Мудрый Юрист

История призрения сирот в России как государственная проблема в XVIII веке

Жиляева Светлана Константиновна, начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин Орловского юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции.

Становление российской государственной системы социального обеспечения пришлось на время Петра I. Именно тогда, в начале XVIII в., государство впервые обратилось к проблеме незаконнорожденных младенцев и попыталось использовать западные формы для их призрения.

История призрения сирот в России как государственная проблема начинается с XVIII в. Законодательная база призрения сирот была заложена в период реформ Петра I. Именно в это время появились первые воспитательные учреждения для незаконнорожденных, "зазорных" детей, которые рассматривались Петром I как "годная для государства рабочая сила" <1>.

<1> Бахрушин С. Организация попечения о беспризорных детях в Москве. М., 1916. С. 7.

Петром Великим были затронуты все важнейшие и, так сказать, основные вопросы призрения. Он подробно останавливается на необходимости различать нуждающихся по причинам их нужды и определять помощь в соответствии с их нуждой, указывает на предупреждение нищеты как на лучший способ борьбы с ней, выделяет из нуждающихся работоспособных, профессиональных нищих и другие категории, принимает решительные меры к урегулированию частной благотворительности, определяет организованную помощь общества, формирует органы призрения и выделяет необходимые для развития средства. Таким образом, применяемые им меры составляют уже не ряд разрозненных и не связанных между собой попыток, а цельную систему, отличающуюся известной выдержанностью и последовательностью.

Заботясь об устройстве истинно нуждающихся, император в 1700 г. пишет о постройке по всем губерниям богаделен "для старых и увечных, кои работать не могут, и о необходимости старым зело и увечным кормовщикам, также и вдовам старым давать кормовых денег до их смерти, да недорослям малым до указной меры в полы прежних их окладов, а молодым и здоровым кормовых денег не давать и от кормовых денег им отказать" <2>.

<2> Там же.

Относя призрение бедных к обязанностям общества, Петр Великий относился отрицательно к древнейшей форме благотворительности - к безразборчивой милостыне. В ней он видел зло, с которым нужно бороться. Прямым следствием такого воззрения было запрещение раздавать милостыню отдельным категориям нуждающихся, но не заслуживающих помощи. Лицам, желающим оказать милостыню, рекомендовалось отсылать ее в богадельни.

Прямое попечение о детях-сиротах с помощью специальных детских учреждений относится к началу XVIII в., когда Новгородский митрополит Иов построил по собственной инициативе за собственные средства в 1706 г. в Холмово-Успенском монастыре "сиропитательницу" для "зазорных младенцев". Жребий их был хуже сиротского. По тогдашним законам незаконнорожденным - "зазорным" детям, даже если потом их родители были венчаны и других детей у них не было, ничего оставить было нельзя: ни земли, ни дома, ни сословной принадлежности. "Никто, ничто и звать никак". Потому такие дети или не рождались даже - их "вытравливали", или подкидывали, или... просто выбрасывали. Мать без мужа с "зазорным дитем" сама становилась зазорной. А дитя - человеком без будущего <3>.

<3> См.: Лобачев В. Частная жизнь подданных // Наука и религия. 2003. N 4. С. 3.

В то время городские власти города Двинска были обеспокоены растущим количеством страшных находок - умерщвленных и подкинутых новорожденных младенцев <4>. Редкий номер местных газет того времени не содержал леденящих душу подробностей о страшных находках и безрадостной судьбе невинных детишек. Почему-то подобных сообщений в печати больше появлялось в холодное время года - осенью и зимой.

<4> Наша газета. 2007. 25 октября. В статье использованы материалы, предоставленные Государственной инспекцией по охране памятников культуры и Даугавпилсским краеведческим музеем.

На Мясницкой улице во дворе дома Дипера случайно из колодца ведром был извлечен трупик преждевременно рожденного ребенка. В Гайке найдена полусгнившая девочка, шейка которой оказалась обернутой узкой тряпкой, что дало полиции право предположить, что младенец был задушен. На углу Херсонской и Могилевской улиц из наполненной водой ямы был извлечен утопленный малыш мужского пола. Накануне нового года на Шильдеровской улице к дверям еврейской школы портных подбросили мертвого младенца - мальчика <5>.

