Мудрый Юрист

Принцип специализации при экстрадиции и санкции статей уголовного кодекса Российской Федерации

Ровнейко В.В., доцент кафедры уголовного права и криминологии Института права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета, кандидат юридических наук.

В ч. 2 ст. 13 УК РФ предусмотрено, что "иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов РФ и находящиеся на территории РФ, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором РФ". В международных договорах, регулирующих вопросы экстрадиции, предусмотрено, что преступление, в связи с совершением которого возможна выдача лица для привлечения лица к уголовной ответственности, должно соответствовать определенным требованиям. Эти требования в различных источниках называются по-разному, но суть их и значение одинаковы - они существенно ограничивают круг преступлений, в связи с совершением которых возможна выдача лица иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности. В Европейской конвенции о выдаче они называются "Преступления, служащие основанием для выдачи" <1>, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Ангола о выдаче - "Уголовные правонарушения, влекущие выдачу" <2>, в Договоре между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Бразилия о выдаче, а также в Договоре между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой - "Преступления, влекущие выдачу" <3>, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Индия - "Правонарушения, влекущие выдачу" <4>. В Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам аналогичные положения расположены в статье, которая называется "Обязанность выдачи" <5>, в Договоре между Российской Федерацией и Монголией, а также в Договоре между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам в статье - "Выдача лиц" <6>.

<1> См.: ст. 2 Европейской конвенции о выдаче ETS N 024 (Париж, 13 декабря 1957 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 23. Ст. 2348.
<2> См.: ст. 4 Договора между РФ и Республикой Ангола о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2009. N 6. Ст. 681.
<3> См.: ст. 2 Договора между РФ и Федеративной Республикой Бразилия о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2007. N 4. Ст. 471; ст. 2 Договора между РФ и Китайской Народной Республикой о выдаче // Собрание законодательства РФ. 1999. N 14. Ст. 1668.
<4> См.: ст. 2 Договора между РФ и Республикой Индия о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2000. N 28. Ст. 2883.
<5> См.: ст. 56 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3.
<6> См.: ст. 44 Договора между РФ и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам. Протокол к Договору... // Собрание законодательства РФ. 2008. N 22. Ст. 2490; ст. 62 Договора между РФ и Социалистической Республикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (подписан в Москве 25 августа 1998 г.); Протокол к договору... от 23 июля 2003 г. // Документы опубликованы не были. СПС "КонсультантПлюс".

В юридической литературе эти положения называются:

  1. Принцип специализации (имеется в виду соответствие деяний, за совершение которых осуществляется выдача, определенным требованиям, например, зависящим от вида и размера санкций, установленных за их совершение) <7>.
<7> См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: Учебник. М.: Спарк, 1999. С. 213 - 214.
  1. Правило "минимального срока наказания" <8>. При этом подходе под правилом специальности (принципом специальности, специализации или правилом конкретности) понимается, что выданное лицо должно быть судимо и подвергнуто наказанию исключительно за то преступление, в связи с которым испрашивалась и осуществлялась экстрадиция <9>.
<8> См.: Бойцов А.И. Выдача преступников. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 453.
<9> См.: Там же. С. 463.

Некоторые авторы их вообще не выделяют как самостоятельные принципы (правила) экстрадиции <10>.

<10> См.: Международное уголовное право: Учеб. пос. / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Наука, 1999; Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы / Под науч. ред. докт. юрид. наук А.В. Наумова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

В данной работе под принципом специализации понимается именно соответствие деяний, за совершение которых осуществляется выдача для привлечения к уголовной ответственности, определенным требованиям, зависящим от вида и размера наказания.

Соответствие преступных деяний, за совершение которых может осуществляться выдача лица для привлечения к уголовной ответственности, определенным требованиям в большинстве случаев связано с видом и минимальным размером наказания, предусмотренного в санкции правовой нормы, устанавливающей ответственность за преступление, в связи с совершением которого требуется выдача для привлечения лица к уголовной ответственности.

