Мудрый Юрист

Права человека в международно-правовых актах: проблемы дефинирования

Корейво Е.В., аспирант кафедры международного и европейского права Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

На международном уровне имеется значительное количество актов, документов и норм, использующих в своей структуре дефиниции. Автор статьи считает оправданной практику современного международного права, отводящую одну из ведущих ролей дефинициям. В статье обращается внимание на неточности, ошибки и противоречия, допускаемые разработчиками текстов международных договоров, при закреплении дефиниций, имеющих принципиальное значение для уяснения основополагающих положений и смысла рассматриваемых предписаний.

Дефиниция как общенаучная категория до сих пор не получила терминологической стабильности в правоведении. Вместе с тем дефиниция, являясь инструментом законодательной систематизации, позволяет ориентироваться в многообразии правовой сферы <1>. С методологической точки зрения проблема использования примечаний-дефиниций в законодательстве, несмотря на ее значимость и важность как для теории, так и для практики, осталась вне поля зрения исследователей. Прежде чем говорить о дефинициях в международных документах, представляется методологически оправданным исследовать само понятие "дефиниция". В Словаре иностранных слов под дефиницией (лат. definition) понимается краткое определение какого-либо понятия, отражающее существенные признаки предмета или явления <2>. В Латинско-русском словаре это - определение точное, указание; логическое определение; требование и предписание <3>. В Словаре русского языка дефиниция - определение, истолкование понятия <4>. Значительно шире содержание категории "дефиниция" раскрывается у В.И. Даля: "объяснение, толкование, истолкование, определение слова, понятия или предмета" <5>; в логике под дефиницией понимается операция, раскрывающая содержание понятия либо устанавливающая значение термина <6>, краткое логическое определение какого-либо понятия, содержащее наиболее существенные его признаки.

<1> См.: Многополярность и полифункциональность законодательной дефиниции. Вместо предисловия // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы Международного круглого стола (Черновцы, 21 - 23 сентября 2006 г.) / Под ред. В.М. Баранова, П.С. Пацуркивского, Г.О. Матюшкина. Н. Новгород, 2007. С. 15.
<2> См.: Словарь иностранных слов. 14-е изд., испр. М., 1987. С. 158.
<3> См.: Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 297.
<4> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1990. С. 166.
<5> Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка М., 2002. Т. 1. С. 434.
<6> См.: Ивин А.А. Логика для юристов: Учеб. пособие. М., 2005. С. 41; Гетманова А.Д. Логика для юристов: Учеб. пособие. М., 2006. С. 59.

В число основополагающих международных документов, посвященных обеспечению прав и свобод человека, входят следующие основные акты:

  1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. <7>;
<7> РГ. 1998. 10 дек.
  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <8>;
<8> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
  1. Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. <9>;
<9> См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1978. Вып. XXXII. С. 44.
  1. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. <10>;
<10> См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1978. Вып. XXXII. С. 36.
  1. Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. <11>;
<11> СПС "Гарант".
  1. Европейская социальная хартия от 18 октября 1961 г. <12>;
<12> СПС "Гарант".
  1. Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине от 19 ноября 1996 г.) <13>;
<13> Московский журнал международного права. 1999. N 35.
  1. Конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г. <14>;
<14> СПС "Гарант".
  1. Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, от 13 декабря 1985 г. <15>;
<15> СПС "Гарант".
  1. Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г. <16>;
<16> СПС "Гарант".
  1. Африканская хартия прав человека и народов от 26 июня 1981 г. <17>
<17> СПС "Гарант".

Проанализировав указанные выше международные акты, устанавливающие императивы в области прав и свобод человека, на предмет использования в них дефиниций, можно отметить, что не во всех из них таковые предусматриваются. Отдельные дефиниции, в частности, закреплены в следующих документах:

Обратимся к положениям соответствующих установлений и проанализируем с точки зрения допустимости закрепленные дефиниции.

В ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах отмечается, что термином "принудительный или обязательный труд" не охватывается какая бы то ни было неупоминаемая в пп. "b" работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения; какая бы то ни было служба военного характера, а в тех странах, в которых признается отказ от военной службы по политическим или религиозно-этическим мотивам, - какая бы то ни было служба, предусматриваемая законом для лиц, отказывающихся от военной службы по таким мотивам; какая бы то ни было служба, обязательная в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения; какая бы то ни было работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности.

Представляется, что данное определение раскрывает виды труда, которые не относятся к принудительному или обязательному труду, но могут быть приняты за таковой. Необходимость в нем диктуется наличием соответствующего положения, запрещающего принудительный или обязательный труд, имеющегося в рассматриваемом документе.

В ст. 1 Конвенции о правах ребенка раскрывается дефиниция "ребенок", под которым понимается "каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее".

Указанное определение, являющееся единственным в данной Конвенции, имеет важное значение не только для международного права, но и для законодательных актов национального уровня. Процесс взросления обусловливает наличие специальных дополнительных прав и обязанностей, поэтому установление момента возникновения соответствующих изменений правового статуса представляется довольно важным.

