Мудрый Юрист

Восстановление органов юстиции в западных районах СССР в 1942 - 1945 гг.

Кодинцев Александр Яковлевич, кафедра теории и истории государства и права Сургутского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент.

В статье раскрывается процесс восстановления органов юстиции в западных районах СССР. Автор рассматривает деятельность советских юристов, оставшихся на оккупированной территории.

В годы войны советская юстиция подверглась тяжелым испытаниям. Советские юристы либо эвакуировалась на восток, либо, оставшись на оккупированной территории, должны были выбирать между службой в органах "новой российской администрации" и партизанской борьбой. На освобожденных территориях восстанавливались советские органы и одновременно выявлялись и репрессировались юристы, служившие оккупационным властям.

В 1941 - 1943 гг. в прифронтовой полосе наряду с военными трибуналами продолжали действовать народные суды и управления НКЮ (далее - УНКЮ). Например, УНКЮ по Орловской области и Орловский областной суд работали в городе Елец. Причем в отдельных случаях бывшие областные суды, преобразованные в военные трибуналы, продолжали взаимодействовать и подчиняться УНКЮ, что крайне запутывало систему управления. В годы войны Наркомат юстиции (далее - НКЮ) СССР и НКЮ РСФСР часто рассматривали вопросы о восстановлении органов юстиции в освобожденных районах. По приказу наркома юстиции России К.П. Горшенина УНКЮ РСФСР подобрали в 1942 г. работников для западных областей. Это оказались больные, малограмотные люди. Часть из них категорически отказались ехать, часть просто сбежали. В I полугодии 1943 г. в освобожденные районы РСФСР наркомат направил 467 работников (в т.ч. 344 по реэвакуации). В том числе в Ростовскую область было направлено 108 работников, в Курскую область - 66, в Ставропольский край - 53 и т.д. <1>.

<1> См.: Казаков А.И. Органы судебного управления РСФСР в период с 1930 по 1970 год: Дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. С. 67; Цыпленков С.А. Судебная система Орловской области: прошлое и настоящее. Орел, 2004. С. 22; ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 16. Д. 40. Л. 44; Д. 43. Л. 4; Д. 47. Л. 62.

В 1941 - 1944 гг. наркоматы юстиции проводили подготовительную работу для восстановления органов управления на освобожденных территориях. Создавали курсы, вели учет кадров. Оперативные группы прибалтийских и белорусского наркоматов были переведены в 1943 г. в Москву, затем в Ленинград. По мере освобождения территории органы юстиции формально восстанавливались. Состояние кадров и их укомплектованность существенно уступали довоенному времени. В 1944 г. на Украине было замещено только 30% должностей начальников УНКЮ, 40% заместителей председателей областных судов, 58,6% народных судей. Значительная часть помещений отсутствовала. 11 августа 1944 г. СНК УССР принял Постановление "Об обеспечении помещениями народных судов УССР". К 1 октября 1945 г. УНКЮ, областные суды были организованы во всех областях Украины. Кроме того, действовали 1026 народных судей, 359 нотариальных контор, Харьковский юридический институт и правовые школы. Самое активное участие в их формировании принимали обкомы партии. Верховный суд УССР после реэвакуации размещался в Харькове, а с 1944 г. в Киеве. Его состав за год вырос с 23 до 72 человек.

В БССР в 1944 г. не хватало 13 работников наркомата, 2 начальников УНКЮ, 2 председателей областных судов, 24 народных судей и половины состава УНКЮ и облсудов. К 1 апреля 1945 г. было восстановлено 202 участка народных судов, к июлю 236 участков. В Литве НКЮ и Верховный Суд возобновили работу 1 января 1944 г. Летом 1944 г. не хватало 14 работников НКЮ. На 1 апреля 1945 г. было восстановлено 43 участка народного суда (98 по плану), 12 консультаций и 16 нотариальных контор. Аппарат наркомата был укомплектован на 1/3, из 17 членов Верховного Суда работали только 8. По постановлению СНК ЭССР в Эстонии было создано 70 участков народных судов. Большинство из них не функционировало. Окружные суды, существовавшие в 1940 - 1941 гг., вновь не создавали <2>.

