Мудрый Юрист

Споры из-за внесения земельных долей в уставный капитал: отголоски аграрной реформы или современная рыночная конъюнктура?

Савенко Георгий Владимирович - кандидат юридических наук, партнер, руководитель практики по обороту земель сельскохозяйственного назначения юридической фирмы "Кузин, Мохорев, Савенко и партнеры" (г. Владимир).

Статья знакомит с судебной практикой по земельным спорам и актуальными проблемами современного земельного права на примере споров из-за внесения земельных долей в уставный капитал.

Ключевые слова: земельное право, земельные споры, земельные доли в уставном капитале.

Dispute over introducing land shares into an authorized capital: echoes of the agrarian reform or todays market conditions?

G. Savenko

The articles acquaints the readers with court practice in land dispute and focal problems of the contemporary land law on the example of disputes over introducing land shares into an authorized capital.

1. Полемика по вопросу о внесении земельных долей в уставный капитал

В последние годы практика преимущественно арбитражных судов пополнилась большим количеством дел по спорам о праве собственности на земельные доли между хозяйственными обществами и участниками долевой собственности. В ходе их рассмотрения изучается, как правило, вопрос о внесении земельных долей в качестве вкладов в уставный капитал реорганизуемых в 1992 - 1995 гг. сельскохозяйственных предприятий. Острота проблемы привлекла к себе внимание и ученых-теоретиков. Они разделились на два противоположных лагеря в понимании отдельных аспектов земельной реформы 1990-х годов, толкуя, в частности, по-разному последствия применения (неприменения) пункта 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов":

"Владелец пая обязан подать заявление во внутрихозяйственную комиссию и указать в нем одну из следующих форм использования своего пая:

получение на сумму пая земли и средств производства с целью создания крестьянского хозяйства, частного предприятия по ремонту, строительству, обслуживанию, торговле и других предприятий;

передача пая в качестве учредительного взноса в товарищество или акционерное общество;

передача пая в качестве вступительного взноса в кооператив;

продажа пая другим работникам хозяйства или хозяйству" <1>.

<1> Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1992. N 1 - 2. Ст. 9.

Согласно первой точке зрения, наиболее известным представителем которой является доктор юридических наук Г.А. Волков (МГУ), при учреждении хозяйственного общества или сельскохозяйственного кооператива на базе конкретного колхоза или совхоза его члены или работники, став учредителями нового юридического лица, оплачивали уставный капитал земельными долями и имущественными паями. В противном случае не состоялось бы учреждение сельскохозяйственного предприятия.

В подавляющем большинстве случаев лица, получившие право на земельную долю, считает Г.А. Волков, добровольно внесли ее в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ, сельскохозяйственных производственных кооперативов, образованных при реорганизации бывших колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий.

Именно эти вновь созданные сельскохозяйственные организации стали собственниками имущества, переданного им учредителями (участниками, членами).

В соответствии с решениями общих собраний учредителей и представленными списками граждан-учредителей каждого вновь образованного хозяйственного общества, товарищества, производственного кооператива на основании постановлений администрации того или иного района сельскохозяйственные угодья бывших колхозов и совхозов были переданы в собственность вновь образованных хозяйственных обществ и товариществ. Этим сельскохозяйственным организациям были выданы соответствующие свидетельства о праве собственности на землю без указания на "коллективно-долевую собственность" и приложенного списка сособственников.

Основанием же возникновения конфликтных ситуаций в настоящее время, по мнению Г.А. Волкова, послужила неточная реализация на местах государственной политики по развитию земельной и аграрной реформы, проводившейся на основании Указа Президента РФ от 27 октября 1993 года N 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России" <1>.

<1> Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 44. Ст. 4191.

В Указе Президента РФ были расширены права собственников земельных долей и предусмотрены меры по ускорению оформления права собственности на земельную долю, в частности, комитетам по земельным ресурсам и землеустройству предписывалось выдавать по утвержденной Указом форме свидетельства на право собственности на землю. Эти положения Указа рассчитывались на случаи, когда членами колхозов, работниками совхозов еще не были приняты решения о приватизации сельскохозяйственных угодий или когда после приватизации сельскохозяйственных угодий собственники земельных долей еще не распорядились ими.

Однако на местах органы местного самоуправления часто принимали повторные решения о приватизации сельскохозяйственных угодий, а комитеты по земельным ресурсам и землеустройству выдавали всем свидетельства по утвержденной Указом форме без рассмотрения вопроса, распорядились собственники земельными долями или нет, без учета того, что сельскохозяйственной организации ранее уже было выдано свидетельство о праве собственности на землю, удостоверяющее право собственности на земельный участок именно сельскохозяйственной организации.

В результате рассмотрения споров по выяснению вопроса, кто является собственником земельного участка, сложилась следующая судебная практика. Если земельный участок не был выделен в счет земельной доли для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, расширения земельного участка, используемого под личное подсобное хозяйство или индивидуальное жилищное строительство, а также передачи выделенного земельного участка в аренду на срок более пяти лет или в залог, право собственности признавалось за сельскохозяйственной организацией, получившей свидетельство о праве собственности на земельный участок, или ее правопреемником. Об этом свидетельствуют многочисленные судебные дела <1>.

<1> См.: Волков Г.А. О проекте Федерального закона "Об упорядочении отношений собственности, возникших при приватизации земель сельскохозяйственного назначения" // Экологическое право. 2007. N 1. С. 12 - 18.

Наиболее известными оппонентами Г.А. Волкова являются доктор юрид. наук В.В. Устюкова (Институт государства и права Академии наук России) и практикующий юрист Н.Н. Мельников (г. Орел).

В.В. Устюкова не соглашается с тем, что свидетельства, выданные гражданам уже после внесения ими своих долей в уставный капитал организаций, являлись недействительными с момента их выдачи. Во многих решениях судов (в первую очередь Московской области, а также Федерального арбитражного суда Московского округа, далее - ФАС МО) делается акцент на то, что свидетельства, выданные гражданам после того, как истцы распорядились своими земельными паями, не подтверждают того обстоятельства, что земельные паи остались в собственности истцов. В то же время абстрактная запись в уставах некоторых сельскохозяйственных организаций о формировании их уставного капитала за счет имущественных паев и земельных долей, является для судов убедительным доказательством внесения земельных долей в уставный капитал (даже если других доказательств нет).

Вместе с тем, отмечает В.В. Устюкова, судебная практика даже по Московской области (далее - МО) довольно противоречива. В некоторых случаях суды занимают прямо противоположную позицию, указывая, что факты внесения земельной доли в уставный капитал материалами судебных дел не подтверждаются в связи с отсутствием договоров о передаче доли в уставный капитал, актов приема-передачи, реестра акционеров и проч.

