Мудрый Юрист

Акционерное соглашение: заключение, содержание и исполнение

Корнев Игорь, юрист международной юридической фирмы White & Case, кандидат юридических наук.

Арутюнян Виктория, юрист международной юридической фирмы White & Case.

Давно ожидаемые изменения в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО), предоставляющие возможность заключения акционерного соглашения (далее - АС, соглашение), вступили в силу 9 июня 2009 г. <1>. Это законодательное нововведение остается одним из самых обсуждаемых на страницах юридических журналов. В данной статье авторы высказывают свою точку зрения в отношении ряда проблем, которые могут возникнуть при подготовке АС.

<1> Федеральный закон от 03.06.2009 N 115-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и статью 30 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Основной целью внесенных в Закон об АО изменений является фактическая легализация АС в России. До настоящего времени акционеры заключали такие соглашения, регулирующие вопросы корпоративного управления обществ, руководствуясь установленным ГК РФ принципом свободы договора. В то же время суды занимали негативную позицию в отношении этого и, в частности, возможности держателей акций регулировать свои взаимоотношения вне положений корпоративного законодательства и устава общества или в дополнение к ним <2>. Этим и обусловлена важность прямого указания в Законе об АО на возможность заключения АС.

<2> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2006 по делу N Ф04-2109/2005(14105-А75-11), Ф04-2109/2005(15210-А75-11), Ф04-2109/2005(15015-А7511), Ф04-2109(14744-А75-11), Ф04-2109/2005(14785-А75-11) (дело "Мегафона").

Определение и предмет АС

Закон об АО определяет АС как договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на них. По такому соглашению стороны обязуются использовать определенным образом права, удостоверенные данными ценными бумагами, и (или) права на таковые и (или) воздерживаться от их осуществления.

Законодатель определяет АС путем установления круга вопросов, входящих в его предмет. Законом об АО уточняется, что предметом соглашения не могут быть обязательства стороны голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого оно заключено.

До вступления в силу изменений в Законе об АО указанные положения АС (в частности, о голосовании по акциям определенным образом, об их отчуждении при наступлении определенных обстоятельств) могли быть квалифицированы судом в качестве недопустимого договорного ограничения правоспособности лица и его собственного отказа от права и, соответственно, признаны недействительными.

Несмотря на то что приведенный перечень вопросов, которые могут быть урегулированы АС, не является исчерпывающим, в отсутствие соответствующих официальных разъяснений и судебной практики, а также с учетом консервативного подхода российских судов в отношении применения новых коммерческих концепций вопрос о юридической силе условий, прямо не названных в Законе об АО, в настоящий момент остается открытым.

Согласно п. 3 ст. 32.1 упомянутого Закона, АС должно быть заключено в отношении всех акций, принадлежащих его стороне. Из приведенной нормы не ясно, распространяется ли заключенное ранее соглашение на акции, приобретенные его стороной впоследствии, или сторонам при изменении количества акций у одной из них каждый раз придется вносить поправки в соглашение. Вероятно, данный вопрос является частью более широкого теоретического вопроса о том, что представляет собой АС: исключительно гражданско-правовой договор (обязательство) или также специфическое соглашение, основанное на иных принципах (акционерное правоотношение) <3>. Если мы квалифицируем АС исключительно как гражданско-правовой договор, то его предметом, вероятно, не может быть неопределенное количество акций, которое может быть приобретено/должно быть отчуждено стороной в будущем.

<3> См., например: Стенограмма заседания Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 29.10.2007; Каржавина Н.С. Акционерное соглашение как способ преодоления корпоративного конфликта и проблема его действительности по российскому законодательству // Предпринимательское право. 2007. N 4.

Установление контроля над акционерным обществом с помощью АС по российскому праву

Какие же возможности по установлению контроля над акционерным обществом предоставил законодатель сторонам АС? Как указано выше, их круг должен определяться в рамках вопросов, входящих в предмет соглашения.

Изменение императивных требований закона (например, полномочий органов управления)

Представляется, что, за исключением случаев, предусмотренных ст. 32.1 Закона об АО, стороны не могут изменять императивные требования закона. Например, полномочия органов управления общества должны быть закреплены в его уставе и соответствовать законодательству. Следовательно, попытки регулировать их в АС, даже если закон предоставляет право изменять их, не будут иметь юридической силы. Также с большой долей вероятности можно утверждать, что даже в случае наличия в АС условия о приобретении/отчуждении акций при определенных обстоятельствах оно не освобождает от необходимости соблюдать нормы об обязательных предложениях, выкупе, о преимущественном праве акционеров ЗАО на приобретение акций и т.п.