<2> См.: История государства и права БССР. Т. 2. 1937 - 1970 гг. Минск, 1973. С. 262 - 265; Лякас А. Основные черты истории советского суда в Литве (1918 - 1958 гг.): Автореферат. Вильнюс, 1962. С. 18; Настюк М.И., Гураль П.Ф., Павленко В.Л. Дiяльнiсть КП(б)У по вiдновленню та удосконаленню роботи органiв суду в районах, звiльнених вiд гiтлерiвських окупантiв (1943 - 1945 pp.) // Вiсник Киiвського унiверситету. Актуальнi питання ictopii КПРС. Вип. 19. 1986. С. 81 - 84; Паркан М.П. Восстановление местных органов власти, юстиции и прокуратуры в западных областях УССР // Вестник Львовского университета. Серия юрид. Вып. 21. Львов, 1982. С. 106 - 108; Раудсалу В. Создание советской системы юстиции в Эстонии // Советское право. Таллинн. 1985. N 1. С. 38 - 39; Раудсалу В. Создание советской системы юстиции в Эстонии // Советское право. Таллинн, 1985. N 2. С. 126; ГАКО. Ф. Р-903. Оп. 1. Д. 50. Л. 2; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 117. Л. 182, 288; Д. 127. Л. 4.

Первые органы адвокатуры были восстановлены в освобожденных районах западной части РСФСР. В апреле 1942 г. были созданы оргбюро Тульской, Калининской, Ростовской, Орловской областей. В Тульской области на оккупированной территории осталось 39 адвокатов. Из них только 22 были допущены к работе, а 9 были арестованы как предатели. Впрочем, вскоре некоторые коллегии были вновь расформированы, немцы заняли Юг России. В 1943 г. на освобожденных территориях вновь восстанавливали коллегии и оргбюро: Ростовскую, Ставропольскую, Краснодарскую, Северо-Осетинскую и другие. В июне 1943 г. Ленинградская областная коллегия была разделена на Ленинградскую городскую и Ленинградскую областную коллегии. 20 июля 1943 г. было организовано оргбюро Ленинградской городской коллегии, которое проработало до апреля 1945 г. В большинстве освобожденных областей были сформированы оргбюро, и выборы президиумов состоялись только в конце войны. Наркомат юстиции России устанавливал предельные лимиты численности адвокатов и консультаций <3>.

<3> См.: Астапенко М.П. Очерки истории адвокатуры Дона. Ростов н/Д, 2000. С. 68 - 83; Терескулов Д.А. Из истории советской адвокатуры Петрограда - Ленинграда // 50 лет советской адвокатуры. Л., 1972. С. 26 - 29; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 53. Л. 1 - 57.

В начале войны многие адвокаты Белоруссии, Украины и Прибалтики остались на оккупированной территории. Так, только в Восточной Украине не эвакуировались 202 защитника из 1000. Местные адвокаты были той частью советской интеллигенции, которая очень хорошо знала сущность советского режима и не питала особых иллюзий по поводу коммунистической власти. Бывшие советские адвокаты могли оказать и оказали оккупантам "неоценимую помощь" в формировании местной администрации. Так, адвокат Семененко был обер-бургомистром города Харькова, адвокат Куликов - его помощником. Ворошиловградский адвокат Устименко работал следователем в оккупационной администрации. Мюзин читал в 1941 г. лекции о советской законности, а через несколько месяцев "о советском беззаконии". Адвокат Иринов работал бургомистром Чернигова, Реомазен был начальником административного отдела городской управы, Якимович секретарем управы, Абрамович заведующим финансовым отделом, Власко следователем полиции. В Латвии 35 советских адвокатов работали защитниками и при немцах (21 эвакуировался на восток), другие - чиновниками в администрации. Адвокат Пошкус Костас работал следователем полиции.

В то же время другие адвокаты боролись с немцами и подвергались репрессиям. Оккупанты расстреляли 11 харьковских адвокатов. Два латвийских адвоката погибли в концлагере. Бывшие руководители Черниговской коллегии коммунисты Леонидов, Деван и другие сражались в партизанских отрядах. При отступлении немцев бывшие защитники стремились уехать. В том числе бежали Семененко и другие харьковские адвокаты, работавшие в немецкой администрации. Те, кто не успел это сделать, были репрессированы. Так, Реомазен был осужден военным трибуналом на 15 лет. Якимовича забили насмерть в тюрьме НКВД. Пять бывших литовских адвокатов, работавших при немцах, были арестованы НКВД, а 6 успели убежать в Польшу <4>.

<4> ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1039. Л. 81 - 101; Д. 1094. Л. 88 - 125, 212 - 214.

