Мудрый Юрист

Дифференциация общеизвестных, общедоступных и специальных знаний, используемых в производстве по уголовным делам

Гришина Е.П., доцент кафедры гражданского права Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Производство по уголовному делу - сложная и многогранная деятельность, объединяющая усилия многих людей в целях установления истины. Осуществление подобной деятельности предполагает привлечение лиц, обладающих специальными знаниями (сведущих лиц).

Понимание сущности, природы и содержания специальных знаний имеет неоценимое значение для их эффективного использования в доказывании: "...оно будет способствовать правильному определению областей знаний, которые могут быть использованы; привлечению к участию в следственном действии соответствующего специалиста; определению оснований и назначения экспертного исследования, его предмета, а также решению других вопросов" <1>.

<1> Степанов В.В., Шапиро Л.Г. Концептуальные проблемы понятия специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Электронный юридический журнал "Юрист-онлайн". Дата посещения - 18 июля 2009 г.

Р.С. Белкин, характеризуя роль и значение использования познаний <2> сведущих лиц в частных криминалистических методиках, отмечал: "Термин "специальные познания" приобрел такое обыденное звучание, что в теории и практике стал применяться автоматически, аксиоматично, как нечто само собой разумеющееся. Между тем далеко не все бесспорно и ясно и в содержании этого понятия, и в практике его применения как критерия при решении вопроса о привлечении и участии в фиксации доказательств специалиста или о необходимости назначения экспертизы" <3>.

<2> Здесь и далее термины "знания" и "познания" применяются в трактовке цитируемого автора.
<3> Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В 3 т. Т. 2. Частные криминалистические теории. М., 1978. С. 239.

Специальные знания, используемые в уголовном судопроизводстве, обладают свойствами необщедоступности и необщеизвестности, означающими, что этими знаниями обладает настолько ограниченный круг субъектов, что иногда его можно сузить до нескольких человек, особенно если речь идет об отдельных областях искусства, истории, науки, старинных ремеслах, редких диалектах и т.п.

Общедоступность как характеристика знания иногда ассоциируется с житейским опытом. В частности, М.К. Треушников утверждает, что под специальными понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей <4>. Однако этот опыт существенно отличается у людей, проживающих в определенных географических, климатических, социальных, экономических, бытовых, жизнеобеспечивающих и иных условиях.

<4> Треушников М.К. Судебные доказательства. М.: ГОРОДЕЦ, 1997. С. 269.

Общеизвестность знаний отождествляется с их распространенностью и ставится в зависимость от школьной программы. Это вполне справедливо, поскольку некоторые специальные правила, требования, в том числе установленные юридическими или техническими нормами, включены в школьную программу или изучаются на факультативных занятиях (правила пользования электрическими приборами, ремесленными приспособлениями, станками и инструментами; Правила дорожного движения), а правила безопасности жизнедеятельности (ОБЖ) являются обязательным предметом изучения в образовательных школах и вузах. Некоторые авторы к общеизвестным относят обыденные знания (обычные, житейские, повседневные, здравый смысл, правила общежития, нормы морали и т.п., навыки самообслуживания, правила взаимопомощи т.п.) <5>.

<5> См.: Шишков С. Специальные познания и здравый смысл // Законность. 2000. N 36. С. 23 - 27; Щавелев С.П. Практическое познание: Философско-методологические очерки. Воронеж: Изд. ВГУ, 1994. С. 62 - 63, 75 и далее.

А.А. Эйсман определял общеизвестность сведений следующим образом: "Сведения общеизвестные, общепонятные - это такие, которыми могут располагать не только следователь, прокурор, судья, но также понятые, обвиняемый, потерпевший, наконец, присутствующие в зале суда" <6>.

<6> Эйсман А.А. Критерии и формы использования специальных познаний при криминалистическом исследовании в целях получения судебных доказательств // Вопросы криминалистики. Вып. 67. М., 1962. С. 39 - 40.

Специальные знания, используемые в уголовном судопроизводстве, имеют иную природу и содержательную сущность. Ю.К. Орлов утверждает, что "специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта, ими обладает более или менее узкий круг лиц" <7>. Аналогичной точки зрения придерживаются Э.Б. Мельникова, И.Л. Петрухин <8>, И.В. Гецманова <9>.

