Мудрый Юрист

Особенности разрешения конфликта следователем

Францифоров Ю.В., профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики СГУ им. Н.Г. Чернышевского, доктор юридических наук.

В статье рассмотрен предмет юридического конфликта в уголовном процессе, дан анализ его причин и особенностей его разрешения или снятия путем механизма уголовно-процессуального регулирования, в основе которого лежит разумное понимание противоречий уголовного судопроизводства.

Самой острой формой выражения и разрешения противоречий в уголовном судопроизводстве является конфликт, рассматриваемый как столкновение противоположно направленных интересов субъектов либо позиций сторон.

Предметом юридического конфликта в уголовном процессе служат нормы уголовно-процессуального права, направленные на регулирование поведения государственных органов, должностных лиц, граждан и представителей общественности в сфере уголовного судопроизводства.

Конфликт в уголовном судопроизводстве вызван, с одной стороны, необходимостью процессуальной деятельности, осуществляемой следователем в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, т.е. в связи с уголовным преследованием, а с другой стороны, как защитой лиц, потерпевших от преступления, так и защитой от незаконного и необоснованного обвинения (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Конфликт может возникнуть по поводу признания, восстановления, нарушения субъективных прав и обязанностей <1>.

<1> См.: Гревцов Ю.И. Социология права. М., 2001. С. 196.

Таким образом, конфликты на нормативном уровне чаще всего проявляются по причине отступления от законов и иных нормативно-правовых актов.

Причиной юридического конфликта могут служить ограничения личных прав человека, к которым относятся: право на жизнь, свобода совести, право на неприкосновенность жилища и частной жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, право на уважение и защиту чести и доброго имени.

Конфликт в уголовном судопроизводстве может возникнуть в процессе применения следователем таких мер принуждения, как привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество и денежное взыскание (ст. ст. 113 - 115, 117 УПК РФ), а также вследствие избрания мер пресечения: подписки о невыезде, заключения под стражу и домашнего ареста (ст. ст. 102, 107, 108 УПК РФ), поскольку в самом праве как системе законов и юридических норм, связанных с принуждением, функционально заложены противоречия.

Результатом конфликта в отношении избрания мер пресечения вполне допустимо наличие таких фактических данных (полученных оперативным путем), которые не могут служить доказательством достаточных оснований для применения мер пресечения, так как "фактические данные, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, отсутствуют в материалах уголовного дела, и их нельзя оценить и проверить" <2>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации - Велби; Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

<2> Петрухин И.Л. Меры пресечения // Комментарий к УПК РФ / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 166.

Видами возможных конфликтных ситуаций следует признать: 1) с непосредственным контактом и в бесконтактной, опосредованной форме; 2) с нестрогим соперничеством и остроконфликтные; 3) явные и скрытные; 4) многоэпизодные и многосубъектные; 5) неосознанные и осознанные; 6) возникающие по инициативе следователя либо по инициативе иных участников конфликта. С этой целью необходимо рассмотреть развитие противоречий во внутриличностном (внутреннем) и внешнем конфликтах, проявляемых в уголовном судопроизводстве.

Внутриличностный конфликт - это конфликт внутри самого человека, между различными сторонами его "Я", между его желаниями и потребностями и той системой норм и ценностей, которые заложены в нем с детства <3>.

<3> См.: Якутина О.И. Основные разновидности конфликтов. Ростов н/Д, 2001. С. 102.

Внутриличностный конфликт следует характеризовать как борьбу двух противоположных тенденций в сознании одного индивида, в основе которого лежит проблема выбора. Противоборство взаимоисключающих стремлений является движущей силой такого рода конфликтов. Последствия внутриличностного конфликта оцениваются как разрешение конструктивного или (что бывает значительно чаще) деструктивного конфликта. Таким образом, внутриличностный конфликт отличается тем, что он переживается в форме психоэмоционального напряжения, возникает в ситуации, которая осознается личностью как трудная, и выражается в процессе выбора, сомнения и борьбы <4>.

<4> См.: Якутина О.И. Указ. соч. С. 112.

В то же время внутриличностный конфликт является частью повседневного состояния следователя, связанного (в первую очередь) с исполнением своих полномочий, внутренним содержанием которых служат нравственные и иные социальные противоречия.

Деятельность следователя в ходе расследования по конкретному уголовному делу направлена на разрешение своих внутренних противоречий (конфликтов), устранение неопределенности информации, переход к однозначности в отношении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, которые касаются события преступления, виновности лица, характера и размера вреда, личности преступника и других обстоятельств совершенного преступления <5>.

