Мудрый Юрист

Процессуальный статус юридического лица по корпоративному спору, рассматриваемому арбитражным судом

Юдин А., доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права ГОУ ВПО "Самарский государственный университет", кандидат юридических наук.

В статье анализируются проблемы процессуального статуса юридического лица по корпоративному спору, рассматриваемому арбитражным судом. Автор приходит к выводу, что законодатель, с одной стороны, делегировал юридическому лицу некоторые процессуальные права, а с другой - не наделил его каким-либо процессуальным статусом. Автор доказывает, что такое лицо должно выступать в качестве лица, участвующего в деле, и пользоваться соответствующими процессуальными правами.

Принятие Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон) <1>, именуемого также антирейдерским законом <2>, явилось важным шагом в реформировании арбитражного процессуального законодательства в направлении противодействия корпоративным захватам. Поскольку явление рейдерства в большинстве случаев основано на недобросовестном использовании захватчиками процессуальных ресурсов, одним из основных направлений реформирования законодательства явилось внесение изменений и дополнений в действующий Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - АПК РФ). Изменения затронули многие нормы и институты арбитражного процессуального права, породив немало теоретико-практических вопросов, нуждающихся в научной разработке. Можно констатировать, что на страницах юридических изданий уже началось постепенное обсуждение указанных вопросов <3>.

<1> Российская газета. 2009. 22 июля. С. 12 - 14.
<2> Васильева Ю. Бомба для рейдера. Новый закон осложнит ведение корпоративных войн // Российская бизнес-газета. 2009. 28 июля. N 712 (28).
<3> См., например: Кодексом по рейдерам (интервью с доктором юридических наук, профессором В.В. Ярковым) // ЭЖ-Юрист. 2009. N 34. Август. С. 1, 5, 8; Приходько И.А. Изменения в АПК РФ: плюсы и минусы нового регулирования // Хозяйство и право. 2009. N 9. С. 4 - 25; Юдин А.В. Расширение оснований применения мер процессуальной ответственности и иных мер процессуального принуждения в арбитражном судопроизводстве. Комментарий к Федеральному закону от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 10. С. 86 - 99; и др.

Одним из проблемных вопросов, поставленных новым Законом, является вопрос о процессуальном статусе юридического лица, участвующего в корпоративном споре (далее - юридическое лицо). Действительно, кем является юридическое лицо, указанное в статье 225.1 АПК РФ? Как уже было отмечено в юридической печати, новый "Кодекс не дал ответа на вопрос: в каком качестве привлекается к рассмотрению дела юридическое лицо, в отношении которого идет корпоративный спор"; между тем это юридическое лицо обладает определенными правами и обязанностями <4>. По мнению некоторых авторов, "маловероятно, что на практике юридическое лицо не будет привлекаться судами к участию в деле по корпоративному спору, скорее всего, это будет делаться во всех случаях уже при принятии заявления" <5>; в связи с этим за нормой о необходимости извещения юридического лица признается превентивный характер как за нормой, рассчитанной на случаи, когда суд по каким-то причинам не привлек юридическое лицо к участию в деле по корпоративному спору <6>.

<4> Колковский Ю. Кодекс в кодексе // ЭЖ-Юрист. 2009. N 34. Август. С. 7.
<5> Приходько И.А. Указ. соч. С. 16.
<6> См.: Там же.

Действительно, в ряде случаев из содержания норм обновленного АПК РФ отнесение юридического лица к лицам, участвующим в деле, причем с вполне определенным статусом, не вызывает каких-либо сомнений. Так, например, юридическое лицо может непосредственно участвовать в возникшем споре, выступая либо в качестве выгодоприобретателя по иску (спор о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, - ч. 2 ст. 225.8 АПК РФ), либо в качестве обязанного лица (дела о понуждении юридического лица к созыву общего собрания - ст. 225.7 АПК РФ).

