Мудрый Юрист

Акцессорность как существенный признак соглашений об изменении и расторжении договора

Егорова М.А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Среди способов изменения и расторжения договора, установленных законом, соглашение сторон договора о его изменении или расторжении (п. 1 ст. 450 ГК РФ) следует признать наиболее предпочтительным в силу его бесконфликтности. Стороны договора имеют возможность в обоюдном порядке согласовать все существенные условия, на которых для них приемлемо прекращение или изменение договорных отношений. В этой связи соглашение об изменении или расторжении договора выступает в качестве согласованного волевого действия (согласованного волеизъявления), т.е. в качестве сделки.

Соглашение-сделка предстает в виде юридического факта (или завершающего элемента фактического состава), который в соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ устанавливается законодателем в качестве основания изменения или расторжения договора. Другими словами, соглашение об изменении или расторжении договора - это правоизменяющий или правопрекращающий юридический факт.

Такое соглашение может существовать только при наличии основного договорного обязательства. Это соглашение по своей природе является сделкой из договора. Сразу напрашивается вывод, что существование основного договора, подлежащего изменению или расторжению, является необходимым элементом фактического состава расторжения или изменения договора по соглашению сторон. Однако такой вывод противоречит законам логики, так как получается, что договор существует для того, чтобы быть основанием собственного расторжения или изменения. Таким образом, существование основного договорного обязательства следует расценивать в качестве необходимого юридического условия для заключения соглашения об изменении или расторжении договора <1>. При отсутствии этого условия рассматриваемое соглашение невозможно в принципе, оно беспредметно: нечего изменять или расторгать.

<1> Подробнее о юридических условиях см.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования / Под ред. С.С. Алексеева. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1980. С. 10 - 11.

Основное договорное обязательство должно соответствовать еще одному очень важному требованию: оно должно реально существовать. Если по каким-либо причинам основной договор прекратил свое существование (например, исполнением или истечением срока), такой договор не подлежит изменению или расторжению. По одному из дел суд кассационной инстанции, поддержав выводы нижестоящих судов, отказал в удовлетворении исковых требований в связи с тем, что истец утратил право требования, заключив договор цессии, обязательства по которому должны были исполняться в момент его заключения. При этом суд подчеркнул, что исполненный договор цессии не может быть расторгнут <2>.

<2> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27 октября 2003 г. N Ф04/5541-792/А67-2003 // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, правовая конструкция соглашения об изменении или расторжении договора не может не зависеть от конструкции основного договорного обязательства. Например, предметом соглашения о расторжении договора купли-продажи должен быть предмет договора купли-продажи или связанные с ним обязательства. То же касается и формы, в которой такое соглашение заключается. В силу ст. 450, 452 ГК РФ изменение условий договора возможно по соглашению сторон, совершаемому в той же форме, что и договор, а из смысла ст. 420 ГК РФ следует, что соглашение об изменении гражданских прав и обязанностей, в том числе основанных на конкретном обязательстве, является договором и к нему применяются общие правила о порядке заключения договоров.

Самостоятельность соглашения об изменении или расторжении договора и его независимость от основного договорного обязательства не находят однозначного толкования на практике. Например, рассматривая дело о признании недействительным дополнительного соглашения о расторжении договора аренды в связи с превышением полномочий доверенным лицом, суд апелляционной инстанции указал, что оспариваемое дополнительное соглашение по своей природе является неотъемлемой частью названного договора аренды и не может существовать без него, следовательно, у суда отсутствовали основания признавать согласно п. 1 ст. 183 ГК РФ стороной дополнительного соглашения доверенное лицо, и в связи с тем что доверителем это соглашение впоследствии не было одобрено, оно было признано ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ <3>.

<3> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 декабря 2001 г. N А33-5988/01-С2-Ф02-3013/01-С2 // СПС "КонсультантПлюс".

Представляется, что соглашение об изменении договора действительно можно рассматривать как неотъемлемую его часть, особенно если стороны оговорили это условие в самом соглашении как существенное. Однако это нисколько не умаляет самостоятельности такого соглашения. В данном случае это сделка, которая как правоизменяющий юридический факт трансформирует права и обязанности сторон договора, частично их прекращает или вводит в него новые права и обязанности или дополнительные условия. При этом основное договорное обязательство продолжает существовать в новом качестве, и соглашение о его изменении будет существовать не только как юридический факт, но также и в виде правоотношения (новых прав и обязанностей).

Совсем иначе выглядит ситуация при расторжении договора соглашением сторон. В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Другими словами, последствием принятия соглашения о расторжении договора является прекращение основного договорного отношения. В этом случае соглашение о расторжении договора выступает в качестве правопрекращающего юридического факта, так как все права и обязанности основного договорного обязательства прекращают свое существование с момента заключения сторонами соглашения о его расторжении, если иное не вытекает из самого соглашения или характера договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ). Однако и в этом случае нет оснований не признавать соглашение о расторжении договора в качестве его неотъемлемой части, так как без основного обязательства соглашение не может существовать.

Производный характер от основного договорного обязательства является общей чертой всех оснований изменения и расторжения договора. В этом отношении соглашение сторон об изменении или расторжении договора как правоотношение следует отнести к акцессорным (дополнительным) обязательствам. Акцессорный характер соглашения при этом определяет его основные особенности и как двусторонней сделки:

  1. соглашение об изменении или расторжении договора не является самостоятельным, обособленным от основного, договорным обязательством;
  2. заключение такого соглашения ограничено рамками договорной модели основного договорного обязательства;
  3. предмет правового регулирования соглашения об изменении или расторжении договора должен соответствовать предмету правового регулирования основного договора;
  4. недействительность или незаключенность основного договорного обязательства влечет за собой недействительность рассматриваемого соглашения.

