Мудрый Юрист

К вопросу о правовом характере спора и правоспособности как предпосылках права на предъявление иска

Туманов Дмитрий Александрович - преподаватель кафедры гражданского процесса МГЮА им. О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

Алехина Светлана Алексеевна - доцент кафедры гражданского процесса МГЮА им. О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

В условиях развития современного российского общества значительно усложнились многочисленные общественные отношения. В производстве судов появились категории дел, нехарактерные для советского времени. Несомненно, такое развитие общественных отношений потребовало закрепления в современном законодательстве гарантий для заинтересованных лиц в целях защиты прав и охраняемых законом интересов. Прежде всего речь идет о необходимых процессуальных гарантиях, о возможности заинтересованных субъектов прибегнуть к судебной защите. Такие гарантии получили свое закрепление на конституционном уровне. Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суде.

В целях защиты своих прав и охраняемых законом интересов заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен (ст. 3 ГПК РФ).

Одной из форм реализации права на судебную защиту является право на предъявление иска. Вопрос о праве на предъявление иска в теории гражданского процесса является одним из дискуссионных, однако представляется, что наиболее полно этот вопрос был разработан М.А. Гурвичем <1>. По его мнению, если под правом обращения к суду по гражданскому спору понимать предоставленную гражданам возможность пользоваться правосудием, обращаться за ним, то под правом на предъявление иска подразумевается право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение конкретного гражданско-правового спора в целях его разрешения, а иначе говоря, право на правосудие по конкретному гражданскому делу <2>. Существенным свойством данного права является его самостоятельный характер. Это свойство состоит не в том, что указанное право вообще не зависит от характера и сущности гражданского спора, с которым лицо обращается к суду (не со всяким делом можно обратиться к суду, так как область правоотношений, которые способны быть предметом правосудия (юрисдикция суда), имеет свои пределы), а в том, что право на предъявление иска не зависит от правоты или неправоты обращающегося, т.е. от того, принадлежит ли в действительности лицу, предъявившему иск, утверждаемое им право или его утверждение является неправильным. Право на предъявление иска направлено на получение решения суда по существу гражданского спора. Получение судебного решения независимо от его содержания и характера (благоприятного или неблагоприятного для истца) составляет предмет и конечную цель права на предъявление иска <3>.

<1> См.: Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949.
<2> См.: Гурвич М.А. Право на иск // Избранные труды: В 2 т. Краснодар, 2006. Т. 1. С. 65.
<3> Там же. С. 67.

Возникновение и сохранение права на предъявление иска зависит от наличия предпосылок права на предъявление иска, т.е. определенных условий (правовых состояний и фактов), к числу которых М.А. Гурвич относил, в частности, правоспособность истца и ответчика, а также ряд других условий. В случае если какое-либо из вышеперечисленных условий не соблюдено, в принятии искового заявления должно быть отказано <4>. Повторное обращение в суд с тождественным иском запрещается. Указанное свидетельствует о неустранимости возникших обстоятельств.

<4> Настоящая статья не имеет целью подробное рассмотрение всех предпосылок права на обращение в суд, тем более что некоторые из названных предпосылок в настоящее время в связи с изменениями в законодательстве утратили свою актуальность. Изложение общих представлений о предпосылках необходимо лишь в той мере, в какой это требуется для понимания содержания настоящей статьи. О предпосылках более подробно см.: Гурвич М.А. Право на иск. М.; Л., 1949.

В настоящее время вопрос о предпосылках права на предъявление иска не утратил своей актуальности. В доктрине относительно необходимости их выделения высказываются диаметрально противоположные позиции. Так, некоторые из современных авторов полагают, что институт предпосылок права на предъявление иска представляет собой не что иное, как рудимент, который постепенно должен отпасть <5>. По их мнению, такая перспектива основана на том, что право на судебную защиту абсолютно, а следовательно, каких-либо условий для наличия такого права быть не должно. Отчасти подобный подход нашел отражение в АПК РФ, в котором отсутствует институт отказа в принятии искового заявления <6>.