По мнению В.В. Устюковой, в последние годы все чаще суды не принимают во внимание обоснованные доводы граждан о том, что земельные доли не вносились ими в уставный капитал сельхозорганизаций, и выносят решения в пользу юридических лиц, а не в пользу граждан. Суды исходят из того, что законодательство об аграрной реформе начала 1990-х гг. (например, Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 и от 4 сентября 1992 г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса" <1>) содержало закрытый перечень способов, которыми собственник земельной доли мог ею распорядиться. И поскольку собственник не выделил в счет доли земельный участок для создания крестьянского (фермерского) хозяйства, следовательно, эта доля внесена в уставный капитал сельхозорганизаций <2>.

<1> Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 12. Ст. 931.
<2> См.: Устюкова В.В. Общая собственность граждан на земельные участки сельскохозяйственного назначения: миф или реальность? // Экологическое право. 2007. N 2. С. 19 - 24.

Н.Н. Мельников, специально занимавшийся проблемой формирования уставного капитала, в отличие от Г.А. Волкова не считает, что судьба земельных долей была предопределена закрытым перечнем способов распоряжения ею. Внесение земельных долей в уставный капитал, подчеркивает он, по правовой природе является сделкой. Следовательно, ее нужно оценивать с позиций соответствия действующему законодательству. Если при заключении учредительного договора и внесении доли в уставный капитал граждане исходили из того, что доли остаются в их собственности и соответствующая запись имеется в договоре и (или) учредительных документах, такие характеристики являются существенными условиями сделки. Если условия заключенного учредительного договора предусматривали положение, согласно которому земельные доли оставались в собственности граждан и не переходили к сельскохозяйственной организации, то любые действия юридического лица, направленные на лишение гражданина права собственности на доли, является ничем иным, как нарушением прав собственников земельных долей. Следовательно, может быть заявлен иск об устранении возникших нарушений <1>.

<1> См.: Мельников Н.Н. Внесение земельных долей в уставный капитал. Проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2005. N 4. С. 82 - 88.

Полемика между учеными, как мы видим, вращается вокруг ключевого вопроса: распоряжение земельной долей, право на которую возникло во время приватизации, - это "правообязанность" или право?

2. Распоряжение земельной долей - это "правообязанность" или только право?

По наблюдению В.А. Бурова, на сегодняшний день более или менее четко оформились три подхода к решению вопроса о праве собственности на земельные доли.

Первый подход, сложившийся в практике ФАС Поволжского округа, в целом учитывает нормы законодательства, действовавшего до принятия части первой ГК РФ. При этом приоритет отдается земельному законодательству, в силу которого земельные доли, внесенные в уставные капиталы реорганизованных организаций, остаются в собственности учредителей

Второй подход, сформировавшийся в практике ФАС Московского округа и ФАС Северо-Кавказского округа (где рассматриваются споры в отношении наиболее дорогостоящей земли в России), основан либо на распространении норм ГК РФ на отношения, возникшие до его принятия (в 1991 - 1994 гг.), либо на казуистичном (несистемном) толковании отдельных норм законодательства, действовавшего в период земельной реформы. Суть его состоит в том, что право собственности учредителей на земельные доли, внесенные в уставный капитал, в подавляющем большинстве судебных актов не признается.

Третий подход оформился в судебной практике ФАС Северо-Западного округа; он основан на применении действующего законодательства. Однако в отличие от практики ФАС Северо-Кавказского округа и ФАС Московского округа для решения вопроса об установлении права собственности на земельные доли от дольщиков и сельскохозяйственных организаций суд требует представить доказательства соблюдения процедуры внесения долей в уставный капитал. При рассмотрении дел учитывается:

Как правило, ФАС Северо-Западного округа отказывает сельскохозяйственным организациям в признании права собственности на земельные доли по причине отсутствия достаточных доказательств внесения их в уставные капиталы. По этой же причине не удовлетворяются встречные иски дольщиков к сельскохозяйственным организациям о выделе участков в натуре (ненадлежащие ответчики). В результате заинтересованные стороны, как правило, заключают договоры купли-продажи земельных долей. И таким образом, исключается как безвозмездное изъятие земельных долей у бывших работников совхозов и колхозов, так и дробление фактически используемых сельскохозяйственными организациями земельных участков <1>.

<1> См.: Буров В.А. Сделки с земельными долями // Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей / Под ред. М.А. Рожковой. М., 2008.

Знакомство с судебными актами, преимущественно арбитражных судов, показывает, что в своем анализе законодательства 1991 - 1992 гг. они по-разному оценивают степень свободы собственника земельной доли по распоряжению ею. При этом они основываются на одних и тех же положениях законодательства об аграрной реформе:

порядок реорганизации совхозов был урегулирован законами и подзаконными нормативными актами, в частности, Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР" <1>, Постановлениями Правительства РФ от 29 декабря 1991 N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов" и от 4 сентября 1992 N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса";

в соответствии с данными нормативными актами колхозы и совхозы должны были осуществить реорганизацию и привести свои организационно-правовые формы в соответствие с требованиями Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" в срок до 1 января 1993 года. При этом члены реорганизуемых хозяйств наделялись земельными паями (долями).

<1> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. N 1. Ст. 53.

В перечне подзаконных нормативных актов, на которых основываются суды, отсутствуют: Рекомендации по реорганизации колхозов и совхозов", утвержденные Минсельхозом России 14 января 1992 года <1>, Приложение 1 к Рекомендациям Роскомзема от 11 августа 1992 года N 570); Положение о внутрихозяйственной комиссии по приватизации земли и реорганизации колхозов и совхозов, разработанное Минсельхозом РСФСР и утвержденное 22 января 1992 года <2>; Рекомендации Роскомзема от 11 августа 1992 года N 570 по применению основных положений Указа Президента РФ от 27 декабря 1991 года N 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР" <3>. Используя данные руководства, значительная часть внутрихозяйственных комиссий по приватизации земли и реорганизации хозяйств уже до 4 сентября 1992 года подготовили все мероприятия, без которых невозможна приватизация земли.

<1> Документ, по-видимому, опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы "КонсультантПлюс".
<2> Документ, по-видимому, опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы "КонсультантПлюс".
<3> Документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы "КонсультантПлюс".

Что же касается степени свободы собственника по распоряжению земельной долей, то в мотивировочных частях судебных решений выделяются следующие оценки.

Вариант 1. Право на бесплатный земельный и имущественный пай в общей долевой собственности всех членов колхоза и работников совхоза предусмотрено пунктом 9 названного Постановления (N 86). При этом в пункте 10 этого же Постановления владелец пая обязывался использовать свою долю лишь в форме, установленной данной нормой. Учитывая данное положение Закона, суду следовало проверить, какой из четырех установленных форм истец воспользовался для реализации своего права на земельный пай <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 17.03.2004 по делу N А41-1464/04 (дело по жалобе Г. на решения судов первой и апелляционной инстанций, отказавших в удовлетворении его иска к ЗАО АПФ "Крюково"). В тексте Постановления, видимо, допущена ошибка: в "императивном запале" Постановление N 86 названо законом!