<5> См.: Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. 1981. С. 86.

Все признаки внутриличностного (внутреннего) конфликта имеет процессуальная деятельность следователя, связанная с решением вопроса о возбуждении уголовного дела. Чем меньше информативного материала, тем глубже внутренний конфликт, который связан с принятием одного из решений: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче сообщения о преступлении по подследственности или по подсудности. Момент разрешения данного конфликта связан с установлением информации, которая является следствием результатов проверки о преступлении, и принятием справедливого и законного решения.

Заметим, что не всегда внутренний конфликт следователя находит своевременное и окончательное разрешение. Такая ситуация характерна при наличии такого основания, которое требует приостановления предварительного следствия, при котором лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК), а также по основаниям (прекращения уголовного дела и уголовного преследования) непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК). Внутренний конфликт следователя со своими знаниями (в последнем примере) не находит разрешения по причине того, что "причастность лица (которое подвергалось уголовному преследованию) к совершенному преступлению не доказана, обвинительные доказательства полностью не опровергнуты, а все возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны (неустановленная причастность лица к совершению преступления, недоказанность участия в совершении преступления)" <6>.

<6> Безлепкин Б.Т. Основания отказа в возбуждении уголовного дела // Комментарий к УПК РФ. М., 2004. С. 41.

Внутренний конфликт следователя характеризуется разнообразием различных ситуаций и факторов его возникновения.

Такими факторами, по мнению О.Я. Баева, являются: 1) степень недостаточности информации для принятия следователем процессуального решения; 2) неопределенность, противоречивость имеющейся у следователя информации о расследуемом событии или причастности к совершению преступления определенного лица; 3) необходимость применения следователем мер процессуального принуждения или направления дела в суд; 4) несовпадение личных убеждений следователя и требований нормативной регуляции его поведения; 5) результат экстремальных условий деятельности следователя <7>.

<7> См.: Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. С. 88 - 96.

Фактор внутреннего конфликта определяется невозможностью получения необходимых сведений для принятия процессуального решения. Ситуация конфликта может характеризоваться обнаружением трупа с признаками насильственной смерти в случае, если отсутствуют фактические данные о лице, совершившем или подозреваемом в совершении этого преступления. В данной ситуации единственно возможное решение в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК - это приостановление предварительного следствия (на основании неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого), которое не разрешает внутренний конфликт следователя, поскольку он, располагая достаточными данными существования факта преступления, не имеет доказательств, указывающих на лицо, совершившее преступление, и получение этих данных не представляется возможным, что не позволяет раскрыть преступление.

Каждый следователь, вынужденный приостанавливать уголовное дело за неустановлением лица, совершившего преступление, постоянно помнит о таком деле, анализирует ошибки и упущенные возможности, ищет пути к раскрытию этого преступления <8>.

<8> См.: Баев О.Я. Указ. соч. С. 89.

Фактором возникновения внутреннего конфликта следователя является неопределенность и противоречивость имеющейся информации о расследуемом событии. Примером такой ситуации может служить инсценировка на месте происшествия, которая характеризуется созданием обстановки, не соответствующей действительности. Такими обстоятельствами могут выступать событие, факт, след, поведенческий акт, несущие противоречивую информацию между тем, что произошло в реальной жизни, и тем, что хотели, планировали показать и что якобы произошло. На инсценировку указывают неадекватные ситуации, позволяющие усомниться в истинности того, что обнаружено на месте происшествия или при получении показаний <9>. Выявление и разоблачение инсценировки позволяют построить правильную мысленную модель события, получить дополнительные данные, объективно подтверждающие реальность события и исключающие возможность ошибки, что способствует разрешению внутреннего конфликта.

<9> См.: Образцов В.А. Выявление и разоблачение инсценировки // Криминалистика. М., 1997. С. 524 - 529; Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Убийство. Как его раскрыть. М., 1994. С. 112 - 122.

Очередным фактором возникновения внутреннего конфликта служит необходимость избрания следователем мер процессуального принуждения. Так, для принятия решения об избрания такой меры пресечения, как заключение под стражу, которая наиболее жестко ограничивает физическую неприкосновенность личности, необходимо обоснованное решение следователя. Следователю предстоит выбор между избранием такой меры, как заключение под стражу, и такой меры пресечения, которая в большей степени основана на доверии, это подписка о невыезде и надлежащем поведении. Обычно подписка о невыезде применяется как альтернатива заключению под стражу в отношении обвиняемого, имеющего постоянное место жительства. В то же время данная мера пресечения допустима и в отношении обвиняемого, находящегося временно в данном месте, например в отношении командированного, проживающего в гостинице <10>.