<5> Там же.

Часто крох попросту топили, как котят, в выгребных ямах туалетов или, как их называли раньше, ретирадчистки. Из ретирады при квартире Якова Данхина вместе с нечистотами извлекли преждевременно рожденного мертвого мальчика. Шокирующе звучит и новость о том, что на базаре Нового Строения из общественной ретирады вытащили пятимесячного ребенка. Найденная девочка оказалась живой <6>.

<6> См.: Там же.

Найти подкидыша на крыльце дома для жителей Двинска не было из ряда вон выходящим событием. Так, на крыльце барака, расположенного на Двинском артиллерийском полигоне и принадлежащем капитану 29-й артиллерийской бригады Титову, был обнаружен подброшенный младенец женского пола трех месяцев от роду. Регулярно, ближе к вечеру, подкидывали детишек на базаре Нового Строения. Около 21 часа возле дома Викентия Гордеева прохожие обратили внимание на плетеную корзинку, откуда доносился слабенький писк. Когда любопытствующие двинчане развернули старое тряпье, они увидели крошечную девочку, которой, как оказалось, было всего 7 дней. На грудке ангелочка лежала записка: "С польки родился и некрещеная" <7>.

<7> Там же.

На Киевской улице в коридоре молитвенного "дома раввинова" при подкидыше мужского пола было найдено письмо, где указывалось, что ребенку полтора месяца, что он сын замужней еврейки, которая решилась на такой грех по причине крайней нужды. Нужда заставляла избавляться и от детишек старшего возраста. На городской окраине, в лесу, отдыхающие нашли глухонемого пятилетнего ребенка. Ребенок, поступивший в больницу, был в ужасном состоянии: изнуренный, оголодавший, кожа да кости, со следами болячек и ран по всему тельцу. Даже видавших виды медиков поразил израненный и покрытый язвами рот малыша. Забота о подкидышах ложилась на плечи полицейских. Стражи порядка должны были или отдать ребенка на воспитание кому-либо из желающих, или же отправить его в один из сиротских домов <8>.

<8> См.: Там же.

Безысходная нищета и травля обществом заставляли женщин, имевших детей вне брака, совершать столь страшные преступления. Злословие не щадило ни мать, ни ребенка. В данных о крещении тщательно фиксировался факт незаконного рождения ребенка. У женщин, состоящих в браке, ребенок мог быть записан как "прижитый блудно". Поэтому женщины и стремились избавиться от ребенка. На ранних стадиях беременности женщины пили отвары пороха, селитры, керосин, песок, мелко истолченное стекло, глотали серу, сулему и даже ртуть, прыгали с высокой лестницы, забора. Порой это кончалось смертью несчастной. Если ничего не помогало - новорожденного убивали. Разъяренные мужья, уличив супругу в измене, могли поступать с ней как заблагорассудится: избивать и мучить, унижать и постоянно напоминать о совершенном "грехе". Официально такого ребенка называли незаконнорожденным, а простой народ это маленькое и беспомощное существо как только не нарекал. Байстрюк, бастард, безбатешный, безотцовщина, подзаборник, заугольник, пауголок, половинкин сын, "сколотные" дети, ублюдок - это малая толика кличек, которые ребенок, став взрослым, нес через всю свою жизнь <9>.

<9> См.: Там же.

В 1712 г. Петр I снова настаивает на принятии энергичных мер по призрению. Он требует повсеместного в губерниях устройства госпиталей для "увечных и самых престарелых, не имеющих возможности снискивать пропитание трудами".

Указом от 4 ноября 1715 г. Петр I приказывает строить в Москве в церковных оградах каменные госпитали, а в других городах деревянные "для зазорных младенцев, которые жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, от чего иные младенцы безгодно помирают, а иные от тех же, кои рожают, и умерщвляются" <10>. И "чтобы зазорных младенцев в непристойные места не отметывали, но приносили бы к вышеозначенным гошпиталям и клали потайно в окно, через какое закрытие, дабы приносимых лиц не было видно" <11>. За умерщвление же новорожденного Петр I грозил смертной казнью. Если впоследствии дети, выросшие в госпитале, заболевали, становились нетрудоспособными или умственно неполноценными, то они "могли возвращаться в эти приюты, как в родительские дома" <12>. Правда, такие госпитали были рассчитаны на незначительную часть подкинутых детей.