Вариант 2. Наделение земельной долей члена реорганизуемого сельхозпредприятия одновременно обязывало его использовать эту долю одним из способов, предусмотренных действовавшим законодательством <1>. С указанным в п. 9 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 правом каждого работника реорганизуемого совхоза или колхоза на бесплатное получение имущественного пая и земельной доли корреспондировала обязанность работника по распоряжению земельной долей одним из способов, предусмотренных в п. 10 того же Постановления <2>.

<1> Такая позиция занята судами в решениях и постановлениях в делах, в которых ответчиками выступают акционерное общество закрытого типа "Агропромышленная фирма "Крюково" (См.: Постановление ФАС МО от 10.03.2004 по делу N А41/617-04; Постановление ФАС МО от 29.03.2004 по делу N КГ-А41/1724-04; Постановление ФАС МО от 08.06.2005 по делу N КГ-А41/2361-05), ЗАО "Племрепродуктор "Васильевское" (Постановление ФАС МО от 25.01.2005 по делу N КГ-А41/12898-04), ЗАО "Клементьево" (МО Можайский р-н) (Постановление ФАС МО от 27.12.2005 по делу N КГ-А41/12694-05).
<2> Иск Д. к ЗАО "Ледово" (МО, Каширский р-н) о признании права собственности на земельную долю в размере 4,1 га в общей долевой собственности ЗАО "Ледово". См.: Постановление ФАС МО от 01.11.2005 по делу N КГ-А41/10514-05.

Вариант 3. При этом п. 16 разд. 2 Положения о реорганизации колхозов и совхозов, Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1992 года N 708 было установлено, что владелец имущественного пая и земельной доли может использовать их следующими способами: получить при выходе из хозяйства с целью создания крестьянского (фермерского) хозяйства; внести в качестве взноса в создаваемое товарищество, акционерное общество или кооператив; продать или сдать в аренду другим владельцам долей (паев) <1>; тезис по существу аналогичный с предыдущим: истец, получив свой земельный пай, при реорганизации сельхозпредприятия в соответствии с названным законодательством был вправе реализовать свое право на земельную долю способами, предусмотренными п. 16 Положения о реорганизации колхозов и совхозов. Одним из таких способов является внесение земельной доли в качестве взноса в создаваемое акционерное общество <2>.

<1> Иск М. к закрытому акционерному обществу "Племзавод "Слободской" об определении и выделе в натуре земельной доли в размере 2,0 га из общего земельного имущества, выдаче свидетельства на право собственности на земельную долю. См.: Постановление ФАС МО от 06.04.2005 по делу N КГ-А41/2164-05; иск Г. к ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2", Комитету по земельным ресурсам и землеустройству МО, ФГУ "Земельная кадастровая палата", Московской областной регистрационной палате о признании недействительным договора купли-продажи 15 привилегированных акций ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2". См.: Постановление ФАС МО от 17.02.2005 по делу N КГ-А41/446-05.
<2> Иск Ч. К ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" о признании права на земельную долю 1,74 га в общей долевой собственности и о выделении в натуре указанного земельного участка (Постановление ФАС МО от 18.02.2004 по делу N КГ-А41/520-04) // http://www.lawmix.ru/moskow_jude.php?id=21740.

Вариант 4. Приватизация земель, используемых сельскохозяйственными предприятиями, предполагала передачу земли в собственность граждан, определение земельной доли каждого, после чего владелец доли вправе был распорядиться ею, в частности, путем передачи в качестве вклада в акционерное общество <1>.

<1> Иск Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее - КУГИ) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и ЛО к сельскохозяйственному акционерному обществу закрытого типа "Ручьи" (закрытое акционерное общество "Ручьи"), государственному учреждению юстиции "Городское бюро регистрации прав на недвижимость", Комитету по земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга о признании недействительной произведенной 26.08.1997 государственной регистрации права собственности первого ответчика на пять земельных участков, расположенных в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга, и о признании права государственной собственности на данные участки. См.: Постановление ФАС СЗО от 19.03.2004 по делу N А56-15126/03.

Вариант 5. Пунктом 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 установлена обязанность владельца пая подать заявление во внутрихозяйственную комиссию с указанием перечисленных в данном пункте форм использования своего пая: получение на сумму пая земли и средств производства с целью создания крестьянского хозяйства, частного предприятия по ремонту, строительству, обслуживанию, торговле и других предприятий; передача пая в качестве учредительного взноса в товарищество или акционерное общество; передача пая в качестве вступительного взноса в кооператив; продажа пая другим работникам хозяйства или хозяйству. Таким образом, возможными формами использования пая являлись продажа пая другим работникам или хозяйству, создание фермерского хозяйства либо передача пая в качестве взноса в сельскохозяйственную организацию" <1>.

<1> Эту позицию занял в своем обзоре судебной практики Пермский областной суд. См.: Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения федеральными судами Пермской области дел, связанных с приобретением и прекращением прав на недвижимое имущество от 23 марта 2006 года // www.oblsud.permregion.ru/sudpraktika/gr_doc/spr_registration.doc.

Приведенные оценки - от самой жесткой, не допускающей альтернатив в первом варианте, до самых мягких, допускающих по смыслу многовариантность поведения собственника земельной доли, - возможность того или иного способа распоряжения земельной долей отличает не просто стилистика <1>. За ними скрываются различные подходы к оценке свободы осуществления такого правомочия, как распоряжение земельной долей: понимать ли его как "правообязанность" собственника имущества, которое он не может не реализовать, или же речь должна идти о "праве", которое он реализует свободно, когда сочтет необходимым, что не исключает и бездействие?

<1> В самых жестких позициях Арбитражного суда МО и ФАС МО, на наш взгляд, больше политического нежели юридического содержания.

Перенося из одного решения в другое, по сути, штамп о том, что с правом работника сельхозпредприятия на бесплатное получение земельной доли корреспондировала обязанность по распоряжению им, суды, как мы видим, основываются на п. 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86: "Владелец пая обязан подать заявление во внутрихозяйственную комиссию и указать в нем одну из следующих форм использования своего пая". Возникает вопрос, каковы основания императивности норм п. 10 данного Постановления? На правилах, установленных Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 года N 323? Однако если внимательно вчитаться в его текст, то ничего подобного мы в нем не обнаружим. Тогда, быть может, указанная императивность вытекает из предписаний действовавших в то время Гражданского кодекса РСФСР <1>, Земельного кодекса РСФСР <2> и Закона РСФСР от 23 ноября 1990 года "О земельной реформе" <3>? Общеизвестно, что в них отсутствуют правила об ограничениях, связанных с распоряжением общей (долевой) собственности на земли сельскохозяйственного назначения.

<1> Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.
<2> См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 22. Ст. 768.
<3> См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 26. Ст. 327.

Зададимся еще одним вопросом: а могло ли Постановление Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 своим предписанием "подправить" одно из правомочий в такой цивилистической конструкции, как право собственности? Согласно ст. 92 ГК РСФСР собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом. Постановление N 86, как неоднократно подчеркивалось ранее, - это не закон, а подзаконный нормативный акт. Пункт 10 Постановления N 86 не мог основываться и на правиле, установленном абз. 1 ст. 117 ГК РСФСР, - владение, пользование и распоряжение общей долевой собственностью производится по согласию всех ее участников. В случае разногласия порядок владения, пользования и распоряжения определяется по иску любого из участников.

