Мудрый Юрист

"Египетский план" готфрида вильгельма лейбница как один из этапов развития политических и правовых теорий объединения европейских государств

Кембаев Женис Мухтарович, ассоциированный профессор КИМЭП, доктор права (Кельнский университет, Германия), кандидат юридических наук.

Политические и правовые идеи объединения европейских государств, которые в конечном итоге привели к созданию Европейского союза - одного из основных центров мировой политики, экономики и культуры современности, имеют длительную историю. Идея объединения государств в целях прекращения военных конфликтов, поддержания мира и развития тесного сотрудничества между ними на благо населяемых их народов рассматривалась уже античными философами (такими, как Диоген и Эпиктет), а затем выдвигалась в разные исторические эпохи такими видными европейскими мыслителями, как Данте, П. Дюбуа, Э. Роттердамский, Э. Крюсе, М. Сюлли, У. Пенн, Ш. Сен-Пьер, Ж.-Ж. Руссо, И. Бентам, И. Кант, И.Г. Фихте, К. Сен-Симон, В. Гюго, Р. Куденхове-Калерги, и многими другими <1>.

<1> См.: Относительно развития идеи европейского единства см.: Андреева И.С. Проблема мира в западноевропейской философии. М., 1975; Чубарьян А.О. Европейская идея в истории. Проблемы войны и мира. М., 1987.

Наряду с вышеназванными мыслителями, внесшими огромный вклад в становление и развитие идеи европейского единства, необходимо также отметить творчество выдающегося немецкого философа и математика Готфрида Вильгельма Лейбница (1646 - 1716). Лейбниц родился в семье университетского профессора философии, который умер, когда сыну было всего шесть лет. После окончания школы Лейбниц продолжил образование в Лейпцигском и Йенском университетах, где учился философии и юриспруденции. Уже в 20 лет Лейбниц написал габилитационную работу по философии (дающую право на занятие должности профессора), а вскоре стал к тому же доктором права, защитив диссертацию в Альтдорфском университете (в его родном Лейпцигском университете профессура отказалась рассматривать его диссертацию ввиду чрезмерной молодости диссертанта). Лейбница ждала блестящая карьера университетского профессора, от которой он, однако, решил отказаться <2>.

<2> Подробнее о биографии Лейбница см.: Нарский И.С. Готфрид Лейбниц. М., 1972; Майоров Г.Г. Теоретическая философия Готфрида В. Лейбница. М., 1973.

Причиной этого решения Лейбница, несомненно, была политическая обстановка, сложившая к тому времени в Европе. В результате Вестфальского 1648 г. и последовавшего за ним в 1659 г. Пиренейского мирных договоров ведущей державой в Европе стала Франции. Священная Римская империя, которая при доминировании Габсбургов на протяжении веков была самым опасным противником Франции, существовала теперь лишь формально. Германия, так же как и Италия, представляла собой многочисленный конгломерат суверенных княжеств. Испания находилась в состоянии глубокого упадка, чему способствовала инквизиция, подавлявшая всякую свободную мысль, а международное значение Англии, только пережившей буржуазную революцию, было ослаблено реставрацией Стюартов (с 1660 г.). Данные политические условия содействовали появлению во Франции официальных исторических изысканий на тему, что принадлежало древним галлам и франкам и что теперь должно составлять "естественные границы" Франции.

Притязания Франции на территории соседних стран в полной мере попытался осуществить "король-солнце" Людовик XIV (1638 - 1715, правил с 1643). Приписываемое ему изречение "государство - это я" дает четкую характеристику его правлению, которое считается апогеем французского абсолютизма. В годы его правления были созданы крупный военный флот и заложены основы французской колониальной империи. Французский язык стал официальным языком дипломатии и международных трактатов. Опираясь на своего министра финансов Кольбера, король добился больших успехов в проведении политики меркантилизма, которая заключалась в активном протекционизме, в поддержке развития отечественной промышленности и экспансии торгового капитала <3>.

<3> О меркантилизме см.: Мордухович Л.М. Главные этапы истории экономических учений. Вып. 1. М., 1970.

Не в последнюю очередь в интересах французского промышленного и торгового капитала Людовик XIV, как "преемник Карла Великого", занялся доказательством того, что древние галлы владели Бельгией (называемой тогда Испанскими Нидерландами). В 1667 г. началась т.н. Деволюционная война, в которой, однако, против могущественной Франции неожиданно успешно выступила Голландия, заключившая путем искусной дипломатии союз с Англией и Швецией и временно заставившая Францию прекратить военные действия. Но было очевидно, что европейские соседи Франции, в особенности разоренные и обескровленные Тридцатилетней войной (1618 - 1648) германские княжества, не могли прельщаться надеждами на долгий мир. Перемирие 1668 г. было лишь небольшой передышкой перед новыми сражениями.

