Мудрый Юрист

Ответственность по договору коммерческой субконцессии *

<*> Panchenko I.I. Responsibility in accordance with the contract of commercial concession.

Панченко Ирина Ивановна, соискатель кафедры гражданского права и процесса Коломенского государственного педагогического института.

В статье рассмотрены понятие, сущность и основные элементы гражданско-правовой ответственности по договору коммерческой субконцессии. Автор анализирует особенности ответственности непосредственно между сторонами договора коммерческой субконцессии, а также ответственности сторон договора субконцессии перед правообладателем по основному договору коммерческой концессии.

Ключевые слова: коммерческая концессия, франчайзинг, коммерческая субконцессия, гражданско-правовая ответственность, договорная ответственность.

In the article the concept, essence and basic elements of civil-law responsibility under the contract of commercial subconcession are considered. The author analyzes features of responsibility directly between the parties of the contract of commercial subconcession, and also a responsibility of the parties of the contract of subconcession before the legal owner under the basic contract of commercial concession.

Key words: commercial concession, franchise, commercial subconcession, civil-law responsibility, contractual responsibility.

Стабильность гражданского оборота может достигаться различными правовыми средствами. Такими средствами, например, могут быть различные способы обеспечения обязательств. Однако, на наш взгляд, одним из главных правовых средств является ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых обязательств, условий договора, а также требований закона.

По договору коммерческой субконцессии одним из важных является вопрос, связанный с определением содержания и объема ответственности сторон. В рамках договора коммерческой субконцессии ответственность необходимо рассматривать в двух аспектах: 1) непосредственно между сторонами договора и 2) ответственность сторон договора субконцессии перед правообладателем по основному договору. Представляется, что ответственность по договору коммерческой субконцессии должна быть исследована с указанных сторон в предложенной последовательности.

Стороны договора коммерческой субконцессии несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых на себя обязательств. При возникновении ответственности по договору коммерческой субконцессии сторонам следует помнить о применении к субконцессии правил основного договора. Таким образом, ответственность сторон по договору коммерческой субконцессии подчиняется правилам ответственности по основному договору. При этом рассмотрение ответственности сторон договора коммерческой субконцессии позволит уяснить содержание ответственности сторон по субконцессии.

Итак, общим правилом ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является наличие вины в форме умысла или неосторожности (п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)). Однако ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, которое связано с осуществлением предпринимательской деятельности, может наступать независимо от вины (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Особенности ответственности по предпринимательским договорам обусловлены закрепленным в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ таким признаком предпринимательской деятельности, как осуществление ее на риск самого предпринимателя (лица, которое занимается предпринимательской деятельностью). Под риском следует понимать, во-первых, самостоятельную ответственность предпринимателя всем своим имуществом, на которое в соответствии с действующим законодательством может быть обращено взыскание по его долгам перед кредиторами, и, во-вторых, возложение на лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, всех отрицательных последствий такой деятельности. В соответствии со ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на риск лиц, занимающихся ею. Поэтому, с одной стороны, для ответственности за нарушение предпринимательских договоров применяются более жесткие правила, например об основаниях ответственности, а с другой - предоставляется большая свобода в определении ее объема <1>. Ответственность предпринимателей является полной, поэтому при определении размера убытков может учитываться не только размер реального ущерба, но и упущенной выгоды (ст. 15, 395 ГК). Повышенная ответственность установлена в целях формирования особой внимательности предпринимателя при осуществлении законной деятельности.

<1> См.: Договоры в предпринимательской деятельности / Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. М., 2008 // СПС "КонсультантПлюс".

В этом случае ответственность сторон по договору коммерческой концессии может иметь место, как в случае виновного причинения вреда, так и в результате случайного, невиновного причинения вреда, что свойственно предпринимательской деятельности (наличие предпринимательского риска) <2>.

<2> См.: Орлова О.А. Договор коммерческой концессии в гражданском праве Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 133.

За ненадлежащее качество товаров (услуг, работ), предоставляемых третьим лицам по договору коммерческой концессии, несут ответственность обе стороны договора коммерческой концессии.

Гражданский кодекс РФ (ст. 1034) предусматривает возможность привлечения наряду с пользователем в качестве обязанной стороны правообладателя, являющегося "оригинальным", первоначальным производителем данного товара (работы или услуги). Ответственность правообладателя по предъявляемым к пользователю требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии, является субсидиарной, но наступает она только при несоответствии качества товара (но не его количества, ассортимента, комплексности и др.) <3>.

