Мудрый Юрист

Правосубъектность органов юстиции по правовой защите интеллектуальной собственности

Гулягин А.Ю., заместитель прокурора Владимирской области, кандидат юридических наук.

Конституцией Российской Федерации установлено, что интеллектуальная собственность охраняется государством <1>.

<1> См.: ст. 44 Конституции РФ // Российская газета. N 237. 1993. 25 дек.

Гражданским кодексом РФ <2> определено, что интеллектуальная собственность - это исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг.

<2> См.: ст. 138 ГК РФ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Таким образом, для обеспечения данного конституционного принципа необходимы действенные механизмы, а также субъекты, т.е. конкретные государственные органы и их должностные лица, призванные обеспечивать государственную охрану интеллектуальной собственности.

Правительство РФ своим решением <3> утвердило Концепцию реформирования органов и учреждений юстиции Российской Федерации, где среди прочих основных направлений деятельности органов юстиции России на Минюст России возлагается реализация государственной политики в области правовой защиты интеллектуальной собственности, что является, по сути, одним из механизмов обеспечения защиты результатов интеллектуальной деятельности.

<3> См.: Постановление Правительства РФ от 7 октября 1996 г. N 1177 // Собрание законодательства РФ. 1996. N 42. Ст. 4806.

Значимость и актуальность темы трудно переоценить. По мнению некоторых авторов <4>, получение новых знаний и технологий и их использование в интересах социально-экономического развития государства непосредственно определяют роль и место страны в мировом сообществе, уровень жизни народа и обеспечения национальной безопасности.

<4> См.: Фомичев Ю.П. Государственная политика в области правовой охраны, защиты, управления и коммерциализации интеллектуальной собственности // URL: http://www.catalysis.nsk.su/bulletin/25/fom.html.

Кроме того, актуальность темы подтверждается еще и нормативным закреплением, что, безусловно, указывает на озабоченность государства в рассматриваемом аспекте. Как приведено в Основах политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу <5>, целью государственной политики в области развития науки и технологий является переход к инновационному развитию страны, а важнейшими направлениями этой политики являются адаптация научно-технического комплекса к условиям рыночной экономики и повышение эффективности использования результатов научной и научно-технической деятельности за счет вовлечения их в гражданский оборот.

<5> См.: Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу, утв. Президентом РФ 30 марта 2002 г. N Пр-576 (официально не публиковались) // Правовая система "ГАРАНТ ПЛАТФОРМА F-1".

Такое понимание проблемы является положительным моментом.

Исходя из необходимости поэтапного исследования проблемы, закономерно возникают вопросы: каким образом такой богатый потенциал направить в нужное русло и заставить его служить на благо общества и государства? собственно, какую роль в этом процессе играет Министерство юстиции России (т.е. какова его правосубъектность)? какие существуют проблемы, от решения которых зависит развитие инновационных технологий?

Здесь сразу следует оговориться, что коль скоро основной предмет всего анализа направлен на правосубъектность, т.е. юридическую категорию, то автора в большей мере интересуют именно юридические составляющие проблемы, хотя следует согласиться, что в данной ситуации все составляющие важны в равной степени.

Надежная правовая защита интеллектуального потенциала призвана служить гарантом в обеспечении конституционного принципа охраны государством интеллектуальной собственности и, безусловно, интересов социально-экономического развития государства.

Вместе с бесспорной значимостью темы существуют и ее проблемные вопросы. В частности, Ю.Н. Дубов <6> выделяет следующие из них: урегулирование вопроса о правах Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, создаваемые за счет средств государственного бюджета, и обеспечение с учетом этого баланса прав и законных интересов участников правоотношений в данной области; создание на уровне законодательных актов достаточных условий для стимулирования творческой деятельности и использования результатов интеллектуальной деятельности в различных отраслях экономики; законодательное определение порядка передачи государством прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет средств государственного бюджета; повышение уровня защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности и усиление ответственности за их нарушение и др.

<6> См.: Дубов Ю.Н. Защита прав интеллектуальной собственности в центре внимания руководства Российской Федерации // Вооружение, политика, конверсия. 2003. N 5(53). С. 8 - 13.

Здесь, по мнению автора, необходимо выделить отдельным блоком вопросы, связанные с проявлениями коррупции в рассматриваемой сфере. Деструктивное по своей сути явление способно оказать крайне негативное влияние на развитие процессов выработки механизмов защиты результатов интеллектуального труда.

