Мудрый Юрист

Присуждение к исполнению обязанности в натуре

Кархалев Д.Н., доцент кафедры гражданского права Института права Башкирского государственного университета, кандидат юридических наук.

Присуждение к исполнению обязанности является одной из самых распространенных в судебной практике гражданско-правовых мер защиты. Целью мер защиты является восстановление правового положения (права) лица в объеме, существующем до нарушения. Указанная цель достигается, например, при реализации присуждения к исполнению обязанности в натуре по ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ или ГК). С помощью данной меры защиты восстанавливаются имущественные права субъектов гражданского права.

"Присуждение к исполнению обязанности в натуре как способ защиты гражданских прав заключается в понуждении должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу связывающего стороны обязательства (договора)" <1>. В юридической литературе существует иной взгляд на природу рассматриваемой меры.

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 9 марта 1999 г. N 6534/98 // Споры при исполнении денежных обязательств и осуществлении расчетов: Сб. документов / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2000. С. 131.

Так, В.А. Рахмилович полагает, что "принуждение должника реально исполнить обязательство, взыскание неустойки и возмещение убытков рассматривается в качестве трех форм договорной ответственности" <2>.

<2> Рахмилович В.А. Основные вопросы договорной ответственности по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1955.

Аналогичной точки зрения придерживается М.Г. Масевич, считающая, что "любое принуждение является мерой ответственности, а следовательно, мерой ответственности будет и санкция "принудительное исполнение обязанности" <3>.

<3> Масевич М.Г. Договор поставки и его роль в укреплении хозрасчета. Алма-Ата, 1964. С. 270 - 271. См. также: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 82 - 106.

Думается, данная санкция является мерой защиты субъективных гражданских прав, так как применением данной меры не возлагаются на нарушителя безэквивалентные имущественные лишения, свойственные для ответственности.

Анализируемая мера правового воздействия реализуется в рамках охранительного правоотношения, возникающего в случае нарушения субъективного гражданского права. Содержанием указанного правоотношения является право на присуждение к исполнению обязанности потерпевшего лица и обязанность по восстановлению правового положения правонарушителя.

"Присуждение к исполнению обязанности в натуре является в силу ст. 12 ГК РФ самостоятельным способом защиты гражданских прав, применяемым с целью реального исполнения должником своего обязательства.

Статья 396 ГК РФ определяет соотношение ответственности (убытки и неустойка) и исполнения обязательства в натуре, а не относит реальное исполнение обязательства к числу мер гражданско-правовой ответственности" <4>.

<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. N 5033/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 6. С. 21.

Следует согласиться с выводами ВАС РФ, но только в части юридической природы данной меры защиты. Сводить же принуждение к исполнению обязанности только к реальному исполнению обязательства в натуре представляется неправильным. В ст. 12 ГК РФ действительно идет речь о присуждении к исполнению обязанности в натуре.

Принципу реального исполнения обязательств большое значение <5> отводилось в работах советского периода развития гражданского права, так как он соответствовал административно-командной, плановой системе экономики, где обязательства должны были исполняться, - как пишет, например, О.С. Иоффе, - "в том виде, в каком последнее определено планово-административными актами".

<5> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 60.

В условиях рыночной экономики изменилось соотношение названного принципа с неустойкой и убытками по ст. 396 ГК РФ. Следовательно, принуждение к исполнению обязанности должно включать в себя исполнение денежного обязательства, а реальное исполнение является лишь одним из элементов надлежащего исполнения обязательства, но не самостоятельным принципом его исполнения.

Указанный в ст. 12 ГК РФ способ защиты гражданских прав "присуждение к исполнению обязанности в натуре" включает в себя требования как денежного, так и неденежного характера.

В.Ф. Яковлев замечает, что "принудительное исполнение обязательства возможно всегда, если обязательство по своему предмету является денежным" <6>. Данная гражданско-правовая санкция носит универсальный характер и применяется во многих институтах гражданского права.

<6> Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М., 2000. С. 97.

"Принудительное исполнение является мерой общеотраслевой и используется в роли средства обеспечения исполнения имущественных и неимущественных обязанностей в определенном соотношении с иными мерами (чаще всего она функционирует в совокупности с мерами ответственности)" <7>.

<7> Илларионова Т.И. Механизм действия гражданско-правовых охранительных мер. Свердловск, 1980. С. 54.

С помощью рассматриваемой меры защищаются субъективные права вследствие неисполнения нарушителем субъективной обязанности по передаче вещи (денег), выполнению работ, оказанию услуг. Основанием данной меры является противоправное поведение в виде неисполнения лежащей на субъекте обязанности, которым нарушаются субъективные права лица и нормы права.

