Мудрый Юрист

К вопросу о применении специальных знаний в уголовном судопроизводстве

Мамошин М.А., преподаватель кафедры уголовного процесса (Дальневосточный юридический институт МВД РФ).

Деятельность специалиста и эксперта в уголовном процессе представляет достаточный интерес для исследования в этой отрасли права. Использование специальных познаний в расследовании преступлений, привлечение к этому процессу сведущих лиц были известны еще в дореволюционной России. Об этом свидетельствуют правовые акты, существовавшие в виде отдельных предписаний, относящихся к деятельности сведущих лиц, преимущественно врачей, "призывавшихся" для вскрытия трупов. Судебная реформа 1864 г., изменившая коренным образом судоустройство и судопроизводство в России, существенным образом изменила и процессуальное положение института использования сведущих лиц, открыв для него более широкие перспективы развития. Несмотря на достаточно давний интерес к такому участнику уголовного процесса, как специалист, он только с момента вступившего в законную силу УПК РФ 2002 г. получил достаточно широкую регламентацию своей деятельности в уголовном судопроизводстве.

Согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ, специалист - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

О деятельности специалиста как одного из участников уголовного судопроизводства можно найти достаточно противоречивых мнений, которые требуют определенных разъяснений.

Для начала необходимо отметить, что функции специалиста очень схожи с функциями эксперта. В ч. 1 ст. 57 УПК РФ говорится, что эксперт - это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Несмотря на явную похожесть деятельности эксперта и специалиста, необходимо указать на основное различие - специалист, в отличие от эксперта, не проводит исследование, а только высказывается, т.е. определяет свою точку зрения по поставленным перед ним вопросам сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК РФ).

В соответствии с ранее действовавшим УПК РСФСР специалист рассматривался как лицо, обладавшее в определенной области специальными знаниями, благодаря которым оно вовлекалось органами предварительного расследования, прокуратуры и суда в уголовное судопроизводство с целью оказания им помощи в обнаружении, закреплении и проверке доказательств. В соответствии со ст. 133.1 и другими статьями УПК РСФСР специалист, участвуя в производстве следственных действий, самостоятельного исследования объектов не производил и не давал заключения о результатах своей деятельности. Эти результаты отражались в протоколе того следственного действия, в котором участвовал специалист, и не могли быть причислены к самостоятельным источникам доказательств. Только Федеральным законом от 4 июля 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ" в ст. 74 УПК РФ была внесена поправка, которая допустила в качестве самостоятельных источников доказательств заключение и показания специалиста.

Многие ученые-процессуалисты, а также практические работники сравнивали и продолжают сравнивать деятельность специалиста с экспертом. Действительно, в их деятельности можно обнаружить много общего, но в то же самое время выделить и различия. Самое главное сходство специалиста с экспертом вытекает из того, что тот и другой обладают и применяют в уголовном процессе специальные познания. Закон не делает принципиальных различий в видах и объеме специальных познаний специалиста и эксперта.

Важной деталью в деятельности специалиста можно отметить то, что он не несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, в отличие от эксперта, что, с одной стороны, может играть на руку подозреваемому и обвиняемому, а с другой - данный факт должен заставить суд и участников со стороны обвинения относиться к таким доказательствам достаточно осторожно, четко следуя этапам проверки и оценки доказательств.

Сравнивая различие в деятельности специалиста и эксперта, не хочется упускать из виду тот факт, что приглашать специалиста для участия в деле может как сторона обвинения, так и сторона защиты. Правда, здесь сразу необходимо отметить, что не все участники со стороны защиты могут самостоятельно приглашать специалиста, а только адвокат, представляющий интересы своего подопечного, может воспользоваться услугами лица, обладающего специальными знаниями для дачи разъяснений по интересующим его вопросам. Таким образом, обвиняемый вправе ходатайствовать перед следователем или дознавателем о том, чтобы к участию в деле был допущен специалист, но в любом случае решение о его назначении принимает непосредственно лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство по делу, или, как уже было сказано, такое право предоставлено адвокату. Что же касается эксперта, то здесь следует отметить, что сторона защиты может только ходатайствовать перед следователем о назначении судебной экспертизы, а правом самостоятельного приглашения эксперта, как в случае со специалистом, она не обладает.

Следует заметить, что норма, позволяющая участникам со стороны защиты привлекать специалиста для участия в деле, в УПК РСФСР 1960 г. отсутствовала. В основном специалист привлекался следователем для участия в следственных действиях, и его мнения излагались в виде замечаний, которые фиксировались в протоколе следственных действий. На наш взгляд, данное положение являлось более точным, чем современная трактовка ч. 3 ст. 80 УПК РФ, в соответствии с которой результаты проведенной работы специалистом должны оформляться в виде заключения. Данное обстоятельство вызывает у многих ученых-процессуалистов несогласие с законодателем. По мнению А. Соловьева, исходящие от специалиста сведения в процессуальном значении не могут быть равнозначны экспертному заключению, поскольку являются мнением специалиста, основанном на его специальных познаниях, а не на проведенных им исследованиях. Исходящий от специалиста документ предпочтительнее рассматривать как мнение специалиста <1>.

<1> Соловьев А. Использование специальных познаний при доказывании по УПК РФ // Уголовное право. 2007. N 2. С. 96.

Однако не всегда от специалиста требуется оформлять свои суждения в виде заключения. Во многих случаях достаточно его устных показаний, сообщенных им на стадии предварительного расследования или в суде. Эксперт тоже вправе давать показания, но только после того, как им будет оформлено заключение, в котором найдут отражение результаты проведенной экспертизы.

При сравнении деятельности эксперта и специалиста необходимо обратить внимание на то, с какого момента могут специалист и эксперт участвовать в уголовном процессе. При проведении ряда следственных действий следователь очень часто прибегает к услугам специалиста, так как это существенно экономит время и упрощает саму процедуру вызова сведущего лица для необходимых пояснений. Как отмечает А.П. Рыжаков, в отличие от эксперта, который впервые в уголовном процессе может появиться лишь на стадии предварительного расследования, специалист часто оказывает помощь следователю (дознавателю) во время осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела <2>.

<2> Рыжаков А.П. Специалист в уголовном процессе // Научно-практическое руководство. М.: Изд-во "ЭКЗАМЕН", 2007. С. 16.

На наш взгляд, информацию, которую может сообщить специалист во время участия в следственных действиях, следует рассматривать как предварительную. Участвуя в следственных действиях, специалист оказывает содействие следователю в обнаружении и исследовании доказательств, т.е. высказывает свое мнение в силу своей компетентности, и на начальном этапе расследования эта информация имеет для следователя важное значение. В дальнейшем следователь в большинстве случаев назначает судебную экспертизу для проведения более глубокого исследования с применением сложных научно-технических разработок и методик. Следовательно, участие специалиста при расследовании уголовных дел существенно облегчает собирание и подготовку материалов для производства экспертизы и позволяет провести экспертное исследование на высоком профессиональном уровне.

В настоящее время в условиях постоянно прогрессирующего развития высоких технологий и их возрастающей роли в современном мире требуется более четкая регламентация процессуального порядка вовлечения специалиста в уголовное судопроизводство и результатов использования его специальных знаний.