Мудрый Юрист

Институт оплаты услуг адвоката в древнем мире

Вишневская О.А., соискатель степени кандидата юридических наук Российской академии адвокатуры и нотариата.

В данной статье автором рассмотрен институт оплаты услуг адвоката в Древнем мире в разрезе мировой истории. Рассмотренные примеры древневосточных стран свидетельствуют об отсутствии адвокатуры на Востоке. История становления основ адвокатуры у цивилизованных древних народов свидетельствует о неравномерном развитии данного института в различных регионах.

"Если хочешь быть богатым, сделайся адвокатом".

Марк Валерий Марциал (I век)

Оплата юридических услуг является одним из важнейших аспектов деятельности адвоката. Гонорар, который взят за честный труд, писал А.Н. Стоянов, не может считаться унижением профессии <1>. Данное утверждение относится не только к современному периоду рыночной экономики и свободы экономических отношений. С древности у наиболее развитых народов оплате профессиональной деятельности адвоката уделялось существенное внимание. Не случайно в Риме, где организация адвокатуры изначально основывалась на обычаях, одним из немногих законодательно урегулированных аспектов адвокатской деятельности был именно гонорар. По свидетельству ученых, как только судебная защита и представительство перестают быть родственными и оформляются в отдельную профессию, возникает вопрос их оплаты. "Кто из нас не предпочтет защиту богатого и сильного клиента делу честнейшего, но бедного человека? Расположение наше всегда клонится туда, откуда можно надеяться на более верное и скорое получение хорошей платы", - признавал Цицерон, один из самых известных и почетных древнеримских адвокатов <2>.

<1> См.: Стоянов А.Н. История адвокатуры. Выпуск первый. Древний мир. Египет, Индия, Евреи, Греки, Римляне. Харьков, 1869. С. 64.
<2> Там же. С. 66.

Комплексное изучение института оплаты услуг адвоката не может ограничиваться анализом только современного законодательства и взглядов на данный институт. Точно так же для полного понимания сути и природы адвокатского гонорара недостаточно изучить историю регулирования взаимоотношений между доверителем и поверенным на национальном уровне.

Наиболее всестороннее представление о любом явлении может дать его рассмотрение в разрезе мировой истории. Поэтому актуальность и обоснованность изучения истории происхождения института адвокатуры и основ взаимоотношений между адвокатом и клиентом в наиболее развитых древних культурах не вызывает сомнений. Понимание становления и учреждения адвокатуры в древних государствах способствует обстоятельному и глубокому изучению сути отношений по оплате услуг адвоката.

По справедливому замечанию Е.В. Васьковского, на первых ступенях юридического развития мы не встретим адвокатуры в том виде, в каком она существует в настоящее время <3>. Развитие правозаступничества шло одновременно с усложнением юридического строя общества. В связи с этим особый интерес для изучения представляют государства Древней Греции и Древнего Рима как примеры высокого развития юридической культуры древних народов.

<3> См.: Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. Часть I. Очерк всеобщей истории адвокатуры. СПб.: Типография П.П. Сойкина, 1893. С. 10.

Исходя из сохранившихся источников, основными принципами процесса в Греции были устность, гласность и состязательность. По свидетельству немецкого ученого М. Дункера, первоначально стороны лично являлись в суд и защищали свои права, однако с развитием юридической жизни в Афинах выделился особый класс людей, занимавшихся судебной защитой <4>. Так как судьями являлись обычные граждане, которые выбирались по жребию и не обладали специальными знаниями в юриспруденции, красноречие было главным оружием, способным склонить суд на свою сторону. На первых этапах стороны должны были сами защищать себя на суде по законам Солона, поэтому те, кто овладел ораторским искусством, писали речи для знакомых и родственников. Впоследствии это стало профессиональным занятием так называемых логографов или дикографов, за которое взималась плата. Обычай взимать плату за составление судебных речей Аммиан Марцеллин и Плутарх приписывали Антифону, жившему в V веке до н.э. <5>.

<4> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 26.
<5> См.: Там же. С. 28.

По предположению Е.В. Васьковского, постепенно в Греции допускается судебная защита тяжущихся третьими лицами. Вторую речь после сторон (девтерологию) было разрешено произносить синегорам. Изначально синегорами могли выступать только родственники и друзья сторон, однако впоследствии это право получили и посторонние лица <6>.

<6> См.: Там же. С. 29.

До нас дошли свидетельства того, что логографы и синегоры за плату могли писать речи и выступать сразу в пользу обеих сторон процесса. На это, в частности, ссылались Плутарх, Ликург и Демосфен <7>. Отсутствие строгих правил привело к представлению о профессии адвоката как продажной и низкой. Почетной считалась профессия юрисконсультов, законников (прагматиков), которых привлекали ораторы для сообщения отдельных юридических знаний за ничтожную плату.