В литературе обращается внимание на специальные условия применения анализируемой меры, которые сформулированы в судебной практике: "1) наличие определенного основания возложения на ответчика обязанности реального исполнения обязательства; 2) наличие у ответчика реальной возможности исполнения обязательства в натуре; 3) доказательство истцом наличия у ответчика соответствующего имущества (товара); 4) необходимость учета интересов сторон, третьих лиц; 5) факт прекращения договорных отношений (окончание срока исполнения обязательства)". Сущность данной позиции выражается в том, что требование об исполнении обязательства в натуре не может быть заявлено за пределами срока исполнения обязательства" <8>.

<8> Гришин Д. Об исполнении обязательств в натуре: поиск оптимальных решений // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 33 - 35.

Данные условия, взятые из судебной практики, сформулированы применительно к исполнению обязательства в натуре (вещь). С ними в общем можно согласиться, внеся некоторые коррективы в отношении принудительного исполнения денежного обязательства.

Изменится третье условие, в которое следует добавить выражение "...или денежных средств". Отсюда можно вывести основания освобождения от применения данной меры защиты. Ими будут надлежащее исполнение обязательства, невозможность исполнения, зачет и другие.

Представляет интерес с точки зрения юридической природы санкция, предусмотренная в ст. 398 ГК РФ, где сказано, что "в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях". Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, - тот, кто раньше предъявил иск.

"Вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков" <9>. Данная мера, с нашей точки зрения, относится к мерам защиты по следующим причинам. Особенность рассматриваемой меры в том, что у лица отбирается индивидуально-определенная вещь за неисполнение обязательства, поэтому, в отличие от виндикации, эта мера носит обязательственно-правовой характер.

<9> Вестник ВАС РФ. 2001. N 9. С. 23.

Кроме того, в ситуации с виндикацией имеет место незаконное владение вещью, а здесь существует обязательственное правоотношение, возникшее на основании договора или иных законных оснований. Далее, в отличие от ст. 302 ГК, данная статья не содержит правил добросовестности (недобросовестности) и возмездности (безвозмездности) владения вещью, так как лицо, не исполняющее обязательство, всегда знает о его существовании.

Также в статье указывается на основание применения этой меры: неисполнение обязательства по передаче индивидуально-определенной вещи. Лицо, к которому применяется данная санкция, не несет дополнительных обременений, так как выполняет обязанность, связывающую до этого стороны. В ст. 398 ГК нет указания на необходимость вины, убытков или причинной связи для ее реализации, что также влияет на квалификацию юридической природы данного требования не как меры ответственности.

Согласно ст. 397 ГК в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать услугу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства, и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков.

Возникает вопрос о юридической природе этого требования о возмещении понесенных расходов. В случае, когда кредитор самостоятельно (своими силами) выполняет обязательство, возникают две ситуации: 1) когда денежные средства по договору переданы и 2) оплата еще не осуществлена.

В первом варианте у кредитора во всех случаях сумма затрат на самостоятельное выполнение обязательства превышает "расходы" по договору, то есть имеют место дополнительные расходы. И требование их возмещения будет мерой ответственности (возмещение убытков).

И вторая ситуация, когда деньги не уплачены. Если расходы на производство вещи соответствуют той сумме, которую он (кредитор) должен был оплатить по договору, при условии что должник сам выполнил бы работу, то никаких дополнительных расходов у него (кредитора) не возникает. В этом случае требование, обращенное к должнику о возмещении названных расходов, будет носить характер меры защиты, так как неблагоприятных имущественных лишений у должника здесь нет (он понес бы такие же расходы по договору, если бы сам изготавливал вещь). В части же, превышающей эти затраты, будет иметь место ответственность, являющаяся результатом нарушения обязательства, - возмещение расходов (убытки), превысивших те, которые должны были быть по договору.

Другой вариант, указанный в ст. 397 ГК, когда кредитор поручает выполнение обязательства третьему лицу. Здесь также в зависимости от того, имела место оплата или нет, программируем два сценария развития ситуации. Если деньги уплачены, то такая же или несколько иного размера сумма, выплаченная третьему лицу, изготовившему вещь (т.е. своего рода "двойная оплата"), будет дополнительным расходом (убытком) для кредитора, который, требуя возмещения этих расходов (возмещения убытков), просит о применении меры ответственности.

Если же деньги не перечислены должнику, то уплаченная сумма третьему лицу, которое изготовило вещь (если она соответствует сумме в договоре), взыскиваемая с неисправного должника, лишь восстанавливает правовое положение кредитора, - это мера защиты. Если же денежные средства, уплачиваемые третьему лицу, превышают сумму в договоре, то разница и будет дополнительным расходом - убытком кредитора. А должник возмещает эту разницу и претерпевает внеэквивалентные имущественные лишения, так как если бы он самостоятельно выполнил обязательство, то понес бы "расходы" по договору (на изготовление вещи) в меньшем размере.

На основании изложенного можно утверждать, что предусмотренное в ст. 397 ГК требование может быть как мерой защиты, так и мерой ответственности в зависимости от наличия дополнительных расходов (по сравнению с договором), возникающих в результате неисполнения обязательства у кредитора и возложения их на должника.