<10> См.: Безлепкин Б.Т. Меры процессуального принуждения // Комментарий к УПК РФ. М., 2004. С. 149.

Выбор следователя может быть сделан в пользу избрания более жесткой меры пресечения под влиянием "силы улик" <11>. Действительно, как справедливо подчеркивает И.Л. Петрухин, "улики могут быть признаны достаточными для того, чтобы поставить лицо в положение обвиняемого, но недостаточными для заключения его под стражу" <12>. В соответствии с требованием уголовно-процессуального закона следователь вправе избрать одну из мер пресечения при наличии веских оснований для исключения опасений, "достаточных оснований полагать", что обвиняемый скроется от предварительного следствия и суда, сможет продолжать заниматься преступной деятельностью (ч. 1 ст. 97 УПК).

<11> Кистяковский А.О. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. СПб., 1868. С. 159.
<12> Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М., 1999. С. 307.

Однако, прежде чем сделать свой выбор, следователю предстоит ответить на ряд вопросов: что собой представляют достаточные данные и каким объемом знаний он должен располагать, чтобы принять законное и обоснованное решение, не ущемляющее право обвиняемого на личную неприкосновенность <13>? Сложность разрешения внутреннего конфликта следователя осложняется тем, что среди юристов, исследовавших теоретические и практические аспекты мер пресечения, нет единства мнений по этому поводу. Так, М.С. Чельцов писал, что меры пресечения "применяются в случае необходимости, когда имеется налицо вероятность нарушения важнейшего общественного интереса в виде противодействия правосудию путем уклонения обвиняемого от следствия и суда или путем сокрытия следов совершенного преступления" <14>. Мнение М.С. Чельцова поддержали Э.Ф. Куцова и В.И. Кудрявцев <15>. Высказанная рекомендация, суть которой сводится к тому, что следователь должен принимать решение об избрании меры пресечения, обладая вероятными, приблизительными знаниями, мягко говоря, неубедительна, поскольку данное решение, хотя и носит не карательный, а предупредительный характер, в то же время применяется не к виновному, а к обвиняемому (подозреваемому). "Неосновательность обвинения может в будущем не подтвердиться и вызвать вынесение оправдательного приговора" <16>.

<13> Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в российском досудебном производстве. Саратов, 2001. С. 99.
<14> Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 222.
<15> См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 152; Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 254.
<16> Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. М., 1997. С. 108.

По справедливому утверждению М.С. Строговича, знания следователя для принятия решения о заключении под стражу должны быть достоверными. Этой же точки зрения придерживается В.А. Михайлов, который пишет, что выводы органов расследования, прокурора, суда о наличии оснований для заключения под стражу должны быть "достоверными, а не умозрительными, при планировании расследования, выдвижении версий и проверке их следственным и оперативно-розыскным путем следует также отработать и версии о возможных попытках или намерениях обвиняемого уклониться от уголовного преследования, уйти от уголовной ответственности, в том числе скрыться от дознания, следствия, прокурора и суда" <17>.

<17> Михайлов В.А. Указ. соч. С. 113.

Важной гарантией права обвиняемого и подозреваемого на личную неприкосновенность при решении вопроса об избрании в их отношении любой меры пресечения, и в частности заключения под стражу, является обоснованность и достоверность знаний следователя, что проверяется в судебном порядке в виде решения об избрании меры пресечения либо отказе в удовлетворении ходатайства, и выступает как средство в разрешении данного конфликта.

Очередным фактором возникновения внутреннего конфликта следователя могут явиться экстремальные условия его деятельности, которые характеризуются наличием в производстве одновременно большого количества уголовных дел, а также неудач, связанных с обнаружением доказательств путем производства следственных действий и получением иных сведений при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Углублению конфликта способствует и наличие таких факторов, как осложнение отношений с коллегами, прокурором и начальником следственного отдела.

Условием внутреннего конфликта могут служить ситуации "различной длительности и остроты, которые возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия" <18>, которые грозят провалом замысла следователя в процессе его уголовно-процессуальной деятельности. Такие ситуации в юридической литературе называют ситуациями тактического риска, при которых существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора. Элементами риска в следственной ситуации являются: 1) будущий ущерб, который еще только грозит, но не наступил; 2) неизвестность того, наступит ли ущерб, ибо он только вероятен, а не достоверен; 3) причинение ущерба, убытка, урона или потери. Ситуация тактического риска побуждает следователя действовать в условиях информационной неопределенности и дефицита времени, что характерно для стадии возбуждения уголовного дела, а также при задержании преступника с поличным и при расследовании "по горячим делам" <19>.