<10> Указ Петра I от 4 ноября 1715 г. // Полное собрание законов Российской империи. Т. 5. 1713 - 1719 гг. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 398.
<11> Там же. С. 398.
<12> Там же. С. 399.

Таким образом, в то время в России, как и в Европе, практиковался так называемый тайный прием, позволявший оставаться лицам, подкинувшим ребенка, неизвестными. Это давало возможность не оставлять его брошенным вовсе.

Не исключал Петр I и помощи церкви, монастырей. В годы его царствования, как и в прежние времена, детей-сирот передавали в богадельни, где наряду со взрослыми содержались безродные, бездомные дети. Следовательно, в то время воспитание детей, молодых людей было напрямую связано с государственной пользой, которая включала в себя образование и просвещение. Что же касается крестьянских детей, то их всякий крестьянин должен был держать в страхе, не допускать ни до какой праздности и всегда принуждать к работе <13>.

<13> См.: Бахрушин С. Организация попечения о беспризорных детях в Москве. М., 1916. С. 8.

С начала XVIII в. в дополнение к нищим по несчастью в волостях, прилегающих к крупным городам, среди крестьян бурно развивается профессиональное нищенство. Например, по праздникам в Москву на такого рода заработки специально, чтобы пополнить свой бюджет нищенством, стекаются дети и матери с детьми. К середине века такой вид промысла уже передается из поколения в поколение, и целые села регулярно выставляют своих нищих к церквам и трактирам. Под Москвой таким районом являлись Верейский и Волоколамский уезды "по закоренелому пристрастию к бродяжничеству" <14>.

<14> Журнал Комитета 1841 г.

"Из других губерний первое место занимает в сем движении Тверская губерния. Крестьянки из государственных имений Старицкого и Зубцовского уездов не отвыкли еще приходить сюда с малолетними детьми, особенно в продолжение Великого Поста и Святой Недели более обильным в это время подаянием... обыкновенно с малыми детьми из известных мест, частью по старинной привычке, частью по существенной нужде" <15>.

<15> Годовой отчет Московского городского работного дома 1847 г.

Этапом законодательной регламентации правового положения детей-правонарушителей стало принятие Воинского устава Петра Великого, в котором не определялся точный возраст, по достижении которого физическое лицо могло быть привлечено к уголовной ответственности. Вместе с тем в толковании в артикуле 195 говорилось о наказании за воровство, которое "обыкновенно умаляется или весьма оставляется, ежели... вор будет младенец, который, дабы заранее его от сего отучить, может от родителей своих лозами наказан быть", однако возраст "младенца" не конкретизировался <16>. Несовершеннолетие виновного Воинские артикулы относили к обстоятельствам, смягчающим ответственность за воровство. Однако по делам о государственных преступлениях несовершеннолетние все еще подвергались пыткам.

<16> См.: Воинский устав 1716 г. // Полное собрание законов Российской империи. Т. 5. 1713 - 1719 гг. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 378.

Необходимо отметить, что, внося в дело общественного призрения так много нового, Петр I не мог не сознавать крайней необходимости новых источников средств на призрение, а потому при нем:

  1. вдвое был увеличен сбор венечных денег со вступающих в брак;
  2. запрещена вольная продажа восковых свечей и предоставлена исключительно церквям;
  3. установлен вычет из жалованья у всяких чинов людей, кроме солдат;
  4. введено в монастырях обучение монахинь рукоделиям с целью обращения вырученных за эти работы денег "на общую монастырскую пользу";
  5. сбор доброхотных подаяний в церквях;
  6. штрафные деньги с раскольников обращать на богоугодные дела.

Сам факт обособления этих незначительных средств со специальным назначением указывает на сильное желание прочно организовать и поставить дело общественного призрения.

