Мудрый Юрист

Содержание прав требования на возврат исполненного при изменении и расторжении договора купли-продажи

Егорова М.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Гражданско-правовой договор играет важную экономическую и социальную роль и является одним из основных способов возникновения обязательственных правоотношений, товарно-денежных связей. Развитие современного гражданского законодательства обусловило необходимость повсеместного изучения гражданско-правовых договорных конструкций и в этом смысле существенное значение имеют исследования договора купли-продажи.

Содержание договорного обязательства определяется совокупностью прав требований кредитора и соответствующих им обязанностей должника. Особенность договора купли-продажи заключается в том, что этот вид договора носит взаимный характер, т.е. каждая из сторон выступает как в роли должника, так и в роли кредитора. Содержание договорного правоотношения имеет ключевое значение в случаях динамики договора (его изменения или расторжения), особенно при нарушениях одной из его сторон исполнения возложенных на нее обязанностей.

Так, оплата переданного товара является содержанием договорного обязательства по купле-продаже, не исполненного покупателем. Требование такой оплаты есть понуждение покупателя к исполнению договора в натуре и не направлено на его изменение или расторжение. Такое требование по своей правовой природе направлено на применение судебной защиты права продавца в виде присуждения к исполнению обязанности в натуре с целью пресечения действий, нарушающих право.

Общий режим правовых последствий изменения и расторжения договора купли-продажи, установленный законом, не предусматривает возможности возврата исполненного сторонами до момента изменения или расторжения договора (п. 4 ст. 453 ГК РФ). Законодатель предусмотрел лишь возможность защиты прав для каждой из сторон договора в целях реализации принципа реального исполнения обязательств: для покупателя в случае неисполнения продавцом обязанности передать товар - право требования отобрания индивидуально определенной вещи (п. 2 ст. 463 ГК РФ), а для продавца - право требования оплаты товара в случае, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором товар (п. 3 ст. 486 ГК РФ). Отличие в правонаделении продавца и покупателя состоит в том, что продавец кроме предъявления требования об исполнении обязанности в натуре имеет право требования уплаты процентов за неисполнение денежного обязательства на основании ст. 395 ГК РФ, что определяется особым характером встречного предоставления покупателя, носящего денежный (внеэквивалентный) характер.

Таким образом, запрет возврата исполненного по договору при его расторжении или изменении есть одно из средств защиты сторон договорного обязательства, преследующее последовательную реализацию принципов реального исполнения и стабильности договорного обязательства. Исключения из этого правила в виде предоставления в некоторых случаях прав на возврат исполненного (будь то имущество или денежные средства) преследуют цель создания условий для дополнительной защиты одной из сторон договора, более уязвимой в договорном отношении.

Таково, например, право кредитора (продавца) на возврат неоплаченных товаров в случае неисполнения обязанности по оплате покупателем в договоре купли-продажи в кредит (п. 3 ст. 488 ГК РФ). В этом случае закон предоставляет продавцу возможность выбора: требовать оплаты переданного товара или возврата неоплаченных товаров. Это требование носит альтернативный характер, поэтому покупатель может реализовать только одно из предоставленных ему прав, а не оба одновременно.

Возврат исполненного на основании п. 3 ст. 488 ГК РФ представляет собой один из способов защиты прав одной из сторон в договоре, которая по его условиям должна осуществить исполнение первой во встречном обязательстве. Переход права к покупателю, даже подтвержденный актом передачи, не является основанием для невозможности возврата имущества продавцу при нарушении покупателем исполнения обязанности по его оплате.

Возврат исполненного при нарушении покупателем требований к оплате в договоре купли-продажи в кредит также по правовой природе представляет собой меру защиты потерпевшего (в данном случае продавца) в виде восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Поскольку требование о возврате имущества в договоре купли-продажи равносильно требованию о расторжении договора, то другим способом защиты прав продавца в этой ситуации является прекращение правоотношения.

Дополнительным обременением, установленным законодателем уже в качестве меры ответственности в данном виде договора, является право продавца на требование уплаты процентов на просроченную сумму платежа в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Другим дополнительным способом защиты кредитора в договоре купли-продажи в кредит является право на признание товара находящимся в залоге у продавца до исполнения покупателем обязанности по оплате (п. 5 ст. 488 ГК РФ).

