Мудрый Юрист

Регламентация ответственности за возбуждение национальной, религиозной или расовой вражды в уголовном законодательстве стран СНГ: сравнительно-правовой анализ

Бешукова З.М., аспирант кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета.

Выработка наиболее эффективного варианта развития национально-правовой системы РФ, в том числе регламентация ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, несомненно, невозможна без изучения уголовного законодательства зарубежных стран, выявления его достоинств и недостатков. 17 февраля 1996 г. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств приняла Модельный Уголовный кодекс <1> (далее - Модельный УК), который является рекомендательным актом для государств - участников СНГ. Статья 187 данного Кодекса предусматривает ответственность за действия, направленные к возбуждению национальной, расовой или религиозной вражды, унижению национального достоинства, а равно пропаганду исключительности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти действия совершены публично или с использованием средств массовой информации. Однако не все страны СНГ однозначно восприняли задекларированные Модельным УК нормы.

<1> См.: Модельный Уголовный кодекс для государств-участников СНГ // Правоведение. 1996. N 1. С. 91 - 150.

Сравнение национальных уголовных законодательств показало, что к определению сферы общественных отношений, которым причиняется вред при совершении рассматриваемого преступления, подход государств различен. Так, ст. 187 Модельного УК относит возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды к преступлениям, посягающим на общественную безопасность. Однако только в УК Республики Таджикистан (ст. 189 УК РТ) <2> и Республики Армения (ст. 226 УК РА) <3> были учтены рекомендации Модельного УК и данный вид преступления отнесен к преступлениям, посягающим на общественную безопасность. УК Республики Беларусь (ст. 130) <4>, УК Республики Узбекистан (ст. 156) <5>, УК Республики Казахстан (ст. 164) <6> включили соответствующие статьи в главу "Преступления против мира и безопасности человечества". Преступлением против основ конституционного строя и безопасности государства признано рассматриваемое преступление в УК Азербайджанской Республики (ст. 283) <7>, УК Кыргызской Республики (ст. 299) <8>, УК Республики Молдова (ст. 346) <9>, УК РФ (ст. 282) <10>, УК Туркменистана (ст. 177) <11>. В УК Украины статья, содержащая признаки рассматриваемого деяния, помещена в раздел "Преступления против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина" <12>.

<2> См.: Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Душанбе, 2008.
<3> См.: Уголовный кодекс Республики Армения. URL: http://law.edu.ru/.
<4> См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001.
<5> См.: Уголовный кодекс Республики Узбекистан. URL: http://law.edu.ru/.
<6> См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан. URL: http://law.edu.ru/.
<7> См.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. СПб., 2001.
<8> См.: Уголовный кодекс Кыргызской Республики. URL: http://pravo.tazar.kg/.
<9> См.: Уголовный кодекс Республики Молдова. СПб., 2003.
<10> См.: Уголовный кодекс Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс".
<11> См.: Уголовный кодекс Туркменистана. URL: http://law.vl.ru/.
<12> См.: Уголовный кодекс Украины. СПб., 2001.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 187 Модельного УК, включает в себя следующие виды деяний: 1) действия, направленные к возбуждению национальной, расовой или религиозной вражды; 2) действия, направленные на унижение национального достоинства; 3) пропаганда исключительности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. Перечисленный перечень деяний включен в объективную сторону состава рассматриваемого преступления в УК РТ, УК Туркменистана, УК РА, УК КР, УК РК <13>. В уголовном законодательстве ряда государств содержатся и такие альтернативные формы деяния, как прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ по тем или иным признакам (АР, РМ, Украина, Узбекистан); публичные призывы, в том числе через печатные и электронные средства массовой информации, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды или розни, унижение национальной чести и достоинства (РМ); оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями (Украина, РК).

<13> В УК этих государств перечень криминализирующих признаков возбуждения вражды и пропаганды исключительности (неполноценности, превосходства) шире, чем в Модельном УК. - Прим. авт.