Разрешение вопросов голосования (тупиковых ситуаций - deadlock)

Представляется, что во избежание случаев, при которых принятие обществом решения (решений) невозможно, в АС допустимо предусмотреть продажу акций их держателем в таких тупиковых ситуациях (deadlock).

Регулирование вопросов передачи акций при наступлении определенных условий (drag along, tag along, rights of first offer, rights of first refusal, call option, put option)

Данные вопросы могут регулироваться АС, но только в рамках, предусмотренных законом. Например, если соглашение, заключенное в отношении ЗАО, регулирует вопросы продажи акций третьим лицам (т.е. лицам, не являющимся его акционерами), акционер такого общества, не являющийся стороной АС, сможет потребовать применения последствий сделки, совершенной с нарушением его преимущественных прав.

Стороны АС

В Законе об АО не содержится перечня лиц, которые вправе заключить АС. Не вызывает сомнений, что в первую очередь его сторонами могут быть акционеры общества. В то же время число лиц, которые могут осуществлять права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции, не ограничивается акционерами. Исходя из приведенного выше определения, сторонами АС могут быть, в частности: залогодержатель (залоговые права на акции), доверительный управляющий (права в рамках, установленных договором доверительного управления), а также владелец депозитарных расписок.

Общество как сторона АС

Спорным является вопрос о том, может ли само общество быть стороной АС. В частности, согласно подготовленному Минэкономразвития проекту изменений в Закон об АО, который был предметом обсуждения на Совете при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства <4>, такое не было возможно. В принятой редакции изменений в Закон об АО это исключение не предусмотрено. Поскольку общество в определенных законом случаях может осуществлять права на акции (например, при их приобретении, согласно п. 3 ст. 72 Закона об АО), то формально оно будет соответствовать установленным Законом об АО критериям в отношении содержания АС. Вместе с тем п. 2 ст. 32.1 Закона об АО запрещает определять в АС обязательства его стороны голосовать согласно указаниям органов управления общества. Таким образом, даже если последнее и может быть стороной АС, то его права будут законодательно ограничены по сравнению с правами других возможных сторон.

<4> Стенограмма заседания Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 29 октября 2007 г.

На наш взгляд, участие общества в АС может повлечь в том числе следующие правовые последствия:

В силу того, что положения АС, затрагивающие вопросы приобретения собственных акций, решаются общим собранием акционеров или советом директоров АО, они, вероятно, также должны быть одобрены указанными органами управления.

Поскольку сделки по приобретению или отчуждению собственных акций общества могут обладать признаками крупной сделки или сделки с заинтересованностью <5>, то также необходимо проанализировать то, каким образом в случаях, предусмотренных АС, общество должно принимать соответствующие решения.

<5> При этом не вполне понятно, сможет ли общество на практике выполнять обязанности, например, по приобретению и отчуждению собственных акций. Во-первых, это будет требовать принятия решения органами управления, как предусмотрено законом и уставом, и, во-вторых, такие решения не всегда могут быть приняты заранее или могут иметь силу в течение ограниченного периода (например, п. 6 ст. 83 Закона об АО).

В силу того, что список вопросов, которые могут быть предметом АС, является закрытым, а также из-за наличия большого количества императивных норм в Законе об АО общество не может быть существенно ограничено в своей деятельности существованием подобного соглашения. Также следует учитывать, что его участие в качестве стороны АС наряду с его же акционерами может повлечь увеличение риска привлечения последних к ответственности по обязательствам всего общества, согласно ст. 3 и 6 Закона об АО.

Возможные стороны АС

Представляется, что в качестве стороны АС может выступать не только лицо, которое на момент его заключения имеет возможность осуществлять права, удостоверенные акциями, и (или) права на них, но и любое третье лицо, которое при определенных обстоятельствах приобрело такие права. В качестве примера можно привести залогодержателя или кредитора акционера, иное третье лицо, которые при определенных обстоятельствах, предусмотренных как АС, так и соглашением между ними и акционером, могут стать владельцами акций общества. При этом следует учитывать, что в ряде ситуаций права третьих лиц на приобретение акций в рамках АС не смогут быть реализованы при наличии императивных норм закона, например преимущественного права покупки акций у акционеров закрытых обществ.

