Мудрый Юрист

Защита и охрана прав и свобод участников уголовного судопроизводства

Мельников В.Ю., федеральный судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, доцент кафедры РГУПС, кандидат юридических наук.

Только в свободном и справедливом обществе каждый законопослушный гражданин вправе требовать для себя надежных правовых гарантий и государственной защиты. Обеспечение прав и свобод человека является критически важным как для развития экономики, так и для общественно-политической жизни страны. Соблюдение принципов справедливости прямо связано с равенством возможностей. Оно должно быть обеспечено не кем иным, как государством.

В настоящее время существует необходимость в совершенствовании теоретических положений принципа защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, а также в разработке действующего механизма реализации данного принципа с целью обеспечения эффективной защиты прав и свобод человека в уголовном процессе.

Как отмечалось некоторыми авторами, в России в ходе проводимой судебно-правовой реформы "принимаются законодательные акты, обеспечивающие не только защиту прав личности, совершившей преступление, но и позволяющие этой личности уйти от уголовной ответственности за совершение преступления. И следовательно, права жертвы преступления и интересы общества остаются незащищенными" <1>. Следует отметить, что и права и законные интересы потерпевших во многом остались нереализованными.

<1> Ефимичев С.П. Всеобщая декларация прав человека и реализация ее положений в сфере уголовного судопроизводства России // Журнал российского права. 1999. N 7 - 8. С. 65 - 68.

Проблема защиты охраны прав и свобод человека и гражданина достаточно сложна и противоречива, имеется множество дискуссионных аспектов и открытых вопросов, а это, в свою очередь, требует научной оценки в свете новых приоритетов уголовного судопроизводства. Так, М.Л. Базюк отмечал, что сложившаяся ситуация диктует необходимость выработки научного подхода и определения понятия, содержания, значения и выявления форм реализации принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, а также потребует углубленного анализа уголовно-процессуальных норм, развития принципов положения об охране прав личности, т.к. от их разрешения зависит совершенство правовой регламентации, законодательства и практики уголовного судопроизводства <2>.

<2> См.: Базюк М.Л. Охрана прав и свобод человека и гражданина как принцип российского уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2009. С. 3.

В уголовном судопроизводстве под охраной прав личности следует понимать совокупность охранительных и регулятивных норм права, регламентирующих предотвращение потенциальных и устранение имеющихся нарушений прав, свобод и интересов субъектов правоотношений, а также деятельность государственных органов и их должностных лиц, направленную на реализацию указанных норм права, осуществление комплекса мер, направленных на создание условий по реализации субъективных прав участников уголовного судопроизводства и восстановление от их прав в случае нарушения, а под защитой прав личности - совокупность преимущественно охранительных норм права, направленных на восстановление прав, реализацию субъективных прав участников в случае их нарушения или ограничения, осуществление комплекса мер, направленных на устранение обстоятельств, препятствующих осуществлению прав, а также деятельность государственных органов и их должностных лиц по реализации указанных норм права.

Охрана прав и свобод личности в широком понимании не совпадает по своему содержанию с охраной прав и свобод человека и гражданина как принципа уголовного судопроизводства. В охране нуждаются все без исключения права личности, а не только процессуальные.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве представляет собой закрепленное в уголовно-процессуальном законодательстве общеобязательное, руководящее правовое положение по охране прав и свобод личности, наиболее общего характера и прямого действия, включающее в себя комплекс определенных обязанностей государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство: обязанность государственных органов по разъяснению прав, обязанностей и ответственности участникам уголовного судопроизводства (в том числе права свидетельского иммунитета и последствий дачи показаний), принятию мер безопасности (при наличии необходимости) в отношении участников уголовного судопроизводства, содействующих правосудию, а также их близких родственников, родственников и близких лиц; по возмещению вреда лицу, причиненного в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование.

Предметом защиты являются не какие-либо обстоятельства, а предоставленные законом права. Так, при осуществлении защиты в первую очередь необходимо обращать внимание на данные, опровергающие необоснованное подозрение, обвинение, смягчающие ответственность участников уголовного судопроизводства, а также исключающие или освобождающие от уголовного наказания. Предметом защиты, например подозреваемого, должно выступать и правоограничение, связанное с задержанием, явившееся как бы продолжением подозрения, а также применение ареста.

Часто лица, лишенные свободы, выступают важными свидетелями или располагают информацией, изобличающей сообщников. Таким лицам тоже нужна серьезная защита от противоправного воздействия. Именно подобной категории лиц посвящена Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, принятая в Страсбурге 26 ноября 1987 г. Резолюцией 1989/65 Экономического и социального совета ООН от 24 мая 1989 г. приняты Принципы эффективного предотвращения и расследования внезапных, произвольных и суммарных казней, которые в разделе "Расследование" закрепили положение о том, что истцы, свидетели, лица, проводящие расследование, и их семьи охраняются от насилия и угроз или других форм запугивания. Темой VIII конгресса, который состоялся в 1990 г. в Гаване, стало "Международное сотрудничество в области уголовного правосудия и предупреждения преступности в XXI в.". В разработанных конгрессом рекомендациях относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития к проблемам, вызывающим общий интерес, отнесено обеспечение "надлежащей защиты" потерпевших и свидетелей.