Число пристроенных по "гошпиталям" младенцев год от года росло. В 1724 г. московская губернская канцелярия доносила, что их уже 865, домов не хватает, живут младенцы и кормилицы (их 218) "по разным местам" <17>. По этой причине иногда происходили злоупотребления: под видом "зазорных" воспитывались за казенный счет законнорожденные. Был даже выявлен случай, когда кормилица выкрала ребенка у законных родителей... Для разрешения ситуации были востребованы монастыри, с чего все, собственно, и началось. В Москве - Новодевичий. Сохранились любопытные данные по монастырю - по сколько душ в детских группах: для одно - двухлеток - кормилица на двоих, после - монахиня-воспитательница на троих, на четверых. С шести лет начиналось обучение <18>.

<17> Лобачев В. Указ. соч. С. 2.
<18> См.: Там же.

В 1722 г. последовал указ Петра I, уточнявший судьбу "зазорных", наряду с тем, как относиться к лицам без определенного места жительства и занятий: "Слепых, дряхлых, увечных и престарелых, которые работать не могут, ни стеречь (то есть служить в сторожах), а кормятся миром и не помнят, чьи они были, отдавать в богадельни. Малолетних, которые не помнят, чьи они были, которые 10 лет и выше, писать в матросы". Меньших - отдавать тем, кто захочет. Если таковых не найдется - в "гошпитали", а по достижении 10 лет "писать в матросы". Дополнение в последующих указах: "записывать в художники" <19>.

<19> Воинский Устав 1716 г. С. 380.

Древнерусское слово "художник" имело более широкое значение, чем ныне: умелец, рукодельник. В общем, если матросов не хватало, то Петр боролся за обязательное образование дворянских и поповских детей, а заодно и всего населения. Людей, только что окончивших разные новые петровские школы в столицах, посылали учить отроков по городам. Да и еще учась в школе, преподавали азы младшим. Так система образования сама себя должна была поднимать за волосы...

Но царь столкнулся с парадоксальным явлением: Русь, издревле самая читающая и пишущая страна, одновременно оказалась чуждой учению. Причем речь шла всего-то о чтении и письме, арифметике и геометрии, первых знаниях по Закону Божию. Да еще - для будущих приказных дьяков и подьячих - основах делопроизводства. Впрочем, этот слой был более склонен к учению, ибо оно было непременным условием социального самовоспроизводства <20>.

<20> См.: Лобачев В. Указ. соч. С. 2.

Что же до дворянства, то красноречив вынужденный петровский указ, по которому неученые дворяне уже и на племя не годятся: "Понеже как после вышних, так и нижних чинов людей движимое и недвижимое имение дают в наследие детям их таковым дуракам, что ни в какую науку и службу не годятся, а другие, несмотря на их дурачество, для богатства отдают за них дочерей своих и свойственниц замуж, от которых доброго наследия к государственной пользе надеяться не можно, к тому ж и оное имение получа, беспутно расточают, а подданных бьют и мучат, и смертное убийство чинят, и недвижимое в пустоту приводят: того ради повелеваем как вышних, так и нижних чинов людям, и ежели у кого в фамилии (семье) ныне есть или впредь будут таковые, подавать о них известие в Сенат, а в Сенате свидетельствовать, и буде по свидетельству явятся таковые, которые ни в науку, ни в службу не годились и впредь не годятся, отнюдь жениться и замуж идти не допускать и венечных памятей не давать, и деревень наследственных и никаких за ними не справливать..." <21>. Так, без письменного удостоверения от учителя о начальном образовании дети дворян теперь официально считались "дураками", не годными ни к браку, ни к управлению имением, становились зазорными людьми.

<21> Указ от 13 января 1724 г. // Полное собрание законов Российской империи. С 1649 г. Т. 12; 1723 - 1729 гг. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 217.

Что касается детей духовенства, то в 1723 г. появился указ, чтобы обучать всех "поповских, дьяконовских и причетнических" отпрысков, "которые учиться могут" (т.е. не совсем недужны телом и слабы умом). Нежелающих приказано "имать в школы и неволею" и учить их "в надежде священства" <22>.

