Мудрый Юрист

Обратная сила уголовного закона в свете правовых позиций конституционного суда РФ (некоторые проблемы правоприменения)

Давыдов В.А., кандидат юридических наук, член Президиума Верховного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист РФ.

Уголовный закон, как известно, имеет обратную силу, и если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. ч. 1 и 2 ст. 10 УК РФ). Коррективы локального характера, вносимые периодически в действующий УК РФ, как-то не вызывали ранее особых проблем при решении вопроса о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом. Однако значительные по объему и содержанию коррективы, которые были внесены в уголовный закон Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ <1>, детерминировали небывалый в новейшей истории рост обращений осужденных и их защитников в суды с просьбами об освобождении от наказания либо о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

<1> Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

Практика рассмотрения многочисленных обращений о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом выявила неопределенность в вопросе относительно пределов компетенции суда при разрешении таких ходатайств. Одни суды, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 10 УК РФ, применяя уголовный закон, смягчающий наказание, принимали решения о сокращении наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом. Другие, придерживаясь сложившейся ранее практики и ссылаясь на положения ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", ч. 2 ст. 10 УК РФ толковали иначе и принимали решения о сокращении наказания только до верхнего предела санкции нового уголовного закона (разумеется, если эта санкция была более мягкая по сравнению с санкцией закона, по которому лицо было осуждено). Столь неоднозначная и явно противоречивая судебная практика не могла не повлечь за собой жалобы граждан в Конституционный Суд РФ. Последний по результатам рассмотрения этих жалоб в Постановлении от 20 апреля 2006 г. констатировал, что ст. 10 УК РФ соответствует Конституции РФ, но при этом сформулировал ряд принципиально важных как для теории, так и для правоприменителя правовых позиций, кардинально меняющих сложившиеся за десятилетия представления о содержании названного правового института.

Напомним смысл правовой позиции, сформулированной в названном Постановлении. Во-первых, "содержащиеся в ч. 2 ст. 10 УК РФ предписания о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагают применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса РФ - не только Особенной его части, но и Общей" <2>. Во-вторых, что более важно, "вступивший в законную силу приговор может быть приведен в соответствие с новым уголовным законом и путем его пересмотра в надзорном порядке, который согласно УПК РФ осуществляется соответствующим судом надзорной инстанции (ст. 403) по надзорному представлению прокурора или надзорной жалобе осужденного, его защитника или законного представителя (ст. ст. 402 и 404) в судебном заседании с участием сторон (ст. 407) и может выражаться в отмене или изменении постановленных по уголовному делу приговора и последующих судебных решений (ст. ст. 408 и 410)" <3>. Более того, по мнению Конституционного Суда РФ, "не исключает УПК РФ и возможность приведения приговора и иных принятых по уголовному делу судебных решений в соответствие с новым уголовным законом в процедуре возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 413) вышестоящим судом на основании представления Председателя Верховного Суда РФ или заключения прокурора" <4>.

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. "По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других".
<3> Там же.
<4> Там же.

Таким образом, с точки зрения Конституционного Суда РФ, вступившие в законную силу судебные акты могут быть приведены в соответствие с новым уголовным законом в любой из трех судебных процессуальных стадий: а) разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора (глава 47 УПК); б) производство в надзорной инстанции (глава 48 УПК) и в) возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК).

Для приведения приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим преступность и наказуемость деяния, законодатель, как известно, в главе 47 УПК РФ предусмотрел специальную процедуру и детально ее регламентировал, и в этом смысле ничего нового в Постановлении не сказано. Что же касается позиции Конституционного Суда РФ относительно допустимости разрешения этих вопросов в процедурах, предусмотренных для пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, то такая позиция представляется небесспорной.

Рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобе или представлению, суд надзорной инстанции при наличии оснований, предусмотренных в законе, отменяя или изменяя судебное решение, вправе и обязан внести коррективы (изменить или отменить) во все последующие судебные акты, производные от приговора, в том числе и решения, вынесенные в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ. И с этой точки зрения суд надзорной инстанции действительно вправе и даже обязан приводить приговор в соответствие с новым уголовным законом. В целом аналогичная ситуация может иметь место и при изменении судебных решений в порядке, установленном главой 49 УПК РФ <5>. Но ведь в Постановлении Конституционного Суда РФ, как представляется, речь идет совсем об ином, а именно о том, что "вступивший в законную силу приговор может быть приведен в соответствие с новым уголовным законом и путем его пересмотра в надзорном порядке", надо полагать, что надзорное производство может и должно быть возбуждено, если в жалобе или представлении ставится вопрос об изменении судебных актов в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего наказание. В пользу такого предположения говорит и тот факт, что Конституционный Суд РФ в этом же Постановлении ориентирует судей на пересмотр судебных актов (надо полагать, и в порядке надзора) по своей инициативе, то есть при отсутствии к тому законных поводов (надзорных жалобы или представления), что само по себе нуждается в более весомой аргументации.

<5> Статья 418 УПК РФ не предусматривает возможность изменения судебных актов, что, с нашей точки зрения, следует рассматривать как пробел в законе, подлежащий восполнению законодателем. В судебной практике случаи изменения судебных актов имеют место, например, при частичной отмене приговора.