Как отмечает А.И. Бойцов, "для определения экстрадиционных преступлений в договорной практике выработаны три подхода: 1) закрепление исчерпывающего перечня влекущих выдачу преступлений; 2) указание минимального размера наказания за такого рода преступления; 3) применение комбинированного критерия, основанного на сочетании перечисленных преступлений с критерием тяжести наказаний" <11>. В настоящее время в большинстве международных договоров, регулирующих выдачу, участницей которых является Российская Федерация, указывается вид и минимальный размер наказания: выдача осуществляется в отношении преступлений, наказуемых в соответствии с законодательством запрашивающей и запрашиваемой сторон лишением свободы на срок не менее одного года или более строгим наказанием. Такие положения содержатся в Европейской конвенции о выдаче <12>, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам <13>, Договоре между Российской Федерацией и Республикой Ангола о выдаче <14>, Договоре между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Бразилия о выдаче <15>, Договоре между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о выдаче <16>, Договоре между Российской Федерацией и Республикой Индия о выдаче <17>, Договоре между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам <18>, Договоре между Российской Федерацией и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам <19>.

<11> Бойцов А.И. Выдача преступников. С. 453.
<12> См.: ст. 2 Европейской конвенции о выдаче ETS N 024 (Париж, 13 декабря 1957 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 23. Ст. 2348.
<13> См.: ст. 56 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3.
<14> См.: ст. 4 Договора между РФ и Республикой Ангола о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2009. N 6. Ст. 681.
<15> См.: ст. 2 Договора между РФ и Федеративной Республикой Бразилией о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2007. N 4. Ст. 471.
<16> См.: ст. 2 Договора между РФ и Китайской Народной Республикой о выдаче // Собрание законодательства РФ. 1999. N 14. Ст. 1668.
<17> См.: ст. 2 Договора между Российской Федерацией и Республикой Индия о выдаче (Дели, 21 декабря 1998 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 28. Ст. 2883.
<18> См.: ст. 62 Договора между РФ и Социалистической Республикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (подписан в Москве 25 августа 1998 г.); Протокол к договору... от 23 июля 2003 г. // Документы опубликованы не были. СПС "КонсультантПлюс".
<19> См.: ст. 44 Договора между РФ и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам. Протокол к Договору... // Собрание законодательства РФ. 2008. N 22. Ст. 2490.

Как отмечает А.И. Бойцов, "закрепление годичного срока лишения свободы в качестве минимально необходимого для экстрадиции позволяет исключить из ее сферы не только проступки, но и преступления небольшой тяжести. Тем самым стремление к неотвратимости ответственности любого нарушителя, даже если для этого придется запрашивать его выдачу, сдерживается "чисто практическими соображениями - сложностью процедуры выдачи и ее дороговизной". Степень же общественной опасности более тяжких преступлений признается достаточной для предстоящих расходов, связанных с выдачей" <20>. Не во всех случаях с этим утверждением можно согласиться.

<20> Бойцов А.И. Выдача преступников. С. 458.

Необходимо отметить, что таким образом из сферы экстрадиции исключаются не только преступления небольшой тяжести, но и средней тяжести, а также в некоторых случаях и тяжкие преступления. Это связано с тем, что в качестве принципа специализации закреплен минимальный вид и размер наказания, а в санкциях статей Особенной части УК РФ указаны либо минимальный и максимальный пределы, либо только максимальный предел конкретного вида наказания. Если в санкции статьи предусмотрен только максимальный предел наказания, то минимальным будет минимальный срок или размер, предусмотренный для данного вида наказания в статьях Общей части УК РФ (в соответствии со ст. 56 УК РФ для лишения свободы это два месяца). При отнесении преступления к определенной категории (ст. 15 УК РФ) законодателем также использован максимальный предел наказания (вид и размер), предусмотренный в санкции статьи за данное преступление.