<3> См.: Гелашвили Е.В. Договор коммерческой концессии: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2005. С. 139.

Указанная мера в первую очередь направлена на защиту прав потенциальных потребителей, которые могут приобретать товары у пользователя и при этом основываться на качестве основного правообладателя.

Субсидиарный характер ответственности правообладателя возможен при перепродаже пользователем товара, производимого правообладателем. Субсидиарная ответственность регламентирована ст. 399 ГК РФ и предполагает определенную последовательность предъявления требований. Сначала они предъявляются к пользователю как к основному должнику. И только при условии неудовлетворения им требований покупателя, заказчика или услугополучателя эти требования предъявляются кредитором к лицу, несущему субсидиарную ответственность, т.е. к правообладателю.

В соответствии с точкой зрения В.А. Хохлова существование субсидиарной ответственности связано не с ее так называемой дополнительностью, ибо ничего дополнительного, в смысле превышающего обычный размер, в содержании такой ответственности нет. В основе такой ответственности лежит появление нового лица, привлекаемого к ответственности помимо основного должника. Поэтому особенность субсидиарной ответственности заключается не в объеме, а в субъектном составе <4>.

<4> См.: Хохлов В.А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. Тольятти, 1997. С. 100 - 101.

Если же речь идет о товаре, производимом самим пользователем по разработкам и технологиям правообладателя, то в этом случае предполагается солидарная ответственность обеих сторон как наиболее полно обеспечивающая защиту прав потребителей. И это, как отмечает А.В. Сланова, справедливо, поскольку качество товара в данном случае зависит от обоих - правообладателя как лица, предоставившего информацию по изготовлению товара, и пользователя как лица, изготовившего товар. Регулирование этих отношений осуществляется по правилам ст. 322 - 324 ГК РФ. Кредитор (потребитель) в данном случае имеет право обратить свои требования по своему выбору против любого из должников (пользователя или правообладателя) как в части, так и в целом. Исполнивший должник получает право регрессного требования к оставшемуся солидарному должнику.

Некоторые предприниматели, выступающие в качестве правообладателей по договорам коммерческой концессии, считают, что статьи Гражданского кодекса РФ, касающиеся ответственности правообладателя по договору, написаны в ущерб их интересам и в целом снижают привлекательность договора коммерческой концессии для правообладателей (в том числе иностранных), что отрицательно сказывается на развитии франчайзинга в России <5>.

<5> См., например: Франчайзинг в России // Оборудование (приложение к журналу "Эксперт"). 2001. N 2. С. 35.

Однако здесь необходимо согласиться с позицией Е.В. Гелашвили, что качество производимых пользователем по договору товаров зависит также и от правообладателя как лица, предоставившего оборудование, а также информацию и документацию по их изготовлению. И нередко причинная связь в таких правонарушениях заключается в том, что непосредственным причинителем вреда является пользователь, но действия правообладателя создали такие условия, которые привели к негативным последствиям <6>. Таким образом, обе стороны в этом случае оправданно должны нести солидарную ответственность за причиненный вред.

<6> См.: Гелашвили Е.В. Указ. соч. С. 141.

Вместе с тем некоторые авторы указывают на некоторую нелогичность такой ответственности правообладателя. В самом деле, если правообладатель сам произвел товар ненадлежащего качества и передал его пользователю для продажи третьим лицам, то правообладатель несет более слабую субсидиарную ответственность. А если правообладатель недостаточно полно исполнил обязанность по осуществлению контроля за деятельностью пользователя, в результате чего пользователь произвел товар ненадлежащего качества и продал его третьему лицу, то правообладатель несет более жесткую - солидарную ответственность с пользователем. А если учесть то, что выше говорилось о больших трудностях, связанных с осуществлением обязанности по контролю за качеством товаров, то правообладатель ставится в невыгодное положение, которое в конечном счете тормозит развитие франчайзинговых отношений.

Гражданским законодательством также предусмотрена ответственность правообладателя перед пользователем в случаях нарушения обязанности не заключать договор коммерческой концессии в течение трех лет с другим пользователем (п. 2 ст. 1035 ГК РФ), а также при изменении правообладателем коммерческого обозначения, входящего в комплекс предоставленных пользователю исключительных прав (ст. 1039 ГК РФ). В этих случаях пользователь вправе рассчитывать на возмещение убытков.