Наделяя, таким образом, суд надзорной инстанции полномочиями по внесению в судебные акты, вступившие в законную силу, коррективов в соответствии с новым уголовным законом, Конституционный Суд РФ, вопреки конституционно-правовой природе надзорного производства, им же ранее выявленной, "изобретает" новое основание для отмены или изменения судебного акта в порядке надзора, не вписывающееся в традиционные надзорные основания, предусмотренные ст. ст. 379, 409 УПК РФ <6>. Но ведь изменение уголовного закона после вступления судебного акта в законную силу - это не ошибка суда, допущенная в предыдущем судебном разбирательстве, которую вправе и обязан устранить суд надзорной инстанции, для чего, собственно, и существует институт надзорного производства. Изменение уголовного закона после вступления судебных актов в законную силу по действующему УПК - новое обстоятельство, неизвестное суду при вынесении судебного решения, но даже и в этом случае вряд ли можно согласиться с тем, что в данном случае применимы механизмы, предусмотренные главой 49 УПК РФ.

<6> Тем более что Конституционный Суд РФ неоднократно констатировал, что основанием для пересмотра судебного решения в порядке надзора может (в принципе) являться лишь нарушение, допущенное в предыдущем судебном разбирательстве.

Издание нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния или иным образом улучшающего положение лица, совершившего преступление, в отличие от новых обстоятельств, предусмотренных в ст. 413 УПК РФ, не влечет и не может влечь за собой какого-либо расследования нового обстоятельства. Именно по этой причине законодатель и предусмотрел самостоятельную и более упрощенную процедуру (по сравнению с главой 49 УПК РФ) для приведения судебных актов в соответствие с новым уголовным законом (глава 47 УПК РФ).

С нашей точки зрения, инструментарий надзорного производства для приведения приговора или иного судебного акта в соответствие с новым уголовным законом может быть использован лишь в том случае, когда состоялось решение (постановление) судьи районного суда, вынесенное в порядке, установленном ст. ст. 397 - 399 УПК РФ <7>. Разумеется, что суд надзорной инстанции, пересматривая судебный акт по основаниям, предусмотренным ст. 379 и ст. 409 УПК РФ, в любом случае обязан в силу положений ст. 10 УК РФ внести в приговор коррективы в соответствии с вновь изданным законом.

<7> А при наличии к тому соответствующих оснований - и инструментарий стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Вместе с тем следует иметь в виду, что если предметом обжалования в порядке надзора является только постановление судьи, а приговор и кассационное определение, в которых нашли разрешение основные вопросы уголовного дела, не обжалуются, то производство в надзорной инстанции осуществляется с соблюдением инстанционности от нижестоящего суда надзорной инстанции к вышестоящему, образуя "самостоятельную линию" надзора, которую условно можно обозначить как "параллельный надзор" <8>. Иными словами, осужденный и его защитник вправе одновременно (параллельно) обжаловать: приговор и кассационное определение, например в Президиум Верховного Суда РФ, если речь идет о приговоре республиканского, областного или равного им суда, и постановление судьи районного суда, например в президиум областного суда.

<8> Эта линия может пересекаться с линией пересмотра в порядке надзора основных судебных актов по делу, а может и не пересекаться.

Если же строго следовать позиции Конституционного Суда РФ относительно возможности приведения приговора (или иного судебного акта) в соответствие с новым уголовным законом путем прямого (непосредственного) использования механизмов надзорного производства, то следует согласиться и с тем, что вместо защиты конституционных прав и свобод человека на практике вполне можно получить эффект противоположного свойства. Например, обращение осужденного в президиум областного суда с ходатайством о смягчении наказания в соответствии с новым уголовным законом на практике будет означать запрет (ч. 1 ст. 412 УПК РФ) на повторное обращение (этого же осужденного или его защитника) в президиум этого же суда с надзорной жалобой на основные судебные акты: приговор и кассационное определение. Приведение приговора в соответствие с новым уголовным законом Президиумом Верховного Суда РФ в случае, когда "основные судебные акты" не были предметом его рассмотрения, на практике будет означать не что иное, как лишение гарантированного Конституцией РФ права на обжалование приговора в порядке надзора в высшую судебно-надзорную инстанцию. Причем привести приговор в соответствие с новым уголовным законом и тем самым лишить осужденного права на обжалование приговора в порядке надзора суд надзорной инстанции может независимо от воли самого осужденного, например по представлению прокурора.

При "параллельном надзоре" такая ситуация исключена в принципе: защита от незаконного осуждения (право на обжалование "основных судебных актов") может и должна осуществляться независимо от реализации права на применение нового уголовного закона (право на обжалование судебных актов, производных от приговора).

Суммируя сказанное, можно сделать следующие выводы.

  1. По общему правилу приведение приговора в соответствие с новым уголовным законом, при наличии к тому соответствующих оснований, должно осуществляться в предусмотренном главой 47 УПК РФ порядке разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.
  2. Приведение приговора в соответствие с новым уголовным законом не может являться самостоятельным предметом производства в стадии производства в надзорной инстанции либо в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
  3. В процессуальных стадиях проверки и пересмотра вступивших в законную силу судебных актов приведение приговора в соответствие с новым уголовным законом может иметь место лишь в совокупности с пересмотром основных судебных актов (приговора и кассационного определения). Даже в случае отсутствия оснований для пересмотра основных судебных актов суд надзорной инстанции, поскольку надзорное производство возбуждено, вправе и обязан применить новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного, в том числе по собственной инициативе на основании ч. 1 ст. 410 УПК РФ. Что касается суда, правомочного осуществлять пересмотр судебных актов ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то данный суд аналогичное решение вправе принять лишь в том случае, когда в основные судебные акты вносятся изменения. В случае принятия решения об оставлении основных судебных актов без изменения, вопрос о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом должен разрешаться судьей районного (гарнизонного военного) суда в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ <9>. Собственно, в таком направлении движется и судебная практика. Однако более правильным было бы все названные вопросы урегулировать в законе.
<9> Соответствующие разъяснения были даны Пленумом Верховного Суда РФ в пункте 3 Постановления от 11 января 2007 г. N 1 "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1.