<22> Свод законов Российской империи. Т. 11. СПб., 1909. С. 267.

В армию и флот определялись только ученые священнослужители. Было еще отдельное указание о вдовых священниках и дьяконах. Относительно вдовцов из клира было правило: если желали вторично жениться, обязаны выйти из духовного звания. В общем, некоторые из них стояли перед весьма сложным жизненным выбором. Петр рекомендовал отличать образованных, оставлять им перспективу службы в духовном ведомстве: ведь они могли учить детей в школах, создаваемых при архиерейских дворах, вести дела в духовных управлениях. При этом и род бы их продолжаться мог, и знания востребованы.

И еще одно "семейное дело": со времен крещения Руси церковь должна была следить за тем, чтобы родители не принуждали детей к нежеланному браку. Петр вменял это в обязанности светских властей. (Правда, в отношении крепостных крестьян полагались на суд и совесть помещиков, ими владеющих.) Видно, полагал царь, что невольные браки великий вред имеют - от того и "дураки" неученые происходить могут <23>.

<23> См.: Лобачев В. Указ. соч. С. 3.

Таковы, в общем, важнейшие течения в области общественного призрения, появившиеся за время царствования Петра Великого. Несомненно, что великий преобразователь России, устанавливая деление нуждающихся на категории и виды призрения сообразно с нуждами этих категорий, принимая на себя и на государство законодательное упорядочение призрения и поручая выполнение его организованным общественным силам, отрицая при этом безразборчивую раздачу милостыни, стоял на совершенно твердой почве и на правильном пути.

К сожалению, Петр во многом не успел осуществить свои планы. Непосредственно же после смерти Петра наступил период законодательного затишья. Ближайшие преемники его мало заботились о полном проведении мер по призрению во всей их совокупности и лишь повторяли и усиливали указы о жестоких наказаниях нищенствующих. По некоторым отраслям призрения произошло даже заметное ухудшение дела.

Беспризорность начинает превращаться в социальное бедствие национального масштаба. Беспризорные в те времена - это преимущественно дети и подростки из среды беглых дворовых мальчиков, детей, первоначально бродяжничавших с родителями и отошедших от них; подростков, отправленных на заработки и не нашедших места; детей из семей профессиональных нищих, осевших в городе.

Во время царствования Екатерины II создаются новые органы управления общественным призрением, двухуровневая система социальной помощи нуждающимся - приказы общественного призрения и местные органы попечительства сословного характера (дворянская опека, сиротский суд).

В деятельности Екатерины II заметное место занимает создание специальных учреждений для оставшихся без семьи, брошенных детей. В 1763 г. И.И. Бецкой представил Екатерине II Проект и план о учреждении в Москве воспитательного дома с приложенными к нему чертежами здания. Проект был утвержден, и 1 сентября 1763 г. Екатерина II издает Манифест "Об учреждении в Москве воспитательного дома с особым гошпиталем для неимущих родильниц", который должен был быть построен "общим подаянием" <24>. Такому дому предстояло стать государственным учреждением. На его постройку был объявлен сбор пожертвований, всюду были разосланы воззвания, которые надлежало зачитывать "во всех церквах". В этих же воззваниях был призыв устраивать самостоятельные "сиропитательницы", или приюты. Цель создания воспитательных домов сводилась к тому, чтобы истребить злодейства, воспитывать детей с выгодой и пользой, уменьшить нищенство.

<24> Манифест от 1 сентября 1763 г. // Полное собрание законов Российской империи. С 1649 г. Т. 14. 1749 - 1769 гг. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 391.

Воспитательный дом не был детским домом в современном понимании этого слова. Он задумывался как учреждение, призванное полностью обеспечить процесс воспитания и обучения детей. Это было государственное техническое учебное заведение, единственное в своем роде, с продуманной системой воспитания, общего образования и профессиональной подготовки.

Для размещения Московского воспитательного дома в короткие сроки неподалеку от Кремля, возле устья Яузы, было воздвигнуто грандиозное здание, которое до сих пор поражает масштабами. Устройство и содержание воспитательного дома было рассчитано исключительно на частные пожертвования. Для управления Московским воспитательным домом и действовавшими при нем приютами, богадельнями, домами и учебными заведениями был учрежден опекунский совет.