По общему правилу лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, обязано возместить своему контрагенту причиненные в связи с этим убытки в полном объеме (п. 1 ст. 393 ГК РФ). Под убытками понимаются расходы, которые контрагент произвел или должен будет произвести для восстановления ущерба в своей имущественной сфере, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые контрагент получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы обязательство было исполнено надлежаще.

Также необходимо учитывать, что ответственность правообладателя не может ограничиваться положениями ст. 1034 ГК РФ. Российское законодательство содержит иные основания и условия ответственности правообладателя. Например, законодательством о защите прав потребителей предусмотрены последствия нарушения требований к качеству товаров, работ и услуг, а также ответственность за ненадлежащую информацию о товаре, работе или услуге.

В главе, посвященной договору коммерческой концессии, отсутствует специальная статья, которая посвящена ответственности пользователя по договору. Однако со стороны пользователя может допускаться немало нарушений по договору коммерческой концессии. Так, О.А. Орлова выделяет следующие возможные нарушения пользователя:

<7> См.: Орлова О.А. Указ. соч. С. 133.

В отсутствие специальных норм об ответственности пользователя по договору коммерческой концессии, как правильно указывает Е.В. Гелашвили, в зависимости от сферы действия договора требования к пользователю подпадают под общие нормы ответственности: во-первых, продавца за качество продаваемых товаров (требования о несоответствии качества товаров, работ, услуг), установленные ст. 469 - 477, 503 - 505 ГК РФ; во-вторых, нормы об ответственности подрядчика за качество выполненных работ (ст. 721 - 725, 737 ГК РФ) или услуг (ст. 783 ГК РФ) <8>.

<8> См.: Гелашвили Е.В. Указ. соч. С. 145.

С учетом изложенного можно заключить, что, за исключением ст. 1034, гл. 54 ГК РФ не содержит специальных положений об ответственности сторон за нарушение договорных обязательств. Представляется, что стороны при заключении договора коммерческой концессии должны указать основания, условия и размер ответственности. При невыполнении данных действий в случае возникновения спора будут применяться общие положения гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств. Освобождение от ответственности также будет определяться в соответствии с общими правилами.

В специальной литературе принято выделять три условия освобождения сторон от ответственности по договору:

  1. если неисполнение обязательства было правомерным;
  2. если нет убытков, подлежащих возмещению;
  3. если убытки не находятся в причинной связи с поведением ответственного лица (либо третьего лица, за которое оно отвечает) <9>.
<9> См.: Гелашвили Е.В. Указ. соч. С. 149 - 150.

Привлечь к ответственности также невозможно при наличии форс-мажорного обстоятельства. Под обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажор) п. 3 ст. 401 ГК РФ понимает чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. В частности, к ним относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Такова в общих чертах характеристика ответственности сторон по договору коммерческой концессии. Ее особенности для сторон договора коммерческой субконцессии будут аналогичными.

Вместе с тем ответственность по договору коммерческой субконцессии необходимо охарактеризовать и в другой плоскости - с позиции особенностей ответственности сторон субконцессии перед должником по основному договору.

Согласно общему правилу, применяемому к большинству субдоговоров, поименованных законодателем, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства субдолжником перед кредитором по основному договору должен отвечать должник. Данное положение вытекает из ст. 403 ГК РФ. В исключительных случаях, установленных законом, ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо, т.е. субдолжник.

Единственным случаем такой ответственности, установленным ГК РФ, будет являться ответственность вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии перед правообладателем по основному договору.

Однако, исходя из самостоятельности договора коммерческой субконцессии, субпользователь находится в договорных отношениях с вторичным правообладателем, а не с первичным правообладателем. Это означает, что теоретически никаких обязательств между кредитором и субдолжником нет, и он не может нести непосредственно перед правообладателем ответственность за нарушение своих договорных обязательств. Однако, как указано в п. 4 ст. 1029 ГК РФ, субпользователь несет перед первичным правообладателем ответственность за причинение вреда.

А.В. Сланова это объясняет тем, что используемые по основному и субдоговору права являются не обязательственными, а исключительными, содержащими в себе не только имущественные, но и неимущественные правомочия. Поэтому их ненадлежащее осуществление во многих случаях причиняет вред непосредственно первоначальному правообладателю, остающемуся неизменным субъектом этих неимущественных правомочий.

Особенность ответственности вторичного пользователя перед первичным правообладателем заключается в возможности пользователя (вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии) нести субсидиарную ответственность (п. 4 ст. 1029 ГК РФ). Это означает, что вторичный правообладатель несет ответственность перед основным правообладателем не полностью, а дополнительно к ответственности вторичного пользователя.

