Мудрый Юрист

Историко-теоретические аспекты взаимосвязей нации и государства

Бойко Юрий Павлович, доктор политических наук, профессор.

Государства в своем длившемся столетиями процессе формирования и развития воспринимали разнообразие национальных, культурных, религиозных и исторических традиций, во многом определявших суть и характер закрепления государственности в отдельных странах. В то же время количество наций в мире существенно превышает количество государств, и это обстоятельство неизбежно вызывает проблему сосуществования в рамках одного государства нескольких различных наций, что, соответственно, отражается в поисках различных форм их объединения в государственно организованном обществе.

Основоположник теории самоорганизации государства Георг Еллинек отмечал, что "национальные различия, ведущие к образованию общественных групп - частью в пределах государства, если территория занята несколькими нациями или частями наций, частью и за пределами отдельного государства, если одна нация населяет несколько государств", - имеют важное значение для образования государства, его строя и судеб <1>. В силу этого "всестороннее выяснение значения нации для государства составляет одну из существенных задач учения об обществе, результаты которого в этой области должны, в частности, послужить основой важных политических положений" <2>.

<1> См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004. С. 139 (переизд. книги 1900 г.).
<2> Там же. С. 140.

Понятие "нация" принято трактовать в зависимости от конкретного его применения - как совокупность граждан одного государства, либо как народ, борющийся за свою независимость <3>, либо как высшую форму этнической сообщности с общим языком, экономическим укладом, территорией, культурой, психологией и т.д., если речь идет об этнокультурных проблемах и явлениях. Подобная синонимизация отражается и в ряде определений нации. В.Н. Шаповал, в частности, определяет нацию как "этническое сообщество людей (этнос), сложившееся исторически, как правило, на определенной территории, признаками которого является наличие тесных экономических взаимосвязей, общности языка, особенностей культуры и некоторых других черт" <4>. По его мнению, именно в таком смысле упомянута украинская нация в преамбуле Конституции Украины, а в ее основном тексте определено, что "государство содействует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиции и культуры" <5>. Следует заметить, что в преамбуле Конституции Украины субъектом осуществления права на самоопределение названы как украинская нация, так и украинский народ - граждане Украины всех национальностей.

<3> В международно-правовой науке термины "народ" и "нация" считаются также равнозначными и часто используются оба вместе, например, в следующем контексте: "нации и народы, которые ведут борьбу за свою государственную независимость". См.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М., 2004. С. 122 - 123.
<4> Шаповал В.Н. Сравнительное конституционное право. Киев, 2007. С. 171.
<5> Там же.

Российская Конституция начинается со слов: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле..." <6>, что как бы исключает понимание России как национального государства. Объяснение этому феномену мы встречаем в ряде отечественных конституционно-правовых изданий, где нередко подчеркивается разделение понятий "народ" и "нация". Первое из них трактуется как население страны, выступающее источником и носителем власти в государстве, и, таким образом, рассматривается более широким понятием, чем "нация", которая, в свою очередь, определяется как общность большой группы людей на этнической основе. А слова "многонациональный народ" означают при таком подходе, "во-первых, совокупность всех граждан России, во-вторых, объединение всех населяющих Российскую Федерацию народов (наций и народностей), этносов, других этнических общностей, которых в России насчитывается более ста" <7>.

<6> Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 2008. С. 3.
<7> Чехарина В.И. Народ // Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 590 - 591.

На взаимоотношения между нацией и государством оказывают влияние различные причины, основаниями для которых служат как их исторические корни, так и процессы становления, развития и современного состояния. Так, в историческом аспекте не столь редки парадоксальные ситуации, когда:

Общепринято провозглашать основной целью общества движение к государству-нации (нацио-государству). В политической лексике Европы слова "нация" и производные от нее начинают употребляться в значении, близком современному, начиная с XVII в., когда активизировался процесс самосознания и размежевания европейских народов как по отношению друг к другу, так и по отношению к институту монократии. В результате этих двух процессов в Европе и начинает формироваться государство-нация <8>.