<7> См.: Там же. С. 34 - 35.

Таким образом, в результате естественного процесса развития греческая судебная защита прошла этапы от родственной до свободно-договорной, а наряду с сочинением письменных судебных речей возникла устная защита. Тем не менее нельзя сделать вывод о том, что адвокатура превратилась в Греции в организованный институт, так как защита была больше вязана с ораторским искусством, чем с правоведением. Институт вознаграждения хотя и признавался, однако основывался на обычаях и не был урегулирован.

В отличие от Греции в Древнем Риме согласно дошедшим до нас источникам гонорар являлся одной из немногих урегулированных сторон адвокатской деятельности. Как писал А.Л. Пестржецкий, обычай давать плату адвокату с давних пор стал входить в общественную жизнь римлян, несмотря на многочисленные попытки законодателей противодействовать возмездности адвокатуры и древние представления об адвокатской профессии как бескорыстном занятии <8>. Уже в 204 г. до н.э. издается закон Алимента Цинция о дарах и приношениях (lex Cincia de muneribus), содержащий, по свидетельству Тацита, запрет брать деньги или подарки за предстоящее к защите дело. Существуют разные толкования данного положения. Согласно преобладающему мнению, которого придерживались Пестржецкий и Стоянов, закон вообще запрещал адвокатам брать вознаграждение за ведение дел. Однако есть другая точка зрения, согласно которой речь идет о запрете брать вознаграждение только до разбирательства, что подтверждается сенатским постановлением времен Плиния Младшего <9>. Документ предписывал приносить присягу в том, что все, имеющие дела, за ведение дела никому ничего не дали, не обещали, не гарантировали. Однако по окончании процесса все же позволялось давать ограниченную сумму денег.

<8> См.: Пестржецкий А.Л. Об адвокатуре у римлян, во Франции и Германии. М.: В Университетской типографии (Катков), 1876. С. 1.
<9> См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 52.

При императоре Августе запрет брать подарки подкрепился угрозой взыскания штрафа вчетверо против стоимости полученного подарка <10>.

<10> См.: Пестржецкий. А.Л. Указ. соч. С. 2.

Квинтилиан называл договоры о плате разбойничьим обычаем. Однако стоит согласиться с Васьковским, который ссылался на вывод Грелле-Дюмазо о том, что адвокатура никогда не была полностью безвозмездной в Риме <11>. Еще Савиньи доказал, что защита патриция не была даровою, так как сам закон требовал от клиента определенных услуг для патрона. Позднее адвокаты стали получать подарки и иные выгоды (одним из названий которых был honorarium). Известен рассказ Валерия Максима о патроне, который отказался давать совет клиентам, не голосовавшим за него на выборах в консулы <12>. Римские адвокаты республиканского периода хотя не имели права заключать соглашение о гонораре и требовать его по суду, но могли получить подарки от клиентов после окончания процесса.

<11> См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 59.
<12> См.: Стоянов А.Н. Указ. соч. С. 64.

По свидетельству ученых, с падением республики и началом империи споры о гонораре возродились. Древний способ награждать адвокатов пальмами (отсюда palmarium как один из терминов адвокатской платы), как писал Стоянов, стал идеалистическим преданием о золотом веке, и адвокаты уже не были готовы довольствоваться добровольными приношениями клиентов. Закон Цинция не соблюдался, хотя формально не был отменен. "Адвокатская совесть сделалась самым продажным товаром на публичном рынке", - говорил Тацит. Стоянов описывает ситуацию во времена Клавдия, Домициана и Нерва, когда адвокаты берут огромные гонорары с обеих сторон и доводят клиент до самоубийства. В такой ситуации оказался адвокат Суилий, который в свою защиту обращался к императору Клавдию: "Красноречие не может быть безвозмездным, так как в противном случае, заботясь о чужих интересах, мы упускали бы из виду свои собственные... никто не ставит целью того, от чего не может предвидеть никакого плода... если занятия будут лишены вознаграждения, то они погибнут". Впоследствии Клавдий разрешил адвокатам брать гонорар в размере не свыше 10 тыс. сестерциев. Однако и после принятия этого постановления, по свидетельству Плиния и Тацита, злоупотребления не остановились, и адвокаты находили способы обойти запрет (например, они брали 10 тысяч за каждое процессуальное действие) <13>.

<13> См.: Там же. С. 99.