Так как все-таки понимать фразу п. 10 Постановления N 86: "владелец пая обязан подать заявление во внутрихозяйственную комиссию и указать в нем одну из следующих форм использования своего пая": как императивное правило или стилистический прием (а может быть, и стилистическую небрежность)"? Я отдал бы предпочтение последнему.

Вероятно, разработчики проекта Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 особо не задумывались над тем, что из-за юридико-технических тонкостей вопрос о свободе распоряжения земельной долей может быть в дальнейшем использован судами в целях ограничительного ее толкования. Высказанное предположение подтверждается, как кажется, и текстом п. 16 разд. II Положения о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1992 года N 708. Во-первых, говоря о способах использования земельной доли, этот документ изменяет глагол и модальность с "обязан" на "может" ("Владелец имущественного пая и земельной доли может использовать их следующими способами"). Во-вторых, в тексте Положения появляется правило, которое "забыли" указать в Постановлении Правительства РФ N 86: "Имущественные и земельные доли (паи) передаются по наследству в соответствии с действующим законодательством". Действительно, каким бы чрезвычайным (императивным) ни было законодательство об аграрной реформе, оно не могло исключить действие норм наследственного права и, в частности, действие ст. 534 ГК РСФСР (о завещательном распоряжении). Ну а если мы сравним содержание п. 16 разд. II Положения о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий и содержание п. 3.2. разд. II Рекомендаций по реорганизации колхозов и совхозов, утвержденных Минсельхозом России 14 января 1992 г., то появится дополнительный аргумент против изначальной предопределенности судьбы земельных долей.

Что же касается судов, то, по-видимому, п. 10 Постановления Правительства РФ N 86 был наделен императивностью в ходе разрешения одного из споров о праве собственности на земельные доли где-то в Московской области. Императивный подход ввиду своего удобства и кажущейся универсальности, позволяющей игнорировать все, что не укладывается в выбранную схему, идет ли речь об этапах приватизации конкретного сельхозпредприятия или о "неудобных" фактах, был поддержан вышестоящими судами. В дальнейшем императивный подход начал широко практиковаться в аналогичных делах по "отъему" земельных долей, по которым решения выносятся не в пользу граждан. При этом непредвзятому наблюдателю непременно бросится в глаза то, что суды часто сами "спотыкаются" о созданную ими искусственную позицию, затрудняясь найти достойный выход из положения. В этом отношении интерес представляют многочисленные тяжбы, возникающие между акционерами и ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" (правопреемник АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2"), находящимся в Одинцовском районе Московской области.

Из судебных актов вырисовывается следующая картина.

14 января 1993 года на общем собрании трудового коллектива государственного сельскохозяйственного предприятия "Госплемптицезавода "Горки-2" было принято решение о преобразовании ГППЗ "Горки-2" в Акционерное общество закрытого типа "Племптицезавод "Горки-2", в дальнейшем АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" было преобразовано в ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2".

При подписании учредительного договора о создании АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" от 15 марта 1993 года для обеспечения деятельности Акционерного общества учредители обязались внести в уставный капитал общества свои имущественные паи, полученные в установленном порядке каждым учредителем на момент приватизации хозяйства, а также предусмотрели, что имущество общества, являющееся его собственностью, образуется, в частности, из долевых вкладов учредителей. Земельные доли граждан в натуре не выделялись.

14 октября 1993 года АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" зарегистрирован в качестве юридического лица.

29 мая 1998 года состоялось общее собрание акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2", на котором был решен вопрос об увеличении уставного капитала общества за счет внесения земельных долей его учредителей. Акционеры передали в уставный капитал общества свои права на земельные доли в обмен на 15 привилегированных акций за одну долю.

На основании постановления главы администрации Одинцовского района МО от 24 августа 1998 года N 1565 бывшим работникам государственного предприятия в общую долевую собственность был предоставлен земельный участок около 2 тыс. га, размер земельной доли каждого составил 1,74 га.

Обратим внимание, что граждане в действительности внесли свои земельные доли в уставный капитал общества только в 1998 году. Суды по поводу внесения земельных долей сказали следующее. Арбитражный суд МО в решении от 26 октября 2004 года указал, что "истцы при учреждении общества внесли в его уставный капитал свои имущественные паи и земельные доли" <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 04.04.2005 по делу N КГ-А41/2032-05. В мотивировочной части Постановления суда кассационной инстанции по этому же делу читаем: "При подписании учредительного договора о создании АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" от 15 марта 1993 года для обеспечения деятельности Акционерного общества учредители обязались внести в уставный капитал Общества свои имущественные паи, полученные в установленном порядке каждым учредителем на момент приватизации хозяйства, а также предусмотрели, что имущество Общества, являющееся его собственностью, образуется, в частности, из долевых вкладов учредителей.

Судами обеих инстанций установлено, что 29 мая 1998 года состоялось общее собрание акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2", на котором был решен вопрос об увеличении уставного капитала Общества за счет внесения земельных долей его учредителей. Во исполнение этого решения истцы передали в уставный капитал Общества свои права на земельные доли в обмен на 15 привилегированных акций. При этом ответчик указывает на то, что истцами получались дивиденды по акциям.

Таким образом, истцы, получив земельные паи при реорганизации "Племптицезавода "Горки-2", распорядились своим правом собственности на землю" (?!).

Вызывает удивление то, что кассационная инстанция не замечает отсутствия логики во взаимоисключающих заключениях суда первой инстанции и своими собственными, когда устанавливает момент внесения земельных долей в уставный капитал общества.

В решении этого же суда от 22 ноября 2004 года указано: "В результате реорганизации государственного предприятия истцы утратили права на земельные доли, став акционерами хозяйственного Общества" <1>. Эта позиция прямо противоречит бесспорным фактам, установленным этим же судом: внесением в уставный капитал земельных долей не в 1993 году, а в 1998 г. По логике суда, должно следовать, что ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" в нарушение закона увеличило свой уставный капитал за счет имущества, уже внесенного в него и на стоимость которого ранее были выпущены акции, распределявшиеся между учредителями!

<1> Постановление ФАС МО от 22.11.2004 по делу N КГ-А41/10251-04.

Через год ФАС МО, принимая очередное постановление по жалобе С, уже иным образом пытается разрешить нестыковку между императивным подходом и конкретной ситуацией по запоздалому внесению земельных долей в уставный капитал ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2": "Как указали суды первой и апелляционной инстанций, несмотря на то, что земельные доли были выделены только в 1998 году и внесены (юридически) в уставный капитал АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" в обмен на привилегированные акции дополнительного выпуска 29 мая 1998 года, их владельцы в период с момента создания АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" до внесения земельных долей в уставный капитал Общества не могли распорядиться ими иным образом, нежели тем, который указан" <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 17.05.2006 по делу N КГ-А41/3836-06.

