Мудрый Юрист

Право собственности на подстанцию, построенную по договору об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства

Мазурова Ю.А., магистр юриспруденции (Российская школа частного права).

(Дело N А21-316/2007 Арбитражного суда Калининградской области: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2008 г., Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 сентября 2008 г., Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 января 2009 г. N ВАС-17457/08)

Закрытое акционерное общество "Содружество-Соя" (далее - общество или истец) обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к открытому акционерному обществу "Западная энергоснабжающая компания" (далее - компания или ответчик) о признании права собственности на подстанцию, состоящую из здания и технического оборудования, а также об обязании компании передать обществу указанную подстанцию. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, было привлечено Управление Федеральной регистрационной службы по Калининградской области (далее - управление).

В обоснование иска общество сослалось на ст. 409 ГК РФ и п. 4.7 заключенного между сторонами договора от 4 марта 2005 г., предусматривающие обязанность ответчика в случае одностороннего отказа от исполнения договора или его ненадлежащего исполнения передать в собственность истца в качестве отступного не законченную строительством подстанцию. В процессе рассмотрения дела в порядке ст. 49 АПК РФ истец изменил основания иска и просил признать за ним право собственности на указанную выше подстанцию на основании п. 1 ст. 218 ГК РФ как построенную ответчиком по заказу и за счет средств истца в соответствии с договором от 4 марта 2005 г., являющимся по своему содержанию договором подряда.

Решением Арбитражного суда Калининградской области иск удовлетворен в полном объеме, признано право собственности общества на трансформаторную подстанцию с оборудованием по перечню; на компанию возложена обязанность передать данное имущество обществу в 10-дневный срок с момента вступления решения в законную силу.

Суд первой инстанции посчитал, что договор от 4 марта 2005 г. является договором подряда с элементами договора об инвестиционной деятельности, к договорам технологического присоединения не относится; спорная подстанция построена за счет истца, и обратное ответчиком не доказано; на момент государственной регистрации права собственности компании на объект работы по его строительству в полном объеме не были завершены.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд решение отменил, в иске отказал, мотивировав свои выводы следующими аргументами: при заключении договора от 4 марта 2005 г. воля сторон была направлена не на заключение договора подряда и создание подстанции как собственности истца, а на оказание услуг по технологическому присоединению электроустановок истца к электрическим сетям и создание подстанции не только для нужд истца, профинансировавшего ее строительство не в полном объеме; стороны не выражали волю на создание подстанции как общей долевой собственности.

Кассационная инстанция, согласившись с Постановлением апелляционной инстанции, подтвердила правомерность выводов суда апелляционной инстанции о том, что для оценки отношений сторон имеют правовое значение следующие обстоятельства:

  1. земельный участок под строительство подстанции, а по окончании строительства - для ее эксплуатации предоставлен органом местного самоуправления не обществу, а компании, выполнявшей функции застройщика;
  2. стороны оформили акт приема-передачи работ по договору от 4 марта 2005 г., которым по существу удостоверили, что выполнением компанией своих обязательств считается выполнение ею работ, перечисленных в договоре, а не передача заказчику в собственность построенной в результате исполнения договора подстанции. В акте разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности, являющемся приложением к договору энергоснабжения, спорная подстанция определена в качестве точки присоединения электрооборудования истца и границы раздела эксплуатационной ответственности.

При сопоставлении условий договора от 4 марта 2005 г. с целью выявления их содержания и смысла договора в целом суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для квалификации спорного договора как договора подряда на строительство подстанции. В случае возникновения между сторонами подрядных отношений передача объекта ответчиком истцу предполагалась бы как результат надлежащего исполнения обязательств, в то время как стороны, включив в договор п. 4.7, предусмотрели возможность передачи подстанции заказчику в качестве отступного лишь в случае ненадлежащего исполнения компанией обязательств.

Суд, принимая решение, исходил из того, что установленными судом обстоятельствами в совокупности не подтверждается, что воля заказчика была направлена на создание подстанции как самостоятельного объекта силами компании и за счет общества с передачей последнему построенного объекта в собственность. Действия истца, по которым можно было бы судить о его волеизъявлении, достаточно противоречивы и не свидетельствуют об определенности намерений на получение такого правового результата. Параллельно с указанным иском, где договор от 4 марта 2005 г. (после изменения оснований иска) назван в качестве правового основания возникновения права, общество предъявило другой иск - о признании данного договора недействительным (дело Арбитражного суда Калининградской области N А21-7554/2007), т.е. не влекущим правовых последствий в виде возникновения каких-либо прав.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации поддержал позицию судов апелляционной и кассационной инстанций и отказал в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда.

Материалы данного дела позволяют поставить и рассмотреть ряд вопросов, связанных с применением законодательства об электроэнергетике.

1. Какова правовая природа заключенного сторонами договора?

Пункт 1 ст. 26 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" <1> предусматривает, что технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Данный порядок определен Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861, которым утверждены Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям <2>, регулирующие особенности заключения и исполнения указанного договора.