Исходя из этого не относятся к числу преступлений, влекущих выдачу:

  1. преступления небольшой тяжести;
  2. большинство преступлений средней тяжести, в том числе: а) привилегированные составы убийства и умышленного причинения вреда здоровью: ст. 106 УК РФ "Убийство матерью новорожденного ребенка" (санкция - до пяти лет лишения свободы), ст. 107 УК РФ "Убийство, совершенное в состоянии аффекта" (санкция по ч. 1 - до трех лет и по ч. 2 - до пяти лет); б) преступления, совершенные по неосторожности, причем независимо от тяжести наступивших последствий: ст. 109 УК РФ "Причинение смерти по неосторожности" (санкция по ч. 1 - до двух лет, по ч. 2 - до трех лет, по ч. 3 - до пяти лет лишения свободы), ст. 264 УК РФ "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств" (санкция по ч. 1 - до двух лет, по ч. 2 - до трех лет, по ч. 3 - до пяти лет, по ч. ч. 4 и 5 - до семи лет, по ч. 6 - до девяти лет) и др;
  3. некоторые тяжкие преступления, например хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ - до семи лет лишения свободы); организация экстремистского сообщества (ч. 3 ст. 282.1 - до шести лет лишения свободы).

Таким образом, можно сказать, что некоторые "общеуголовные" преступления не соответствуют принципу специализации. Хотя не во всех приведенных выше случаях можно согласиться с тем, что стремление к неотвратимости ответственности любого нарушителя сдерживается "чисто практическими соображениями - сложностью процедуры выдачи и ее дороговизной" <21>.

<21> Там же.

Если исходить из того, что "степень же общественной опасности более тяжких преступлений признается достаточной для предстоящих расходов, связанных с выдачей" <22>, то неясно, чем можно объяснить несоответствие принципу специализации некоторых конвенционных преступлений (преступления международного характера), предусмотренных в УК РФ. Исходя из минимального предела санкции, не относятся к числу преступлений, влекущих выдачу, такие конвенционные преступления, как:

<22> Там же.

ст. 127.1 "Торговля людьми" (санкция по ч. 1 - до пяти лет);

ст. 127.2 "Использование рабского труда" (санкция по ч. 1 - до пяти лет);

ст. 174 УК РФ "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" (по ч. 1 - штраф, по ч. 2 - до четырех лет лишения свободы);

ст. 174.1 УК РФ "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления" (по ч. 1 - штраф, по ч. 2 - до пяти лет лишения свободы);

ст. 204 УК РФ "Коммерческий подкуп" (по ч. 1 - до двух лет, по ч. 2 - до четырех лет, по ч. 3 - до трех лет, по ч. 4 - до пяти лет лишения свободы);

ст. 240 УК РФ "Вовлечение в занятие проституцией" (по ч. 1 - до трех лет, по ч. 2 - до шести лет);

ст. 241 УК РФ - "Организация занятия проституцией" (по ч. 1 - до пяти лет, по ч. 2 - до шести лет);

ст. 242 УК РФ "Незаконное распространение порнографических материалов или предметов" (санкция до двух лет лишения свободы);

ст. 242.1 УК РФ "Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних" (по ч. 1 - до шести лет лишения свободы);

ст. 282.1 УК РФ "Организация экстремистского сообщества" (по ч. 1 - до четырех лет, по ч. 2 - до двух лет, по ч. 3 - до шести лет);

ст. 282.2 "Организация деятельности экстремистской организации" (по ч. 1 - до трех лет, по ч. 2 - до двух лет);

ст. 285 УК РФ "Злоупотребление должностными полномочиями" (по ч. 1 - до четырех лет, по ч. 2 - до семи лет, по ч. 3 - до десяти лет);

ст. 286 УК РФ "Превышение должностных полномочий" (по ч. 1 - до четырех лет, по ч. 2 - до семи лет);

ст. 290 УК РФ "Получение взятки" (по ч. 1 - до пяти лет);

ст. 291 УК РФ "Дача взятки" (по ч. 1 - до трех лет, по ч. 2 - до восьми лет) и др.