В то же время возможно толкование, согласно которому указанные третьи лица, которые в момент заключения АС не обладали возможностью осуществлять права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции, не будут являться стороной АС по смыслу Закона об АО. Данная интерпретация может вызвать вопрос о возможности обжалования такими лицами нарушения АС, в частности взыскания ими штрафов (см. п. 7 ст. 32.1 Закона об АО).

Также на практике может возникнуть вопрос о наличии судебной защиты у сторон АС в случае, если ими окажутся акционеры не самого общества, а, например, другого АО, являющегося акционером первого (например, конечные бенефициары). Согласно такому АС, акционер общества определенным образом осуществляет свои права, удостоверенные его акциями (например, голосует определенным образом в результате принятия решения участниками холдинговой компании-акционера). Представляется, что его права также должны подлежать судебной защите в рамках АС по российскому акционерному законодательству, поскольку оно предусматривает возможность и последствия осуществления контроля над обществом со стороны таких третьих лиц (см. ст. 3 и 6 Закона об АО) <6>.

<6> Следует отметить, что АС, если в нем участвует дочернее общество, по смыслу ст. 6 Закона об АО должно рассматриваться как договор, заключенный между дочерним и основным обществом, и служить предпосылкой ответственности последнего в рамках ст. 6 Закона об АО.

Допустимость множественности АС

Законодатель не запрещает стороне АС участвовать в ином соглашении, предметом которого будет осуществление прав, удостоверенных акциями, и (или) прав на данные ценные бумаги того же общества. Вероятно, требование о заключении АС в отношении всех акций общества, принадлежащих его стороне (п. 3 ст. 32.1 Закона об АО), не должно быть истолковано как ограничение на заключение последующих соглашений в отношении тех же акций. При этом очевидно, что сторона, одновременно участвующая в нескольких соглашениях, не может принимать на себя обязанности по одному из них, которые будут противоречить ее обязательствам по другому (например, определенным образом голосовать по одним и тем же вопросам) <7>.

<7> Заключение последующего АС может быть обжаловано как оспоримая сделка в силу п. 4 ст. 32.1 Закона об АО.

Применимое право

Вопрос о свободе в выборе права, применимого к АС, является одним из наиболее острых. До настоящего времени взаимоотношения акционеров, в частности иностранных инвесторов, по управлению обществом в большинстве случаев структурировались с использованием иностранной холдинговой компании, которая, как правило, владела 100-процентным пакетом акций российского АО, что позволяло упростить корпоративное управление им <8>. Такая структура предоставляла акционерам, косвенно владеющим ценными бумагами российской компании, возможность детально урегулировать свои отношения по управлению посредством заключения АС в отношении иностранной организации, подчиненного иностранному праву, и выбора иностранной подсудности.

<8> Остапец И., Коновалов А. Соглашения акционеров // Слияния и поглощения. 2006. N 1-2. С. 35 - 36, 50 - 54.

Однако следует обратить внимание на немногочисленную, но последовательно негативную судебную практику касательно подчинения АС, заключенных в отношении российских обществ, иностранному праву. В частности, необходимо учитывать вероятность признания российскими судами, что указанное соглашение является "тесно связанным только с Россией" (юрисдикция общества, в отношении которого стороны заключили его). Основным приводимым судами аргументом невозможности подчинения АС иностранному праву является то, что такое соглашение формирует внутренние отношения общества, которые в силу ст. 1202 ГК РФ должны регулироваться личным законом юридического лица, т.е. законом страны учреждения общества <9>. Однако в отсутствие определения в законе и судебной практике понятия "внутренние отношения общества" данная позиция не является бесспорной, в частности, когда само АО не является стороной АС. В этом случае соглашение устанавливает права и обязанности только для его участников, т.е. акционеров, не является обязательным для общества и его органов и не затрагивает его правовой статус, регулируемый личным законом юридического лица.

<9> См., в частности, дело "Мегафона" и решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.12.2006 по делу N А40-62048/06-81-343 (дело "Русский Стандарт Страхование").

В то же время даже в случае подчинения АС иностранному праву положения первого не должны противоречить императивным нормам российского законодательства, которые вследствие указания в них самих или ввиду их особого значения для обеспечения прав и охраняемых интересов участников гражданского оборота регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права <10> (например, недопустимы изменения кворума для проведения общего собрания акционеров, процедуры формирования совета директоров и реализации преимущественного права на приобретение акций, а также образования исполнительных органов общества и т.д.).

<10> Речь в данном случае идет о так называемых сверхимперативных нормах российского права, см. ст. 1192 ГК РФ.