<7> Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995.
<8> См.: Мельникова Э.Б., Петрухин И.Л. О комплексной экспертизе в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1963. N 10. С. 113 - 117; Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных действиях. М.: Юридическая литература, 1964. С. 12.
<9> Гецманова И.В. Использование специальных психологических знаний в уголовном процессе: Учебное пособие. М.: Изд. Московского психолого-социального института, 2006. С. 27.

На необщеизвестном характере специальных знаний акцентируют внимание Н.П. Майлис и А.М. Зинин. В частности, они указывают, что ими являются "знания, выходящие за рамки общеобязательной подготовки и простого житейского опыта, приобретаемые в процессе профессиональной деятельности в той или иной области науки, техники, искусства, ремесла, основанные на теоретических, базовых положениях соответствующих областей знаний и подкрепленные полученными в ходе специального обучения или первичной деятельности навыками" <10>.

<10> Зинин А.М. Судебная экспертиза: Учебник. М.: Юрайт-Издат, 2002. С. 63.

И.Н. Сорокотягин рассматривает специальные знания как "совокупность знаний в определенной области науки, техники, искусства и ремесла... не являющихся общедоступными и общеизвестными и применяемых в порядке, установленном законом (уголовно-процессуальным, гражданско-процессуальным, административно-процессуальным правом и др.)" <11>. Кроме прочего, он отмечает, что эти знания должны быть получены в результате специальной подготовки или профессионального опыта.

<11> Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С. 46 - 47.

В приведенных трактовках вычленяется один из основных критериев разграничения специальных и общеизвестных, общедоступных знаний - приобретение их в результате специальной профессиональной подготовки, практики, опыта. Правда, вряд ли можно согласиться с мнением В.В. Степанова и Л.Г. Шапиро о том, что специальные познания могут быть получены только в рамках высшего профессионального образования <12>. Если речь идет исключительно об эксперте - с подобным утверждением не поспоришь, а что касается иных сведущих лиц - их образование может быть и средним специальным. Кроме прочего, специальные познания могут быть получены и в специфичной сфере, которую к образовательной можно отнести весьма условно - ремесленная, менталитационно-этническая. Так, по уголовному делу N 2-149/2008 по обвинению Ю. в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 105 УК РФ, находящемуся в производстве прокуратуры Промышленного района г. Оренбурга, в качестве переводчика участвовал гр-н Фризен Г.Г., владеющий диалектом жителей немецкого поселения Александровского р-на Оренбургской области (язык отличается от литературного немецкого языка).

<12> См.: Степанов В.В., Шапиро Л.Г. Указ. соч. Дата посещения - 18 января 2008 г.

Некоторые авторы отнесение специальных знаний к необщедоступным и необщеизвестным связывают с областью применения, которой для них выступают уголовно-процессуальные отношения <13>. Данная персонификация имеет право на существование, поскольку рассмотрение специальных знаний в качестве основополагающей принадлежности сведущих лиц в уголовном судопроизводстве "привязывает" эти знания к правоотношениям, существующим в рамках производства по уголовному делу.

<13> См.: Зуев Е.И. О понятии специальных познаний в уголовном процессе // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы. Материалы научной конференции. Вып. 1. М., 1973. С. 71; Левченко О.В. Общеизвестные факты в уголовно-процессуальном доказывании // Правоведение. 1996. N 4. С. 95.

В рассматриваемом контексте показателен следующий пример - 16 сентября 2008 г. сотрудниками Центральной оперативной и Домодедовской таможен была задержана контрабандная партия из 145 ящериц-шипохвостов (рейс из Судана). Весь род шипохвостов подпадает под действие Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС), и включен во II приложение данной Конвенции. По данному факту возбуждено уголовное дело, для участия в котором был приглашен эксперт Всемирного фонда дикой природы <14>. Разумеется, профессиональные знания этого лица являются специальными в том понимании, что они оказались востребованными для развития конкретного уголовно-процессуального правоотношения.

<14> Уголовное дело N 2243/08 (номер присвоен ОД Домодедовской таможни).