<5> По сути, об этом писал В.В. Ярков. См.: Гражданский процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 275.
<6> Мы говорим отчасти, поскольку по АПК РФ в случае отсутствия предпосылок права на предъявление иска арбитражный суд не отказывает в принятии искового заявления, принимает его, возбуждает дело, а затем прекращает по нему производство (ст. 150). О том, что институт отказа в принятии искового заявления по сути означает отказ в правосудии, писала Т.Е. Абова. См.: Абова Т.Е. Совершенствование арбитражного процессуального законодательства как важнейшая составляющая развития судебной системы // Концепция судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. ст. Краснодар; СПб., 2007. С. 57. Критику подобного утверждения см., например: Туманов Д.А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. М., 2008. С. 86 - 87.

Другие авторы, наоборот, предлагают увеличить число предпосылок права на предъявление иска за счет включения в их состав так называемой материально-правовой заинтересованности, которая выражается в том, что для возбуждения процесса истец должен убедить суд в действительном наличии того права, о судебной защите которого он испрашивает <7>.

<7> Такая мысль прослеживается у С.Л. Дегтярева. См.: Дегтярев С.Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве: теоретико-прикладные проблемы. М., 2007. С. 186.

И наконец, третьи придерживаются мнения о необходимости сохранения предпосылок права на предъявление иска, система которых была разработана М.А. Гурвичем.

Авторы настоящей статьи присоединяются к третьей группе авторов, основывая свою позицию на убежденности в том, что наличие предпосылок такого права не снижает доступность судебной защиты, а лишь препятствует превращению правосудия в юридический фарс. Также, по нашему мнению, нельзя включать в число предпосылок такого права материально-правовую заинтересованность в указанном выше смысле, поскольку такое решение вопроса, по сути, исключает необходимость рассмотрения дела по существу, так как вся доказательственная деятельность по обоснованию наличия спорного права переносится на стадию возбуждения процесса, т.е. осуществляется вне процессуальной формы. Подобное положение вещей, по образному выражению Е.В. Васьковского, сродни заколдованному кругу, например такому: "...не следует читать книгу, которая не заключает в себе ничего оригинального, а для того, чтобы узнать, оригинальна ли книга, необходимо ее прочесть" <8>.

<8> Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса: В 2 т. Т. 1: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. М., 1913. С. 614.

В действующем ГПК РФ система предпосылок права на предъявление иска во многом была сохранена, что, однако, не исключает необходимости частичной модификации ГПК РФ.

В настоящей статье будут рассмотрены вопросы о правовом характере спора и процессуальной правоспособности сторон как предпосылках права на предъявление иска, которые, если исходить из буквального анализа института отказа в принятии искового заявления в гражданском процессе (ст. 134 ГПК РФ), в действующем законе своего закрепления не нашли.

Пункт 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в частности, определяет, что судья отказывает в принятии искового заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Несложно заметить, что его буквальное применение приводит к следующему: если для суда очевидно, что дело подлежит рассмотрению в порядке арбитражного либо конституционного судопроизводства, то он может отказать в принятии искового заявления, но если подано заявление, требования в котором имеют явно неправовой характер или иск предъявлен неправоспособным лицом (или к неправоспособному лицу), то суд обязан принять исковое заявление, рассмотреть такое требование и отказать в удовлетворении иска.

1. Правовой характер спора как предпосылка права на предъявление иска <9>

<9> Указанная предпосылка имеет значение не только для искового производства, но и для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а также особого производства.

Необходимо заметить, что в теории гражданского процесса можно встретить различные позиции относительно того, является ли вопрос о правовом характере спора одним из элементов подведомственности. Например, некоторые ученые предлагали не включать вопрос о том, носит ли обращаемый к суду вопрос правовой характер, в категорию подведомственности, поскольку последняя призвана отграничивать судебную подведомственность от компетенции других органов. По мнению этих авторов, иная постановка вопроса привела бы к тому, что деятельность по толкованию норм права судебный орган осуществлял бы уже на стадии возбуждения дела и определял бы его судьбу без судебного рассмотрения, а это несовместимо с правосудием.

По нашему мнению, подобная позиция небесспорна по следующим соображениям.