<18> Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 157.
<19> См.: Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Саратов, 1997. С. 6 - 7.

Вместе с тем естественное стремление следователя избежать такой ситуации, которая может привести к удвоению негативных последствий в процессе осуществления уголовно-процессуальной деятельности, не всегда оправданно, поскольку тактический риск является одним из естественных условий расследования. Как справедливо подчеркивал Р.С. Белкин, "стремление вообще избежать риска нереально: задача заключается в том, чтобы избрать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможности отрицательного последствия своего решения и заранее продумать меры по ликвидации или ослаблению этих последствий, что в конечном счете и приведет к максимально возможному в данных условиях положительному результату" <20>.

<20> Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3. М., 1979. С. 117.

Для разрешения внутреннего конфликта, связанного с ситуацией тактического риска, следователю, находящемуся в сложных условиях психологического и эмоционального напряжения, следует критически рассмотреть все ранее принятые решения и осуществленные действия, найти в них ошибки, сопоставить обнаруженные просчеты с результатами анализа своих действий, а затем и устранить ошибки.

Вместе с тем существенную опасность в уголовном судопроизводстве содержит внешний конфликт. Когда внешний конфликт ведет к причинению вреда охраняемым нормами уголовного закона общественным отношениям, этот конфликт следует именовать преступлением, и разрешение его допустимо лишь уголовно-процессуальными и уголовно-правовыми средствами.

Таким образом, разрешение внешнего конфликта (преступления) объективно сопровождается действием закона отрицания отрицания и применение к лицу, совершившему преступление, мер принуждения является как бы вторым отрицанием <21>. Первое отрицание является следствием самого преступления, что связано с отрицанием установленного законом порядка со стороны обвиняемого. Но поскольку на каждое совершенное преступление общество и государство реагирует адекватно данному правонарушению, т.е. отрицательно, то, естественно, в действиях компетентных государственных органов, дознавателя, следователя, прокурора и суда заключено второе отрицание. Так, по мнению П.А. Сорокина, действия государственных органов в ответ на совершенное лицом преступление "неизбежно принимают характер отрицательный, направленный и на причинение преступнику страдания, зла и вообще "отмщения" за обиду, за преступление" <22>. В то же время данное заявление П.А. Сорокина в отношении мести государства за совершенное преступление не следует понимать буквально как "око за око" или "смерть за смерть". Государственное реагирование на совершенное преступление должно быть своевременным и соответствовать закону, что позволит разрешение внешнего конфликта завершить вторым отрицанием в виде возбуждения уголовного преследования и применения мер процессуального принуждения, которые являются действиями, направленными для предварительного "снятия" преступления. Полное снятие преступления может быть выражено лишь приговором суда, вступившим в законную в силу.

<21> См.: Яцеленко Б.В. Противоречия уголовно-правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 251 - 255.
<22> Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. М., 1992. С. 83.

Касаясь вопроса о "снятии" преступления путем применения к внешнему конфликту закона отрицания, Гегель подчеркивал, что совершение преступления не есть... позитивное, к которому наказание присоединяется как отрицание, а есть негативное, так что наказание - это только отрицание отрицания; при этом наказание необходимо трактовать как "снятие" преступления и восстановление права <23>. Вместе с тем конфликт как форма противоречия в уголовном судопроизводстве представляет собой высшую степень выражения данного противоречия, возникающего между сторонами при остром их противодействии друг другу. Такая форма противоречия обусловлена существенным различием интересов и целей у стороны обвинения и стороны защиты.

<23> См.: Гегель. Философия права. М., 1990. С. 145.

Таким образом, конфликт в уголовном процессе в качестве одной из его форм (наряду с парадоксом и абсурдом <24>) требует своего разрешения или снятия путем механизма уголовно-процессуального регулирования, в основе которого лежит разумное понимание противоречий уголовного судопроизводства.

<24> См.: Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного процесса. М.: Приор-издат, 2006. С. 28 - 48.

Знание о явлении или предмете, которое сначала не совсем понятно, абсурдно и парадоксально, при более тщательном рассмотрении оказывается не совсем уж нелепым и позволит следователю собрать те доказательства по уголовному делу, на основе которых суд в порядке, определенном УПК РФ, установит наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, с целью разрешения наиболее острой формы противоречия - конфликта.