Мудрый Юрист

Проблемы тактики допроса свидетеля и потерпевшего по УПК РФ

Корнеева О.А., адъюнкт Краснодарского университета МВД России, капитан юстиции.

"Допрос - самое распространенное следственное действие по собиранию доказательств. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств" <1>. Самыми распространенными в практической деятельности следователей являются допросы свидетелей и допросы потерпевших. Объясняется это тем, что предмет их показаний включает в себя широкий круг обстоятельств по делу.

<1> Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. С. 5.

А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева утверждают, что "процессуальная природа показаний свидетеля и потерпевшего одна и та же, поэтому потерпевший допрашивается по правилам, установленным для допроса свидетеля" <2>. Как в прежнем УПК РСФСР 1960 г., так и в ныне действующем УПК РФ 2001 г. процессуальные правила допроса потерпевшего и свидетеля рассматриваются в одном аспекте и регламентированы в одних и тех же статьях. Так, в ст. 161 УПК РСФСР сказано: "При вызове потерпевшего, его допросе и составлении протокола применяются правила статей 155 - 160 настоящего Кодекса", т.е. правила допроса свидетеля <3>, а в УПК РФ 2001 г. в ст. ст. 187 - 190, которые посвящены допросу, вообще не упоминается ни свидетель, ни потерпевший - они заменены термином "допрашиваемый" <4>. При этом для стадии судебного разбирательства (ст. 277 УПК РФ) "допрос потерпевшего производится в порядке, установленном частями второй - шестой статьи 278 настоящего Кодекса", которая регламентирует допрос свидетелей <5>. Такое положение мне представляется существенным пробелом в регламентации процессуального статуса и свидетеля, и потерпевшего.

<2> Там же. С. 33.
<3> См.: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г., ст. 161.
<4> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 г., ст. ст. 187 - 190.
<5> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 г., ст. 277.

Верно полагает М.Л. Якуб, что "специфические черты показаний потерпевшего дают основание характеризовать их как особый, самостоятельный источник доказательств. Они могут отразиться на процессе формирования показаний, а потому должны учитываться при исследовании и их оценке. В связи с этим нельзя согласиться с тем, что показания потерпевшего являются разновидностью свидетельских показаний и что выделение их в самостоятельный источник неоправданно" <6>. Разделяя это несогласие, считаю, что различным является и процессуальный статус потерпевшего и свидетеля, и обусловленная этим статусом тактическая, психологическая и этическая природа показаний каждого из них.

<6> Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших М., 1968. С. 111.

Особенности показаний свидетелей справедливо подметил А.Ф. Кони в своем труде "Свидетели на суде", указав, что "внимание обращается не на все то, что следовало бы в будущем помнить свидетелю, а память по большей части слабо удерживает и то, на что было обращено неполное и недостаточное внимание" <7>. А.Ф. Кони указывает, что "свидетели несут случайную повинность, всегда более или менее тягостную" <8>. Дело в том, что государство обязывает их под страхом уголовной ответственности дать показания, при этом правдивые, а не ложные. Многие из них теряются в необычной обстановке допроса. Свидетели в ходе допроса раздражаются, полагая, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают нередко вызывающий тон, а большинство их теряются и нравственно страдают. "Нужно зорко следить за настроением свидетелей; нужно мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание одним, поддержать бодрость в других" <9>, - пишет А.Ф. Кони.

<7> Кони А.Ф. Избранные произведения. М., 1965. С. 160.
<8> Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 4. М., 1967. С. 55.
<9> Там же. С. 55 - 56.

Следует заметить, что, не имея установки на восприятие события преступления, с которым свидетель столкнулся, он может с учетом погоды, видимости, расстояния от места события, где он находился, и многих других объективных факторов неадекватно воспринимать событие преступления и добросовестно заблуждаться, давая ложные показания вместо правдивых, считая свое заблуждение правдой. На его показания влияют также и субъективные факторы, действовавшие в момент восприятия им события: эмоциональное состояние, чувства, господство вызванной чем-либо доминанты в коре больших полушарий головного мозга и др.