Вывод о том, что соглашение об изменении или расторжении договора является неотъемлемой частью основного договорного обязательства, полностью совпадает с позицией ВАС РФ, который, рассматривая дело о взыскании арендной платы исходя из ее размера, указанного в зарегистрированном договоре аренды, постановил, что соглашение сторон об изменении размера арендной платы, указанного ими в договоре аренды недвижимого имущества, подлежащего государственной регистрации, также подлежит обязательной государственной регистрации, поскольку является неотъемлемой частью договора аренды и изменяет содержание и условия обременения, порождаемого договором аренды <4>.

<4> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" // Хозяйство и право. 2001. N 5. С. 92 - 93.

Эта позиция находит подтверждение и в литературе. М.А. Рожкова, анализируя правовую природу двусторонних сделок, направленных на определение способа защиты прав (к которым автор, в частности, относит и соглашения об изменении и расторжении договора), отмечает, что "обязательства, вытекающие из сделок, определяющих способ защиты прав, всегда зависимы от основного связывающего стороны обязательства, являются дополнительными (акцессорными) по отношению к основному обязательству" <5>.

<5> Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 162.

Однако в некоторых случаях соглашения об изменении договора могут иметь сложную внутреннюю структуру, которая не ограничивается содержанием договора как сделки, а нуждается в существовании отдельного от основного, самостоятельного правоотношения. Таковы, например, некоторые виды обеспечительных сделок, которые могут расцениваться как временное изменение основного договорного обязательства, имеющее целью стимулирование надлежащего исполнения. В.В. Витрянский указывает, что "правоотношения залога, поручительства, банковской гарантии и т.п., несмотря на их акцессорный характер по отношению к обеспечиваемым ими основным обязательствам, оформляются отдельными договорами (сделками), за которыми признается самостоятельное значение в системе гражданско-правовых договоров" <6>.

<6> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга пятая. Т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М.: Статут, 2006. С. 308.

Акцессорный характер соглашения об изменении и расторжении договора оказывает существенное влияние на особенности его недействительности. По замечанию Р.О. Халфиной, "недействительность сделки обычно устанавливается применительно к признакам каждой сделки в отдельности, в силу чего недействительность одной сделки не влечет недействительности сделок, связанных с недействительной... Однако это правило относится к самостоятельным сделкам и не касается акцессорных (дополнительных) сделок. Недействительность основной сделки влечет в таких случаях прекращение прав и обязанностей по сделке дополнительной (поручительство, залог, задаток)" <7>.

<7> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2004. С. 509.

Представляется, что правила, установленные п. 2 и 3 ст. 329 ГК РФ для способов обеспечения обязательств, по аналогии закона могут быть распространены на все случаи соглашений об изменении или расторжении договора, так как соглашения об обеспечении обязательств могут являться одной из разновидностей изменения договора по соглашению сторон. В соответствии с этими правилами недействительность соглашения об изменении или расторжении договора не влечет недействительности основного договорного обязательства, а недействительность последнего соответственно является непосредственным основанием для признания недействительным соглашения об изменении или прекращении основного договорного отношения.

Судебная практика демонстрирует именно такое понимание взаимосвязи недействительности основной и акцессорной сделок. По одному из дел суд сделал вывод о том, что, поскольку истец не стал управомоченным лицом в правоотношении собственности, объектом которого являлось приватизированное предприятие, юридически не существовала и сделка (дополнительное соглашение о расторжении сделки приватизации), направленная на преобразование указанного правоотношения <8>.

<8> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 января 1999 г. N А43-3347/98-13-113 // СПС "КонсультантПлюс".

Недействительность соглашения об изменении или расторжении договора может быть связана не только с недействительностью основного договорного обязательства, но также и с его незаключенностью. Это вполне закономерно, потому что, как было показано О.В. Гутниковым, недействительность и незаключенность сделки имеют тождественные последствия <9>. Так, в одном из случаев соглашение об отступном (соглашение о расторжении договора), заключенное должником и новым кредитором, получившим по договору цессии право требования задолженности, было признано судом ничтожным, поскольку спорный договор цессии не содержал указания на обязательство (договор), по которому передано право требования, а потому был оценен судом как незаключенный <10>.

<9> Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве (теория и практика оспаривания). М.: Статут, 2007. С. 83.
<10> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 июня 2001 г. N А13-3926/00-12 // СПС "КонсультантПлюс".

В другом случае основанием для признания соглашения об изменении договора аренды послужила одновременно и недействительность, и незаключенность основного договорного обязательства. Арбитражный суд признал недействительным в силу ничтожности соглашение о передаче прав и обязанностей по договору аренды на том основании, что арендатор передал по соглашению права и обязанности, которыми не обладал, поскольку договор аренды являлся в части ничтожным, в части - незаключенным <11>.

<11> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 марта 2002 г. N А19-8204/01-14-Ф02-201/02-С2 // СПС "КонсультантПлюс".

Возникает интересная коллизия: действительное соглашение об изменении или расторжении договора в случае признания этого договора незаключенным или недействительным из действительного превращается в недействительное. Несомненно, это положение справедливо только при условии, что основной договор оспорим, если же он ничтожен - любое соглашение об изменении или расторжении договора будет недействительным с момента его заключения.

Таким образом, акцессорность соглашения об изменении и расторжении договора является его сущностным критерием, определяющим не только особенности его содержания, но и последствия его недействительности, что присуще всем акцессорным сделкам. В этом смысле такого рода соглашения могут служить ценной моделью для изучения проблем, связанных с правовым регулированием дополнительных обязательств в гражданском праве.