Применительно к конвенционным преступлениям обязательства государства в сфере экстрадиции могут устанавливаться не только международными договорами о выдаче и правовой помощи по уголовным делам, но и международными договорами, которые регулируют сотрудничество государств в сфере борьбы с отдельными видами таких преступлений. В большинстве таких международных договоров предусмотрено обязательство государств-участников рассматривать преступления, предусмотренные в договорах, как преступления, влекущие за собой выдачу, а также что такие преступления должны соответствовать принципу специализации, т.е. чтобы на них распространялся любой договор о выдаче преступников, который был или будет заключен. Такие положения содержатся в Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами <23>, Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции <24>, Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию <25>, Единой конвенции о наркотических средствах <26>.

<23> См.: ст. 8 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 21 марта 1950 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XI. М., 1957.
<24> См.: ст. 44 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (принята Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г.) // Собрание законодательства РФ. 2006. N 26. Ст. 2780.
<25> См.: ст. 27 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию ETS N 173 (Страсбург, 27 января 1999 г.) // Совет Европы и Россия. 2002. N 2.
<26> См.: ч. 2 п. п. "b", "i" ст. 36 Европейской конвенции о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г.) // Бюллетень международных договоров. 2000. N 8.

Таким образом, если в отношении некоторых общеуголовных преступлений следует пересмотреть минимальный предел санкции с точки зрения принципа специализации, т.е. с учетом достаточности их общественной опасности "для предстоящих расходов, связанных с выдачей", то в отношении конвенционных преступлений - во всех случаях установить минимальный предел санкции в один год лишения свободы без альтернативных более мягких видов наказаний. Это будет соответствовать обязательствам РФ по международным договорам, регулирующим вопросы экстрадиции для уголовного преследования.

Интересно, что в судебных решениях при обосновании правомерности выдачи Российской Федерацией иностранному государству лица для уголовного преследования очень редко указываются пределы санкции по УК иностранного государства (п. "в" ст. 241 УК Азербайджана - лишение свободы от года до пяти лет; ч. 4 ст. 90 УК Республики Армения - от шести до двенадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества; ч. 1 ст. 178 УК Республики Армения - до двух лет лишения свободы <27>) и пределы санкции статьи по УК РФ (ч. 2 ст. 159 УК РФ - до пяти лет лишения свободы) <28>.

<27> См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2003 г. N 11-О03-62; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июня 2005 г. N 72-О05-19; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 октября 2005 г. N 73-О05-31.
<28> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 октября 2005 г. N 73-О05-31.

Причем преступления, в связи с совершением которых рассматривался вопрос об экстрадиции лица (вывод можно сделать исходя из части статьи УК РФ, указанной в судебном решении), зачастую не соответствуют принципу специализации, так как минимальное наказание, которое может быть назначено за их совершение, не превышает один год лишения свободы. Например, выдача в связи с совершением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 313 УК РФ, - побег из мест лишения свободы, предусматривает наказание до трех лет лишения свободы <29>, ч. 2 ст. 159 УК РФ - до пяти лет лишения свободы <30>, ч. 2 ст. 158 УК РФ - до пяти лет лишения свободы <31>, ч. 1 ст. 159 УК РФ - до двух лет лишения свободы <32>, т.е. минимальное наказание - два месяца лишения свободы.

<29> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 декабря 2006 г. N 46-О06-96; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда от 12 мая 2005 г. N 67-О05-28.
<30> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 октября 2005 г. N 73-О05-31.
<31> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда от 31 мая 2005 г. N 81-О05-45.
<32> См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 августа 2004 г. N 1-О04-24.

В некоторых случаях, исходя из судебного решения, установить соответствие преступлений, в связи с совершением которых решается вопрос об экстрадиции лица, принципу специализации невозможно, так как в решении указывается только номер статьи Особенной части УК РФ без указания части. Например, ст. 228 УК РФ <33>, которая содержит две части: по ч. 1 наказание до трех лет лишения свободы, по ч. 2 - от трех до десяти лет; ст. 160 УК РФ, которая содержит четыре части <34>, хотя в последнем случае указывается, что лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 96 УК Республики Казахстан (хищение государственного имущества в особо крупном размере путем злоупотребления служебным положением), что даже без указания на конкретную сумму, образующую крупный размер, позволяет усмотреть признаки хотя бы ч. 3 ст. 160 УК РФ, наказание по которой - от двух до шести лет лишения свободы. В некоторых случаях в решении не указывается статья УК РФ, и можно только предположить, что это за преступление и какой статьей УК РФ оно предусмотрено, например, хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище с причинением значительного ущерба потерпевшей <35> может означать и кражу, и грабеж, и разбой, и мошенничество.