Однако в иных случаях Закон прямо не определяет процессуальный статус юридического лица, не относя его ни к сторонам, ни к третьим лицам, в связи с этим прогнозы в отношении формирования судебной практики, при которой юридическое лицо всегда будет привлекаться к участию в деле, могут не оправдаться. О неопределенности статуса субъекта свидетельствует то обстоятельство, что законодатель специально наделяет юридическое лицо отдельными процессуальными правами. Вполне очевидно, что, если бы юридическое лицо признавалось лицом, участвующим в деле, не было бы никакой необходимости в специальном акте наделения его отдельными процессуальными правами. Тем самым юридическое лицо позиционируется законодателем как особый субъект, не являющийся лицом, участвующим в деле, но способный оказать весьма серьезное влияние на процесс рассмотрения корпоративного спора. Такое влияние проявляется по ряду позиций.

Во-первых, местонахождение юридического лица оказалось фактором, оказывающим решающее влияние на подсудность дела. В соответствии с ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ исковое заявление или заявление по корпоративному спору подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица. Этим, в свою очередь, предопределяется место рассмотрения заявления об обеспечении иска - оно производится тем арбитражным судом, в производстве которого находится дело (ч. 1 ст. 93 АПК РФ). Применительно к заявлению об обеспечении имущественных интересов заявителя сделана специальная оговорка - оно подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица (ч. 3.1 ст. 99 АПК РФ).

Во-вторых, юридическое лицо позиционируется как субъект, имеющий право претендовать на возмещение судебных издержек, понесенных им в связи с уведомлением о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления (ст. 106 АПК РФ).

В-третьих, в числе особых требований к исковому заявлению по корпоративному спору - обязательность указания на государственный регистрационный номер юридического лица; адрес (место нахождения) юридического лица, содержащийся в ЕГРЮЛ; а также приложение выписки из ЕГРЮЛ или иного документа, содержащего необходимые сведения (ст. 225.3 АПК РФ). Приведенная норма является проявлением особых гарантий защиты прав и интересов юридического лица, а также его участников.

В-четвертых, юридическое лицо уведомляется арбитражным судом о возникшем споре и иных значимых обстоятельствах дела (ч. 2 ст. 225.4 АПК РФ)

В-пятых, на юридическое лицо арбитражным судом может быть возложена обязанность уведомить участников этого юридического лица; лиц, входящих в его органы управления и органы контроля; а также держателя реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на эмиссионные ценные бумаги этого юридического лица о возбуждении производства по делу, предмете и об основании заявленного в арбитражный суд требования, об иных обстоятельствах спора (ч. 3 ст. 225.4 АПК РФ). При этом возлагаемая арбитражным судом обязанность юридического лица по уведомлению участников юридического лица и иных лиц имеет процессуальный характер, поскольку обеспечивается мерами процессуальной ответственности.

В-шестых, юридическое лицо получает право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, получать информацию о движении дела с использованием любых общедоступных средств связи (ч. 5 ст. 225.4 АПК РФ).

В-седьмых, арбитражный суд может возложить на лицо, обратившееся с заявлением об обеспечении иска, обязанность уведомить юридическое лицо о времени и месте рассмотрения заявления об обеспечении иска (ч. 9 ст. 225.6 АПК РФ). Отсюда можно сделать вывод, что юридическое лицо приобретает право присутствовать при рассмотрении такого заявления и приводить свои доводы по делу.

Таким образом, законодателем фактически создана фигура, которая, не будучи субъектом арбитражного процесса, обладает комплексом субъективных процессуальных прав и обязанностей.

В качестве аналогии с созданной Законом фигурой напрашивается сравнение с существовавшей в прежнем ГПК РСФСР фигурой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, который был вправе знакомиться с гражданским делом, по которому решение или определение о его прекращении вступило в законную силу (ст. 322.1 ГПК РСФСР). Данное лицо также не имело какого-либо определенного процессуального статуса, однако обладало некими процессуальными правами.