Кроме того, Г.И. Журицким на пленарном заседании конференции "Высокие технологии - человеку и обществу", проводившейся в рамках Второго Международного форума "Высокие технологии оборонного комплекса" в марте 2001 г. в Москве <7>, высказано следующее мнение: при положительном решении вопросов правового характера будут достигнуты следующие цели:

<7> См.: Тезисы доклада генерального директора ФАПРИД Г.И. Журицкого на пленарном заседании конференции "Высокие технологии - человеку и обществу" (март 2001 года, г. Москва). URL: http://www.faprid.ru/papers/703.htm.

Достижение указанных целей также, по нашему мнению, будет затруднено без оценки коррупциогенной составляющей всех процессов и явлений, связанных с развитием рассматриваемой темы.

Как уже и было обозначено в начале темы, положениями Концепции реформирования органов и учреждений юстиции Минюст России призван реализовывать государственную политику в области интеллектуальной собственности <8>.

<8> См.: Концепция реформирования органов и учреждений юстиции РФ (утв. Постановлением Правительства РФ от 7 октября 1996 г. N 1177) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 42. Ст. 4806.

До недавнего времени <9> среди основных задач Минюста России было прямо определено обеспечение правовой защиты интеллектуальной собственности <10>. В свою очередь, во исполнение возложенных на Минюст задач среди основных функций Министерства юстиции России включались следующие, определявшие его правосубъектность по обозначенному направлению деятельности:

<9> До принятия 13 октября 2004 г. Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации. См.: Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.
<10> См.: п. 3 гл. II Положения о Минюсте России (утв. Указом Президента РФ от 2 августа 1999 г. N 954) // Собрание законодательства РФ. 1999. N 32. Ст. 4043.
  1. Осуществление функций государственного патентного ведомства, установленных Патентным законом Российской Федерации и Законом Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" <11>, а также функции агентства по правовой охране программ для электронных вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем, установленных Законами Российской Федерации <12> "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" и "О правовой охране топологий интегральных микросхем" <13>.
<11> См.: Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 42. Ст. 2322.
<12> См.: Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 42. Ст. 2325.
<13> См.: Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3526-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 42. Ст. 2328.

В настоящее время функции государственного патентного ведомства, установленные перечисленными выше Федеральными законами, а также функции агентства по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем выполняются Роспатентом <14>.

<14> См.: Постановление Правительства РФ от 19 сентября 1997 г. N 1203 // Собрание законодательства РФ. 1997. N 39. Ст. 4541.

Таким образом, правосубъектность Минюста России по данному направлению остается исключительно в истории развития органов и учреждений юстиции.

Следует отметить, что в Положении о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313, вообще нет конкретных указаний относительно полномочий Минюста России в данном направлении деятельности, имеется лишь всеобъемлющий пункт о том, что данный федеральный орган исполняет иные функции в установленной сфере деятельности, если таковые предусмотрены федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента или Правительства Российской Федерации <15>.

<15> См.: п. 51 раздела 7 главы II Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313) // Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.
  1. Следующей функцией Министерства юстиции в области правовой защиты интеллектуальной собственности в соответствии с Положением о Минюсте 1999 г. являлось <16> осуществление правовой защиты интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения <17>.
<16> Здесь автор позволяет себе изложить пункты Положения 1999 г. в иной последовательности, чем они приведены в указанном документе. Данное обстоятельство обусловлено общим характером пункта о подготовке предложений по совершенствованию законодательства в области авторского права и возможностью его применения к более конкретным пунктам, содержание которых исследуется.
<17> См.: п. 47, 48, 49 гл. III Положения о Минюсте России (утв. Указом Президента РФ от 2 августа 1999 г. N 954) // Собрание законодательства РФ. 1999. N 32. Ст. 4043.

Процесс развития и "приживания" правосубъектности Минюста России в данном направлении весьма интересен, даже несмотря на то, что не раскрыт в виде конкретного пункта Положения 2004 г. <18>.

<18> См.: Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 // Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.

Так, Указом Президента РФ от 2 мая 1996 г. N 642 "О мерах по развитию органов юстиции Российской Федерации" <19> в целях повышения роли Министерства юстиции Российской Федерации, его органов и учреждений в осуществлении правовой реформы в Российской Федерации на Минюст России помимо прочего возложена обязанность по реализации государственной политики в области правовой защиты интеллектуальной собственности.

<19> См.: Указ Президента РФ от 2 мая 1996 г. N 642 "О мерах по развитию органов юстиции Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1996. N 19. Ст. 2259.

Однако уже другим Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 данный Указ Президента РФ признан утратившим силу.