<33> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 93-О05-1.
<34> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 81-О05-11.
<35> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2005 г. N 52-О04-14.

При экстрадиции действует правило (правило конкретности <36>, специальное правило <37>, пределы уголовного преследования <38>), которое ограничивает пределы уголовного преследования со стороны запрашивающего государства в отношении экстрадированного лица. В соответствии с этим правилом пределы уголовного преследования ограничены пределами запроса о выдаче (точнее, преступлением или преступлениями, в связи с совершением которых лицо было выдано). Если лицо совершило два преступления, одно из которых соответствует принципу специализации и относится к преступлениям, влекущим выдачу, а другое - нет, то оно не может подлежать уголовному преследованию за оба преступления, так как выдача возможна только за совершение одного из них. С одной стороны, правило конкретности (пределы уголовного преследования) ограничивают уголовное преследование, а с другой - позволяет преступнику избежать ответственности за все совершенные преступления. Но международные договоры о выдаче выработали способы избежать безнаказанности лица за все совершенные преступления. В некоторых международных договорах содержатся положения, в соответствии с которыми наличие такого ограничения (правила) не является абсолютным.

<36> См.: ст. 14 Европейской конвенции о выдаче ETS N 024 (Париж, 13 декабря 1957 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 23. Ст. 2348.
<37> См.: ст. 14 Договора между РФ и Республикой Ангола о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2009. N 6. Ст. 681; ст. 15 Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о выдаче (Москва, 26 июня 1995 г.) // Собрание законодательства РФ. 1999. N 14. Ст. 1668.
<38> См.: ст. 66 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3; ст. 63 Договора между РФ и Социалистической Республикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (подписан в Москве 25 августа 1998 г.); Протокол к Договору... от 23 июля 2003 г. // Документы опубликованы не были. СПС "КонсультантПлюс"; ст. 41 Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Греческой Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам (Афины, 21 мая 1981 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. N 45. Ст. 839.

Например, в Европейской конвенции о выдаче предусмотрено, что, если просьба о выдаче включает ряд отдельных преступлений, каждое из которых наказуемо в соответствии с законодательством запрашивающей стороны и запрашиваемой стороны лишением свободы, однако некоторые из них не отвечают условию в отношении срока наказания, которое может быть установлено, запрашиваемая сторона также имеет право осуществить выдачу за остальные преступления <39>. В Договоре между Российской Федерацией и Республикой Ангола о выдаче предусмотрено, что, если запрос о выдаче включает несколько отдельных деяний, наказуемых в соответствии с законодательством обеих Сторон, но некоторые из них не отвечают условию в отношении меры наказания, запрашиваемая Сторона может по своему усмотрению осуществить выдачу также и в связи с этими деяниями <40>. В Договоре между Российской Федерацией и КНР предусмотрено, что, если просьба о выдаче лица касается нескольких отдельных деяний, каждое из которых является уголовно наказуемым в соответствии с законодательством обеих Договаривающихся Сторон, но при этом некоторые из них не отвечают изложенным условиям, запрашиваемая Договаривающаяся Сторона может разрешить выдачу и в отношении последних деяний при условии, что данное лицо выдается по крайней мере за одно деяние, которое может повлечь за собой выдачу <41>.

<39> См.: ст. 2 Европейской конвенции о выдаче ETS N 024 (Париж, 13 декабря 1957 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 23. Ст. 2348.
<40> См.: ст. 4 Договора между РФ и Республикой Ангола о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2009. N 6. Ст. 681.
<41> См.: ст. 2 Договора между РФ и Китайской Народной Республикой о выдаче // Собрание законодательства РФ. 1999. N 14. Ст. 1668.