Другим аргументом, обосновывающим отказ в применении АС, является ссылка судов на публичный порядок. В соответствии с ГК РФ норма иностранного права в исключительных случаях не используется, когда последствия ее применения будут явно противоречить основам правопорядка (публичному порядку) РФ. В таком случае при необходимости действует соответствующая российская правовая норма (ст. 1193 ГК РФ). Мы разделяем мнение ряда авторов <11> о том, что сверхимперативные нормы и оговорка о публичном порядке должны применяться лишь в исключительных случаях. Однако суды при рассмотрении споров, связанных с заключением АС, придерживались иной позиции.

<11> См., в частности: Кабатова Е.В. Соглашения акционеров: вопросы применения российского и иностранного права // Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 200 - 208.

По общему правилу, согласно ст. 1186 и 1210 ГК РФ, если хотя бы одной стороной по сделке является зарубежное юридическое лицо или соответствующие гражданско-правовые отношения осложнены иностранным элементом, стороны могут выбрать зарубежное право в качестве подлежащего применению как для соглашения в целом, так и для отдельных его частей. Соответственно, при наличии иностранного элемента акционерное соглашение может быть подчинено зарубежному праву и в отношении его может быть выбрана иностранная подсудность.

Форма АС

Согласно п. 1 ст. 32.1 Закона об АО, АС должно быть заключено в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Вероятно, при консервативном толковании данное требование существенно осложняет процесс подписания АС "отсутствующими" (т.е. теми, которые находятся в разных странах/городах), практически исключая возможность его заключения, когда они обмениваются письмами, факсами и т.д. и их волеизъявления не совпадают во времени. Несмотря на то что заключение АС теперь может повлечь дополнительные финансовые и временные затраты, соблюдение установленной законом формы необходимо, так как в противном случае оно может быть признано недействительным.

Наиболее простым выходом из данной ситуации является выдача сторонами АС соответствующих доверенностей на его подписание. Однако на практике с этим могут возникнуть проблемы, связанные с внутрикорпоративными правилами той или иной компании.

Более сложным, в первую очередь с точки зрения временных затрат, будет организация пересылки оригиналов АС по почте для собственноручного подписания сторонами. Следует учитывать, что в данном случае датой соглашения будет дата постановки последней подписи.

Однако заключение АС по факсу (т.е. путем последовательного направления в необходимом количестве экземпляров сторонам по факсу для подписания) или с использованием электронной цифровой подписи, позволяющей выполнять требования о простой письменной форме сделки, все же возможно. Для этого необходимо до подписания соглашения заключить договор о том, что оно будет подписано посредством факсимильной связи или с использованием электронной цифровой подписи. Как правило, подписание АС стороны планируют и, соответственно, могут заблаговременно заключить договор о форме подписания АС. При условии, что это будет сделано заранее, такая схема заключения АС позволит сэкономить время.

Раскрытие информации об АС

Вопрос раскрытия информации о заключенных АС был одним из наиболее дискуссионных в процессе разработки проекта о внесении изменений в Закон об АО. По данному вопросу высказывались диаметрально противоположные мнения: от сохранения абсолютной конфиденциальности соглашений до раскрытия их текстов в полном объеме. Однако в результате была найдена, на наш взгляд, компромиссная позиция, соблюдающая баланс интересов сторон АС и других акционеров общества, в связи с управлением которым заключено соглашение.

Требования о раскрытии информации касаются АО, выпуск эмиссионных ценных бумаг которых сопровождался регистрацией их проспекта, и всех кредитных организаций. Обязанность раскрыть информацию возникает, когда лицо, приобретшее по АС право определять порядок голосования на общем собрании акционеров (самостоятельно или совместно с аффилированными лицами), прямо или косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75% голосов.

Уведомление должно быть направлено в течение 5 дней с момента возникновения такой обязанности в общество, Федеральную службу по финансовым рынкам, а в случае кредитных организаций также в Банк России. Закон об АО устанавливает перечень сведений, которые должны содержаться в таком уведомлении (включая дату заключения и вступления в силу АС, срок его действия, количество акций, принадлежащих его сторонам). Он также устанавливает обязанность общества хранить уведомления о заключении АС.

Важно также отметить, что п. 6 ст. 32.1 Закона об АО ограничивает право голоса лица, обязанного направить уведомление, и тех лиц, которым оно, согласно АС, вправе давать обязательные указания о порядке голосования на общем собрании акционеров. Право голоса ограничивается:

При этом все акции, принадлежащие данным лицам, учитываются при определении кворума общего собрания акционеров.

Действие АС, заключенных до 9 июня 2009 г.