Анализ закрепленного определения позволяет отметить следующие его сущностные характеристики. Во-первых, как указано в ст. 1, сформулированная дефиниция используется только для целей настоящей Конвенции. Во-вторых, в предлагаемом варианте определен лишь максимальный срок, по достижении которого лицо признается ребенком. В-третьих, окончательное решение вопроса о признании человека ребенком отнесено к компетенции законодателя соответствующих государств. В-четвертых, рассматриваемый международный императив не позволяет (судя по его буквальному толкованию) признавать ребенком лицо более старшего возраста (если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее (выделено мной. - Е.К.)).

Таким образом, можно отметить, что процитированное определение также небезупречно и имеет существенные технико-юридические погрешности, требующие корректировки.

Третья дефиниция, о которой следует упомянуть, - "иностранец" - закреплена в Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (ст. 1). Так, провозглашается, что иностранец, с должным учетом положений нижеследующих статей, - любое лицо, не являющееся гражданином государства, в котором оно находится.

Изучение представленного определения в контексте Декларации позволяет выделить его существенный недостаток. Полагаем, что в названии документа и предлагаемой дефиниции речь идет о совершенно различных субъектах. В титуле указывается на лицо, не являющееся гражданином страны, в которой оно проживает, в дефиниции же обращается внимание на лицо, не являющееся гражданином государства, в котором оно находится. Как можно видеть, в первом случае речь идет о проживании лица, во втором - о его нахождении, что является совершенно различным по смыслу и содержанию прав. Следовательно, сформулированная дефиниция является более широкой по сравнению с термином, используемым в заголовке документа, что нельзя признать приемлемым.

Помимо выделенного недостатка можно обратить внимание и на тот факт, что в определении иностранца использован прием ссылки (с должным учетом положений нижеследующих статей), что требует обязательного изучения положений, закрепленных далее по тексту Декларации. Используемый прием в отмеченном случае вряд ли можно признать удачным, поскольку определение "расплывается" в структуре документа, теряются его конкретика и определенность.

Последний документ, включающий в свой состав наибольшее количество дефиниций, - Конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных. Как было отмечено выше, в ее структуре выделяется четыре термина. Обратимся к ним и определим их эффективность для правоприменителя.

Персональные данные - информация, касающаяся конкретного или могущего быть идентифицированным лица (субъекта данных).

Автоматизированная база данных - означает любой набор данных, к которым применяется автоматическая обработка.

Автоматическая обработка включает следующие операции, если они полностью или частично осуществляются с применением автоматизированных средств: накопление данных, проведение логических или/и арифметических операций с такими данными, их изменение, стирание, восстановление или распространение.

Контролер базы данных - физическое или юридическое лицо, государственный орган, ведомство или любая другая организация, которая в соответствии с национальным правом наделена полномочиями решать, для какой цели создается автоматизированная база данных, какие категории персональных данных будут накапливаться и какие операции с ними будут осуществляться.

Первое из предложенных определений касается персональных данных. Судя по представленной редакции, можно сделать предположение о том, что субъектом данных может выступать как физическое, так и юридическое лицо. Однако действующий в России ФЗ "О персональных данных" <18> определяет в качестве субъекта персональных данных только физическое лицо. Следовательно, трактовка в международном документе двойственная, порождающая неоднозначное понимание.

<18> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451.

Последующие два определения - сугубо технические, и их закрепление в рамках международно-правового акта является спорным.

Последняя дефиниция, определяющая контролера базы данных, тавтологична. Полагаем, что ее можно было бы сократить за счет исключения из нее фразы "государственный орган, ведомство или любая другая организация". Как видно, дефиниция начинается со слов "физическое или юридическое лицо". Поскольку государственные органы, ведомства и иные организации являются юридическими лицами априори, то предложенная конкретизация излишня.

В процессе изучения последней группы международно-правовых актов, направленных на регламентацию вопросов, касающихся прав и свобод человека и гражданина, сложилось впечатление, что субъекты, разрабатывавшие эти нормы, провели работу несколько не в том направлении. Дело в том, что остались без внимания приоритетные, важнейшие дефиниции, определяющие суть рассматриваемой группы. К их числу можно отнести, например, следующие: "права человека", "свободы человека", "основные права человека", "дискриминация" и прочие.

Кроме того, анализ выделенных документов позволяет заключить, что нормы, закрепленные в них, зачастую не дифференцированы, отсутствует их четкая группировка, что приводит к неоправданным разрывам в структуре документов. Например, не объединяются такие группы прав и свобод, как личные, политические, трудовые, социальные и т.п., они перемешаны между собой, сложно выделить приоритетные, основополагающие права и свободы.

Значительная часть международных документов о правах человека вовсе не использует какие-либо дефиниции, что порождает недопонимание проблемы, конкуренцию между различными группами международных актов, игнорирование требований на национальном уровне в процессе законотворчества.

Подводя итог рассмотрению дефиниций в международном праве, можно сформулировать следующие основные выводы.

На международном уровне имеется значительное количество актов, документов и норм, использующих в своей структуре дефиниции. Следует признать оправданной практику современного международного права, отводящего одну из ведущих ролей дефинициям как важному инструменту юридической техники. В то же время разработчики международных правовых актов различного уровня и содержания допускают неточности, а в некоторых случаях досадные ошибки и противоречия при закреплении дефиниций, имеющих принципиальное значение для уяснения основополагающих положений и смысла рассматриваемых предписаний.