Если читатель полагает, что постановления ФАС Московского округа 2004 - 2006 гг. по делам с участием ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" являются верхним пределом императивного толкования, действовавшего в 1991 - 1992 гг. законодательства, то спешу его заверить: это еще не предел. В серии дел, в которых ответчиком выступало ЗАО "АПФ "Крюково" (та же МО), ФАС МО пошел еще дальше.

В Постановлении от 12 апреля 2004 года по делу N КГ-А41/2433-04 кассационная инстанция поправила постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области, мотивировавшей свое решение тем, что при реорганизации совхоза и образовании АОЗТ "АПФ "Крюково" земельные паи акционеров, как не прошедшие денежную оценку, не были включены в уставный капитал общества и остались собственностью акционеров. ФАС МО, в частности, отметил: "Вывод суда апелляционной инстанции о том, что при реорганизации совхоза и образовании АОЗТ АПФ "Крюково" земельные паи акционеров не были включены в уставный капитал Общества и остались собственностью акционеров, не может быть признан законным, принимая во внимание вышеуказанные положения законодательных и нормативных актов, регулирующих порядок реорганизации совхозов" <1>. Как видно, суд уже ничем не прикрываясь, подчиняет императивному толкованию любые от него "отступления" и неудобные факты, не считая нужным ни замечать их, ни объяснять. Отсюда и прием, который использует ФАС МО, - приходить к определенным выводам не вследствие анализа имеющихся в деле доказательств, а "принимая во внимание" предписания тех или иных нормативных актов. Можно ли в данном случае говорить о всестороннем, полном и объективном исследовании всех представленных сторонами доказательств?

<1> Постановление ФАС МО от 12.04.2004 по делу N КГ-А41/2433-04.

В другом деле с участием того же ЗАО АПФ "Крюково" ФАС МО сформулировал еще более жесткую позицию: "После введения в действие Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" возможность выдела земельных долей в натуре распространяется на отдельные случаи, когда земельная доля по тем или иным причинам не была использована предусмотренным законом способом при реорганизации коллективного хозяйства" <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 24.03.2004 по делу N КГ-А41/1725-04.

Конечно, не все арбитражные суды следуют слепо по пути, "накатанному" ФАС МО. Именно такой подход продемонстрировали в некоторых делах ФАС Северо-Западного округа (далее также - ФАС СЗО) и ФАС Западно-Сибирского округа (далее также - ФАС ЗСО), Пермский областной суд.

Например, гражданин М.И. Анеков обратился в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к акционерному обществу закрытого типа "Кончезерское" об исключении принадлежащей истцу на праве собственности земельной доли из конкурсной массы АОЗТ "Кончезерское".

АОЗТ "Кончезерское" обратилось со встречным иском к гражданину М.И. Анекову о признании права собственности АОЗТ "Кончезерское" на земельную долю, указанную в свидетельстве о праве собственности на землю от 24 июля 1994 года N 86868-335, выданном М.И. Анекову.

Решением от 11 сентября 2003 года в удовлетворении исковых требований М.И. Анекова отказано; встречный иск удовлетворен. Признано право собственности АОЗТ "Кончезерское" на земельную долю в размере 2,6 га, внесенную М.И. Анековым в качестве вклада в уставный фонд общества.

Постановлением апелляционной инстанции от 24 ноября 2003 года решение отменено. В удовлетворении требований по первоначальному иску гражданина М.И. Анекова и встречному иску АОЗТ "Кончезерское" отказано. Суд кассационной инстанции оставил кассационную жалобу без удовлетворения, руководствуясь следующим.

АОЗТ "Кончезерское" было образовано в феврале 1993 года членами трудового коллектива совхоза "Кончезерский" в процессе реорганизации совхоза. АОЗТ "Кончезерское" 28 октября 1997 года выдано свидетельство о праве коллективно-долевой собственности на земельный участок площадью 1478 га, расположенный по адресу: с. Кончезеро, Кончезерская м/а.

Однако еще 25 июля 1994 года М.И. Анекову (как и многих другим сособственникам) выдано свидетельство о праве общей долевой собственности на земельный участок общей площадью 2,6 га по адресу: АОЗТ "Кончезерское".

Решением Арбитражного суда Республики Карелия от 9 июля 2002 года по делу N А26-1863/02-Б/106 в отношении АОЗТ "Кончезерское" открыто конкурсное производство. Определением Арбитражного суда Республики Карелия от 18 апреля 2003 года по этому же делу срок конкурсного производства продлен до 9 октября 2003 года.

Гражданин М.И. Анеков обратился с настоящим иском, полагая, что им при создании АОЗТ "Кончезерское" право собственности на принадлежащую ему земельную долю в уставный капитал общества не передавалось, а было передано лишь право пользования указанной земельной долей.

АОЗТ "Кончезерское" обратилось со встречным иском, полагая, что право собственности на земельную долю, принадлежащую М.И. Анекову, перешло к обществу при его создании, поскольку М.И. Анеков передал свою земельную долю в уставный капитал общества.

ФАС СЗО подчеркнул в своем постановлении, что "внесение доли в уставный капитал АОЗТ "Кончезерское" при его создании М.И. Анековым материалами дела не подтверждается. В материалах дела не имеется ни договора общества с гражданином М.И. Анековым о передаче доли в уставный капитал общества, ни акта приема-передачи. Реестра акционеров АОЗТ "Кончезерское" в материалах дела также не имеется".

Как пояснили в судебном заседании кассационной инстанции гражданин М.И. Анеков и представитель АОЗТ "Кончезерское", реестр акционеров общества не велся, регистрация выпуска акций общества не была произведена. Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что гражданин М.И. Анеков, являясь акционером общества, получил взамен своей земельной доли акции общества, необоснован.

Таким образом, суд апелляционной инстанции правомерно отказал в удовлетворении как первоначального иска акционера М.И. Анекова, так и встречного иска АОЗТ "Кончезерское" <1>.

--------------------------------.

<1> Постановление ФАС СЗО от 02.04.2006 по делу N А26-3738/03-15.

Рассмотрим и другое дело, в котором применен такой же внешне беспристрастный подход, как и в предыдущем случае.

Конкурсный управляющий СПК "Племхоз "Руспол" 31 мая 2006 года обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к главе администрации Русско-Полянского муниципального образования ООО о признании недействительным Постановления от 6 декабря 2005 г. N 735-П об отмене ранее принятого Постановления администрации от 24 марта 1994 года N 139-п, которым в коллективно-долевую собственность АОЗТ "Руспол" был выделен земельный участок площадью 5687 га сельхозугодий, а также после отмены этого Постановления передаче земельного участка в районный фонд перераспределения.

Требование было мотивировано неправомерным изъятием из конкурсной массы имущества должника (земельного надела), которое было получено в собственность АОЗТ "Руспол".