Несколько иные правила, направленные на защиту стороны в синаллагматическом договоре, обязанной выполнить свою часть обязанностей первой, установлены в договоре купли-продажи в рассрочку. К этому виду договора в соответствии с п. 3 ст. 489 ГК РФ применяются правила о возможности применения мер защиты во встречных обязательствах, правило о залоге и о возможности применения мер гражданско-правовой ответственности, но существенно изменены права продавца в части возврата исполненного: продавец лишен права на требование оплаты переданного товара, поскольку по условиям договора оплата предоставляется не единовременно, а частями. Кроме того, законодатель устанавливает ограничение на реализацию права на односторонний отказ от исполнения договора, связывая это ограничение с размером реально выплаченной суммы: в случае если сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара, право на отказ от исполнения договора у продавца отпадает. Такое установление законодателя связано с необходимостью реализации принципа эквивалентности и справедливости по отношению к покупателю, исполнившему большую часть своей обязанности.

В договоре купли-продажи с предварительной оплатой товара во встречном обязательстве обязанность первоначального исполнения закреплена не за продавцом, а за покупателем. Таким образом, не продавец, а покупатель становится более уязвимой стороной договора, так как выполнение обязанности первым всегда содержит вероятность неисполнения встречной обязанности контрагентом. При этом в случаях, когда первоначальное исполнение уже произведено, в целях защиты покупателя законодатель предоставляет ему два варианта альтернативного права требования: передачи оплаченного товара и возврата суммы предварительной оплаты за товар (п. 3 ст. 487 ГК РФ). Так же, как и в договоре купли-продажи в кредит, возврат суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом, представляет собой меру защиты, реализуемую посредством восстановления положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК РФ) <1>. Поскольку требование о возврате предварительной оплаты также равносильно требованию о расторжении договора, то и другим способом защиты прав продавца в этой ситуации является прекращение правоотношения.

<1> Это положение находит подтверждение в литературе. См.: Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007. С. 730 - 731; Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 614.

Если покупатель заинтересован не в расторжении договора, а в достижении его правовой цели - передаче товара, он вправе избрать в качестве меры защиты требование о передаче оплаченного товара, корреспондирующее по своему содержанию с правом отобрания индивидуально-определенной вещи у должника на установленных договором условиях (ст. 398 ГК РФ). И в этом случае в соответствии с п. 4 ст. 487 ГК РФ в качестве меры ответственности подлежат уплате проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы.

Возврат исполненного в смысле п. 3 ст. 488 ГК РФ по своей сущности близок к требованию возврата предоплаты при купле-продаже с условием о предварительной оплате товара. Ни тот ни другой вид возврата (вне зависимости от того, возвращается имущество или денежные средства) нельзя относить к категории убытков <2>.

<2> См., напр.: Гражданское право. Часть III: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998. С. 96.

А.Г. Карапетов справедливо замечает, что закон применительно к купле-продаже не делает различия между этими двумя ситуациями, допуская реституцию как осуществленной предоплаты, так и отгруженного товара, если не происходит встречное предоставление. Аналогичным образом такая индифферентность к предмету самого требования должна проявляться и в случае заявления реституционного требования по всем другим договорам с тем уточнением, что в силу самой природы оказания услуг, выполнения работ, не связанных с созданием и передачей заказчику новой вещи, и пользования чужим имуществом реституция такого рода исполнений осуществляется не в натуре, а в виде взыскания денежного эквивалента в порядке ст. 1105 ГК <3>.

<3> См.: Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007. С. 731.

С.В. Сарбаш отмечает, что представляется достаточно сомнительной квалификация требования о возврате уплаченного в качестве требования о возмещении убытков. Формальным возражением против такой квалификации выступает принятый нашим законодательством принцип зачетного характера убытков и процентов, установленный ст. 395 ГК РФ. В правоотношениях по купле-продаже при возврате предварительной оплаты согласно п. 4 ст. 487 ГК РФ на сумму предварительной оплаты начисляются проценты. Следовательно, если сумму предварительной оплаты признать убытком, это привело бы к нарушению императивного правила п. 2 ст. 395, где закреплен принцип зачетного по отношению к убыткам характера упомянутых процентов. Нельзя признать убытками сумму возвращаемой предоплаты и по существу. Требование о возврате уплаченного носит характер реституционного последствия, которое не признается требованием о возмещении убытков, ибо цель этого института - возвращение сторон в первоначальное положение <4>.