Несмотря на то что возможность исполнения обязательств сторон по существовавшим АС обычно отрицалась в судебной практике <12>, тем не менее на момент вступления в силу изменений в Закон об АО такие соглашения, вероятно, заключены в отношении управления большого числа российских компаний с иностранными инвестициями. В случаях если сторонами АС были акционеры непосредственно российского общества, в отношении акций которого оно было заключено, то представляется, что права и обязанности по нему могут подлежать судебной защите с момента, когда вступили в силу соответствующие изменения в Закон об АО (п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК РФ). В то же время данное утверждение может быть спорным, если считать, что АС не соответствовало обязательным для сторон правилам на момент его подписания. Таким образом, во избежание рисков и для получения судебной защиты АС по российскому праву, его участники могут путем дополнительного соглашения подтвердить заключение АС на момент вступления в силу изменений в Закон об АО.

<12> См. дело "Мегафона", дело "Русский Стандарт Страхование".

Предварительное согласование

Следует также обратить внимание на потенциальную необходимость предварительного согласования АС, в частности с Федеральной антимонопольной службой и (или) Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ. Например, если оно заключается в отношении российской стратегической компании <13>, его стороной является иностранный инвестор <14> и последний посредством акционерного соглашения получает контроль над стратегической компанией (например, приобретает право назначать единоличный исполнительный орган), то его заключение может потребовать предварительного согласия Правительственной комиссии.

<13> Стратегическая компания - это хозяйственное общество, созданное на территории России и осуществляющее хотя бы один из видов деятельности, имеющих стратегическое значение (см. пп. 2 п. 1 ст. 3 и ст. 6 Федерального закона от 29.04.2008 N 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" (далее - Закон о стратегических инвестициях)).
<14> Согласно п. 2 ст. 3 Закона о стратегических инвестициях, иностранным инвестором признается, в частности, иностранное государство или международная организация, физическое лицо - гражданин иностранного государства или юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, а также российские организации, находящиеся под контролем иностранных инвесторов.

Нарушение АС

Поскольку целью заключения АС является в большинстве случаев получение возможности лица или группы лиц осуществлять дополнительный контроль над обществом, то одним из наиболее значимых вопросов, связанных с введением данного соглашения, становятся возможные последствия его неисполнения, в частности ответственность за последнее.

Обязанность лица исполнить АС

В Законе отмечается, что АС могут предусматриваться способы обеспечения исполнения вытекающих из него обязательств и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств. В соответствии с п. 1 ст. 329 ГК РФ стороны соглашения могут предусмотреть и иные способы обеспечения обязательств, помимо прямо поименованных в законе, например сделку купли-продажи акций, заключенную под условием <15>.

<15> См., например: Сарбаш С.В. Обеспечительная передача правового титула // Вестник гражданского права. 2008. N 1.

Закон об АО перечисляет некоторые меры гражданско-правовой ответственности, которые могут применяться в случае неисполнения АС (например, взыскание убытков, компенсации, неустойки и др.). Однако он не содержит прямого указания на возможность исполнения обязательства в натуре (например, понуждение акционера продать свои акции при наступлении определенных обстоятельств) <16>. С одной стороны, такое исполнение не должно рассматриваться как мера ответственности, в силу чего положение ст. 32.1 Закона об АО можно трактовать как запрет на удовлетворение требования об исполнении обязательств названным образом <17>. С другой стороны, поскольку Закон об АО прямо не исключает возможности требовать исполнения обязательства в натуре, стороны АС вправе предусмотреть, что применение меры ответственности не освобождает нарушившую сторону от ее обязанности, например от передачи акций при наступлении определенных условий.

<16> Интересно, что при обсуждении изменений в Закон об АО члены Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства не рассматривали вопрос об исполнении АС в натуре, а, напротив, признали применение мер ответственности как единственный способ защиты при нарушении АС. См.: Стенограмма заседания Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 29.10.2007.
<17> Согласно п. 2 ст. 396 ГК РФ, возмещение убытков и уплата неустойки в случае неисполнения обязательства освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором.

Не вполне понятна ограничительная норма, содержащаяся в ч. 2 п. 7 ст. 32.1 Закона об АО. Из нее фактически следует, что судебная защита предоставляется только при заявлении требования о применении меры ответственности, но не о понуждении к исполнению обязательства в натуре (например, требование о передаче акций при наступлении оговоренного в АС условия). Также, если рассматривать обязательства стороны по приобретению или отчуждению акций (предусмотренные п. 1 ст. 32.1 Закона об АО) с учетом норм, установленных законом для предварительных договоров, а также сделок, совершенных под условием <18>, то представляется, что могут возникнуть сложности с судебной защитой прав потерпевшей стороны, так как практически может быть трудно соблюсти эти требования в рамках АС <19>.