В судебных решениях такие случаи встречаются. Например, выдача Российской Федерацией Казахстану и Узбекистану лица для привлечения к уголовной ответственности в связи с совершением преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 (от двух до шести лет лишения свободы) и ст. 315 УК РФ (до двух лет лишения свободы) <42>; ст. 210 (от семи до пятнадцати, от трех до десяти и от десяти до двадцати лет) и ст. 280 УК РФ (до трех лет и до пяти лет) <43>; п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 (от восьми до двадцати лет или пожизненное лишение свободы) и ст. 325 УК РФ (до одного года) <44>. Отношения РФ в сфере выдачи с Казахстаном, Узбекистаном регулируются Минской конвенцией, в которой данный вопрос не урегулирован <45>.

<42> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125.
<43> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 89-О06-51.
<44> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 47-О06-98.
<45> См.: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3.

Необходимо отметить, что в некоторых международных договорах выдача лица для привлечения к уголовной ответственности в связи с совершением преступления, не соответствующего принципу специализации, не осуществляется. Например, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Ангола о выдаче предусмотрено, что "если квалификация вменяемого в вину деяния изменится в ходе уголовного преследования, то лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, может быть привлечено к уголовной ответственности или осуждено в той части, в которой новая квалификация будет соответствовать условиям выдачи" <46>.

<46> Статья 4 Договора между РФ и Республикой Ангола о выдаче // Собрание законодательства РФ. 2009. N 6. Ст. 681.

В случаях, когда между государствами отсутствует договор о выдаче или когда ни одно из совершенных преступлений не соответствует принципу специализации (правилу "минимального срока наказания"), может применяться принцип взаимности. Например, в Европейской конвенции о выдаче предусмотрено, что "любая Сторона может проявлять взаимность в отношении любых преступлений, исключенных из сферы применения Конвенции в соответствии с настоящей статьей" <47>.

<47> Статья 2 Европейской конвенции о выдаче ETS N 024 (Париж, 13 декабря 1957 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. N 23. Ст. 2348.

Выдача лица для уголовного преследования на основе принципа взаимности предусмотрена и российским законодательством. В соответствии с ч. 1 ст. 460 УПК РФ Российская Федерация может направить иностранному государству запрос о выдаче ей лица для уголовного преследования на основании принципа взаимности, т.е. письменного обязательства Генерального прокурора РФ выдавать в будущем на основе принципа взаимности этому государству лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации. В соответствии с ч. 2 ст. 462 УПК РФ выдача лица на основе принципа взаимности означает, что в соответствии с заверениями иностранного государства, направившего запрос о выдаче, можно ожидать, что в аналогичной ситуации по запросу Российской Федерации будет произведена выдача. Но в ч. 2 ст. 460 УПК РФ также содержится принцип специализации при выдаче на этом основании: требование о соответствии преступления, в связи с совершением которого возможна выдача лица для уголовного преследования на основе принципа взаимности, определенным критериям - направление запроса о выдаче лица на основе принципа взаимности осуществляется, если в соответствии с законодательством обоих государств деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, является уголовно наказуемым и за его совершение предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание - в случае выдачи для уголовного преследования.

Таким образом, применение принципа взаимности в соответствии с УПК РФ также ограничено пределами санкции статьи Особенной части УК РФ, причем ее минимальным, а не максимальным пределом.

Интересно, что положения, содержащиеся в УПК РФ (ст. ст. 460 и 462), касающиеся принципа специализации, противоречат друг другу. Если в ст. 460 УПК РФ принцип специализации определен как наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года, то в ч. 3 ст. 462 УПК РФ предусмотрено, что при исполнении запроса о выдаче лица, находящегося на территории Российской Федерации, выдача лица может быть произведена в случаях, если уголовный закон предусматривает за совершение этих деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание, когда выдача лица производится для уголовного преследования. То есть в ст. 462 УПК РФ в качестве критерия определяется не минимальный, а максимальный предел наказания (более года лишения свободы). Причем в большинстве судебных решений именно это требование учитывается в качестве принципа специализации: за преступление предусмотрено наказание более одного года лишения свободы <48> (в некоторых случаях встречается - более двух лет лишения свободы <49>, а в некоторых случаях в соответствии с ч. 1 ст. 462 УПК РФ просто указывается, что деяние является наказуемым как по УК РФ, так и по УК запрашивающего государства <50>).