Решением суда первой инстанции от 22 ноября 2006 года в удовлетворении требования заявителю отказано. Суд первой инстанции посчитал, что оспариваемый акт не нарушает прав и законных интересов СПК, поскольку земельный участок был выделен в коллективно-долевую собственность граждан. Суд апелляционной инстанции подтвердил вывод о выделении земельных участков гражданам как субъектам коллективно-долевой собственности при приватизации земли в ходе реорганизации колхоза и отсутствии доказательств распоряжения этими лицами земельными паями путем оплаты акций внесением в уставный капитал АОЗТ "Руспол".



В кассационной жалобе заявитель указывал, что суд не сделал оценки учредительного договора от 10 июня 1992 года о создании акционерного общества, по которому уставный капитал общества был образован за счет взносов участников, состоящих из земельных и имущественных паев учредителей. На этом основании заявитель считает, что если земля передана акционерному обществу его акционерами, то паи передаются в собственность юридического лица. Так, по его мнению, право собственности на землю, которой не распорядились владельцы земельных паев в установленном действующим законодательстве порядке, у акционерного общества возникло в связи с вступлением в силу ГК РФ. Не согласен заявитель с выводом суда о признании не имеющим юридической силы свидетельства АОЗТ "Руспол" на право собственности на землю от 26 марта 1994 года.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя. В ходе заседания установлено, что в соответствии с Постановлением главы администрации Русско-Полянского района от 15 июня 1992 года N 81-п и 24 марта 1994 года N 139-п в коллективно-долевую собственность были выделены участки площадью 22662 га и 5687 га, соответственно, согласно спискам работников совхоза (список N 1) и работников социальной сферы (списки N 2 - 4), которые имели право распорядиться земельными паями по своему усмотрению. Однако указанные лица не распорядились земельными паями путем внесения в уставный капитал АОЗТ "Руспол".

Поэтому суд первой инстанции, исходя из содержания учредительных документов и правовых актов органа местного самоуправления, правомерно сделал вывод о том, что вклады участников в виде земельных участков, расположенных на сельскохозяйственных угодьях общей 5687 га, которые были предоставлены гражданам Постановлением этого органа от 24 марта 1994 года N 139-п не поступили в собственность АОЗТ "Руспол", правопреемником которого является СПК "Племхоз Руспол" <1>.

<1> Постановление ФАС ЗСО от 05.06.2007 по делу N Ф04-3240/2007(34462-А46-21).

3. О действительном и мнимом внесении земельных долей в уставный капитал

Как мы могли убедиться выше, императивному подходу к свободе распоряжения земельной долей присуще представление о том, что методом исключения разрешенных способов использования земельной доли при неиспользовании остальных способов остается лишь внесение в уставный капитал хозяйственного общества. Если быть последовательным, то надо признать, что и в случае бездействия (молчания) собственника земельной доли она вносится в уставный капитал общества. Однако в данном случае императивный подход наталкивается, как кажется, на непреодолимое препятствие.

С точки зрения цивилистической бездействие (молчание) по общему правилу не считается намерением совершить сделку (п. 3 ст. 158 ГК РФ). Исключения должны быть прямо предусмотрены либо законом, либо соглашением сторон. Логика, лежащая в основании этого правила, очень простая: основаниями динамики правоотношений признаются юридические факты - обстоятельства реальной действительности; бездействие (молчание) есть отсутствие факта; отсутствие факта само по себе юридических последствий породить неспособно. Иное должно быть прямо установлено законом или договором. Следовательно, если гражданин, наделенный земельной долей, не совершил с нею никаких положительно выраженных действий (утрируя: получил долю и 15 лет с нею просидел, не выходя из дома, в том числе не подавая никаких заявлений во внутрихозяйственную комиссию, не вступая в члены обществ или товариществ), то земельная доля так и продолжает принадлежать тому, у кого возникло на нее право. Принадлежность этой доли измениться сама по себе (без участия гражданина, наделенного ею, при его фактическом бездействии) никак не может <1>, за исключением разве что наследования по закону. В этом смысле позиция Н.Н. Мельникова верна: если даже совершение какого-то действия является предметом обязанности, то это не означает, что определенные последствия такого действия наступят неизбежно, в том числе и тогда, когда действие не совершено (обязанность не исполнена).

<1> Сравните позицию Пермского областного суда, которую он сформулировал в своем обзоре: "В случае если лицо, которому выдано свидетельство о праве коллективно-долевой собственности на земельную долю, по каким-либо причинам не внесло эту долю в уставный капитал сельхозорганизации и не распорядилось ею иным образом, это не означает, что оно утратило это право и перестало быть участником общей долевой собственности на землю" (справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения федеральными судами Пермской области дел, связанных с приобретением и прекращением прав на недвижимое имущество от 23 марта 2006 года // www.oblsud.permregion.ru/sudpraktika/gr_doc/spr_registration.doc).

Однако, как видно из решений судов, далеко не все граждане, получившие земельные доли, бездействовали: многие из них стали участниками хозяйственных обществ (товариществ), созданных на базе бывших колхозов и совхозов. Стать участником юридического лица можно при положительно выраженном волеизъявлении. Как именно это волеизъявление было оформлено - заявлением ли во внутрихозяйственную комиссию о способе распоряжения своей земельной долей или же заявлением в произвольной форме (например, "прошу принять меня в члены АОЗТ "Рассвет", создаваемого на базе одноименно колхоза" и т.д.) - важно в том случае, когда в уставе создаваемой организации нет прямого указания о том, какое именно имущество вступающие в общество граждане вносят в его уставный капитал. При наличии указания, необходимо посмотреть, каково его содержание. Если, например, записано, что уставный капитал оплачивается денежными средствами (вариант: денежными средствами и иным имуществом, оцениваемым по соглашению учредителей), то при отсутствии прямо выраженного заявления гражданина о внесении в уставный капитал именно земельной доли, таковую нельзя считать внесенной в уставный капитал. Но если в учредительном договоре <1> и уставе недвусмысленно записано, что "уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей, принадлежащих гражданам-учредителям", то это - конкретное указание, свидетельствующее о том, что гражданин, ставший учредителем юридического лица с уставом такого содержания, распорядился своей земельной долей, внеся ее в его уставный капитал. Иначе непонятно, зачем он вообще писал заявление о том, чтобы его приняли в состав участников нового хозяйственного общества. Никаких "договоров о передаче доли в уставный капитал" или "актов приема-передачи", о которых пишет В.В. Устюкова, для оформления внесения вклада в виде земельной доли в 1992 - 1994 гг. не требовалось. Ничего о них не говорит и Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью (1990 г.) <2>. Реестр акционеров, о котором упоминает В.В. Устюкова, тут вообще ни причем: в нем не отражается, что именно было внесено в оплату акций. Из приведенной позиции необходимо сделать три исключения.

<1> Пермский областной суд в своем Обзоре судебной практики подчеркнул, в частности, что "внесение земельной доли в уставной капитал сельскохозяйственной организации должно подтверждаться учредительным договором". См.: Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения федеральными судами Пермской области дел, связанных с приобретением и прекращением прав на недвижимое имущество от 23 марта 2006 года // www.oblsud.permregion.ru/sudpraktika/gr_doc/spr_registration.doc.
<2> См.: СП СССР. 1990. N 15. Ст. 82.