Есть основание говорить о дальнейшем принятии мер безопасности (при наличии необходимости) и отношении потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства, содействующих правосудию, а также их близких родственников, родственников и близких лиц; по возмещению вреда лицу, причиненного в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование.

На первом месте в системе принципов осуществления государственной защиты потерпевших, свидетелей, иных участников уголовного судопроизводства должен стоять принцип уважения прав и свобод человека и гражданина, и не просто "уважения", а принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина, всемерной их охраны со стороны государства и содействия в их осуществлении. Указанное должно найти отражение не только в тексте ст. 4 ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства", но и в ст. 11 УПК РФ, поскольку является необходимым компонентом принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

В ходе проведенного автором анализа положений ст. 11 УПК РФ было установлено, что в рамках существующей нормы нашли свое отражение как нормы защиты, так и нормы охраны, что порождает дуалистическое толкование назначения данной статьи, так как содержание положений выходит за рамки охранительной нормы. Принимая во внимание, что понятие "защита" включает в себя понятия "охрана", "обеспечение безопасности", "оборона" прав и свобод человека и гражданина, на взгляд автора, необходимо внести изменения в ст. 11 УПК РФ, определив положения данной нормы как "защита прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве". Следует трактовать данную норму именно как принцип, а не институт или функцию уголовного судопроизводства, а также необходимо принимать во внимание роль и основополагающее значение данного принципа для уголовного судопроизводства.

Исследовав соотношение и значение понятий "защита" и "охрана" в уголовном судопроизводстве, можно сделать вывод о том, что понятие "защита" прав является по своей сути более широким понятием, включающим в себя понятие охраны прав и свобод, и имеет своей целью недопущение и предупреждение нарушения прав и свобод, а в случае нарушения прав - их восстановление и возмещение причиненного вреда.

"Защищать" означает "оберегать, охранять, отстаивать, заступаться, не давать в обиду" <3>. Термин "защита" и его синонимы "оборона", "охрана" используются для обозначения деятельности, которая состоит в сбережении прав и свобод человека и гражданина безотносительно к его роли в уголовном процессе. Защита права представляет собой единство нескольких элементов и может осуществляться различными способами: "мерами юридической ответственности", "мерами защиты", "мерами безопасности".

<3> См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1981. С. 668.

В Великобритании вопрос об аресте решается с учетом психического состояния потерпевшего, а если он боится заключенного под стражу, то последнего могут не освободить под залог, в ряде американских штатов по определенной категории дел "по домашней жестокости" арест носит обязательный, а не факультативный характер. В Дании среди принципов уголовного судопроизводства принято называть принцип "ускорения судопроизводства" <4>.

<4> Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филтюнов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 18.

Однако в целом идеи-принципы в указанных государствах стандартные и основываются на общепризнанных принципах, сформулированных в международно-правовых документах. Среди принципов уголовного процесса, присущих большинству западных стран, одно из приоритетных положений занимает защита прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Для уголовно-процессуального законодательства Англии, Франции, Германии, Канады, США, как и для международных документов, характерно применение понятия "защита", а не понятия "охрана". Это позволяет сделать вывод, что в данных государствах указанный принцип трактуется именно как принцип защиты прав и свобод, а не охраны. Значительное внимание принципу защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе уделяется в США, но в данном случае его необходимо рассматривать в контексте принципа защиты прав и свобод человека и гражданина, провозглашенного Конституцией США. Текст присяги президента США, содержащийся в п. 7 ст. 2 раздела 1 Конституции США, включает в себя общеправовое и процессуальное понятие защиты, а также понятие "охрана", подтверждает точку зрения о разграничении указанных понятий на самостоятельные категории. Статья 14 Билля о правах, провозглашая равную для всех защиту закона, содержит понятие "protection". Процессуальное понятие "защита" в тексте Конституции США практически не употребляется за исключением текста присяги президента США, куда оно включено наравне с понятием "охрана" и общим понятием "защита". В то же время тексты отраслевых кодексов широко используют термин "defend" в различных смысловых значениях. В уголовно-процессуальном законодательстве США сущность принципа и его содержание раскрываются посредством ряда норм и институтов уголовного процесса, непосредственно его реализующих.

Кроме того, для США и Великобритании как государств общего права характерны особенности в области закрепления принципа защиты прав и свобод человека и гражданина. Если в странах континентального права принципы большей частью реализуются посредством уголовно-процессуальных кодексов, то для США и Англии характерно наличие значительного числа специализированных нормативных актов, регламентирующих реализацию отдельных элементов данного принципа, а также более широкое применение норм международного права в области защиты прав и свобод человека и гражданина.