  1. Даже если в понятие подведомственности включать только вопрос о разграничении дел между юрисдикционными органами, то от толкования норм при возбуждении дела в любом случае полностью отойти нельзя. Сказанное основывается на том, что для того, чтобы понять, к компетенции какого органа относится то или иное дело, необходимо дать ему первоначальную правовую квалификацию, иначе говоря - определить наличие или отсутствие признаков, свидетельствующих о его относимости к компетенции того или иного органа.
  2. Мы уже говорили о том, что правовая обоснованность спора, т.е. вопрос о праве на иск в материальном смысле, не должна включаться в число предпосылок права на предъявление иска, но в данном случае необходима определенная мера. Конечно, при предъявлении иска выявление вопроса о наличии либо отсутствии у обращающегося в суд лица конкретного материального права противоречит задачам правосудия. Но в подобном отрешении от вопроса о конкретном материальном праве не следует впадать в другую крайность, а именно приходить к утверждению, что в предмет судебного рассмотрения могут входить даже объективно неправовые вопросы. Поэтому, на наш взгляд, очевидно, что объект судебного рассмотрения должен характеризоваться следующими признаками: а) носить правовой характер, т.е. попадать в сферу правового воздействия; б) не быть исключенным законодателем из судебной подведомственности или не относиться к компетенции иного судебного органа <10>.
<10> В данном случае мы солидарны с Н.А. Чечиной, которая в свое время писала о том, что "в соответствии с принципами... процессуального права истец не обязан... давать юридическую квалификацию своих требований, но это правило не означает, что истец требует защиты (или может требовать защиты) каких-то эфемерных прав, не основанных на законе" (Чечина Н.А. Судебная деятельность и предмет судебного решения // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 260).

По нашему мнению, необходимо различать следующие ситуации. Первая, когда вопрос идет об очевидно неправовом вопросе, т.е. лицо обращается в суд с требованием о защите не регулируемого правом отношения способом, который также правом не урегулирован. К этой ситуации относятся, например, случаи, когда, несмотря на то, что обращающимся в суд лицом избран правовой способ защиты, отношение, к которому он просит этот способ применить, для права безразлично (например, требование компенсации морального вреда в связи с адюльтером). В подобных случаях в возбуждении процесса нет необходимости.

Вторая ситуация может возникнуть, когда лицо, ссылаясь на факт, который не является юридическим, просит о защите права, гарантированного действующим законом. В этом случае возбуждение процесса целесообразно, поскольку очевидно, что при обращении в суд заявитель мог не учесть те факты, которые в действительности имеют значение для дела, но при рассмотрении дела эти факты основания иска им будут уточнены.

Известно, что в теории права выделяют несколько видов нормативных регуляторов. Среди них выделяют нормы морали, религиозные нормы и т.д.

Не стоит забывать и о том, что правовая система динамична, поскольку по мере изменения "жизненных отношений должны изменяться собственно и органическим путем и отношения юридические, и институты права" <11>. В то же время правовые нормы охватывают далеко не все сферы общественной жизни, а лишь те из них, которые имеют наиболее важное значение. В связи с этим нужно учитывать и так называемый подход к пониманию права, и политический режим, существующий в государстве. Необходимо это для того, чтобы понять следующее. Во-первых, в связи с тем, что для России превалирующим является позитивистский подход к праву, то, следовательно, право есть только там, где оно установлено либо санкционировано государством. Во-вторых, Россия - демократическое государство, а следовательно, государственная воля (нормативное государственное регулирование) должна иметь границы. Подобное положение вещей с очевидностью указывает на то, что не попадающие в сферу действия права отношения не просто не должны повлечь правовые последствия, но и не должны рассматриваться в качестве тех обстоятельств, которые вообще могут быть предметом государственной деятельности, в том числе и правосудия. Не являясь правовыми по своей природе, такие отношения не могут повлечь правовые последствия, которые присущи исключительно праву, и в первую очередь государственное принуждение.

<11> Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1: Введение и часть общая. Вып. 1. СПб., 1898. С. 249.

При этом нужно понимать, что в данном случае мы говорим об обстоятельствах, которые являются, очевидно, неправовыми с точки зрения конкретного исторического контекста и не вызывают в этом сомнения, т.е. о тех, которые легко квалифицировать в качестве таковых. В то же время нельзя в рассматриваемую группу включать пробелы в праве, поскольку правовое воздействие при их наличии необходимо.

Обращение в суд с очевидно неправовыми требованиями отнюдь не редкость, и это связано с тем, что общий уровень правосознания российских граждан невысок. Многие из правовых знаний наших соотечественников отрывочны или же воспринимаются ими неадекватно. Например, известен случай, когда к мировому судье обратился гражданин с требованием усыпить его. Когда судья пытался ему объяснить, что эвтаназия в России правом не предусмотрена, гражданин возразил ему, что информация об этом почерпнута им из Интернета. Позже выяснилось, что гражданин прочитал в Интернете про случаи, которые встречались в других странах.