Возложение на вторичного правообладателя обязанности нести субсидиарную ответственность за вред, причиненный вторичным пользователем основному пользователю, обосновывается, на наш взгляд, тем, что он осуществляет подбор кандидатуры субпользователя для заключения договора коммерческой субконцессии и обязан определенным образом отвечать за его действия.

Субсидиарный характер ответственности вторичного правообладателя заключается в том, что первичный правообладатель может обратить право требования к вторичному правообладателю о возмещении вреда лишь при невозможности удовлетворить такое требование за счет вторичного пользователя в случае, если последний отказался удовлетворить требование правообладателя или правообладатель не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование. То есть субпользователь не возместил причиненные первичному пользователю убытки или не смог их возместить в силу различного рода причин.

Вопросам субсидиарной ответственности уделено значительное внимание в цивилистических исследованиях. Так, В.Н. Огнев в зависимости от основания привлечения дополнительного должника субсидиарную ответственность подразделяет на статутную, договорную и деликтную.

При этом к статутной ответственности указанный автор относит ответственность учредителей (участников), собственника имущества юридического лица или других лиц, которые вправе давать обязательные для этого юридического лица указания или имеют возможность иным образом определять его действия. К случаям деликтной субсидиарной ответственности относят, например, субсидиарную ответственность родителей (усыновителей), попечителей, организаций, которые в силу закона являются попечителями несовершеннолетнего лица (в возрасте от 14 до 18 лет), за вред, причиненный несовершеннолетним, при нехватке его имущества для возмещения вреда, если только не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 ГК РФ). К случаям договорной субсидиарной ответственности относят:

  1. субсидиарную ответственность поручителя в случаях, предусмотренных законом или договором поручительства, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства (п. 1 ст. 363 ГК РФ);
  2. субсидиарную ответственность лица (первоначального плательщика ренты), передавшего обремененное рентой недвижимое имущество в собственность другого лица, по требованиям получателя ренты к "вторичному" плательщику ренты, возникшим в связи с нарушением договора ренты, если ГК РФ, другим законом или договором не предусмотрена солидарная ответственность по этому обязательству (п. 2 ст. 586 ГК РФ) <10>.
<10> См.: Огнев В.Н. Гражданско-правовая ответственность третьих лиц в обязательствах // Гражданское право. 2008. N 4. С. 38.

Особыми случаями договорной субсидиарной ответственности В.Н. Огнев считает те, которые установлены вследствие заключения должником субдоговора и передачи своих прав по основному договору субдолжнику. Единственным таким случаем, предусмотренным законом, является субсидиарная ответственность по договору коммерческой субконцессии. При этом в остальных случаях заключения поименованных в ГК РФ субдоговоров закон не предусматривает субсидиарной ответственности <11>. Это означает, что ответственность первоначального должника перед кредитором за действия субдолжника по иным гражданско-правовым субдоговорам является полной и наступает по общим правилам ст. 403 ГК РФ <12>.

<11> См.: Там же.
<12> По общим правилам ответственность наступает, например, по договору поднайма жилого помещения (п. 1 ст. 685 ГК РФ), по договору субподряда (п. 3 ст. 706 ГК РФ), по сублицензионному договору (п. 4 ст. 1238 ГК РФ) и др.

Норма о субсидиарной ответственности вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии перед правообладателем по основному договору является диспозитивной. В этой связи субсидиарная ответственность наступает тогда, когда договором не предусмотрено иное. В этой связи стороны договора коммерческой концессии при определении возможности пользователя заключать соответствующие субдоговоры могут предусмотреть и иной вид ответственности.

Касаясь субконцессионных отношений, нельзя не отметить, что правообладатель также может нести ответственность совместно со вторичным пользователем. Руководствоваться при этом необходимо положениями ст. 1034 ГК РФ.

Во-первых, правообладатель несет субсидиарную ответственность по предъявляемым к пользователю требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии (абз. 1 ст. 1034 ГК РФ).

Во-вторых, если требования предъявляются к пользователю как изготовителю продукции, то правообладатель несет ответственность солидарно с пользователем (абз. 2 ст. 1034 ГК РФ).

Эти нормы, как правильно отмечает А.В. Сланова, введены в целях гарантии прав заказчиков и потребителей субпользователя, поэтому в субдоговоре коммерческой концессии первоначальный правообладатель должен солидарно с первичным пользователем нести субсидиарную ответственность, по требованиям о ненадлежащем качестве товаров и услуг, реализуемых субпользователем. Если субпользователь является изготовителем, и первоначальный, и вторичный правообладатель несут солидарную ответственность по требованиям о ненадлежащем качестве товаров и услуг, реализуемых пользователем.