Следует отметить, что в уголовном законодательстве РФ соответствующая статья Уголовного кодекса была сформулирована практически идентичным Модельному УК образом. Однако в декабре 2003 г. были внесены изменения в наименование и содержание ст. 282 УК РФ. Новая редакция ст. 282 УК РФ расширила сферу применения нормы, а именно стала охранять не только граждан, но и человека или группу лиц; криминализировала действия, направленные не только на возбуждение вражды, но и на возбуждение ненависти по тем же признакам. Кроме того, была изменена формулировка одного из действий, составляющих объективную сторону преступления, а именно "унижение национального достоинства" изменено на "унижение достоинства человека либо группы лиц". Несомненно, достоинство человека - понятие более широкое, чем понятие "национальное достоинство", и в этом смысле рассматриваемое изменение является вполне целесообразным. Следует отметить, что в уголовных кодексах стран СНГ используется формулировка "национальное достоинство". Из диспозиции ст. 282 УК РФ был исключен такой признак объективной стороны преступления, как пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. В то же время в 2003 г. в ст. 282 УК РФ внесены изменения, существенно расширившие признаки объективной стороны рассматриваемого состава преступления: пол, язык, происхождение, принадлежность к какой-либо социальной группе. Следует отметить, что пропаганда исключительности (превосходства) по тем или иным признакам включена в объективную сторону рассматриваемого преступления в УК РА, УК РК, УК КР, УК РТ и УК Туркменистана.

Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 187 Модельного УК, является совершение указанных в диспозиции статьи действий публично или с использованием средств массовой информации. Законодатели АР, РК, КР, РФ, РТ включили рассматриваемый признак объективной стороны состава в качестве обязательного. Следует отметить, что в УК Туркменистана в качестве одного из квалифицирующих признаков выделено использование средств массовой информации, а признак публичности отсутствует. Законодатели РБ, Украины и РУз не включают признак публичности и использование средств массовой информации ни в качестве обязательного признака объективной стороны, ни в качестве квалифицирующего признака состава преступления. В УК РА совершение действия, направленного на возбуждение вражды гласно или с использованием средств информации, выделено только в качестве квалифицирующего признака. Интересной представляется формулировка диспозиции ст. 346 УК РМ, регламентирующей ответственность за "умышленные действия, публичные призывы, в том числе через печатные и электронные средства массовой информации, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды или розни...". Толкование данной нормы приводит нас к выводу, что признак публичности обязательным признаком объективной стороны разжигания вражды (розни) не является. Кроме того, объективную сторону преступления образуют публичные призывы, направленные на разжигание вражды или розни, что является новеллой УК РМ. Уголовное законодательство РФ также устанавливает ответственность за аналогичное деяние, однако его признаки не содержатся в диспозиции ст. 282 УК РФ. Статья 280 УК РФ предусматривает ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Определение понятия экстремистской деятельности дается в ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", в соответствии с которым под него подпадает деяние, охватываемое диспозицией ст. 282 УК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 187 Модельного УК квалифицирующими признаками признаны: а) применение насилия или угрозы его применения; б) использование служебного положения; в) совершение организованной группой. В ч. 2 ст. 282 УК РФ, ст. 283.2 УК АР включены аналогичные квалифицирующие признаки. В уголовном законодательстве отдельных стран СНГ к числу квалифицирующих признаков отнесены следующие: 1) повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия (РБ, РТ); 2) повторность (РТ); 3) повлекшее насильственное выдворение (выселение) гражданина с постоянного места жительства (РТ, РУз); 4) совершенное при опасном или особо опасном рецидиве (РТ); 5) совершенное способом, опасным для жизни других лиц (РУз); 6) совершенное неоднократно либо руководителем общественного объединения (РК); 7) лицом, ранее судимым за преступления экстремистского характера (экстремистскую деятельность) (КР). Статья 346 УК РМ квалифицирующих признаков не содержит.

Подводя итоги проведенного краткого анализа, можно сделать вывод, что общим для всех изученных уголовных кодексов является наличие статьи, устанавливающей ответственность за возбуждение (разжигание) вражды по национальному, расовому и религиозному признакам. Однако в регламентации ответственности за данный вид преступления имеются существенные различия, которые касаются: 1) названия статьи; 2) места, которое отводится возбуждению (разжиганию) вражды в структуре Особенной части зарубежных уголовных кодексов; 3) состава, способов криминализации и юридической конструкции рассматриваемого преступления; 4) дифференциации уголовной ответственности за данный вид преступлений посредством конструирования квалифицированных составов возбуждения (разжигания) вражды по национальному, расовому и религиозному признакам.