Последствия обращения в суд с неправовыми требованиями различны. В некоторых случаях заявителям в принятии искового заявления отказывают со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, мотивируя это тем, что спор, имеющий неправовой характер, не подлежит рассмотрению в судебном порядке. Такой алгоритм, как уже было замечено, мы находим правильным. В превалирующем большинстве случаев такие дела возбуждаются и в результате выносятся решения об отказе в удовлетворении исков. В некоторых случаях суды идут обходными путями и с целью не допустить возбуждения процесса применяют те институты, которые предназначены для иных целей. Например, в практике был случай, когда гражданин пытался предъявить иск к Богу, судья же оставила исковое заявление без движения в связи с тем, что истец не указал точное место нахождения ответчика. Исправить подобный недостаток истцу не удалось.

Анализ практики применения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ показал, что судами часто допускаются ошибки. Приведем следующий пример. В.М. Лебедева обратилась в Московский городской суд с заявлением об отмене решения Священного синода Русской православной церкви от 20 августа 2000 г. о причислении к лику святых Николая II и членов его семьи. Судья Московского городского суда Определением от 11 февраля 2003 г. отказал В.М. Лебедевой в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, но не потому, что вопрос носит неправовой характер, а потому, что решение Священного Синода не затрагивает права и охраняемые законом интересы заявителя. С выводами Московского городского суда согласился и Верховный Суд РФ <12>.

<12> См.: Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2003 г. N 5-Г03-37 // СПС "КонсультантПлюс".

По нашему мнению, такое основание к отказу в принятии искового заявления применимо для совершенно иных случаев, а именно при обжаловании актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, которые носят правовой характер, но на заявителя не распространяются. В данном же случае речь шла об обжаловании решения Священного синода, который в число органов государственной власти не входит, кроме того, вопрос о пантеоне святых правом не регулируется.

В другом случае, наоборот, кассационная инстанция сделала ошибочный вывод о том, что суд первой инстанции должен был отказать в принятии искового заявления по причине неправового характера спора. Так, Ступинский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением об оспаривании бездействия УВД по Ступинскому муниципальному району, в котором просил обязать указанное Управление привести условия содержания обвиняемых и подозреваемых в соответствие с Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Определением судьи Ступинского городского суда Московской области от 27 ноября 2007 г. заявление возвращено Ступинскому городскому прокурору Московской области. Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к следующим выводам: судьей были оставлены без внимания обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса о принятии заявления прокурора к производству суда.

В соответствии со ст. 2 ГПК РФ в порядке гражданского судопроизводства осуществляется защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Аналогичные положения установлены и в ст. 11 ГК РФ.

Способы защиты гражданских прав определены ст. 12, 13 ГК РФ.

Заявленное прокурором требование не соответствует ст. 12, 13 ГК РФ, носит неправовой характер.

При таких обстоятельствах суду следовало на стадии принятия заявления прокурора к производству обсудить вопрос возможности применения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, под действие которого подпадают такие случаи, когда предъявленные к судебной защите требования носят неправовой характер, т.е. когда в силу закона или исходя из общего смысла закона заявленное требование лишено правовой защиты в судебном порядке <13>.

<13> См.: Определение Московского областного суда от 15 января 2008 г. по делу N 33-9059 // СПС "КонсультантПлюс".

В данном случае, по нашему мнению, позиция Московского областного суда далеко не бесспорна, поскольку вряд ли можно считать неправовым вопросом бездействие государственного органа по приведению действительных условий содержания обвиняемых и подозреваемых в соответствие с федеральным законодательством. Кроме того, неуместна ссылка Судебной коллегии на ГК РФ, поскольку в данном случае обжаловалось действие, не имеющее гражданско-правовой природы.

Указанная выше неопределенность в вопросе о применении п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ порождает необходимость ее изменения. В свою очередь, до этого необходимо, чтобы ВС РФ в соответствующем разъясняющем постановлении указал на возможность расширительного толкования указанной статьи ГПК РФ. Однако подобное расширение буквального смысла ст. 134 ГПК РФ, по нашему мнению, возможно лишь в том случае, если ВС РФ в своем постановлении даст и разъяснения относительно того, что следует понимать под неправовым характером спора.