Первое исключение требует внимательного анализа учредительного договора и устава даже в том случае, если подписавшие его учредители указали на формирование уставного капитала в безусловном порядке ("уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей"). Надо выяснить, а не содержится ли в них каких-либо оговорок, связанных, скажем, с моментом завершения внесения вкладов? При наличии указания "вклад учредители вносят не позднее 1 месяца с момента регистрации в установленном порядке", но отсутствии документального доказательства реального внесения в уставный капитал земельных долей, то можно говорить о том, что такое внесение не состоялось <1>.

<1> Например, члены трудового коллектива совхоза "Рассвет" Пучежского района ИО на учредительной конференции, проводившейся 21 декабря 1992 года, заключили между собой договор, предметом которого явились "условия добровольного создания и организации деятельности акционерного общества закрытого типа "Рассвет". В п. 2 договора "Обязательства учредителей" они согласились со следующими условиями формирования уставного капитала: "В целях создания и организации деятельности предприятия учредители принимают на себя следующие обязательства: сформировать уставный капитал предприятия из собственных вкладов, которые являются первоначальными и состоят из имущественного и земельных паев. Этот вклад учредители вносят не позднее 1 месяца с момента регистрации в установленном порядке". В п. 2.1. Устава АОЗТ "Рассвет" мы читаем: "Учредителями акционерного общества являются работники коллективного сельскохозяйственного предприятия, временно отсутствующие (служба в армии, учебные заведения), инвалиды и пенсионеры, оформленные на пенсию из хозяйства и внесшие в уставный капитал общества свой пай земли и имущества (список учредителей прилагается)". В списках учредителей напротив Ф.И.О. и паспортных данных каждого учредителя указана сумма пая в денежной оценке (имущественный пай) на момент проведения учредительной конференции. Поиски документов, подтверждавших, что в течение одного месяца с момента государственной регистрации АОЗТ его учредители реально внесли в уставный капитал земельные доли, ни к чему не привели.


Исключение второе. Если в учредительном договоре и уставе указывается, что уставный капитал формируется за счет имущественных паев и земельных долей, при этом право на последнюю у учредителя возникнет в будущем, то реально в уставный капитал общества она может быть внесена тогда, когда, во-первых, это право возникнет; во-вторых, когда реальное внесение закреплено документально, хотя бы и актом приема-передачи доли.

Исключение третье связано с увеличением уставного капитала общества за счет дополнительных вкладов акционеров.

Однако в судебной практике все еще сохраняется упрощенное понимание процедуры формирования уставного капитала в 1992 - 1994 гг. В качестве примера можно привести ряд дел, одним из фигурантов которых явилось ЗАО "Агрофирма "Первое Мая".

На общем собрании совхоза "Первое Мая" от 12 февраля 1992 года принято решение о приватизации совхоза и реорганизации его в акционерное общество закрытого типа.

12 февраля 1993 года утвержден устав Общества и подписан учредительный договор АОЗТ "Первое мая".

13 августа 1993 года администрацией Балашихинского района МО АОЗТ "Первое мая" зарегистрировано; выдано свидетельство о государственной регистрации N 1279а.

На основании Постановления главы Балашихинского района МО N 345 от 8 апреля 1994 года "О предоставлении земли в коллективно-долевую собственность и бессрочное (постоянное) пользование АОЗТ "Первое мая" у бывших работников совхоза "Первое Мая" возникает право собственности на земельные доли. На основании Постановления администрации Балашихинского района МО N 783 от 27 июля 1994 года "О выдаче свидетельств на право собственности на земельную долю (пай) членам АОЗТ "Первое мая" гражданам выдаются свидетельства на право собственности на землю.



Впоследствии ЗАО "Агрофирма "Первое Мая" начало методично обращаться в арбитражный суд с исками к гражданам о признании права собственности на 1/662 (впоследствии - 1/597) долю каждого из ответчиков в праве собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения.

Решениями Арбитражного суда Московской области, оставленными без изменения постановлениями Десятого арбитражного апелляционного суда и ФАС МО, все иски удовлетворены. Арбитражный суд признал не соответствующими законодательству постановления главы Балашихинского района МО, на основании которых ответчикам выданы свидетельства о государственной регистрации права собственности на указанные земельные доли, так как ответчики, будучи членами трудового коллектива совхоза "Первое Мая", при его реорганизации распорядились своими земельными долями, внеся их в уставный капитал вновь созданного акционерного общества АОЗТ "Первое Мая" Последнее стало собственником переданного ему имущества, а ответчики - его акционерами.

Суд руководствовался, в частности, тем, что из п. 2.1 учредительного договора и пункта 7.1 устава АОЗТ "Первое Мая" следовало, что уставный капитал акционерного общества был сформирован за счет вкладов учредителей - имущественных паев и земельных долей. Общество с февраля 1993 года и до момента постановления решения как собственник вышеуказанного земельного участка несло бремя по его содержанию, производило оплату налогов. Отмена постановлений главы Балашихинского района правомерна, поскольку они приняты после распоряжения ответчиками земельными долями путем внесения их в качестве вклада в уставный капитал.

Ни в одном из шести обнаруженных мной постановлений ФАС МО 2006 года по делам с участием ЗАО "Агрофирма "Первое Мая" <1> не предпринималось даже малейшей попытки дать оценку реальности внесения земельных долей в уставный капитал АОЗТ. При этом совершенно очевиден разрыв между моментом подписания учредительных документов и моментом возникновения права собственности на вносимое в качестве вклада имущество. Все постановления судов составлены как будто по одному лекалу. Между тем выводы, сделанные ими, отнюдь не очевидны.

<1> Постановление ФАС МО от 27.03.2006 по делу N КГ-А41/1879-06; Постановление ФАС МО от 13.04.2006 по делу N КГ-А41/1883-06; Постановление ФАС МО от 20.04.2006 по делу N КГ-А41/3086-06; Постановление ФАС МО от 29.05.2006 по делу N КГ-А41/4239-06; Постановление ФАС МО от 09.06.2006 по делу N КГ-А41/4789-06; Постановление ФАС МО от 12.07.2006 по делу N КГ-А41/5709-06.

От исключений вернемся вновь к прерванной нити рассуждений.

На практике вряд ли кто-то из граждан - бывших работников колхоза или совхоза, вступая во вновь создаваемое юридическое лицо, понимал, что на самом деле происходит. Для большинства из них происходящее являлось простой сменой вывески: раньше был, скажем, колхоз "Светлый путь", а теперь будет АОЗТ "Светлый путь". Соответственно, мало кто из них даже читал устав соответствующего АОЗТ дальше титульного листа. Но это, конечно, не оправдание, тем более для суда. Совершая юридически значимые действия, нельзя не оценивать их последствия. А последствия можно понять, прочитав условия сделки, в нашем случае - учредительного договора и устава. Если кто-то рискнул совершить сделку, не ознакомившись с содержанием оформляющего ее документа, - это его проблемы.