<4> См.: Сарбаш С.В. Возврат уплаченного как последствие неисполнения договорного обязательства // Хозяйство и право. 2002. N 6. С. 83.

Право на возврат исполненного по договору купли-продажи всегда представляет собой право требования, тогда как право на расторжение и изменение договора может быть как правом требования (п. 2 ст. 450 ГК РФ), правом на активные действия (п. 3 ст. 450 ГК РФ), а также может базироваться на принципе свободы договора (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Некоторые из прав, предоставленные сторонам договора купли-продажи, могут тем не менее расцениваться как права требования о расторжении договора, по существу не являясь таковыми. Например, по мнению А.Г. Карапетова, "в ряде случаев законодатель указывает на право отказаться от договора не напрямую, а путем указания на возникновение у кредитора возможности потребовать возврата того, что он предоставил должнику до нарушения договора. Реализация указанных реституционных по своей правовой природе мер по возврату ранее предоставленного предполагает расторжение договора. Соответственно, предъявляя такое требование в адрес должника, тем самым кредитор заявляет об отказе от нарушенного договора" <5>. Автор приходит к заключению, что включение в ГК указанных норм о праве кредитора на возврат ранее предоставленного по договору в случае его нарушения следует рассматривать как аналог указания на право одностороннего отказа.

<5> Карапетов А.Г. Указ. соч. С. 235.

С автором этого высказывания вряд ли следует согласиться. В данном случае законодатель формулирует право возврата имущества как право требования, а не как право на односторонние активные действия (т.е. право на односторонний отказ от исполнения договора). Такое требование действительно недвусмысленно соответствует требованию о расторжении договора. Однако в этой ситуации расторжение договора должно производиться на основании п. 2 ст. 450 ГК РФ, а не в соответствии с правилами п. 3 ст. 450 ГК РФ.

Не менее важен вопрос о реализации такого права требования. Прежде всего необходимо дифференцировать право требования передачи имущества и возврата денежных средств в качестве требования о расторжении договора от аналогичных действий, правовой целью которых является надлежащее исполнение. В законе, как правило, эти требования альтернативны, правообладатель в силу диспозитивности норм, устанавливающих эти права, может делать выбор между расторжением или изменением договора и его надлежащим исполнением. Однако соотношение последствий реализации этих прав с судьбой договорного обязательства находится в непосредственной зависимости от содержания обязанностей сторон договора и последовательности их исполнения во встречном обязательстве.

Например, покупатель, полностью исполнивший первым обязанность по оплате товара, в случае неисполнения обязанности продавца передать товар может расторгнуть договор, реализовав право на односторонний отказ от его исполнения (п. 1 ст. 463 ГК РФ). В этом случае односторонний отказ от исполнения будет правопрекращающим юридическим фактом для договора купли-продажи и одновременно правообразующим юридическим фактом для возникновения охранительного отношения по возмещению убытков на основании ст. 15 ГК РФ. Однако если покупатель хочет достичь правовой цели договора и получить товар в натуре, он может реализовать право требования о передаче индивидуально-определенной вещи согласно п. 2 ст. 463 ГК РФ.

В различных вариантах договора купли-продажи в зависимости от установленного договором срока реализации обязанности по оплате товара покупателем (продажа в кредит, в рассрочку или предварительная оплата) право на расторжение договора продавцом выражается в праве требования возврата переданного имущества, а для покупателя - в праве требования возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. И наоборот, право требования реального исполнения для покупателя выражается в праве требования передачи оплаченного товара (п. 3 ст. 487 ГК РФ), тогда как продавец вправе требовать оплаты переданного договора (п. 3 ст. 488 ГК РФ), т.е. исполнения денежного обязательства.