Словом, задача следователя, а равно суда в ходе допроса свидетеля требует максимума к нему внимания, подробного выяснения условий восприятия им события преступления, чуткости и вежливости в отношении свидетеля, недопустимости нравоучений, лишних напоминаний ему о том, что он предупрежден об уголовной ответственности и обеспечении в целом плодотворной нравственно-психологической атмосферы на протяжении всего допроса.

Показания потерпевшего, как в целом его статус в уголовном судопроизводстве, имеют в отличие от статуса свидетеля существенные особенности: а) во-первых, он выступает на стороне обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ); б) во-вторых, он пользуется в связи с этим равными процессуальными правами со стороной обвинения, при этом права обеих сторон возведены в ранг конституционных (ст. 123 Конституции РФ); в) в-третьих, наряду с этим потерпевший, на которого совершено посягательство, является главным изобличителем обвиняемого в содеянном; г) в-четвертых, потерпевший в отличие от свидетеля является источником не фрагментарных показаний, а источником доказательств по всему предмету доказывания, за исключением случаев нахождения его в момент события в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, поскольку он как непосредственный участник события должен помнить все обстоятельства посягательства, которое на него совершено.

Вместе с тем на его показания влияют и некоторые объективные факторы, и особенно факторы субъективного характера. Об этом следует сказать несколько подробнее.

Заметив вначале, что все названные выше аспекты статуса потерпевшего он приобретает с момента признания его таковым (постановления дознавателя, следователя, суда).

Учитывать те моменты, которые играют роль в получении от потерпевшего объективных показаний, властный субъект допроса должен уже при подготовке к его допросу.

Прежде всего следует учитывать, что в связи с совершенным на потерпевшего посягательством - на его жизнь, здоровье, достоинство личности - показания потерпевшего характеризуются повышенной эмоциональностью: состоянием страха, ужаса, стресса, отчаяния, боли, физическими страданиями и т.п. Острые эмоциональные состояния потерпевшего сужают его сознание и деформируют логическое мышление, что нередко порождает неадекватность его показаний, особенно при первом допросе.

Сказанное достаточно четко свидетельствует о существенном различии субъективных факторов, влияющих на показания потерпевшего, от субъективных факторов, влияющих на показания свидетеля. Это обстоятельство обусловливает иногда отложение допроса потерпевшего до момента, пока он более или менее успокоится после ужаса, стресса или даже шока. Как свидетельствует практика допроса потерпевшего, при его первом допросе искажение картины события бывает нередко существенное. При повторном допросе его показания, как правило, полнее, конкретнее, т.е. более объективны. "Взаимодействие следователя с потерпевшим должно строиться с учетом состояния потерпевшего как лица пострадавшего, перенесшего психическую травму, ищущего защиту у правосудия" <10>, - пишет М.И. Еникеев.

<10> Еникеев М.И. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 2000. С. 231.

Следовательно, в ходе допроса потерпевшего следователь (и суд) может получить наиболее обширную информацию, нежели при допросе свидетеля.

Учитывая контактирование потерпевшего в момент посягательства на него со стороны преступника, на теле и одежде преступника и на теле и одежде потерпевшего могут быть оставлены разнообразные следы повреждений, которые могут быть причинены различными предметами. Все это подлежит выяснению в ходе допроса потерпевшего и, кроме того, зафиксировано при допросе свидетелей, а подчас и в процессе допроса подозреваемого (обвиняемого), признавшего вину.

Особенности психической деятельности потерпевшего, как правило, диктуют потребность в его повторном допросе следователем. Эти явления могут проявляться в явлении реминисценции, а также, успокоившись не только от совершенного на него посягательства, но и от ситуации первого допроса, он может вспомнить полнее как само событие преступления, так и отдельные его моменты и детали.