Необходимость прямого указания на неправовой характер спора как условие к отказу в принятии искового заявления базируется также на том, что анализ ряда норм ГПК РФ и теории права позволяет сделать вывод о том, что в законе названная предпосылка все же нашла косвенное закрепление, а также о том, что без нее ряд ключевых категорий процессуального права теряют свое значение. Сказанное основывается на следующем.

  1. Судопроизводство - это один из видов правоприменительной деятельности. По выражению С.С. Алексеева, такая деятельность складывается из: а) действий по установлению фактических обстоятельств дела, которыми главным образом являются юридические факты; б) действий, выражающих выбор и анализ юридических норм. При этом такая деятельность тесным образом связана с установлением юридически значимых фактов, установление которых невозможно без выбора необходимой нормы, и наоборот, отыскание нужной нормы немыслимо без выбора необходимой нормы; в) действий, из которых складывается решение юридического дела. При решении сводятся воедино фактическая и юридическая стороны дела <14>. Из сказанного следует, что вопрос о праве является необходимым элементом правоприменительной судебной деятельности.
<14> См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 332 - 348.
  1. В статье 3 ГПК РФ определено, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

При этом из смысла статьи следует, что в данном случае речь идет, конечно же, о том, что при возбуждении дела суд не должен решать вопрос о реальности такого нарушения, но вопрос о характере обращаемого к суду вопроса (правовой он или нет) суд решить должен. Одним из основных признаков лиц, участвующих в деле, является их правовая заинтересованность в том ее контексте, который определяет, что лицо, обращающееся в суд, потенциально может быть субъектом какого-либо правоотношения, которое отдается на рассмотрение суда. Если же перед судом ставится неправовой вопрос, то, следовательно, и правоотношения, даже потенциального, быть не может, а у участника спора отсутствует один из существенных признаков лиц, участвующих в деле.

  1. О том, что исключительно правовой вопрос подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, говорится в ст. 22 ГПК РФ, определяющей, что суд рассматривает дела, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, а также дела, возникающие из публичных правоотношений. Несложно заметить, что статья определяет именно правоотношение как основу спора.
  2. Статья 131 ГПК РФ определяет, что истец (заявитель) должен указать, в чем заключается нарушение или угроза нарушения его права.
  3. Если исходить из теории гражданского процесса, то иском является обращенное к суду требование о защите нарушенного или оспариваемого субъективного права или охраняемого законом интереса. В свою очередь, предметом иска является указанное истцом спорное субъективное право, обязанность, правоотношение <15>. Следовательно, без указания на спорное право либо охраняемый законом интерес нельзя говорить и об иске.
  4. Если предположить, что предметом судебного рассмотрения может стать неправовой вопрос (даже если в результате его рассмотрения суд вынесет решение об отказе в удовлетворении иска), то возникает вопрос: какой у этого решения будет предмет и как определить законную силу такого решения и его пределы? Как известно, предметом судебного решения в исковом производстве является то гражданское правоотношение, спор о котором суд разрешил <16>. При этом в данном случае неважно, о наличии либо отсутствии такого правоотношения суд постановил решение. Главное, что именно оно было предметом судебного рассмотрения и как результат является основой судебного решения, а следовательно, получается, что без постановки вопроса о правоотношении не может быть и судебного решения <17>.
<15> См.: Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды) // Избранные труды: В 2 т. Т. 1. С. 270 - 271.
<16> См.: Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве // Избранные труды: В 2 т. Т. 1. С. 324.
<17> Известный дореволюционный ученый Н.А. Миловидов указывал, что истец должен обозначить то правоотношение, которое он намерен преследовать в данном процессе. Исходя из этого, строится и логика пределов действия такого решения, в которую включаются, во-первых, природа права, во-вторых, физический объект, на который оно направлено, и, в-третьих, юридические факты, из которых данное правоотношение возникло. См.: Миловидов Н.А. Законная сила судебных решений по делам гражданским. Ярославль, 1875. С. 31 - 32. Из обозначенного выше видно, что судебное решение и его действие немыслимо без постановки вопроса, который носит исключительно правовой характер.

