Мудрый Юрист

Поручительство: как "пережить" недействительность обеспеченного договора?

Смирнов Игорь, заместитель начальника юридического отдела "ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) ЗАО".

Верясова Наталья, юрист московского офиса международной юридической фирмы Clifford Chance.

Авторы статьи полагают, что существующая в ГК РФ конструкция поручительства позволяет надлежаще обеспечивать не только обязательства из договора, но и иные обязательства, в том числе и те, которые являются последствиями недействительности обеспечиваемого договора.

В современном гражданском обороте в целом и в банковской практике в частности поручительство прочно заняло место одного из основных видов обеспечения исполнения обязательств. Помимо традиционно отмечаемых его преимуществ, для банков оно является одним из наиболее эффективных инструментов управления кредитными рисками. Используя поручительство при кредитовании крупных и сложноструктурированных холдингов, банк имеет определенную гибкость при выстраивании кредитной схемы. Например, клиентам зачастую неудобно получение кредитов на наиболее финансово состоятельные компании, входящие в холдинг. Для таких целей в рамках последнего нередко создаются специализированные финансовые организации (так называемые special purpose vehicles или SPV), осуществляющие управление заемными денежными потоками. Очевидно, что кредитные риски такого SPV, не имеющего самостоятельного источника для обслуживания долга, крайне велики и в большинстве случаев неприемлемы для банков с взвешенной рисковой политикой. Однако при условии обеспечения договора с SPV поручительством от компании холдинга, генерирующей достаточную прибыль для обслуживания кредита, такая схема приобретает актуальность даже для самых осторожных кредитных организаций. При этом необходимо отметить, что обычно в подобных структурах кредиторы крайне неохотно используют поручительство, подчиненное российскому законодательству, при любой возможности заменяя его корпоративной гарантией, регулируемой правом, признающим полностью независимый характер соответствующего вида обеспечения, например английским <1>. Этот подход объясняется крайне низкой "жизнеспособностью" поручительства по российскому законодательству в силу в большей степени п. 1 ст. 367 ГК РФ, который отражает акцессорную природу данного вида обеспечения, предусматривая его прекращение вследствие прекращения обеспеченного им обязательства. Этот риск в российской действительности усугублен сложившейся в правовой практике традицией: при получении иска о взыскании задолженности отвечать встречным иском о признании соответствующей сделки недействительной, в том числе на основании ст. 168 ГК РФ. Стоит отдельно выделить возможность оспаривания сделок должника на основании недавних изменений в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)". Скудная правоприменительная практика в отношении указанных положений не дает возможности с уверенностью определить степень риска недействительности для сделок по предоставлению финансирования, однако думается, что кредиты, полученные должником в течение как минимум шести месяцев до принятия заявления о признании его банкротом, а особенно те, которые взяты названным лицом в рамках реструктуризации его задолженности перед одним или группой кредиторов, с большой долей вероятности могут быть оспорены.

<1> В отношении английского права имеется в виду такой вид обеспечения, как indemnity.

Нет сомнений, что в большинстве своем иски о недействительности заемных обязательств вовсе не имеют целью защитить нарушенные права и законные интересы, а направлены исключительно на прекращение обеспечения оспариваемой сделки, которое обычно предоставляется аффилированными лицами заемщика. Для последнего же какая-либо экономическая целесообразность оспаривания отсутствует <2>, ведь при признании заемного обязательства недействительным отношения долженствования не прекращаются, возникают обязательства с иной правовой природой. Полученные денежные средства, даже в случае признания сделки недействительной, необходимо вернуть на основании п. 2 ст. 167 и ст. 1103 ГК РФ <3>.

<2> Например, в отношении рублевых кредитов процентная ставка большинства крупных банков будет ниже ставки рефинансирования Банка России, которая применяется для целей расчета неполученных доходов при недействительности кредитного договора.
<3> Согласно п. 2 ст. 167, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В силу ст. 1103 ГК РФ к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке подлежат применению нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

Можно выделить две группы обязательств, которые возникают в рамках заемных отношений: 1) из кредитного договора (при его действительности), 2) те, которые являются последствиями недействительности последнего (при его успешном оспаривании). Традиционно считается бесспорной возможность обеспечения поручительством первой группы обязательств. В отношении же вторых, в том числе обязанности по возмещению неосновательного обогащения, в гражданском обороте названный вид обеспечения практически не используется, и прецеденты судебной оценки этого отсутствуют. По нашему мнению, в данном случае осторожность участников оборота является не вполне обоснованной. Статья 361 ГК РФ, определяющая обязательства, за надлежащее исполнение которых может быть ответствен поручитель, не содержит указаний на возможность обеспечить только определенный вид обязательств или ограничений в отношении оснований возникновения обеспечиваемых обязательств. Как известно, обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ (ст. 307 ГК РФ). Основания возникновения обязательств конкретизируются в ст. 8 ГК РФ. Соответственно, объектом поручительства могут являться не только обязательства из договоров, но и те, которые возникают практически из любого иного из перечисленных в указанной статье основания, в том числе и такие, которые связаны с недействительностью сделки. Данный вывод, помимо прочего, подтверждается возможностью обеспечить поручительством обязательство по возмещению убытков, которые могут быть причинены стороне судебного разбирательства обеспечительными мерами, принятыми против нее (ст. 94 АПК РФ). При этом договоры поручительства, предоставляемые в порядке ст. 94 АПК РФ, зачастую принимаются судами в качестве надлежащего обеспечения <4>, даже несмотря на определенный порок формы <5>.