21 апреля 1764 г., в день рождения государыни, при громе пушечного салюта был триумфально открыт Императорский московский дом - для сохранения жизни и воспитания в пользу общества в бедности рожденных младенцев, сирых и неимущих родильниц, как было написано в медной закладной дощечке <25>.

<25> См.: Мемуары Екатерины II // Императрица Екатерина II о величии России. М.: ЭКСМО, 2003. С. 107 - 111.

Императорский воспитательный дом в Москве был заложен как благотворительное закрытое учебно-воспитательное учреждение для сирот, подкидышей и беспризорников. В самый день закладки в еще не построенный воспитательный дом принесли 19 младенцев; первые двое, нареченные в честь высочайших покровителей Екатериной и Павлом, вскоре умерли. Проблемы с поиском кормилиц для новорожденных заставили администрацию пристраивать их на время в приемные семьи. Сократить детскую смертность это не помогло. Выживших воспитанников оказывалось совсем немного.

Воспитательный дом был рассчитан на воспитание сирот, незаконнорожденных детей и детей тех родителей, которые по бедности или болезни не могли содержать их и заниматься их воспитанием. Туда принимали детей в возрасте не старше 2 лет. Дети принимались анонимно, и привратник не имел права задавать какие-либо вопросы, кроме вопроса о крещении. В циркулярах воспитательных домов говорилось: "Принимать в оный детей, кои либо тайно рождены, либо от убогих и неимущих родителей произошли, и через то избавить их от безвременной погибели; воспитать сих детей в пользу государства; принимать бедных женщин, коим приходит время родить, чтобы они в том доме освобождались от бремени" <26>.

<26> Полное собрание законов Российской империи. С 1649 г. Т. 14. 1749 - 1769 гг. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 394.

При Московском воспитательном доме было создано родовспомогательное отделение - секретные родильные палаты. Роженицам из них предоставлялось право не называть своего имени, позволялось даже рожать в маске. Все обстоятельства сохранялись в тайне. Никто, кроме повивальной бабки, не имел права входить в палату к роженице.

Число детей, приносимых в приют, быстро увеличивалось. Тяжелые материальные условия, предубежденность общества к незаконнорожденным детям увеличивали процент "подкинутых" детей. В Московский воспитательный дом стекались "подкидыши" со всех концов России. За первые четыре года в воспитательный дом было принесено свыше трех тысяч новорожденных. Большой приток детей сразу обнаружил нехватку кормилиц, недостаток помещений. Большая скученность начинала приводить к распространению инфекций и болезней. В результате смертность детей составила свыше 80%. Чтобы предупредить дальнейший мор, опекунский совет признал за наилучшую меру отдавать часть грудных детей в деревни кормящим крестьянкам за определенную плату. Однако и в дальнейшем смертность среди питомцев воспитательного дома была очень высокой.

В 1770 г. опять же по инициативе И.И. Бецкого, по образцу Московского воспитательного дома был создан Петербургский воспитательный дом.

Более самостоятельным характером отличается крупнейшая организационная мера Екатерины II, заключающаяся в создании ею целой сети специальных учреждений под названием "Приказы общественного призрения", открытых в сорока губерниях на основании "Учреждения о губерниях" 1775 г. <27>. По этому закону приказу общественного призрения поручалось попечение и надзирание об установлении и прочном основании:

<27> Свод законов Российской империи. Т. 15. СПб., 1909. С. 267.
  1. народных школ;
  2. установлении и надзирании сиротских домов для призрения и воспитания сирот мужского и женского пола, оставшихся после смерти родителей без пропитания;
  3. установлении и надзирании госпиталей или больниц для излечения больных;
  4. установлении и надзирании богаделен для мужского и женского пола, убогих, увечных и престарелых, которые не имеют пропитания;
  5. установлении и надзирании особого дома для неизлечимо больных, которые не имеют пропитания;
  6. установлении и надзирании дома для сумасшедших;
  7. установлении и надзирании работных домов для обоего пола;
  8. установлении и надзирании смирительных домов для обоего пола людей <28>.
<28> Там же.