Тяжело проходило восстановление адвокатуры в западных республиках СССР. Адвокатов не хватало много лет. На Украине в первый год после освобождения в адвокатуру было принято много людей, остававшихся на оккупированной территории, в том числе бывших советских адвокатов, которых "временно допустили к работе". Так, в 7 восточноукраинских коллегиях на июнь 1944 г. из 364 адвокатов 202 оставались на оккупированной территории. Адвокаты Устименко, Мюзин, Власко и другие, работавшие в оккупационной администрации, оказались в адвокатуре. Антисемитизм после немецкой оккупации пустил крепкие корни в украинской земле. Так, в областные коллегии не допускались евреи. При этом 450 адвокатов вернулось из эвакуации. Отдел адвокатуры НКЮ СССР направил на Украину в 1944 г. 354 адвоката. На Украине к 1 января 1945 г. работало 1468 адвокатов, из них 573 имели высшее образование, 266 являлись членами партии. Большинство адвокатов с высшим образованием оказались в западных областях УССР. В июле 1944 г. в Харькове прошло совещание председателей президиумов коллегий республики, которое составило план по организации органов адвокатуры. К 1 октября 1945 г. на Украине действовало 11 президиумов и 13 оргбюро, свыше 800 консультаций. Оргбюро, как правило, включали 3 - 5 человек. Вплоть до конца войны большинство сельских районов УССР не были укомплектованы адвокатами. 12 января 1945 г. Народная рада Закарпатской Украины приняла Декрет N 35 "Об образовании народной адвокатуры". Уполномоченный Народной рады по делам юстиции утвердил 20 февраля 1945 г. "Временное положение об организации и деятельности народной адвокатуры". Она строилась по образцу советской адвокатуры. В Ужгороде было сформировано оргбюро, которое приняло в Закарпатскую областную коллегию адвокатов 101 человека и их заместителей (оборонцев). Были созданы юридические консультации.

В 1944 г. в Белоруссии были созданы оргбюро. В 1945 г. проведены общие собрания и избраны президиумы и ревизионные комиссии. В БССР было направлено 30 адвокатов, 70 вернулось из эвакуации. В Латвии в 1945 г. из 111 адвокатов работало 44 бывших адвокатов. В том числе 24 состояли в бывших буржуазных партиях. Более того, первым председателем оргбюро Латвийской РКА стал Паберзе - министр юстиции Латвии в 30-е годы. При этом в коллегии было всего 7 членов ВКП(б). Высшее юридическое образование имели 83,8% защитников, большинство из них получили знания, находясь на оккупированной территории. При этом большинство имели маленький стаж работы. В Литве 19% адвокатов было принято без всякой проверки. Из 58 защитников только 2 были коммунистами, а высшее юридическое образование имели 48 человек. В Эстонскую коллегию попали военнослужащие немецкой армии Э.П. Мяги и Хярманд, гестаповец Э.Я. Токкель. Оргбюро Молдавской республиканской коллегии было создано в октябре 1944 г. Несмотря на все старания, оно не сумело укомплектовать большинство сельских районов республики адвокатами (29 районов). В 1945 г. и в послевоенный период НКГБ и НКЮ проводили массовые чистки среди адвокатов бывших оккупированных территорий <5>.

<5> См.: История государства и права Молдавской ССР (1917 - 1959 гг.). Кишинев, 1963. С. 227; Мартинович И.И. Адвокатура в СССР. Минск, 1973. С. 79 - 80; Настюк М.И., Гураль П.Ф., Паркан М.П. Восстановление местных органов советской власти, юстиции и прокуратуры в западных областях УССР // Вестник Львовского ун-та. Серия юрид. Вып. 21. Львов, 1982. С. 108; Настюк М.I. Становлення радяньскоi адвокатури в захiдних областях УРСР // Вiсник Львiвського державоного унiверситету iм В.Франка. Серiя юрид. Вiп. 15. 1976. С. 27 - 28; Святоцкий А.Д. Учреждение и развитие советской адвокатуры (ист.-пр. аспект): Дис. на соиск. учен. степ. к.ю.н. Киев, 1986. Л. 44, 94, 96 - 98; ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 117. Л. 288; Д. 1039. Л. 81 - 101; Д. 1094. Л. 62, 87 - 125, 203 - 214.

Восстановление советских органов юстиции не было завершено в годы войны и затянулось на много лет. Причины заключались в естественной убыли юридических кадров вследствие войны и в бесконечных чистках, проводившихся госбезопасностью и НКЮ с выявлением социально опасных лиц. Многие юристы, которые попали в органы юстиции в годы войны, были отчислены из них из-за того, что проживали на оккупированной территории.