<48> См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2003 г. N 11-О03-62; Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 августа 2004 г. N 1-О04-24 (извлеч.); Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2005 г. N 52-О04-14; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 93-О05-1; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 81-О05-11; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 81-О05-45; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2005 г. N 18-О05-70; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2006 г. N 89-О06-38; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 47-О06-98; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 89-О06-51; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 декабря 2006 г. N 46-О06-96; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 78-О07-105 // СПС "Гарант".
<49> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 сентября 2005 г. N 81-О05-66; Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2005 г. N 58-О04-104.
<50> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2005 г. N 67-О05-28; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2006 г. N 14-О05-43.

Данное положение несколько ущемляет интересы Российской Федерации, так как при исполнении запроса Российской Федерацией о выдаче лица, находящегося на территории Российской Федерации (ст. 462 УПК РФ), в качестве принципа специализации применяется максимальный предел санкции, а при направлении запроса Российской Федерацией о выдаче лица, находящегося на территории иностранного государства (ст. 460 УПК РФ), - минимальный. Представляется, что данное несоответствие должно быть устранено, и в ст. 462 УПК РФ следовало бы закрепить положение о минимальном пределе санкции: "не менее одного года лишения свободы". Это будет соответствовать и положениям международных договоров. Экстрадировать лицо за хищение масляного бачка от трансформатора стоимостью 1565367 сумов <51> (около 25 тысяч рублей по курсу) в другое государство нецелесообразно.

<51> См.: Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 81-О05-45.

Кроме того, данное положение противоречит ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ, в соответствии с которыми если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то применяются правила международного договора.

Конечно, анализ судебной практики по данному вопросу нельзя назвать полным и всесторонним, так как анализируются судебные решения (кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам <52>), которые взяты произвольно. Но некоторые тенденции все-таки прослеживаются.

<52> См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2003 г. (извлеч.); Кассационное определение от 5 февраля 2003 г. N 19-КПО02-97; Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2003 г. N 11-О03-62; Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 августа 2004 г. N 1-О04-24 (извлеч.); Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2005 г. N 52-О04-14; Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2005 г. N 58-О04-104 (извлеч.); Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 93-О05-1; Кассационное определение от 15 марта 2005 г. N 18-О05-5; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 81-О05-11; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2005 г. N 67-О05-28; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 81-О05-45; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июня 2005 г. N 72-О05-19; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 сентября 2005 г. N 81-О05-66; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 октября 2005 г. N 73-О05-31; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2005 г. N 18-О05-70; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 53-О05-106; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2006 г. N 14-О05-43; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2006 г. N 89-О06-38; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 47-О06-98; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 89-О06-51; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 декабря 2006 г. N 46-О06-96; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125; Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 78-О07-105 // СПС "Гарант".

Таким образом, положения принципа специализации при экстрадиции можно определить так: "выдача лица, совершившего преступление, производится, если за деяние, в связи с совершением которого требуется выдача, по законодательству запрашиваемой и запрашивающей стороны предусматривается наказание не менее одного года лишения свободы". Положения УПК РФ и выработанные судебной практикой способы игнорирования принципа специализации трудно признать законными, так как они не соответствуют правилам международных договоров в сфере экстрадиции.

Более целесообразно пересмотреть и изменить санкции некоторых статей Особенной части УК РФ, предусматривающих наказание за общеуголовные преступления, с учетом принципа специализации и достаточности их общественной опасности для экстрадиции. Например, можно было бы изменить санкцию в ч. 1 ст. 313 УК РФ, предусматривающей ответственность за побег из мест лишения свободы или из-под стражи, с "до трех лет лишения свободы", на "от одного года до трех лет лишения свободы".

Представляется необходимым изменить минимальные пределы санкций статей за конвенционные преступления с учетом обязательств РФ по международным договорам в сфере экстрадиции так, чтобы они соответствовали принципу специализации, т.е. минимальный предел наказания должен быть определен в один год лишения свободы в соответствии с положениями международных договоров по выдаче и правовой помощи.