Таким образом, законодательным актом от 7 ноября 1775 г., получившим название "Учреждения для управления губерний Всероссийской империи", была заложена государственная система общественного призрения, процветавшая долго и сохранившаяся в общих чертах до наших дней <29>. Законодательство Екатерины II решительным образом поворачивало дело призрения от земского общественного принципа, где помощь бедным оказывали земские люди на общественные средства, в сторону централизации на государственной бюрократической основе, где призрением сирых и убогих занимались чиновники полиции и приказов.

<29> См.: Там же. С. 268 - 269.

При Екатерине II имело место еще одно существенное нововведение. Если раньше незаконнорожденные подкидыши закрепощались путем их закрепления за воспитателями, чьими крепостными они становились, то теперь они стали поступать до совершеннолетия в ведомство приказов общественных учреждений, после чего становились вольными. Заметное место занимают административно-организационные перемены в устройстве осиротевших детей. При этом сохранявшийся и ранее принцип сословности обрел еще более четкие черты.

В 1785 г. создаются городские участковые попечительства, в ведение которых передаются благотворительные учреждения. Таким образом, к решению социальных задач привлекаются широкие слои населения, которые получают доступ как к процессу принятия решения, так и к процессу реализации благотворительных функций.

Екатерина II положила начало созданию в России благотворительных обществ, которые впоследствии стали институционной основой современного некоммерческого сектора. Филантропическая и просветительская деятельность, развитая Екатериной II, продолжилась и после ее смерти.

Надо заметить, что отдельного попечения о детях в ту пору не существовало, с обнаруженными беспризорными детьми поступали, как и со взрослыми нищими. Специальные отделения в государственных учреждениях призрения и частные приюты только начинают зарождаться.

Сословный принцип разбора уже не срабатывает, беспризорность стремительно растет. Начинает давать о себе знать еще один серьезнейший фактор - маргинализация создающейся рабочей среды. Неуспешные, но не деградировавшие семьи крестьян, находясь в привычных условиях, поддерживаются сельской общиной морально и материально, и тяжелое материальное положение чаще всего не служит причиной развала семьи и ухода из нее ребенка <30>.

<30> См.: Бахрушин С. Указ. соч. С. 11.

Однако, подаваясь на заработки в город, будущие рабочие вынуждены нанимать жилье, но неквалифицированный труд дешев, и они могут снимать только углы или жить в ночлежках. Попадая в стесненные обстоятельства, находясь в нездоровой социальной среде, лишаясь обычной поддержки родственников и соседей, семья быстро деградирует и распадается, выбрасывая детей на улицу. Действующие государственные институты попечения о нищих и частные заведения благотворительности не справляются, и дети находятся на улице годами без сколько-нибудь заметной помощи. Это становится причиной качественного изменения беспризорной среды: формируются устойчивые группы, а в них - негласный кодекс поведения и специфический фольклор, частично заимствованный из взрослой уголовной и бродяжнической среды, но с явными элементами детской мифологии и мировоззрения.

Такие дети из-за присущего им стиля жизни, образа мышления и поведения уже четко выделяются общественным мнением в отдельную категорию, за которой закрепляется понятие "беспризорный". Основным источником беспризорности становятся резкие социальные изменения в стране - начавшийся распад сословного устройства общества и индустриализация <31>. Основная прежде причина сиротства - гибель родителей в связи с войной, голодом и болезнями - отходит на задний план, а главной становится отсутствие полноценного родительского попечения над ребенком из-за неспособности содержать его и утраты родительских чувств. Так в России начинает превалировать социальная беспризорность, распространенная и в современных условиях.

<31> См.: Нечаева А.М. Россия и ее дети. М., 1999. С. 9.

Таким образом, XVIII в. особенно важен в истории России. Именно на этот период пришлось становление, развитие и укрепление абсолютистского государства, зарождение многих новых явлений общественной жизни, создание отечественной системы социального обеспечения, составной частью которой было призрение сирот и незаконнорожденных.