В том же 1668 г. на службу к курфюрсту-архиепископу Майнцскому (одному из наиболее влиятельных политических фигур Германии того времени) поступил блестяще эрудированный молодой человек, который получил к этому времени известность, в частности, в связи с тем, что написал трактат "Размышления, каким образом установить внутреннюю и внешнюю публичную безопасность в Империи согласно нынешним обстоятельствам", обосновывавший необходимость объединения немецких князей для дачи отпора французской экспансии <4>. При этом объединение Германии рассматривалось как первый шаг на пути к единой Европе (идея, которая еще на протяжении столетий не раз будет разрабатываться в трудах таких великих мыслителей, как Ф. Генц, К. Краузе, Ф. Лист). Объединенная Германия, по мнению автора, смогла бы уравновесить Францию и заставить ее отказаться от идеи установить свою гегемонию в Европе. Тогда на континенте воцарился бы мир, а всю свою энергию европейские государства смогли бы направить на осуществление внешних проектов. Лейбниц, так звали автора этого трактата, быстро пришелся ко двору архиепископа и вскоре стал, кроме всего прочего, выполнять дипломатические функции.

<4> См.: Leibniz G.W. Bedenсken welchergestalt Securitas publica interna et externa et status prasens im Reich jetzigen Umst nden nach auf festen Fup zu stellen // Samtl. Schriften und Briefe. 4. Reihe, Polit. Schriften. Bd. 1. Darmstadt, 1931. S. 133 - 214; см. также: Die Idee Europa 1300 - 1946 / Hrsg. R.H. Foerster. Munchen, 1963. S. 74.

На этом поприще в декабре 1671 г. немецкий мыслитель написал работу, вошедшую в историю под названием "Египетский план" <5>, основная цель которого была отвлечь милитаристские замыслы Франции подальше от своих соседей, а именно в сторону Египта. В этой работе Лейбниц утверждал, что, вместо того чтобы вести агрессивные войны против своих соседей, что неотвратимо приведет к созданию антифранцузской коалиции между ними, Франция может использовать гораздо более разумные и эффективные средства для достижения первенства в Европе. Если война против Голландии может причинить Франции лишь большие политические осложнения, то поход на Египет может принести ей огромные как политические, так и экономические выгоды. Лейбниц приводил аргументы, что Франции не составит каких-либо больших усилий завоевать Египет, для этого ей потребуется лишь часть ее постоянной армии (численностью в 30 или 50 тыс. чел.), которая в силу ее умения и храбрости с легкостью одолела бы египетские войска. Тем более в Египте нет каких-либо укреплений, и, таким образом, сколь-нибудь существенное сопротивление, возможно, будет оказано лишь в Каире. К тому же Османская империя (которой тогда принадлежал Египет) вряд ли будет в состоянии предпринять какое-либо противодействие, в силу того что сама готовится напасть на Польшу. Более того, последнее обстоятельство весьма благоприятствует тому, что Франция в данной кампании сможет привлечь на свою сторону целый ряд союзников: помимо Польши также, безусловно, Священную Римскую империю и, возможно, Данию, Швецию и даже Россию.

<5> См.: Leibniz G.W. Justa Dissertatio // Samtl. Schriften und Briefe. S. 267 - 382.

Захват Египта, несомненно, нанес бы удар по голландским торговым интересам в Восточной Индии (т.е. в Азии), однако ввиду сложившейся коалиции Голландия не сможет предпринять каких-либо действий и будет обречена на пассивную роль. Молчать будет также и Англия, тем более что у Людовика XIV хорошие отношения с английским королем Карлом II Стюартом (который был фактически на его жаловании). Египетский поход найдет, несомненно, поддержку у Испании и Португалии, которые ввиду своего географического положения сами непосредственно чувствуют исламскую угрозу. Таким образом, завоевание Египта являлось лишь первым шагом на пути к объединению всех европейских государств и установлению мира на самом европейском континенте. Французский король как инициатор и основной участник этого проекта мог бы получить византийскую императорскую корону, что, в свою очередь, было бы только прелюдией к объединению всего христианского мира и признанию французского монарха защитником истинной веры.

Египетский поход должен был стать последней войной, предпринятой европейскими государствами, так как ввиду открывавшихся глобальных перспектив с внутренними распрями на континенте было бы покончено. Еще в "Размышлениях..." Лейбниц писал: "Как только все вокруг примет другой вид... как только успокоится Европа, прекратит бушевать в самой себе и обратит свой взор, где можно добыть честь, победу, пользу и богатство с чистой совестью и богоугодным способом... и расширить империю Христа" <6>. Говоря о "христианской империи", Лейбниц, однако, ни словом не упоминает папу римского и не имеет в виду создание теократического государства по средневековому образцу. Для него данное понятие означает создание пространства, в котором бы отсутствовали войны и насилие и гарантировались мир и стабильность - самые важные, на его взгляд, предпосылки для прогресса и развития науки. Также и в "Египетском плане" Лейбниц всячески призывал Людовика XIV подарить человечеству "тысячелетнюю империю", в которой все силы людей были бы направлены на подчинение природы, борьбу с болезнями, изобретение машин, реформу теологии и права.