<1> СЗ РФ. 2003. N 13. Ст. 1177 (с изм. и доп.).
<2> СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. II). Ст. 5525 (с изм. и доп.).

Одним из существенных условий этого договора являются мероприятия по технологическому присоединению, которые включают в себя: а) подготовку сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором; б) разработку сетевой организацией и заявителем проектной документации; в) выполнение технических условий заявителем и сетевой организацией; г) проверку сетевой организацией выполнения заявителем технических условий; д) осуществление сетевой организацией фактического присоединения объектов электросетевого хозяйства; е) обследование присоединяемых энергопринимающих устройств должностным лицом (п. 18 Правил).

Согласно абзацу пятнадцатому ст. 26 Закона "Об электроэнергетике" по договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления технологического присоединения, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию.

Как следует из материалов дела, между истцом и ответчиком был заключен договор от 4 марта 2005 г., по условиям которого исполнитель принял на себя обязательства определить технические условия технологического присоединения электроустановок заказчика с указанием точки их присоединения, обеспечить техническую возможность подключения электроустановок заказчика в точке присоединения, своевременно и в полном объеме выполнить комплекс мероприятий по ликвидации технических ограничений, созданию технической возможности и технологическому присоединению электрических установок заказчика к электрической сети исполнителя, заключить с истцом договор электроснабжения с учетом предоставления скидки от тарифа установленной мощности в размере 19451 кВт, а заказчик принял на себя обязательства по оплате услуг, самостоятельному обеспечению организационных и технических мероприятий по принятию электрических мощностей своим энергопринимающим устройством (энергоустановкой) на границе точки присоединения, указанной в технических условиях, по разработке проекта внутреннего энергоснабжения и его согласованию, по смонтированию и установке своих энергопринимающих устройств по согласованному проекту и осуществлению иных действий в рамках исполнения обязательств по договору. Договор предусматривал также право заказчика контролировать процесс оказания услуг исполнителем.

Учитывая сказанное, представляется, что суды обоснованно признали заключенный сторонами договор договором об осуществлении технологического присоединения, а не договором подряда. Данный договор не поименован в Гражданском кодексе Российской Федерации, его специальное правовое регулирование осуществляется Законом "Об электроэнергетике" и Правилами технологического присоединения. При этом в предмет указанного договора может входить и выполнение таких работ, как строительство, реконструкция. Кроме того, в силу ст. 747 ГК РФ на заказчика по договору подряда возложена обязанность предоставить для строительства земельный участок.

Указанная норма носит императивный характер и не предполагает возможности возложения данной обязанности на другую сторону. В рассматриваемом случае земля была предоставлена постановлением администрации ответчику в аренду для строительства подстанции. По завершении строительства подстанции компанией был заключен договор аренды, предоставивший ответчику земельный участок сроком на 49 лет для использования в целях эксплуатации подстанции.

2. Кому принадлежит право собственности на подстанцию, построенную по договору об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства?

По общему правилу согласно ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 223 ГК РФ). Из ст. 224 ГК следует, что передачей признается вручение вещи приобретателю. При этом вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица.

В свете сказанного позиция истца по указанному делу представляется необоснованной. Дело в том, что последствием оказания услуг по технологическому присоединению, в том числе и строительства подстанции, является то, что истцу, во-первых, в будущем будет подаваться энергия, а во-вторых, предоставлена возможность учесть все произведенные расходы посредством предоставления скидки на покупку электрической энергии и ее транспортировку <1> в размере не менее 5% от тарифа. Следовательно, нет повода считать, что подстанция построена истцом для себя и за счет собственных денежных средств. Кроме того, в спорном договоре речь идет о передаче в собственность спорной подстанции компании, о чем свидетельствует, в частности, содержание заключенного в последующем договора энергоснабжения (в случае отчуждения ответчиком подстанции в любой форме третьим лицам ответчик обязуется включить в такой договор с третьим лицом обязательство нового собственника подстанции заключить договор энергоснабжения с истцом).

<1> Нужно отметить, что спорный договор, по которому истец (энергоснабжающая организация) принял на себя обязательства заключить договор энергоснабжения, заключался сторонами до запрета совмещать деятельность по передаче электрической энергии с деятельностью по ее купле-продаже (запрет установлен с 1 апреля 2006 г. - ст. 6 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 36-ФЗ "Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике" // СЗ РФ. 2003. N 13. Ст. 1178). В связи с этим предметом договора энергоснабжения на сегодняшний день может являться не только продажа электроэнергии, но и оказание услуг по передаче энергии. Следовательно, скидка по оплате стоимости электрической энергии должна включать в себя и расходы на компенсацию затрат на передачу электрической энергии.

Таким образом, в рассматриваемом деле отсутствовали законные основания для признания права собственности на подстанцию за обществом.

В заключение отметим, что существует необходимость регулирования законодателем вопроса о праве собственности на недвижимое имущество, возникающее на основании договора об осуществлении технологического присоединения.