<8> См. подробнее: Кольев А.Н. Нация и государство: теория консервативной реконструкции. М., 2005; Национальная идея в Западной Европе в Новое время: Очерки истории. М., 2005.

Концепция "государства-нации" зачастую рассматривается в контексте образования суверенного государства на базе одной нации (моноэтнического), что приводит к непониманию между исследователями. В качестве примера можно сослаться на дискуссию по поводу существования в нашей стране национального государства. Американский политолог Р. Саква отмечал: "Россия никогда не была государством-нацией, и потому вопрос ныне заключается не в том, чтобы вернуться к традиции, а в том, чтобы создать новую национальную индивидуальность" <9>. Ему возражают: "России нужна федерация, а вовсе не государство-нация" <10>, однако, если обратиться к истории европейских "нацио-государств", их внутригосударственные структуры не исключают одно и другое. Заметим, что нередки и высказывания против федеративного устройства России в пользу унитарного государства.

<9> Саква Р. Российская политика и российское общество // Россия и современный мир. 1995. N 1. С. 153.
<10> Янов А. Отделим овец от козлищ // Западники и националисты: возможен ли диалог? Материалы дискуссии фонда "Либеральная миссия". М., 2003. С. 365 - 367.

В ряде источников безапелляционно утверждается, что "прежде всего необходимо твердо понимать, что Россия не является, никогда не являлась и не может являться национальным государством". И потому следует отказаться от "химеры национального государства", этого отжившего свой век символа, который по какому-то умыслу решили искусственно "зажечь" в России <11>. Чем же она тогда является или должна быть? Сторонники идеи об особом русском пути считают, что в России должны продолжаться поиски "более совершенной формы правления, в большей степени отвечающей историческим и культурным традициям, социальному и моральному идеалу российского общества". Они выступают за внедрение в России "более справедливой политической системы" - постдемократии, при которой и "возможны реализация этнокультурной глобализации и сохранение самобытности всех народов" <12>.

<11> Маслов О. Тупик для России под названием "государство-нация". URL: http://www.polit.nnov.ru/2006/01/19/russia/.
<12> Кочеров С.Н. Русская идея: сущность и смысл. Н. Новгород, 2003.

Речь идет, однако, о более подходящей, по выводам авторов, форме правления для России, т.е. об организации высших органов власти. Что же касается сути ее государственного устройства, то чаще упоминаются две формы: "государство-цивилизация" или "государство-империя".

Под "государством-цивилизацией" понимается "большое многонациональное государство, объединенное не по принципу этнического родства, а по принципу общей религии или идеологии, комплиментарности культур, схожего геополитического положения, наконец, общей исторической судьбы" <13>. В качестве подосновы своего подхода Рустем Вахитов, в частности, обращается к такому авторитету в разработке теории цивилизаций, как Арнольд Дж. Тойнби (1889 - 1975).

<13> Вахитов Р. Государство-нация или государство-цивилизация. URL: http://www.contr-tv.ru/common/1211/.

Тойнби действительно обращал внимание на неприемлемость модели государства-нации для многих иных человеческих сообществ, кроме Западной Европы: в ней такая модель "соответствует естественному распределению языков и политических границ. В Западной Европе люди, говорящие на одном языке, в большинстве случаев живут компактными сообществами на одной компактной же территории, где достаточно четкие лингвистические границы отделяют одно сообщество от другого; и там, где языковые границы образуют нечто вроде лоскутного одеяла, эта лингвистическая карта удобно соответствует политической, так что и "национальные государства" появились как естественный продукт социальной среды" <14>.

<14> URL: http://www.rusk.ru/st.php.?/dar

В качестве примеров иного проявления языковых расселений Тойнби указывал на Восточную Европу, Юго-Восточную Азию, Индию, где народы перемешаны географически, а лингвистическая карта "похожа на переливающееся шелковое покрывало". Россия в этом списке не упоминалась. Однако, уже по Р. Вахитову, "во всем мире, помимо Западной Европы, органическим институтом является не государство-нация, а государство-цивилизация" <15>.