Во взаимоотношениях сторон в процессе исполнения заключенных договоров коммерческой субконцессии нередко возникают ситуации, когда необходимо определить меру и пределы ответственности как вторичного пользователя, так и вторичного правообладателя. Учитывая материалы судебной практики, можно сделать вывод, что для обеспечения качества реализуемых товаров и оказываемых услуг не ниже качества аналогичных товаров и услуг правообладателя или вторичного правообладателя на вторичного пользователя могут быть наложены штрафные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых на себя обязательств.

В условиях, когда в рамках франшизной сети функционируют сотни и тысячи пользователей, правообладателю бывает сложно контролировать качество производимых пользователями товаров (работ или услуг). В таких случаях решить эту задачу позволяет "районный франчайзинг", который заключается в том, что пользователь получает от правообладателя право на освоение определенного региона (на создание сети предприятий на основе договоров коммерческой субконцессии), а также на осуществление контроля за деятельностью субпользователей, в том числе за качеством производимой и реализуемой ими продукции <13>.

<13> См.: Герчикова И.Н. Деловая этика и регулирование международной коммерческой практики: Учеб. пособие. М., 2002. С. 148.

Подтверждением возможности установления в договоре коммерческой субконцессии дополнительных условий ответственности в виде, например, штрафа будет являться следующее судебное решение. Так, между ОАО "ТНП" и ООО "Ф-2" был заключен договор коммерческой субконцессии, в соответствии с которым истец предоставил ответчику за вознаграждение на определенный срок право использовать в предпринимательской деятельности комплекс исключительных прав, принадлежащих ОАО "ТНП", в том числе права на фирменное наименование и товарный знак ОАО "ТНП". Указанный договор был зарегистрирован Роспатентом. В соответствии с п. 3.1.10 указанного договора ООО "Ф-2" обязалось обеспечивать качество всех реализуемых им товаров и оказываемых услуг не ниже качества аналогичных товаров и услуг правообладателя и истца, производимых под тем же товарным знаком или фирменным наименованием. Пунктом 5.1 договора предусмотрена ответственность ООО "Ф-2" за однократное неисполнение и (или) ненадлежащее исполнение обязательств по договору в виде уплаты штрафа в размере 2000 долларов США по курсу ЦБ РФ в рублевом исчислении на день платежа.

Ссылаясь на то, что в результате проведенных испытаний автобензина, отобранного на автозаправочной станции ответчика, установлено несоответствие ГОСТу качества нефтепродуктов, ОАО "ТНП" обратилось с иском в суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции свой вывод мотивировал тем, что факт ненадлежащего исполнения ответчиком договора установлен имеющимися в деле паспортами, выданными испытательной лабораторией ОАО "ТНП".

Кассационная инстанция не согласилась с принятым решением, полагая, что вывод о виновности ответчика сделан на недостаточных доказательствах.

В соответствии с п. 2.2.1 и п. 2.2.2 договора коммерческой субконцессии истец имеет право в любое время осуществлять контроль за качеством товаров, реализуемых ответчиком, и качеством услуг. Проверка соответствия качества товаров и услуг, производимых ответчиком, проводится истцом согласно технико-качественным показателям, определенным в соответствующих ГОСТах и ТУ. При отборе проб товаров, реализуемых ООО "Ф-2", следует руководствоваться Инструкцией по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтепродуктообеспечения, утвержденной Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 19 июня 2003 г. N 231.

Суду первой инстанции необходимо было установить, проводился ли отбор проб автобензина в соответствии с указанной Инструкцией, ГОСТом и ТУ.

Исходя из изложенного, решение суда первой инстанции подлежит отмене, дело - направлению на новое рассмотрение <14>.

<14> См.: Постановление ФАС ЦО от 15 февраля 2006 г. N А68-ГП-295/17-05.

Подобные штрафы могут иметь определенную значимость и являться компенсационной мерой за неисполнение или ненадлежащее исполнение вторичными пользователями обязательств по договору коммерческой субконцессии.

Таким образом, по договору коммерческой субконцессии вторичный правообладатель, вступая в обязательственные отношения с вторичным пользователем, несет ответственность как перед вторичным пользователем, так и перед первичным правообладателем, заключая договоры субконцессии во исполнение договора коммерческой концессии.