановления срока для обращения в суд с требованием о взыскании налога. Следовательно, этот срок в настоящее время не носит характера пресекательного.

Иные сроки, в частности срок направления требования об уплате налога (взносов), установленный в статье 70 НК РФ, не являются пресекательными (Постановления ФАС СЗО от 20.03.2007 N А56-47578/2005, от 17.05.2007 N А56-11943/2006), но его нарушение с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 информационного письма от 17.03.2003 N 71, не влечет изменения порядка исчисления срока на принудительное взыскание взносов и пеней (Постановления ФАС СЗО от 04.04.2007 N А56-16099/2006, от 03.04.2007 N А66-659/2006, от 12.04.2007 N А66-10717/2006, от 28.03.2007 N А56-11941/2006 и другие).

Кроме того, суды исходят из того, что нарушение налоговым органом названного срока не может также служить основанием для отказа в таком взыскании, если налоговым органом соблюден установленный Кодексом предельный срок принудительного взыскания (Постановление ФАС СЗО от 10.01.2006 N А21-1894/2005-С1).

Не является пресекательным срок для представления документов при проведении камеральной проверки (Постановления ФАС СЗО от 21.09.2005 N А56-52059/04, от 14.02.2006 N А56-3118/2005).

Не носит характера пресекательного срок выставления требования об уплате недоимки страховых взносов, пеней и штрафов (Постановления ФАС СЗО от 18.01.2007 N А42-4261/2006, от 16.02.2007 N А42-2491/2006).

В судебных актах по-разному оценивается срок, установленный в пункте 3 статьи 46 НК РФ. В одних судебных актах этот срок не называется напрямую пресекательным, а лишь указывается, что решение о взыскании налога, принятое с нарушением этого срока, является недействительным и исполнению не подлежит (Постановления ФАС СЗО от 29.07.2005 N А05-25695/04-9, от 25.04.2006 N А05-3400/05-27, от 15.08.2006 N А05-3861/2006-29, от 29.01.2007 N А05-6765/2006-22, от 12.03.2007 N А26-6062/2006-217 и другие).

В других Постановлениях ФАС СЗО предусмотренный пунктом 3 статьи 46 НК РФ срок называется пресекательным (Постановления от 26.04.2005 N А05-21999/04-31, от 11.04.2005 N А05-24003/04-31, от 10.08.2005 N А05-24577/04-18, от 14.04.2005 N А05-24827/04-22, от 18.09.2006 N А66-15610/2005, от 26.02.2006 N А52-3974/2005/2, от 21.03.2006 N А05-16035/2005-11, от 04.05.2007 N А42-2852/2006, от 19.01.2007 N А56-53541/2005 и другие).

Судом сделан ошибочный вывод о том, что в связи с отсутствием права бесспорного взыскания недоимки с бюджетных учреждений к названным организациям для исчисления совокупности сроков не принимается в расчет шестидесятидневный срок, установленный статьей 46 НК РФ для вынесения решения о взыскании недоимки и пеней в бесспорном порядке.

То обстоятельство, что у инспекции отсутствует право на бесспорное взыскание недоимки с бюджетных учреждений, не свидетельствует об ином исчислении налоговыми органами совокупных сроков на обращение взыскания недоимок с названных организаций. Иное исчисление совокупных сроков нарушало бы принцип равенства налогоплательщиков, лежащий в основе налогового законодательства (Постановление ФАС СЗО от 01.03.2007 N А05-11541/2006-31).

Пресекательным является срок, установленный пунктом 1 статьи 115 НК РФ для обращения налоговых органов в суд с иском о взыскании налоговой санкции (не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта) (Постановления ФАС СЗО от 01.03.2006 N А05-12178/2005-20, от 25.08.2006 N А05-19743/2005-12, от 25.08.2006 N А05-20334/2005-12, от 02.09.2005 N А05-2188/2005-12, от 24.01.2006 N А05-4483/2005-20, от 25.08.2006 N А05-20334/2005-12, от 15.12.2006 N А56-50769/04, от 21.05.2007 N А26-7790/2006-28 и другие).

Не являются пресекательными сроки, установленные статьей 88, пунктами 5 и 6 статьи 101.1 НК РФ (Постановление ФАС СЗО N А05-2721/2005-12 от 08.09.2005).

Десятидневный срок для направления требования, предусмотренный пунктом 3 статьи 350 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), является процедурным, не препятствующим принудительному взысканию таможенных платежей в пределах пресекательного срока, установленного пунктом 5 статьи 348 ТК РФ (Постановления ФАС СЗО от 20.03.2006 N А21-978/2005-С1, от 12.04.2007 N А42-8542/2005).

В нижеприведенном деле указано следующее. Согласно пункту 1 статьи 350 ТК РФ требование об уплате таможенных платежей представляет собой извещение таможенного органа в письменной форме о не уплаченной в установленный срок сумме таможенных платежей, а также об обязанности уплатить в установленный этим требованием срок неуплаченную сумму таможенных платежей, пеней и (или) процентов.

Требование об уплате таможенных платежей должно быть направлено плательщику не позднее 10 дней со дня обнаружения факта неуплаты или неполной уплаты таможенных платежей (пункт 3 статьи 350 ТК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 348 ТК РФ принудительное взыскание таможенных платежей не производится, если требование об уплате таможенных платежей не выставлено в течение трех лет со дня истечения срока их уплаты либо со дня наступления события, влекущего обязанность лиц уплачивать таможенные пошлины, налоги в соответствии с ТК РФ. По смыслу приведенных нормативных правовых положений пропуск таможенным органом десятидневного (процедурного) срока при соблюдении им трехлетнего пресекательного срока не может служить самостоятельным правовым основанием для удовлетворения заявленных обществом требований (было заявлено требование об оспаривании требования таможни об уплате таможенных платежей и возвращении взысканных платежей) (Постановление ФАС СЗО от 13.04.2007 N А66-10094/2006).

Следует отметить существование и иных пресекательных сроков, не нашедших отражения в приведенной судебно-арбитражной практике. В частности, в соответствии с пунктом 4 статьи 367 ГК РФ поручительство, если в договоре не установлен срок прекращения его действия, прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства. Аналогичен характер срока представления бенефициаром требования к гаранту по банковской гарантии (пункт 2 статьи 374 ГК РФ).