<15> Вахитов Р. Государство-нация или государство-цивилизация. URL: http://www.contr-tv.ru/common/1211/.

Цивилизации, если обращаться к первоисточнику, т.е. к Тойнби, есть сложившиеся типы человеческих сообществ, "вызывающие определенные ассоциации в области религии, архитектуры, живописи, нравов, обычаев - словом, в области культуры". Цивилизационный подход позволяет вычленить уникальность, неповторимость определенного общества благодаря закреплению в нем столь же определенной культуры. Такие цивилизации идентичны культуре, каждая из них - "достигшая пределов самоидентификации культура" <16>.

<16> Тойнби А. Дж. Постижение истории. Избранное. М., 2001. С. 14.

Рассмотрение России государством-цивилизацией выходит за рамки сложившихся представлений о цивилизации как единой культурной ценности, тем более в условиях полиэтнического государственно организованного общества, каким является многонациональная Россия. Здесь, на наш взгляд, приемлемее выражение "сердцевинное государство" <17>, которое рассматривает (идентифицирует) себя главным источником культуры данной цивилизации. Россия выступает не единственным воплощением, но государством-идентификатором восточно-православной цивилизации, которая после развала восточноевропейского социалистического блока и распада СССР представлена различными государствами с собственной исторической судьбой.

<17> Хантингтон С.П. Столкновение цивилизаций и переустройство мирового порядка // Pro et Contra. 1997. Т. 2. N 2. С. 129.

Еще менее привлекательными следует считать попытки рассматривать нынешнее положение или возможный статус нашей страны в виде столь несвойственного новому веку феномена прошлого, как империи. В истории империями считались сложные многонациональные государства, создаваемые захватническим путем с целью насильственного удержания в своем составе суверенных государственных образований мощным деспотическим государством. Переносить на современную Россию эти недемократические качества вряд ли обоснованно, она в основном прошла имперский этап в своем развитии. Но имперское понимание государственности предпочитает для страны "единственно возможный" путь: "Россия не может существовать как государство-нация. Россия может существовать лишь как империя" <18>. Начальный процесс ее, по сути, реставрации предполагает возвращение к прежним территориальным границам СССР, что вряд ли возможно осуществить мирными средствами, в то же время "воссоздание империи есть единственное спасение для всех народов бывшего Советского Союза, в том числе, и прежде всего, для русского народа" <19>.

<18> Маслов О. Указ. соч.
<19> Вахитов Р. Указ. соч.

Не стоит в этой связи забывать, что под государством-нацией понимают сообщество граждан, развивающееся в рамках консолидированного стремления к демократическому правовому государству. Нацио-государство оказывается доминирующей формой государственности в условиях распада империй. Оно представляет собой демократический принцип, воплощающий в себе национальные интересы и утверждающий суверенитет народа, тогда как империя - "суверенитет автократа, монарха, высшего иерарха как медиатора между Истиной и подданными" <20>.

<20> Яковенко И.Г. От империи к национальному государству (попытка концептуализации процесса) // Полис. 1996. N 6 (36). С. 117 - 128. См. также: Яковенко И. Куда идти, к чему стремиться // Нева. 2005. N 9.

И здесь более созвучной процессу, происходящему на постсоветском пространстве, может быть сделанное политологом Вячеславом Никоновым заключение о том, что "для России справедлива идея неизбежности трансформации имперского государства в государство-нацию. Распад СССР, создание России и других государств на развалинах СССР - это процесс создания государств-наций, продолжение того процесса, который в Европе давно закончился. Россия впервые стала государством-нацией" <21>. Можно разделять столь категоричную констатацию либо выражать осторожный оптимизм в отношении современного российского государственного статуса, но нельзя не согласиться в следующем: эпоха империй невозвратно уходит в прошлое.

<21> Приводится по: Паин Э.А. Между империей и нацией: модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М., 2004. С. 218.