В свою очередь, в настоящее время существуют действующие нормативные акты, определяющие компетенцию Минюста России по данному направлению.

В частности, существует Постановление Правительства РФ от 26 февраля 2002 г. N 131 "О государственном учете результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ военного, специального и двойного назначения" <20>.

<20> См.: Постановление Правительства РФ от 26 февраля 2002 г. N 131 // Собрание законодательства РФ. 2002. N 9. Ст. 935.

В соответствии с данным Постановлением на Минюст России совместно с Министерством промышленности, науки и технологий Российской Федерации возлагаются функции по координации деятельности заинтересованных федеральных органов исполнительной власти по государственному учету результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации, а также общее методическое и организационное обеспечение работ по ведению единого реестра результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации <21>.

<21> См.: Положение о государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2002 г. N 131) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 9. Ст. 935.

Кроме того, 14 мая 1998 г. Президентом России принято предложение Правительства России о защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения <22>.

<22> См.: Указ Президента РФ от 14 мая 1998 г. N 556 "О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" // Собрание законодательства РФ. 1998. N 20. Ст. 2146.

В этой же связи на Минюст России возложена обязанность по правовой защите таковых интересов в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов интеллектуальной деятельности <23>. Министерству юстиции также было поручено совместно с федеральными органами исполнительной власти, являющимися государственными заказчиками, провести инвентаризацию результатов интеллектуальной деятельности.

<23> См.: Там же.

29 сентября 1998 г. <24> Правительством России во исполнение Указа Президента России от 14 мая 1998 г. N 556 на Минюст России возложено распоряжение с федеральными органами исполнительной власти, являющимися государственными заказчиками от имени Российской Федерации, правами на результаты интеллектуальной деятельности, а также принятие по согласованию с государственными заказчиками решений об ограничении доступа к сведениям, относящимся к результатам интеллектуальной деятельности.

<24> См.: Постановление Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132 "О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" // Собрание законодательства РФ. 1998. N 40. Ст. 4964.

Таким образом, Президент и Правительство, признав за Российской Федерацией указанными нормативными правовыми актами права на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, полученных за счет средств республиканского бюджета РСФСР и средств федерального бюджета <25>, отдали в руки Минюста России распоряжение данными правами. То есть значительной части мощного пласта всей экономической инфраструктуры России, связанной с ее интеллектуальным потенциалом, как реализованным, так и возможным, равного, как и отмечалось ранее, по значимости с экономическими и иными составляющими проблемы - правовой защиты результатов интеллектуальной собственности. Не трудно в связи с этим представить и глубину ответственности Минюста в данном отношении.

<25> См.: п. 1 Постановления Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132 // Собрание законодательства РФ. 1998. N 40. Ст. 4964.

Видимо, осознавая всю остроту и важность возлагаемых на Минюст задач, Правительство России здесь же <26> соглашается с мнением Минюста России о создании специализированного органа, подведомственного Минюсту для реализации его правосубъектности в сфере правовой защиты результатов интеллектуальной собственности - Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

<26> См.: п. 3 Постановления Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132 // Собрание законодательства РФ. 1998. N 40. Ст. 4964.

В связи с этим уже 8 октября 1998 г. Минюст РФ таковое Агентство учреждает <27>, а также утверждается его Устав <28>. Агентство осуществляет довольно конкретные полномочия по защите результатов интеллектуальной деятельности <29>.

<27> См.: Приказ Минюста РФ от 8 октября 1998 г. N 139 // Сборник основных нормативных правовых актов о федеральной юстиции. 2002. Т. 4.
<28> См.: Приказ Минюста РФ от 30 октября 1998 г. N 152 "Об утверждении Устава Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Министерстве юстиции Российской Федерации" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 32. С. 5 - 13.
<29> См.: Устав Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Министерстве юстиции Российской Федерации, утв. Приказом Минюста РФ от 30 октября 1998 г. N 152 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 32. С. 5 - 13.

В собственном смысле данный перечень и определяет правосубъектность Минюста России, или, иначе говоря, его компетенцию по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности, и на данной стадии развития деятельность Министерства заключается именно в этом.

Возложение таковых функций именно на Минюст России рассматривалось и одобрено Правительственной комиссией по проведению административной реформы <30>.

<30> См.: Журицкий Г.И. К инновационной атмосфере в экономике через решение проблемы прав на результаты интеллектуальной деятельности // URL: http://www.faprid.ru/faprid_publications.htm.