Наиболее интересным периодом римской адвокатуры является период властвования Александра Севера в III в., когда отношение к гонорару, по свидетельству Ульпиана, принципиально изменилось <14>. Адвокаты получили право иска о гонораре. При этом впервые были сформулированы критерии, которыми руководствовался суд при определении размера гонорар адвоката, если между адвокатом и клиентом отсутствовало соглашение. Размер зависел от рода дела, таланта адвоката, обычаев адвокатуры и важности судебной инстанции, но не мог превышать установленную таксу. Таким образом, уже в III в. профессия адвоката признавалась скорее искусством, нежели ремеслом, и размер вознаграждения определялся в том числе исходя из таланта адвоката.

<14> См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 61.

Если между адвокатом и клиентом уже было соглашение о сумме гонорара, то он мог требовать его в суде, если уже уплаченная ему сумма не превышала 10 тыс. сестерциев. При этом наследники адвоката, умершего до окончания процесса, не обязаны были возвращать гонорар клиенту <15>.

<15> См.: Стоянов А.Н. Указ. соч. С. 101.

Кроме того, допускалось заключать соглашение о гонораре после защиты дела, но до вынесения решения. При этом запрещалось брать добавочную плату к гонорару в виде премии, если вся сумма превышала установленную таксу. Александр Север также ввел запрет на условие о процентах ценности выигранного дела (societatem future emolumenti). Впоследствии запрет на гонорар успеха был введен в законодательство большинства европейских государств.

Последующее законодательство подтвердило правила, установленные Александром Севером. В 315 г. вышел указ, согласно которому адвокаты подвергались суду за незаконные поборы, а в 326 г. Константин обязал исключать из списка каждого адвоката, который будет вымогать или выговаривать себе под видом гонорара чрезмерные суммы или определенную часть спорного имущества <16>.

<16> См.: Cod. Just. L. II, t. VI. C. 5 (цит. по Е.В. Васьковскому).

В 368 г. Валентиниан и Валенций снова вводят запрет заключать с клиентом соглашение до защиты дела и разрешают лишь принимать ту сумму, какую по доброй воле даст ему сторона. Обещание гонорара, скрытое под видом уплаты займа, могло быть уничтожено в течение двух лет возражением о его фиктивности <17>. Более того, титулованным и почетным лицам, которые примут на себя обязанности защитников, безусловно запрещено какое-либо возмездие <18>.

<17> Ib. C. 6, §§ 2, 3, 5 (цит. по Е.В. Васьковскому).
<18> См.: Стоянов А.Н. Указ. соч. С. 103.

Впоследствии принимаются законодательные сборники Юстиниана, согласно которым до защиты дела адвокат также не имел права заключать условие о гонораре, однако после защиты мог заключать условие и требовать вознаграждения через суд <19>. Кроме того, согласно дигестам одним из трех главных профессиональных преступлений, за которые налагалось запрещение практики, было вымогательство больших гонораров и выговаривание себе части спорного имущества.

<19> См.: Дигесты Юстиниана. Перевод И.С. Перетерского. Наука, 1984.

Изучение истории развития института гонорара в Риме показывает главную тенденцию: изначально гонорар рассматривался как добровольный и почетный дар со стороны клиента, а принятые постановления были направлены на ограничение жадности и алчности римских адвокатов. Принцип относительной безвозмездности был нарушен только во времена Александра Севера, когда адвокаты получили право требовать гонорар через суд. Это же замечает Пестржецкий: "Характер безвозмездности mandatum долго признавался в римском праве, пока силою вещей это представительство не сделалось профессией, правильно вознаграждаемою" <20>.

<20> См.: Пестржецкий А.Л. Указ. соч. С. 1.

В отличие от западных империй на Востоке институт адвокатуры согласно исследованиям ученых развивался не так интенсивно. Более того, в некоторых регионах до определенного момента институт судебной защиты был несовместим с общественным и политическим укладом жизни.

Так, в Древнем Египте, где юстиция, по словам Стоянова, была гибким и послушным орудием в руках сильной политической власти, а основными началами в законодательстве были негласность и неустность процесса, адвокатура как институт защиты граждан не могла быть сформирована <21>. Тесная связь суда с политическим устройством исключала наличие каких-либо существенных гарантий защиты.

<21> См.: Стоянов А.Н. Указ. соч. С. 3.

Сведения о египетском процессе главным образом основываются на свидетельствах Диодора сицилийского. Исходя из его текстов, словесные прения перед судом в Египте были прямо запрещены. Более того, считалось, что речи ораторов не уясняют дело. Наоборот, красноречие защитника могло ослабить строгость закона <22>.

<22> См.: Там же. С. 4.