<18> См. требования ст. 157 ГК РФ к сделкам, совершенным под условием, а также ст. 429 ГК РФ к предварительным договорам.
<19> Также см. выше относительно природы АС.

Сделки, совершенные с нарушением АС

Закон прямо предусматривает, что сделки, совершенные при несоблюдении АС, являются оспоримыми (п. 4 ст. 32.1 Закона об АО). Например, если в нарушение АС сторона произведет отчуждение акций до наступления определенного события, то такой договор купли-продажи может быть признан недействительным в судебном порядке по иску другой стороны АС, только если будет доказано, что покупатель знал или заведомо должен был знать об установленных ограничениях.

В то же время с целью соблюдения баланса интересов акционеров и третьих лиц Закон об АО устанавливает, что нарушение АС не может являться основанием для признания ничтожными решений органов управления общества. Таким образом, если сделка совершена в результате принятия решения последними, то она не должна быть признана недействительной, даже если ее совершение нарушает условия АС.

Ответственность за нарушение АС

Интересным представляется также решение вопроса о мерах ответственности за нарушение АС. Пункт 7 ст. 32.1 Закона об АО предусматривает, что в качестве таковых могут использоваться возмещение причиненных убытков, взыскание неустойки, выплата компенсации и др. Возмещение убытков в силу трудности их доказывания, а также взыскание неустойки из-за возможности ее неограниченного уменьшения судом не всегда смогут быть адекватным ответом на несоблюдение АС его стороной (например, в случае ее отказа продать свои акции в обществе при наступлении определенных условий, когда другая сторона - инвестор - рассчитывала на приобретение в этом случае контроля над АО).

На стадии разработки и обсуждения изменений в Законе об АО указывалось, что фактически единственным реальным способом защиты потерпевшей стороны АС должна стать выплата определенной суммы, размер которой не должен уменьшаться судами, как это происходит с неустойкой в силу ст. 333 ГК РФ <20>. В результате в Закон об АО было введено понятие компенсации, которая представляет собой денежную сумму, твердую либо подлежащую определению в порядке, указанном в АС. Представляется, что поскольку в данном случае компенсация упоминается наряду с неустойкой в числе мер ответственности, то ее следует отличать от неустойки (пени, штрафа) и размер ее не может быть изменен судом по правилам ст. 333 ГК РФ. Вопрос о правовой природе компенсации является дискуссионным <21>, но, на наш взгляд, ее включение в ст. 32.1 Закона об АО выступает аналогом штрафных выплат, известных иностранному праву: punitive damages, liquidated damages и т.п. На практике компенсация при условии, что ее размер не будет уменьшаться судами в произвольном порядке, сможет стать существенной гарантией исполнения АС его сторонами.

<20> См.: Стенограмма заседания Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 29.10.2007. Предлагалось специально для АС предусмотреть изменение ст. 333 ГК РФ путем внесения указания на то, что в случаях, предусмотренных законом, размер неустойки не может быть уменьшен судом, но названные поправки в закон внесены не были.
<21> Компенсация широко применяется в части IV ГК РФ в качестве меры, альтернативной возмещению убытков. Ее можно рассматривать как упрощенный способ возмещения убытков (см., например: Садиков О.Н. Ограничение ответственности должника по решению суда // Актуальные вопросы российского частного права: Сборник статей, посвященных 80-летию со дня рождения профессора Дроздовцева В.А. М., 2008) либо как самостоятельный институт/вид ответственности (см., например: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. Частное и публичное в одном флаконе: штрафные убытки // Предпринимательское право. 2009. N 2). Поскольку в Законе об АО законодатель включил компенсацию в перечень мер ответственности наряду с возмещением убытков и неустойкой, то, вероятно, следует согласиться с тем, что ее можно считать самостоятельной мерой ответственности (способ защиты гражданских прав, специально предусмотренный законом, согласно ст. 12 ГК РФ).

В заключение хотелось бы отметить, что введение в российское корпоративное законодательство института акционерных соглашений носит, безусловно, позитивный характер и является значительным шагом вперед в его развитии. Однако в настоящий момент большое количество вопросов, связанных с заключением и исполнением АС, остается открытым, и должно пройти время для формирования правоприменительной практики по данному вопросу.