<6> Leibniz G.W. Bedencken welchergestalt Securitas publica interna et externa et status prasens im Reich jetzigen Umst nden nach auf festen Fup zu stellen // Die Idee Europa 1300 - 1946. S. 74.

Предаваясь средневековой мечте о крестовом походе, Лейбниц полностью осознавал политические реалии современной ему Европы. Немецкий философ отмечал, что короли и князья никогда не откажутся от своих тронов и никто не сможет побудить их к этому силой, он писал, что в нынешних условиях "создание универсальной монархии, в которой составляющие ее страны и города управлялись бы подобно провинции, не представляется возможным" <7>. Он считал государства индивидуальными существами со своим собственным (в силу географического положения и менталитета народа) характером и особыми интересами. Следовательно, различные государства на основе общих интересов могут объединяться в единую организацию, но никак не могут быть растворены в одном едином целом. В данном отношении четко проглядывается связь мышления тогда еще 25-летнего Лейбница с его последующей философской деятельностью, выразившейся прежде всего в его учении о монадах - т.е. бесчисленных психически деятельных субстанциях, образующих реальный мир и находящихся между собой в отношении предустановленной гармонии <8>.

<7> Там же. С. 77.
<8> См.: Лейбниц Г.В. Монадология // Соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1982. С. 413 - 429.

Как раз для достижения данной гармонии и прекращения конфликтов в Европе Лейбниц предлагал французскому монарху осуществить "Египетский план" и стать "arbitrium rerum" (главным арбитром), т.е., по существу, первым среди равных суверенных правителей Европы. С этой целью при поддержке архиепископа Майнцского в 1672 г. Лейбниц отправился в Париж, чтобы просить личной аудиенции у Людовика XIV и убедить его в важности и выполнимости своего проекта, содержавшего подробный план действий и все необходимые карты и схемы. Хотя Лейбниц провел следующие четыре года в Париже, получая жалованье от архиепископа, он так и не смог убедить французских министров в необходимости обсудить свой проект лично с "королем-солнцем". В год приезда Лейбница в Париж Людовик XIV уже начал новую войну с Голландией, в ходе которой ему удалось захватить почти всю страну. Однако голландцы предпочли оккупации взорвать плотины и затопить свою землю; кроме того, сформировалась новая антифранцузская коалиция германских государств, а Карл II Стюарт под давлением английской общественности был вынужден расторгнуть союз с Францией. Эти факторы вынудили Францию ограничиться приобретением ряда провинций в Бельгии и пойти, опять лишь в целях временной передышки, на подписание Нимвегенского мирного договора 1679 г. В том же году во Франции были созданы т.н. присоединительные палаты, в которых французские юристы занимались установлением "прав" короля на ту или иную территорию соседних стран (и прежде всего раздробленной Германии). В 1681 г. Людовик XIV захватил Страсбург. Габсбургам, которые вели оборонительную войну с турками, дошедшими на этот раз вплоть до самой Вены, пришлось подписать Регенсбургский договор (1684), который в обмен на прекращение войны признавал за Францией все совершенные ею захваты.

Находясь во французской столице, Лейбниц все же не терял времени даром, завязав широкие знакомства с ученым миром и активно занимаясь математическими проблемами (именно здесь в 1675 г. он создает сделавшее его всемирно известным дифференциальное и интегральное исчисление). В 1676 г., вынужденный искать новое жалованье, он поступает на службу к ганноверским герцогам, которая продлилась 40 лет. В 1700 г. он основал и стал первым президентом Бранденбургского научного общества (позднее Берлинской академии наук). В этом качестве он неоднократно встречался с Петром I и способствовал становлению Российской академии наук. На протяжении всей жизни он вел обширную переписку со многими видными учеными и политическими деятелями того времени.

Именно благодаря тому, что в одном из своих писем Лейбниц упомянул о "Египетском плане", о существовании данного проекта, хотя и через 125 лет после его появления, стало известно обществу (после того как письма Лейбница были опубликованы в 1795 г.). Немного спустя считавшийся пропавшим без вести проект получил всемирную известность, когда узнавший о нем Наполеон накануне своего похода в Египет распорядился найти его и лично ознакомился с ним.

Подытоживая, можно констатировать, что проект Лейбница, направленный на создание на земле "царства разума", в котором гуманизм и прогресс станут главными ориентирами деятельности государства, является весьма характерным для эпохи Просвещения. В отсутствие непосредственных внешних угроз и вызовов, становившихся, в свою очередь, не раз объединяющими факторами в деле единения европейских стран, Лейбниц предлагал искусственно создать задачу, выполнение которой объединило бы государства Европы, прекратило бы войны между ними и таким образом способствовало бы распространению идеалов научного знания и общественного прогресса.