Таким образом, несмотря на существующую критику <31> данной правосубъектности о том, что функции и полномочия ФАПРИД противоречивы, ею реализовываются четыре основных направления деятельности Минюста в указанном направлении: учетное, контрольное, распорядительное и претензионное, которые, безусловно, связаны между собой и взаимодополняют друг друга.

<31> См.: Проблемы правового обеспечения реализации прав Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности // Издание Государственной Думы. 2000. С. 46.

Также оправданным, по мнению автора, является и то, что реализация данных направлений поручена именно Минюсту, т.е. специализированному федеральному органу государственной власти, имеющему богатый юридический потенциал, что и является основным аспектом именно правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности, урегулирования вопросов именно гражданско-правового оборота таковых результатов. В свою очередь, научно-технические и технологические аспекты проблемы должны являться вспомогательными при правовой защите. Таким образом, Минюст выполняет свойственные ему функции.

Если проблема обоснованности осуществления приведенных функций Минюстом России является определенной, то остается весьма сложным вопрос с законодательной базой, регламентирующей вопросы его правосубъектности.

В подтверждение этого следует вспомнить ряд нормативных правовых актов, в различное время регламентировавших частные вопросы правосубъектности Минюста по рассматриваемой теме.

Безусловно, здесь необходимо учитывать обстоятельства проведения в России административной и правовой реформ. Не может нормативная база, которая бы реально решала проблему, в данном случае - вводила механизмы реальной правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности, появиться сразу, из ниоткуда. Также, безусловно, это не простой процесс, что видно из частого изменения нормативов по данной проблеме, что в общем смысле, не касаясь сути того или иного конкретного норматива, свидетельствует о проверке этого норматива на "жизнеспособность". Неэффективность одних совершенно закономерно ведет к необходимости иметь другие. Но здесь следует помнить и о том, что долгое решение проблемы, а именно создание действующей нормативной базы, может привести к утрате позиций государства в каждом конкретном случае. Это может дорого стоить, в прямом смысле слова <32>.

<32> Как, например, было в случаях с системой управления соосным винтом, применяемым в российском вертолете Ка-50 "Черная акула", силовой установкой для самолета вертикального взлета, патентообладателями которых Россия не является. См.: Птичкин С., Климович Е., Тищенков В. Интеллектуальная собственность: проблемы, суждения, предложения // ИС. Промышленная собственность. 2001. N 8; URL: www.faprid.ru.

Таким образом, мысль о необходимости иметь документ, содержащий в себе жизнестойкие императивы, реально обеспечивающие осуществление правоотношений по рассматриваемой теме, правовую защиту результатов интеллектуальной собственности, приходит сама собой.

Для правильного определения источника права, призванного обеспечивать правовую защиту результатов интеллектуальной деятельности, необходимо обратиться к Конституции России <33>, в которой указано, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Коль скоро государство определило свою позицию относительно прав собственности на результаты интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, созданные за счет средств федерального бюджета, как собственности государства <34>, то налицо охраняемая Конституцией России система правоотношений в области правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности. То есть источник права в данном случае является конституционным <35>. Кроме того, здесь следует учесть круг субъектов правоотношений, участвующих непосредственно в интеллектуальной деятельности, в вовлечении результатов данной деятельности в хозяйственный оборот, а также обеспечивающих правовую защиту данных результатов. Как видно, данный круг весьма широк. Диапазон его от простого гражданина и предприятия-производителя до государственных органов и государства в целом с присущей каждому субъекту своей степенью прав на результаты интеллектуальной деятельности свидетельствует о необходимости регулирования указанного круга правоотношений федеральным законом, предусматривающим реальные механизмы правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

<33> См.: ст. 8 Конституции РФ // Российская газета. N 237. 1993. 25 дек.
<34> См.: Постановление Правительства от 29 сентября 1998 г. N 1132 // Собрание законодательства РФ. 1998. N 40. Ст. 4964.
<35> Безусловно, в общем смысле все источники права по сути должны являться конституционными, так как призваны непосредственно обеспечивать основы конституционного строя и не должны противоречить Конституции РФ.

Подводя итог анализа процесса развития правосубъектности Минюста России по защите результатов интеллектуальной деятельности, необходимо признать, что назрела объективная необходимость иметь федеральный закон, который бы определял основные понятия в сфере правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, содержал в себе четкую систему правовой защиты таковых результатов и соответственно также компетенцию Минюста России по их непосредственной защите, а также механизмы противодействия коррупции в рассматриваемой сфере.