Доктрина процессуального права и практика применения процессуальных норм исходит из того, что в арбитражном процессе не может быть "случайных" участников судопроизводства, не обладающих каким-либо четким процессуальным статусом. Лицо с неопределенным процессуальным статусом не может участвовать в арбитражном процессе.

Цель законодателя, смоделировавшего в процессе такого специфического субъекта и наделившего его специфическими возможностями, очевидна: защитить интересы юридического лица, чаще всего выступающего мишенью для недружественного захвата. Такая защита мыслится через предположение об активном поведении юридического лица, узнавшего о корпоративном споре, который может затронуть его права. Его активное поведение призвано воспрепятствовать намерениям захватчиков.

Как известно, процессуальный статус субъекта жестко "привязан" к конкретным правам и обязанностям, которыми наделено такое лицо. Правильное определение процессуального статуса субъекта важно не само по себе, а имеет значение для определения объема его прав и обязанностей. В рассматриваемой нами ситуации неопределенность процессуального статуса юридического лица породила неопределенность объема и содержания его процессуальных прав и обязанностей.

В итоге это привело к тому, что юридическое лицо оказалось обладателем усеченного комплекса процессуальных прав. Сложилась парадоксальная ситуация, при которой акцентирование законодателя на процессуальных правах юридического лица не обеспечило такое юридическое лицо полноценной и эффективной защитой. Так, юридическое лицо приобрело право знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать копии. Предполагается, что информированность юридического лица будет способствовать защите его интересов. Однако выясняется, что данные права юридического лица в отсутствие таких прав, как право участвовать в судебных заседаниях, представлять доказательства, приводить свои доводы и т.п., не способны принести их обладателю какую-либо пользу.

Полагаем, что устранение существующего положения возможно путем достаточно очевидной операции: необходимо императивно указать на то, что юридическое лицо по корпоративному спору должно быть в обязательном порядке привлечено к участию в деле в качестве лица, участвующего в деле.

Такой подход позволит устранить вышеозначенную проблему, поскольку юридическое лицо приобретет вполне конкретный процессуальный статус и станет обладателем комплекса всех процессуальных прав и обязанностей лица, участвующего в деле.

Следующий закономерный вопрос, вытекающий из предлагаемого нами подхода, сводится к вопросу о том, в качестве кого должно быть привлечено такое лицо. Очевидно, что если юридическое лицо заявляет в процессе исковые требования, то определение его процессуального положения не представляет серьезных проблем: юридическое лицо будет либо истцом, либо третьим лицом с самостоятельными требованиями. Если истцом к юридическому лицу будут сформулированы какие-либо исковые требования, такое лицо будет выступать в качестве ответчика. Во всех иных случаях юридическое лицо должно позиционироваться как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора.

Определение статуса юридического лица подобным образом может лечь в основу формулирования своеобразного правила: по корпоративному спору юридическое лицо должно быть привлечено к участию в деле как минимум в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора. Такой подход позволит обеспечить наиболее эффективную защиту прав юридического лица.

В арбитражном процессе не исключена ситуация, при которой процессуальный статус юридического лица будет трансформироваться <7>. Например, юридическое лицо, первоначально привлеченное в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика в результате изменения предмета или основания иска, уточнения исковых требований, станет позиционироваться в качестве обязанного субъекта и должно будет "перейти" в разряд соответчика.

<7> О проблемах трансформации процессуального статуса лиц, участвующих в деле, более подробно см.: Юдин А.В. Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 1. С. 10 - 14.

Что касается конкретного вида третьего лица без самостоятельных требований, то выступление юридического лица на стороне истца или ответчика будет зависеть от особенностей конкретного корпоративного спора. Материально-правовые особенности дела могут в равной степени обусловить выступление юридического лица в качестве третьего лица без самостоятельных требований как на стороне истца, так и на стороне ответчика.