<4> Например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.02.2004 N Ф03-А24/03-1/3323, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.09.2003 N Ф03-А49/03-1/2289, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.04.2006 N Ф04-594/2006(19993-А45-20) по делу N А45-26407/05-33/818, Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2009 N КА-А40/11015-09 по делу N А40-62640/09-151-457.
<5> Поручительства не были приняты кредитором в нарушение ст. 362 ГК РФ.

Пример обеспечения поручительством обязанности возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное встречается в практике Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа <6>. К сожалению, в данном деле суд не исследовал возможность обеспечения поручительством обязательств, возникающих при применении гл. 60 ГК РФ ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения"), поручительство было признано недействительной сделкой по иному основанию <7>. Однако то обстоятельство, что он не высказался по данному вопросу, вполне можно истолковать в качестве молчаливого одобрения обязательств из неосновательного обогащения в качестве предмета поручительства.

<6> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.12.2007 N А19-7110/07-Ф02-9303/07 по делу N А19-7110/07.
<7> Договор поручительства признан ничтожным в связи с тем, что неосновательное обогащение не могло возникнуть на стороне лица, за которое было дано поручительство, так как указанное лицо не несло соответствующих рисков на основании закона.

Бесспорно, что в отношении обязательств из недействительной сделки достоверно неизвестно, возникнут ли они, будет ли вообще сделка оспариваться. Руководствуясь этим, можно аргументировать, что на момент заключения соответствующего договора не существует не только обеспечиваемого обязательства, но и основания для возникновения последнего. Однако абзац 2 ст. 361 ГК РФ предусматривает возможность обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Правоприменительная практика, в свою очередь, расширительно толкует указанные положения, например в информационном письме от 20 января 1998 г. N 28 <8> Президиум ВС РФ высказал позицию, согласно которой договор поручительства может быть заключен ранее возникновения основания будущих (обеспечиваемых) обязательств. Для его действительности достаточно указания в его тексте сведений, позволяющих определить, по какому обязательству предоставлено обеспечение, и установить предел ответственности поручителя. Более того, в недавнем деле Президиум ВАС РФ <9> указал, что обязательства могут быть обеспечены поручительством даже после их нарушения. Эта позиция мотивирована тем, что, поскольку поручительство отнесено законом к способам обеспечения исполнения обязательств, т.е. неисполненных обязательств независимо от срока их возникновения, предоставление поручительства после наступления или истечения срока исполнения основного обязательства, не исполненного должником, не может служить основанием для признания обеспечительной сделки недействительной.

<8> Пункт 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве".
<9> Постановление Президиума ВАС РФ от 28.07.2009 N 7261/09 по делу N А82-3237/2008-43.

Из вышеизложенного можно заключить, что для надлежащего обеспечения поручительством определенного обязательства необходимо, чтобы последнее можно было идентифицировать и установить в его отношении предел ответственности поручителя. Учитывая, что обязательства, связанные с недействительностью сделки, являются вполне определимыми, т.е. их возможно достаточно детально описать в договоре поручительства, а также то, что рассчитать размер ответственности поручителя в их отношении не представляет труда, думается, что поручительство, обеспечивающее наряду с обязательствами из договора также те, которые являются последствиями его недействительности, должно рассматриваться как действительное и надлежащее обеспечение.

На основании Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства разработана Концепция развития гражданского законодательства РФ. В ней, помимо прочего, предлагается внести изменения в ГК РФ относительно положений о банковской гарантии, расширив ее субъектный состав и усилив принцип ее независимости. Указанные предложения представляются крайне полезными для дальнейшего развития гражданского оборота, однако сложно сказать, сколько времени займет их реализация на законодательном уровне. При этом на основании всего изложенного в настоящей статье полагаем, что уже существующая в ГК РФ конструкция поручительства содержит достаточный потенциал для развития в качестве надежного вида обеспечения прав кредитора даже при недействительности обеспечиваемой сделки, если одновременно с обеспечением обязательств, возникающих в ее рамках, обеспечиваются и обязательства, которые может повлечь ее недействительность.