Необходимо отметить, что отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве данных стран нормативного закрепления принципа защиты прав и свобод человека и гражданина не имеет значительных негативных последствий, поскольку в полной мере компенсируется наличием действенного механизма его реализации.

В уголовно-процессуальном законодательстве стран СНГ в отличие от стран Европы и стран общего права принципы уголовного судопроизводства отвечают признаку нормативности и закрепляются либо посредством выделения в отдельную главу, либо путем включения норм-принципов в главу "Общие положения".

В УПК Белоруссии, Молдавии, Казахстана, Кыргызстана принципы уголовного процесса помещены в отдельную главу "Общие принципы уголовного судопроизводства". Вместе с тем в УПК Украины подобная глава отсутствует, а принципы уголовного процесса отнесены к рангу общих положений и получили свое закрепление в гл. 1 наряду с задачами уголовного судопроизводства, основаниями для возбуждения и отказа в возбуждении уголовного дела, порядка освобождения от уголовной ответственности и т.п.

Правом на защиту обеспечиваются только законные интересы участников уголовного судопроизводства, под которыми следует понимать интересы, предусмотренные законом и вытекающие из него, но не противоречащие ему, определяемые процессуальным положением подозреваемого (обвиняемого) и ограниченные правами и свободами других участников уголовного судопроизводства. Право на защиту можно охарактеризовать следующим образом: во-первых, по своему содержанию - это право общего характера, состоящее из совокупности процессуальных прав, предоставленных законом подозреваемому и обвиняемому; во-вторых, по своему предмету (цели) рассматриваемое право направлено не только на опровержение подозрения, обвинения, но также и на защиту других законных интересов, в том числе на защиту от незаконного и необоснованного применения мер процессуального принуждения; в-третьих, по способам осуществления данное право реализуется как самим подозреваемым, обвиняемым, так и их защитниками и законными представителями; в-четвертых, по его обеспечению (гарантиям) оно предполагает обязанность органов, осуществляющих уголовное преследование, реализовать возможность защиты.

Наиболее ярко деятельность органов предварительного расследования по созданию вышеназванных условий проявляется при обеспечении прав потерпевшего, гражданского истца, их представителей, подозреваемого, обвиняемого, их защитника и законного представителя в случае, если таковые участвуют в производстве по уголовному делу. Как следует из ч. 3 ст. 11 УПК РФ, к применяемым мерам защиты при производстве предварительного расследования относятся: 1) сохранение в тайне данных о личности (ч. 9 ст. 166 УПК РФ); 2) контроль и запись телефонных и иных переговоров (ч. 2 ст. 186 УПК РФ); 3) проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ).

Принцип обеспечения, например, подозреваемому и обвиняемому права на защиту опирается на три исходных положения во-первых, подозреваемый, обвиняемый наделен комплексом прав, реализация которых позволяет ему самому эффективно защищать свои права и законные интересы; во-вторых, подозреваемый и обвиняемый имеет право пользоваться помощью защитника и (или) законного представителя; в-третьих, на лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, возложена обязанность осуществлять содействие защите прав подозреваемых и обвиняемых <5>.

<5> См.: Ермоленко Т.Е. Реализация принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 204.

Безопасность участников уголовного судопроизводства как институт уголовного процесса является составной частью механизма реализации принципа защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и имеет своей целью оградить, защитить права и свободы этих лиц и их близких родственников от нарушения путем применения насилия или угроз. В связи с этим, по мнению автора, необходимо закрепить данные положения в качестве самостоятельного института уголовного судопроизводства в главе 18.1 "Обеспечение мер безопасности участников уголовного судопроизводства" раздела VI "Иные положения".

Таким образом, соблюдение принципа охраны прав и свобод в российском уголовном судопроизводстве и представляет собой важное условие достижения назначения уголовного судопроизводства. Любой участник уголовного процесса должен быть уверен в собственной защитите, в покровительстве государства в связи с расследованием преступления, т.е. в правосудии.

На взгляд автора, наказание за воздействие на участников уголовного процесса очень мягкое и неадекватно совершаемым деяниям, которые являются тяжкими, потому что направлены на разрушение третьей ветви власти - правосудия и неизбежно приводят к разбалансированию всей системы уголовного судопроизводства. Именно поэтому необходимо ужесточить наказание за подобные преступления, особенно если речь идет об организованной преступности. В государстве с высоким уровнем преступности и коррумпированности необходимы жесткие меры противодействия давлению на свидетелей, потерпевших и других лиц, согласных оказать содействие правосудию.

Есть также основание для внесения дополнений в ч. 6 ст. 278 УПК РФ, в которой за разглашение сторонами сведений подлинных данных о личности свидетеля устанавливается уголовная ответственность по ст. 311 УК РФ. Имеет значение для их практической реализации все меры классифицировать на процессуальные и иные меры защиты.