Особый характер специальных знаний вовсе не означает, что они ни при каких обстоятельствах не могут быть известны и доступны следователям, дознавателям, прокурорам и судьям. "Отнесение познаний к специальным не должно находиться в зависимости от того, обладает ими или нет следователь или судья", - справедливо отмечает О.Э. Новак <15>.

<15> Новак О.Э. Использование специальных познаний при выявлении и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом подакцизных товаров: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 25.

Сам по себе факт, что подобными знаниями обладает достаточно узкий круг лиц, еще не исключает ситуаций, при которых лицо, ставшее юристом, не могло вначале получить иное образование (например, литературное, медицинское, экономическое и т.п.). Однако в уголовном процессе юристам отведена правовая сфера, а сведущим лицам - любая иная <16>.

<16> По этому поводу Л.М. Окуньков отмечает: "Судьи профессионально сведущи в вопросах законодательства" (следовательно, в других вопросах сведущи случайно или необязательно - вставка наша). См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Л.А. Окуньков. Изд. 2-е, доп. и перераб. М.: БЕК, 1996. С. 72.

Русский ученый-юрист Л.Е. Владимиров в начале XX столетия писал: "Случайное обладание судом специальными знаниями, необходимыми для решения... дела, не может избавить от вызова сведущих лиц: случайное знание судей по специальному вопросу есть знание внесудебное, не может иметь значения судебного факта" <17>.

<17> Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000. С. 17.

Необщедоступность специальных знаний обусловливает и их необщеизвестность. Как справедливо указывал В.Д. Шундиков, фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, не могут подменяться ссылками на их общеизвестность, возможность "видеть своими глазами" или возможным знанием для себя <18>.

<18> Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. Саратов, 1974. С. 31.

В рассматриваемом аспекте интересен случай из практики суда присяжных. В Московском областном суде рассматривалось уголовное дело по обвинению В. Ирюшкина в умышленном убийстве, совершенном при отягчающих обстоятельствах, умышленном уничтожении чужого имущества и ряду других статей. Прокурор в своей обвинительной речи утверждал, что подсудимый должен был знать, что маркировка на рукоятке гранаты "У" означает "Универсальная", поскольку это известно любому лицу мужского пола из жизненного опыта. Однако подсудимый настаивал на том, что считал гранату учебной. Присяжные признали доводы обвинения неубедительными <19>.

<19> Гришина Е.П. Показания свидетеля и суд присяжных // Российская юстиция. 1994. N 11. С. 5.

С течением времени образовательный и общекультурный уровень людей будет повышаться. Не исключено, что обычный свидетель в недалеком будущем сможет аргументировать свои доводы ссылками на достижения науки, однако эти аргументы никогда не будут приравнены к общеизвестным фактам типа "день сменяет ночь", "зимой иногда идет снег" и т.п.

А.А. Эксархопуло специальный характер знаний напрямую связывает с их необщеизвестностью и необщедоступностью: "Найти критерии, которые объективно отграничивали бы специальное от неспециального, невозможно, а невозможно уже потому, что то, что вчера было специальным... то, чем профессионально не владеет в силу новизны один следователь, другой уже использует вполне квалифицированно, личным примером "преобразуя" знание специальное в общедоступное" <20>.

<20> Эксархопуло А.А. Правовые основы использования специальных познаний и технических средств в расследовании уголовных дел // Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовно-процессуального законодательства. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти И.Ф. Герасимова. Екатеринбург. 6 - 7 февраля 2003 г. С. 526.

Таким образом, необщеизвестность, необщедоступность специальных знаний, используемых в уголовном судопроизводстве, можно определить как свойства, отвечающие следующим критериям:

а) известность ограниченному кругу лиц;

б) ограниченная распространенность;

в) основной источник получения - специальное образование;

г) закрепление - профессиональная, ремесленная, творческая, промысловая деятельность;

д) условия приобретения - проживание в определенных бытовых, этнических, климатических и иных особых условиях (например, криминогенных);

е) сфера применения - уголовно-процессуальные отношения;

ж) соотношение с социально-бытовой сферой - выход за рамки простого житейского опыта, общесоциального представления.