2. Процессуальная правоспособность сторон как предпосылка права на предъявление иска

Под гражданской процессуальной правоспособностью понимают установленную законом возможность иметь гражданские процессуальные права и обязанности. Согласно ст. 36 ГПК РФ гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Процессуальная правоспособность тесно связана с правоспособностью в материальном праве. Указанная связь проявляется в том, что если лицо признается правоспособным в материальном праве (гражданском, семейном, трудовом и проч.), т.е. является субъектом материального права, то оно обладает правоспособностью и в процессуальном праве, т.е. способно быть истцом, ответчиком, третьим лицом в гражданском процессе. По нашему мнению, понятие гражданской процессуальной правоспособности применимо исключительно к лицам, имеющим материально-правовую заинтересованность в исходе дела.

Очевидно, что рассмотрение спора в суде возможно только в том случае, если обе стороны являются правоспособными субъектами. В противном случае, например, будет непонятно, с кем спорит одна из сторон, если с другой стороны ей не противостоит лицо, являющееся субъектом права. Иначе говоря, спор возможен только между двумя сторонами. В связи с этим вызывает возражение выделение в науке гражданского процессуального права такой общей предпосылки, как наличие у истца процессуальной правоспособности <18>. Правоспособными должны быть обе стороны.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (издание второе, переработанное и дополненное).

<18> См.: Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 230.

Косвенным подтверждением данной позиции является ст. 220 ГПК РФ, согласно которой после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена. Данная статья не ставит прекращение производства по делу в зависимость от того обстоятельства, какой стороной была утрачена правоспособность.

Между тем в ст. 220 ГПК РФ речь идет о том, что на момент обращения в суд истец и ответчик обладали процессуальной правоспособностью. Это усматривается из буквального содержания данной статьи, поскольку речь идет о том, что правоспособность была утрачена субъектами, бывшими сторонами, т.е. указанные лица в принципе могли быть стороной процесса. Процессуальный статус стороны приобретается только после принятия искового заявления к производству и возбуждения гражданского дела. То есть на момент обращения в суд первой инстанции такая предпосылка, как наличие процессуальной правоспособности истца и ответчика, была соблюдена. Однако возникает вопрос о том, как должен поступить суд первой инстанции, если с заявлением обратится неправоспособный субъект, т.е. лицо, которое в принципе не может быть стороной в процессе. Каким образом, например, должен поступить суд, если требование, вытекающее из гражданских правоотношений, будет предъявлено к филиалу юридического лица или, напротив, такой иск будет предъявлен самим филиалом от своего имени и в защиту своих интересов? Согласно ст. 2 ГК РФ участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Согласно п. 3 ст. 55 ГК РФ филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений. Должен ли приниматься к рассмотрению иск, если на момент его предъявления юридическое лицо, к которому оно предъявлено, было ликвидировано в установленном законом порядке? Должен ли приниматься к рассмотрению иск, предъявленный к физическому лицу, умершему на момент его предъявления и принятия его судом?

Следует отметить, что судебная практика по данному вопросу весьма разнообразна. Так, известны случаи, когда суды прекращали производство по делу в связи с тем, что поскольку гражданско-правовое требование предъявлено к ответчику, являющемуся филиалом юридического лица, постольку такой спор не может рассматриваться в суде <19>.

<19> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 3 сентября 2008 г. N 09АП-9427/2008-ГК // СПС "КонсультантПлюс". По нашему мнению, отсутствуют какие-либо объективные причины для того, чтобы вопрос о принятии искового заявления или о его отказе решался по-разному в гражданском и арбитражном процессах.

В другом деле суд наряду с филиалом, к которому был предъявлен иск, указал на необходимость привлечь в качестве ответчика юридическое лицо, структурным подразделением которого он является <20>.

<20> См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21 апреля 2008 г. по делу N А41-К1-16625/07 // СПС "КонсультантПлюс".

В данном случае налицо довольно странная ситуация, при которой суд, признавая необходимость привлечения правопреемника в качестве ответчика, никак не разрешил вопроса о том, что необходимо сделать с филиалом, к которому был предъявлен иск; не определил, что за вид множественности лиц на стороне ответчика возникает в данном случае. Одновременное участие этих лиц в процессе в качестве ответчиков невозможно, так как юридическое лицо и его филиал соотносятся как целое и его часть. Соучастниками могут являться только правоспособные субъекты.