Однако, по свидетельству французского ученого XIX в. Дюпена, в Египте существовал класс людей, которые помогали советом, пером, а нередко красноречивым словом не только частным лицам, но и всему государству. Например, адвокатская защита в качестве исключения допускалась во времена Птоломея Эвергета II по делам, рассматриваемым по правилам об особой подсудности. Стоянов, ссылаясь на перевод Пейрона, описывает дело о незаконном присвоении имущества между греческим наемником и жрецом низшего разряда <23>. После подачи прошения и объяснения сторон выступали защитники - греки. То есть речь идет о гражданском деле с участием иностранцев - греческих воинов. Информации об оплате подобных услуг до нас не дошло.

<23> См.: Там же. С. 5.

В отличие от Египта судебный процесс Древней Индии согласно сохранившимся источникам не был лишен гласности и устности. Кроме того, важнейшее значение для процесса имели свидетельские показания.

Информация об индийской адвокатуре дошла только по косвенным материалам. Так, германский ученый Болен описывает драму I в., в которой представлен индийский процесс с участием уполномоченных и адвокатов <24>. Тем не менее, как замечает Стоянов, приведенный рассказ не подтверждается иными источниками <25>. Ни в исследованиях, ни в сводах Ману нет положений о договоре доверенности <26>. С учетом того что данный пример является единственным свидетельством наличия древнеиндийской адвокатуры, по предположению Стоянова, которое подтверждается текстами Альфреда Вебера, адвокат мог появиться в судебной драме под влиянием Греции, а мнение о существовании судебной защиты в коренном законодательстве браминов лишено оснований. В обоснование своего вывода ученый ссылается на уклад общественной жизни Древней Индии, где население должно было заниматься определенными занятиями. Толкование законов было в руках браминов, другие касты подвергались за это наказаниям. Однако даже брамин был ответственен за подачу мнения члену самой низшей касты. Кроме того, обязанности оказывать защиту подсудимым у браминов не было <27>.

<24> См.: Peter von Bohlen. Das Alte Indien mit besonderer Rucksicht auf Aegypten. Koenigsberg, 1830. C. 56 - 57.
<25> См.: Стоянов. А.Н. Указ. соч. С. 7.
<26> См.: Законы Ману. М.: Эксмо-Пресс, 2002.
<27> См.: Стоянов А.Н. Указ. соч. С. 9.

В древнееврейском законодательстве согласно исследованиям историков впервые на Востоке встречается идея равенства перед законом. Характерной чертой юридической культуры еврейского общества являлись власть каждого еврея судить и возможность быть судимым равноправными согражданами, что совмещалось с публичностью и устностью разбирательства <28>.

<28> См.: Там же. С. 10.

Тем не менее в Моисеевых книгах нет положений об адвокатуре, что может объясняться, как полагает Стоянов, отсутствием централизованности судебной системы <29>. Так, главной идеей древнееврейского законодательства являлась беспристрастность судей по отношению к сторонам, а вопрос о четкой организации судебной защиты отходит на второй план. Однако преград, мешавших построению адвокатуры в других странах Востока, в древнееврейском законодательстве также не видно, так как, по мнению Стоянова, подобная политика немыслима в законодательстве, построенном на десяти заповедях <30>. Более того, в Библии есть глава, где знающий закон человек (Иов) отстаивает права вдов, сирот и неимущих <31>. Это занятие не было оформленным институтом и не имело обязательного характера. Речь шла о первичной форме защиты, где отношения защитника и подсудимого не имеют материальной основы и устанавливаются религиозными и нравственными убеждениями.

<29> См.: Там же. С. 13.
<30> См.: Там же. С. 15.
<31> См.: Книга Иова, 29. 11 - 12. URL: http://idinasvet.com/ com-ol/content-4-10021-592.

Исходя из этого, Стоянов делает вывод, что судебная защита через посторонних лиц известна евреям, однако она не установлена Моисеем, а перешла из более глубокой древности как остаток обычного права патриархов <32>.

<32> См.: Стоянов. А.Н. Указ. соч. С. 15.

Рассмотренные примеры древневосточных стран свидетельствуют об отсутствии адвокатуры на Востоке. Даже при существовании определенных форм защиты через посторонних лиц данные формы являлись первичными и неорганизованными, с отсутствием четкого оформления отношений между защитником и доверителем.

История становления основ адвокатуры у цивилизованных древних народов свидетельствует о неравномерном развитии данного института в различных регионах. Если на Западе уже на начальных этапах взаимоотношения адвоката и доверителя получают свое закрепление и деятельность адвоката имеет возмездный характер, то на Древнем Востоке организация института адвокатуры и регулирование отношений, из которого можно было бы сделать вывод об оплате услуг, отсутствуют.