Таким образом, существенная разница, как выше указано, предмета допроса свидетеля и потерпевшего, а равно объективных и субъективных условий, в которых тот и другой воспринимали событие преступления, не дает оснований для отождествления правил допроса свидетеля и потерпевшего ни в процессуальном, ни в тактическом, ни в психологическом, ни в нравственном аспектах.

Имея в виду большое значение свидетельских показаний для оценки совокупности исследуемых по делу доказательств, чтобы постановить "законный, обоснованный и справедливый приговор" (ст. 297 УПК РФ), еще в досудебном производстве, следователь, поскольку он все делает до суда и для суда, обязан выяснить при допросе свидетеля прежде всего условия, в которых свидетель воспринимал событие преступления. При этом основные условия, по моему мнению, подлежат обязательному выяснению: фон восприятия, размеры и конфигурация объекта восприятия, расстояние, с которого он воспринимал событие, погодные условия, время суток, наличие искусственного освещения, цвет объекта и другие объективные и субъективные факторы, влияющие на формирование его показаний и их оценку. Причем лишь некоторые из названных условий иногда выясняются у потерпевшего, а его субъективное состояние, как правило, является результатом совершенного на него посягательства, и поэтому выяснение субъективного (эмоционального) состояния выясняется самостоятельно, как порожденное в ситуации совершения преступления при непосредственном контакте потерпевшего с преступником.

Нельзя не обратить внимания и на такой, прямо сказать, недостаток в процессуальной регламентации статуса свидетеля и потерпевшего, как многочисленная отсылочность одних норм к другим, регламентирующим допрос. Небезынтересно заметить, что в Уставе уголовного судопроизводства России от 20 ноября 1864 г. насчитывалось 1254 статьи, что свидетельствует о более подробном изложении положений, касающихся не только допроса, но и иных вопросов, регламентирующих как досудебное, так и судебное производство. В настоящее время УПК РФ насчитывает всего 475 статей.

Анализ норм УПК РФ, регламентирующих допрос вообще, а свидетеля и потерпевшего в частности, дает основание для рекомендаций о внесении изменений в нормы УПК РФ, регламентирующих допрос прежде всего в досудебной стадии, а именно:

а) допросу следует посвятить нормы УПК РФ для свидетеля и для потерпевшего в отдельности;

б) определяя правила допроса того и другого, целесообразно указать в этих нормах, что допрос начинается с предложения следователя (дознавателя) свидетелю (потерпевшему) рассказать все, что ему известно о событии преступления, как это было в прежнем УПК РСФСР и фактически не исключается по УПК РФ (ч. 2 ст. 189 УПК РФ, разрешающей допрашиваемому определять самому тактику допроса по своему усмотрению). Именуемое в литературе свободным рассказом, предложение следователя свидетелю и потерпевшему начать рассказ о том, что им известно о событии преступления, позволяет следователю в наиболее полной мере выяснить все, как объективные, так и субъективные, условия, в которых свидетель, а равно и потерпевший воспринимали событие преступления.

Используя уточняющие и детализирующие вопросы к свидетелю (потерпевшему), следователь может получить исчерпывающие данные о названных условиях, что позволит ему плодотворно дать оценку не только показаниям допрошенных свидетелей и потерпевших, но и всей совокупности доказательств, собранных в следственном производстве, и тем самым правильно по форме и содержанию составить обвинительное заключение (обвинительный акт);

в) указать в статье о допросе потерпевшего возможность повторного его допроса в случае необходимости;

г) закрепить в статьях о правилах допроса свидетеля и потерпевшего права того и другого делать заявления допрашивающему о защите свидетеля, потерпевшего от воздействия на них заинтересованных в этом лиц, т.е. о применении мер, предусмотренных Федеральным законом "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства", вступивших в силу с 1 января 2005 г.

Полагаю, что внесение перечисленных изменений (дополнений) в УПК РФ будет способствовать повышению качества предварительного расследования.