Наконец, в практике можно встретить случаи, когда, признавая возможным предъявление иска к филиалу или представительству, суды рассматривали такую ситуацию как предъявление иска к ненадлежащему ответчику и указывали на необходимость осуществить замену его надлежащим, т.е. самим юридическим, лицом <21>.

<21> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 мая 2006 г. по делу N 09АП-5184/2006-ГК // СПС "КонсультантПлюс".

При такой ситуации остается непонятным, каким образом можно произвести замену ненадлежащего ответчика, если филиал является частью юридического лица. Произвести замену ненадлежащего ответчика можно только в том случае, если надлежащий и ненадлежащий ответчики являются правоспособными субъектами. В описанной же ситуации замена невозможна, потому что филиал в принципе не может быть ответчиком. Здесь отсутствует субъект права, которого можно заменить.

В практике можно найти и иные подходы к решению поставленного вопроса, однако приведенных примеров достаточно, чтобы увидеть, насколько по-разному суды подходят к оценке ситуации, при которой отсутствует одна из сторон в процессе. Представляется, что в случае, если иск исходит от лица, не обладающего процессуальной правоспособностью, или обращен к субъекту, который также не может быть стороной в процессе, гражданский процесс начинается неправомерно. Если указанное обстоятельство (отсутствие правоспособности у одной или обеих сторон) будет установлено в момент принятия искового заявления, то в его принятии должно быть отказано. Однако возникает вопрос: на каком основании суд должен отказать в принятии искового заявления? Как уже отмечалось ранее, формулировка ст. 134 ГПК РФ "если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке" более всего по своему содержанию касается неподведомственности спора судам, т.е. отсутствия компетенции судов.

Следует признать неудачность данной формулировки, поскольку она носит весьма ограниченный характер. Не говоря уже о том, что оговорка, указывающая на наличие иного судебного порядка, не выдерживает критики, поскольку далеко не все требования, с которыми обращаются граждане и организации, могут быть разрешены в каком-либо ином судебном порядке. Так, например, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 (в ред. от 6 февраля 2007 г. N 6) "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" при принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст. 17 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу (п. 1 ч. 1 ст. 134, абз. 2 ст. 220 ГПК РФ). Указанные определения не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст. 17 СК РФ.

Совершенно очевидно, что ни в каком ином судебном порядке, кроме как в порядке гражданского судопроизводства, требование о расторжении брака при наличии несовершеннолетнего ребенка рассматриваться не может. Однако Пленум Верховного Суда РФ "не заметил" данной оговорки и указал на необходимость отказа в принятии искового заявления или прекращения производства по делу. Таким образом, требование о необходимости буквального толкования ст. 134 ГПК РФ не выдерживает проверки временем, а значит, данная статья нуждается в уточнении.

Представляется, что формулировка ст. 129 ГПК РСФСР 1964 г. была более удачной, поскольку являлась более универсальной. Согласно данной статье судья отказывает в принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению в судах. Затем Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ данная формулировка была уточнена: судья отказывает в принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Представляется, что второй вариант формулировки данной статьи является более точным, однако и в том и в другом варианте обе формулировки охватывали не только случаи неподведомственности дел судам, но и процессуальную правоспособность сторон, а также обращение в суд с неправовым требованием. В связи с этим целесообразно изменить формулировку п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ и вернуться к прежнему варианту основания к отказу в принятии искового заявления: если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Библиографический список

Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949.

Гурвич М.А. Право на иск // Избранные труды: В 2 т. Краснодар, 2006. Т. 1.

Гражданский процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004.

Абова Т.Е. Совершенствование арбитражного процессуального законодательства как важнейшая составляющая развития судебной системы // Концепция судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. статей. Краснодар; СПб., 2007.

Туманов Д.А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. М., 2008.

Дегтярев С.Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве: теоретико-прикладные проблемы. М., 2007.

Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса: В 2 т. Т. 1: Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. М., 1913.

Чечина Н.А. Судебная деятельность и предмет судебного решения // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 260.

Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1: Введение и часть общая. Вып. 1. СПб., 1898.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 2. М., 1982.

Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды) // Избранные труды: В 2 т. Т. 1.

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве // Избранные труды: В 2 т. Т. 1.

Миловидов Н.А. Законная сила судебных решений по делам гражданским. Ярославль, 1875.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (издание второе, переработанное и дополненное).

Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003.