Мудрый Юрист

Актуальные проблемы, возникающие при решении вопросов, связанных с привлечением к административной ответственности *

<*> Postnikov V.N. Topical problems which appear in solution of issues related to bringing to administrative responsibility.

Постников В.Н., председатель Курганского гарнизонного военного суда (г. Курган).

Административное правонарушение может быть совершено только умышленно или по неосторожности, что исключает объективное вменение.

Ключевые слова: административное правонарушение, виновность лица, форма вины, освобождение лица от ответственности.

Administrative violation might be committed on intent and by negligence which excludes objective imputation.

Key words: administrative violation, culpability of a person, form of guilt, relief of liability.

Частью 1 ст. 2.1 КоАП РФ к признакам административного правонарушения отнесены противоправность действия (бездействия), совершение его физическим или юридическим лицом, виновность и наказуемость.

Следовательно, квалифицируя действие (бездействие) юридического или физического лица с точки зрения наличия в них признаков административного правонарушения, установление формы вины является обязательным.

К этому же обязывает и правовая норма ст. 26.1 КоАП РФ, регламентирующая, что в числе обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, находится и виновность лица в совершении административного правонарушения (п. 3).

Между тем, по нашему мнению, данному вопросу, как в научных исследованиях, так и в правоприменительной практике уделяется недостаточное внимание.

Исходя из диспозиций статей КоАП РФ, в ряде случаев определить форму вины не представляет особой сложности. Например, не вызывает сомнений, что совершить административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.26 КоАП РФ (ч. 1 и 2) "Невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения", можно только умышленно.

Между тем подобным образом сформулированы далеко не все статьи.

Для наглядности приведу только один пример.

Согласно диспозиции ст. 12.16 КоАП РФ административным правонарушением признается несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги.

Из приведенной диспозиции правовой нормы Кодекса не ясно, какая форма вины составляет субъективную сторону данного правонарушения.

Нет единства в этом вопросе и у комментаторов Кодекса.

Так, в Комментарии к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) под редакцией Н.Г. Салищевой <1> мы находим, что данное правонарушение может быть совершено только умышленно.

<1> Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) / Под ред. Н.Г. Салищевой. М.: Проспект, 2009.

В Постатейном комментарии к Кодексу РФ об административных правонарушениях под редакцией Э.Г. Липатова и С.Е. Чаннова <1> указано, что с субъективной стороны нарушение характеризуется виной в форме неосторожности.

<1> Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Э.Г. Липатова и С.Е. Чаннова. М.: ГроссМедиа; РОСБУХ, 2008.

В Постатейном же комментарии к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях под редакцией А.Б. Агапова <1> вопрос о субъективной стороне данного правонарушения вообще упускается.

<1> Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. А.Б. Агапова. М.: Издательство "Статут", 2004.

Не дают исчерпывающего ответа на вопросы о субъективной стороне различного вида административных правонарушений и разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 и от 24.10.2006 N 18.

Неопределенность в законодательном (или хотя бы на уровне разъяснений Пленума Верховного Суда РФ) установлении формы вины по каждому конкретному виду административных правонарушений может привести (видимо, уже и приводит, поскольку данных об этом нет) к различной правоприменительной практике по привлечению лица к административной ответственности либо к освобождению от нее ввиду отсутствия в деянии состава правонарушения.

В продолжение поднятой проблемы хотелось бы изложить некоторое видение решения вопроса о субъективной стороне административных правонарушений.

По нашему мнению, определяя форму вины за конкретный вид правонарушения, в случаях, если она однозначно не следует из диспозиции статьи КоАП РФ (как, например, деяния, предусмотренные ст. 12.26 КоАП РФ, которые могут быть совершены только умышленно), необходимо презюмировать, что данное административное правонарушение может совершаться как умышленно, так и по неосторожности.

Иной подход может привести к неоправданному, на наш взгляд, освобождению лица от ответственности за содеянное, в том числе и за правонарушения, имеющие повышенную общественную опасность.

Для наглядности приведу следующий пример.

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, является административным правонарушением, предусмотренным ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Исходя из позиции авторов Комментария к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) под редакцией Н.Г. Салищевой <1>, данное правонарушение возможно совершить только умышленно.

<1> Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) / Под ред. Н.Г. Салищевой. М.: Проспект, 2009.

Однако, на наш взгляд, такое толкование правовой нормы не совсем корректно и не соответствует общественной опасности содеянного.

По нашему мнению, указанное правонарушение может быть совершено в том числе и по неосторожности, а именно водитель, зная нормы, регламентированные в примечании к ст. 27.12 КоАП РФ, и не желая их нарушать, тем не менее употребляет некоторое количество спиртного, полагая, что к моменту, когда он будет управлять автомобилем, произойдет распад алкоголя и состояния опьянения не будет. Он в этом уверен, так как подобное было не раз. Однако при медицинском освидетельствовании у него выявлено состояние опьянения.

Исходя из позиции авторов вышеуказанного Комментария, данный водитель подлежит освобождению от административной ответственности, так как совершил деяние по неосторожности, поскольку предвидел возможность наступления вредных последствий своего действия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение таких последствий.

Однако несмотря на то, что деяние данным водителем совершено по неосторожности, степень общественной опасности содеянного им ничуть не ниже, чем у того водителя, который умышленно сел за руль в состоянии опьянения, поскольку и тот и другой управляли автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения, подвергая опасности не только самих себя, но и иных участников дорожного движения.

Поэтому, подводя итог вышеизложенному, полагал бы, что в правоприменительной практике, видимо, следует исходить из того, что если в диспозиции статьи КоАП РФ отсутствует четкое и однозначное указание на форму вины, то данное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.