Короче говоря: к каждой отдельной ситуации необходимо подходить дифференцированно. При этом не существует какого-либо юридического предопределения для земельных долей, "учение" о котором создано отдельными юристами и с готовностью поддержано Арбитражным судом Московской области и ФАС Московского округа.

Практика толкования Г.А. Волковым и его последователями п. 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 абсолютно неверна. Понятно, что такое толкование необходимо для подкрепления установившейся в Московском регионе захватнической практики отдельных промышленно-финансовыми групп. Но, к сожалению, и возражения В.В. Устюковой, приводимые против позиции Г.А. Волкова, также не носят универсального характера. Можно понимать и разделять стремление ряда юристов защитить интересы участников долевой собственности, но гражданское право вряд ли найдет для этого универсальное средство. Не исключено, что некоторым гражданам - тем, кого по умолчанию (без всяких заявлений) или вследствие фальсификации документов "засунули" в свое время в АОЗТ или ТОО, помочь можно. Однако, как показывает обзор судебной практики, суды в "дорогих" и скандальных делах неохотно принимают во внимание ходатайства истцов о фальсификации их подписей под документами, "подтверждающими" внесение ими вкладов земельными долями.

В этом смысле показательно следующее дело.

Д. обратился в Арбитражный суд Московской области к ЗАО "Ледово" с иском о признании права собственности на земельную долю в размере 4,1 га в общей долевой собственности ЗАО "Ледово"; о признании недействительным протокола N 2 от 25 декабря 1992 года общего собрания участников АОЗТ "Ледово"; признании недействительной ст. 4 Учредительного договора АОЗТ "Ледово", Устава АОЗТ "Ледово", а также ст. 6 Устава ЗАО "Ледово" в части, касающейся внесения истцом земельной доли в качестве вклада в уставный капитал АОЗТ (ЗАО) "Ледово"; об обязании Регистрационной палаты по Каширскому району Московской области выдать свидетельство на право собственности истца на земельную долю размером 4,1 га из земель, находящихся в общей долевой собственности ЗАО "Ледово".

Решением Арбитражного суда Московской области от 13 мая 2005 года по делу N А41-К1-1030/05 в удовлетворении иска отказано.

Апелляционный суд посчитал правильными выводы по существу спора, сделанные судом первой инстанции.

В кассационной жалобе заявитель полагает, что ссылка суда на наличие подписи истца в подписных листах к протоколу общего собрания участников АОЗТ "Ледово" от 25 декабря 1992 года как на доказательство внесения истцом спорной доли в уставный капитал данного общества является несостоятельной, поскольку судом не были предприняты меры к установлению подлинности подписи истца, а в проведении почерковедческой экспертизы необоснованно отказано.



ФАС МО, отменяя постановления судов, указал, что, исходя из предмета заявленного иска, при рассмотрении ходатайства о проведении экспертизы суду следовало принять во внимание, что выяснение вопроса о подлинности подписи истца необходимо для установления существенного для дела обстоятельства - выразил ли истец волеизъявление на передачу своей земельной доли в уставный капитал АОЗТ "Ледово", на что и указывал истец в своем ходатайстве <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 01.11.2005 по делу N КГ-А41/10514-05.

Выше мы уже ссылались на ряд дел, в которых ответчиком являлось ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2", чье землепользование находится в районе Рублево-Успенского шоссе Московской области. Напомню, что из 10 тыс. га только 2 тыс. га в 1998 году были переданы в долевую собственность граждан (размер одной доли - 1,74 га). Однако и эти земельные доли, если судить по различным информационным источникам, стали объектом отъема руководителями сельхозпредприятия. По утверждению собственников земельных долей, с приходом в конце 1999 года в совет директоров ЗАО бизнесмена Т. Клиновского их доли "мошенническим образом отобрали, подделав акты приема-передачи и подписи акционеров". Земельные доли были переведены в уставный капитал, который затем подвергся эмиссии без ведома миноритарных акционеров, а акции руководители предприятия поделили между собой, став фактическими владельцами большей части земельных угодий <1>.

<1> http://www.gazeta.ru/2006/03/30/oa_194150.shtml

Попытки бывших собственников земельных долей доказать в суде факты фальсификации документов, подтверждающих внесение ими своих долей в уставный капитал ЗАО результатов не дали. И Арбитражный суд Московской области, и ФАС МО игнорировали доводы истцов, на мой взгляд, по надуманным основаниям.

Иллюстрацией к сказанному может служить следующее дело. Группа граждан О., С.Т., Ч., Б. обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" о применении последствий недействительности ничтожных сделок по внесению права собственности на земельные доли в уставный капитал ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" и о закреплении права собственности на земельную долю размером 1,74 га за каждым истцом.

Решением от 26 октября 2004 года Арбитражный суд Московской области, с которым согласился и Апелляционный суд, в удовлетворении иска отказал.

В кассационной жалобе заявители наставали на том, неправомерном отклонении судом заявления истцов о фальсификации актов приема-передачи прав земельных долей на привилегированные акции; решение общего собрания акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2" от 29 мая 1998 года не имеет юридической силы, так как не проводилась оценка вносимых земельных долей.

ФАС МО отметил, что судами обеих инстанций установлено, что 29 мая 1998 года состоялось общее собрание акционеров АОЗТ "Племптицезавод "Горки-2", на котором был решен вопрос об увеличении уставного капитала общества за счет внесения земельных долей его учредителей. Во исполнение этого решения истцы передали в уставный капитал общества свои права на земельные доли в обмен на 15 привилегированных акций. При этом ответчик указывает на то, что истцами получались дивиденды по акциям.

Довод заявителей кассационной жалобы о фальсификации актов приема-передачи, согласно которым ими были переданы права на свои земельные доли и получены привилегированные акции, отклоняется, "поскольку, по мнению ФАС Московского округа, в силу вышеизложенного данное обстоятельство не может являться бесспорным подтверждением того, что истцы не вносили свои земельные доли в уставный капитал ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2" (?!) <1>.

<1> Постановление ФАС МО от 04.04.2005 по делу N КГ-А41/2032-05.

"Логика" ФАС Московского округа поражает удивительной непосредственностью. А ведь речь идет о ключевом моменте - подтверждении изъявления воли материальным осуществлением и ее реализацией путем подписания (или не подписания) актов приема-передачи прав земельных долей! По сути, происходит увеличение уставного капитала за счет дополнительных (!) вкладов, вносимых имуществом (земельными долями). Эта ситуация коренным образом отличается от 1993 года, когда общество еще только учреждалось. Если тогда достаточно было указания в учредительных документах на то, что уставный капитал общества формируется за счет вкладов имущественными паями и земельными долями, то в 1998 году речь уже не может идти о реализация предписания п. 10 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86, как это неудачно, на мой взгляд, суды пытались обосновать во всех делах с участием ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2". В данном конкретном случае не может быть каких-либо иных документов, подтверждающих внесение имущества в уставный капитал хозяйственного общества, кроме как акта приема-передачи.